НОВОСТИ
Раковой и Зуеву продлены сроки ареста на полгода
sovsekretnoru

Дагестан: И снова «непонятная война»

Автор: Лариса КИСЛИНСКАЯ
01.09.1999

 
Александр СКОБЕННИКОВ,
корреспондент журнала «Солдат удачи»,

Не успели отгреметь последние орудийные залпы в Ботлихе, как полыхнуло в Буйнакском, а потом и в Новолакском районе. Новый виток кавказской бойни набирает силу теперь уже в Дагестане, все более напоминая «странную войну» 1994 – 1996 годов. Вновь звучат имена «героев» той кампании, но уже в привязке к новым географическим названиям. Появляются и новые фамилии.

ПРИШЛЫЙ АРАБ

Хаттаб – один из самых зловещих и таинственных персонажей кавказской войны. Таинственный настолько, что мало кому известна его подлинная национальность. Вопреки расхожему мнению, он не иорданец и не потомок чеченских переселенцев, а араб, принадлежит к одному из племен Саудовской Аравии. Был студентом, но променял учебу на карьеру моджахеда в Афганистане. Проявил себя как талантливый специалист минно-подрывного дела. В свое время в результате очередного эксперимента со взрывчатыми веществами потерял фаланги на трех пальцах, но своего «хобби» не оставил. Во время чеченской кампании имя Хаттаба было мало кому известно. Оно прозвучало только в конце войны, летом 1996 года. Тогда его боевики расстреляли российскую колонну 245-го полка в ущелье у села Ярышмарды. После подписания мирных соглашений в 1997 году российские войска были выведены из Чечни. Однако Хаттаб остается в регионе, заявив, что его цель – построение исламского государства на всей территории Кавказа. По информации различных источников, Хаттаб располагает семью учебными лагерями, через которые, по самым скромным прикидкам, прошло не менее семи-восьми тысяч «курсантов». Многочисленные взрывы в Дагестане и Осетии небезосновательно связывают с очередным выпуском в диверсионных школах и своеобразной «защитой дипломов» учениками Хаттаба. В учебные лагеря чеченская (и не только) молодежь идет весьма охотно. Ведь каждый «студент» получает единовременно двести долларов и ежемесячную стипендию – сто долларов. За привлечение пяти новых членов – премия тысяча долларов. Деньги для региона приличные, и потому нет недостатка в желающих «научиться исламу». Хаттаб сегодня одна из самых влиятельных фигур в Чечне. На первый взгляд это довольно странно. Поскольку ментальность чеченских кланов «выталкивает» любого пришлого из своей среды общения. Однако секрет того, что «пришлый араб» держится в Чечне с такой уверенностью, прост – он контролирует финансовые потоки, поступающие в Чечню из ряда арабских стран, и держит под своим началом достаточно большую банду отборных головорезов. Дисциплина в его подразделениях настолько жесткая, что иные чеченцы стремятся из его отрядов уйти «к своим». В последнее время высказывается серьезное недовольство тем, что в Ботлихе погибло много чеченской молодежи, находившейся под командованием Черного Араба (одна из кличек Хаттаба). Учебные лагеря Хаттаба в Сержень-Юрте сегодня буквально блокированы чеченскими матерями, которые любыми путями стремятся вытащить оттуда своих неразумных сыновей, позарившихся на «дармовые» доллары. Или хотя бы воспрепятствовать их отправке в Дагестан. Связь Басаева с Хаттабом очень прочна, некоторое время араб жил в доме его отца, что дает Шамилю основание называть его своим братом.

АВТОРИТЕТЫ

Попытки руководства России вести переговоры с Масхадовым выглядят весьма неубедительно. Реальной властью в сегодняшней Чечне Масхадов не обладает, поскольку не имеет ни денег, ни собственных вооруженных формирований. В связи с событиями в Дагестане к нему обратились старейшины чеченцев-аккинцев с просьбой потребовать от Басаева прекратить войну. Масхадов ответил примерно следующее: «Я говорил Шамилю, что нужно построить такую жизнь в Чечне, чтобы Дагестан сам захотел к нам присоединиться. А идти туда с оружием бессмысленно. Но Шамиль меня не послушался».

Сегодня в Чечне все громче звучат высказывания о необходимости замены Масхадова на более авторитетного лидера. Одна из кандидатур – младший брат Джохара Дудаева, Леча.

Салмана Радуева сейчас нет в Чечне. Он лечится в Германии и едва ли вернется на родину. Боевики из отрядов Гелаева и Гелисханова пока в дагестанских событиях не засветились. Ахмед Закаев и Сулим Ямадаев, как и все представители тейпа Бено, – непримиримые противники ваххабитов и, кстати, приговорены ими к смерти

До недавнего времени на территории Чечни находился один из лидеров лакского национального движения и руководитель Союза мусульман России, бывший депутат Госдумы Надир Хачилаев, скрывшийся на территории мятежной республики после организации массовых волнений в Махачкале. Вопреки многочисленным прогнозам он пока не выступил открыто на стороне чеченцев. Его брат Магомет недавно заявил представителям лакцев, что Надир, скорее, всю жизнь проведет в изгнании, чем с оружием в руках выступит против своего народа. Сегодня Надир находится в Карамахи, где якобы пытается прекратить кровопролитие и перейти к переговорам с правительственными войсками.

Итак, «за чей же счет банкет?».

СПОНСОРЫ

Львиная доля средств поступает в Чечню от исламских организаций Саудовской Аравии, Кувейта и некоторых других государств. Несомненен значительный вклад Усама бен Ладена. В ряде СМИ прошло сообщение о его визите в Чечню. Однако, по сообщениям компетентных источников, территорию Афганистана он пока не покидал – его вполне удовлетворяет деятельность Хаттаба, его эмиссара в Чечне. Не исключено, что этот слух был пущен самими чеченцами для придания себе «большего веса», дескать, «заграница с нами!». Но она и так с ними. Как сообщают компетентные источники, большие партии оружия поступают в Чечню из Турции. Морскими судами доставляется в морской порт Поти. После разгрузки оружие автомашинами перевозится в Шатили, оттуда по горным тропам – на территорию Чечни, в Итум-Калинский район. Есть сведения, что незадолго до начала событий в Дагестане в Грозный, на ВПП аэропорта «Северный», садились самолеты зарубежных авиакомпаний, весьма вероятно, с грузом оружия.

Все чаще в связи с дагестанскими событиями вспоминается имя Бориса Березовского. Например, в Ботлихском районе над позициями ваххабитов разбрасывалась листовка Госсовета Дагестана, в которой говорилось, что «эта война оплачивается Березовским, чье имя проклинается сегодня всеми в России». Из ФАПСИ произошла «утечка информации» о зафиксированных переговорах по сотовому телефону между Березовским и Басаевым. Трудно сказать, было ли это на самом деле, но сами полевые командиры утверждают, что Борис Абрамович поддерживает с ними теплые отношения. Шамиль Басаев признал перед шариатским судом, что получил от Березовского два миллиона долларов в качестве презента. А Радуеву Березовский организовал компьютерный центр.

«ПОБОРНИКИ ИСЛАМА»

И вновь слезы матерей...

Зачастую в СМИ ваххабитов именуют «исламистами», «фундаменталистами», «поборниками традиционного ислама». Это в высшей степени неверно, поскольку с точки зрения религиозной традиции Чечни и Дагестана ваххабизм, или ханбализм, является радикальным модернизмом. Ратуя за «чистоту ислама», представители этого течения напрочь отметают мистический аспект, основополагающий для суфизма, распространенного на Кавказе, любые авторитеты, кроме Корана и сунны. И даже знаменитый чеченский «зикр» объявляют языческими плясками. Вполне вероятно, что сам по себе ваххабизм не несет в себе особого негатива, но, насаждаемый на Кавказе силой оружия, он становится страшен. Поскольку вступает в серьезный конфликт с верованиями и историческими традициями региона. И окончательно выводит чеченскую молодежь из поля и так не слишком обременительных нравственных норм адата (традиционного права). Ведь ваххабит отрицает «посредничество между Богом и человеком» и сунну и Коран толкует так, как ему это нравится. Привлекает это учение отказом от дорогостоящих, пышных обрядов и обычаев, ниспровержением «тирании стариков» и религиозным «оправданием» склонности к насилию.
КОМУ ЭТО НУЖНО?

Одним из результатов кавказской войны является перекрытая «нефтяная труба». Сам по себе этот факт выгоден Турции, которая рассчитывает прибрать транспортировку каспийской нефти к своим рукам. Но это не все. Тюменская нефть из-за высокого содержания в ней парафина и серы малопригодна для транспортировки по нефтепроводам, поэтому ее разбавляли бакинской и грозненской нефтью, получая так называемую «русскую смесь». Тут просматривается явный интерес арабских нефтяных магнатов, которые в случае утраты Россией доступа к кавказской нефти избавляются от серьезного конкурента. А если учесть, что большинство нефтеперерабатывающих заводов Европы ориентированы на «русскую смесь», то становится ясно, что кавказская война на руку и США. Поскольку не только ослабляет Россию, подрывая ее потенциал, но и наносит новый удар по евро

Война эта необходима и чеченским авторитетам, хотя бы для того, чтобы оправдаться перед спонсорами. «Архиважной» задачей мятежников является прорыв к Каспийскому морю, а возможно, и налаживание железнодорожного сообщения с Турцией. Захват Дагестана дает сепаратистам надежду на вполне реальное создание «Кавказской конфедерации».

ПОЧЕМУ ДАГЕСТАН?

До недавнего времени рассчитывать на успех чеченцы могли, пожалуй, только в Дагестане. Здесь и мощная община чеченцев-аккинцев, и весьма сложные взаимоотношения между народностями. И недовольство активистов некоторых национальных движений тем, что у власти в республике находятся преимущественно даргинцы. Вселял определенные надежды и ваххабитский анклав в Буйнакском районе, и то, что в ходе чеченской войны многие дагестанцы с сочувствием относились к дудаевцам. В Ставрополье и в Осетии чеченцам пришлось бы действовать на равнине с заведомо враждебным населением.

Басаев и Хаттаб планировали создать еще один ваххабитский анклав в Ботлихском и Цумадинском районах. Обещали даже выплатить по пять тысяч долларов семьям, пожелавшим жить в соответствии с учением ваххабитов. Были и другие попытки подкупа. Проявлять активность в этих районах боевики начали задолго до событий. Сумели оборудовать и огневые позиции, и тайники с боеприпасами. Это беспокоило жителей, но, несмотря на все их обращения к властям, те не сделали ничего для предотвращения агрессии.

ОПОЛЧЕНЦЫ

Резкая и враждебная, а главное, единодушная реакция народа Дагестана на вторжение боевиков была для последних неприятной неожиданностью. Формирование отрядов ополчения отнюдь не ограничивается «легализацией вооруженных формирований различных авторитетов», как утверждают некоторые СМИ, а имеет действительно всенародный характер. Ненависть к агрессору такова, что одна юная дагестанка всерьез спрашивала российского офицера: «Почему нельзя залить напалмом всю Чечню?!» Когда он попытался ей возразить, она резко оборвала его: «Они будут рожать таких же мерзавцев, рядом с которыми жить будет нельзя!» Другой дагестанец сетовал: «Как мы им помогали во время войны в Чечне! Они у нас лечились и отдыхали, прятали свои семьи. А теперь пришли нас завоевывать! За что боролись, на то и напоролись».

О боевой эффективности отрядов ополчения можно спорить. Тем не менее недостаток вооружения, слабую военную подготовку и организованность ополченцы с лихвой компенсируют прекрасным знанием местности и желанием сражаться с боевиками. Политико-психологический результат участия ополчения в боях неоспорим, поскольку лишает чеченскую пропаганду всех ее козырей. Прежде всего, демонстрирует лживость разговоров о всеобщем «джихаде» на Кавказе. Видимо, в отместку чеченцы осквернили и заминировали мечеть в одном из сел Ботлихского района. Именно поэтому они оставляли тела своих товарищей-боевиков дагестанских народностей непогребенными (тела убитых чеченцев доставлялись в Чечню, наемников хоронили на месте). В силовых ведомствах убеждены, что рассчитывать на значительную помощь дагестанцев чеченцам не приходится. В том случае, конечно, если боевые действия не приобретут характер «странной войны», как в Чечне.

Наряду с очевидными плюсами тотальное вооружение населения Дагестана вызывает вполне обоснованные опасения силовиков. Во-первых, это официально разрешенная легализация «криминальных стволов», идущая вразрез с существующим законодательством РФ. Второе – сам факт выдачи оружия. Несмотря на прекращение бесконтрольной на первом этапе раздачи «стволов» и ведение строгой учетности, надежда собрать их впоследствии весьма иллюзорна. Совершенно очевидно, что к моменту завершения боевых действий на «чеченском фронте» мы будем иметь в каждом населенном пункте хорошо вооруженное формирование, подчиненное местной администрации или еще кому-нибудь. Сдавать оружие никто не захочет, а учитывая местную непростую специфику, можно всерьез опасаться, что его могут повернуть не туда, куда следует. Достоверно известно, что к сегодняшнему дню под расписку выдано четыре тысячи карабинов СКС. Выдавалось и другое оружие, но точные цифры пока неизвестны.

КАРАМАХИ

Относительно своевременности мероприятий по ликвидации ваххабитского анклава в Дагестане нет единой точки зрения ни у дагестанцев, ни у российских военных. Зато все единодушны в оценке Карамахи и Чабанмахи как «троянского коня чеченцев». Силовики оценивают Карамахи как «крепкий орешек», с которым придется повозиться. Ваххабиты превратили село в настоящую крепость с глубокоэшелонированной обороной, с подземными ходами сообщения, с бомбоубежищами и ДОТами. На вооружении боевиков десять спаренных зенитных установок ЗУ-23-2. В их распоряжении двенадцать новейших снайперских винтовок В-94, калибр – 12,7 мм, позволяющих поражать цель на дистанции свыше двух километров. Одну у боевиков уже отбили. К слову, эти винтовки в наши войска еще не поступали. Возможность прорыва боевиков из Новолакского района к Карамахи выглядит маловероятной.

ФЕДЕРАЛЫ

Офицеры, принимавшие участие в боевых действиях в Ботлихском и Цумадинском районах, отмечают плохое управление операцией, неподготовленность личного состава к боевым действиям вообще и в горах в частности. Количество ветеранов чеченской кампании среди младшего офицерского состава крайне невелико. Эффективность артиллерийского огня и бомбоштурмовых ударов авиации была невысока и из-за горных условий, и из-за неважного управления огнем. Кроме того, не было дано разрешение на использование боеприпасов объемного взрыва. Подобно тому как это происходило в Чечне, войска осваивают специфику боевых действий в данных условиях ценою огромных потерь. Участники боевых действий убеждены, что официальные потери занижены на несколько порядков. Потери же боевиков составляют, по разным данным, от четырехсот до семисот человек. По оценке самих военных, результаты операции нельзя считать удовлетворительными, поскольку основному костяку бандформирований удалось уйти в Чечню. Уничтожен был в основном необстрелянный молодняк, не представляющий для Басаева и Хаттаба большой ценности.

Первая жертва войны

Многие офицеры связывают возможность быстрейшего завершения войны в Дагестане прежде всего с политической волей нашего руководства, его способностью адекватно реагировать на все действия мятежников. Многие признают необходимым перенос боевых действий на территорию противника или, по крайней мере, укрепление административной границы с Чечней линией инженерных сооружений.
БОЕВИКИ

После интенсивных обстрелов их позиций были отмечены факты дезертирства, столь не типичные ранее. Счет шел на десятки. Значительная часть дезертиров задержана федеральными силами и ополченцами. Был среди них, например, узбек, ранее торговавший в Москве чесноком и нанятый чеченцами для «строительных» работ. Даргинец, прошедший подготовку в одном из лагерей Хаттаба по специальностям радиста и переводчика, на первом же допросе выдал все, что знал, – шифры, явки, связных. По рассказам жителей освобожденных сел, среди бандитов было множество наемников – арабов, афганцев, среднеазиатов, прибалтов, татар, славян и даже негров (последнее сомнительно, так как среди арабов много смуглых настолько, что их действительно можно принять за негров).

Есть данные, что из «негров» состояла «личная гвардия» Хаттаба. И в какой-то момент они, почувствовав, что дело принимает скверный оборот, ушли в Чечню. Хаттаб рассвирепел и собственноручно отрезал двум пойманным беглецам головы. Их трупы были обнаружены нашими бойцами.

Наши военные отмечают профессионализм чеченских минометчиков. Скорее всего, наиболее мобильная часть боевиков, которых можно оперативно перебрасывать с места на место, насчитывает пять-семь тысяч человек, но, учитывая неограниченное финансирование бандитских главарей и фантастическую незанятость среди молодежи региона, можно ожидать, что недостаток в живой силе они почувствуют не скоро.

ПЕРСПЕКТИВЫ

Дальнейшее развитие событий зависит в первую очередь от решительности и последовательности действий федерального центра. От того, насколько сумеет использовать руководство патриотический подъем дагестанцев и в целом пока что благоприятное для российских силовиков общественное мнение. Затягивание боевых действий неизбежно вызовет у населения апатию и раздражение против действий центра, подтолкнет дагестанцев к мысли о необходимости «договариваться с чеченцами». В такой ситуации вполне вероятен сговор некоторых лидеров национальных движений Дагестана с ваххабитами. Потеря Дагестана вызовет «эффект домино» и, вполне вероятно, приведет к полному вытеснению федеральных структур с Кавказа.

С другой стороны, мира в регионе не будет, пока бандформирования на территории Чечни не прекратят своего существования. Для этого не обязательно вновь вводить войска в мятежную республику. Один специалист по северокавказским проблемам считает, что если установить полную блокаду Чечни, то через полгода, максимум через год чеченцы сами будут предлагать оружие и Хаттаба с Басаевым в обмен на хлеб.

Но способно ли российское руководство, занятое предвыборной борьбой и увеселительными мероприятиями, проявить государственную волю на Кавказе?


Авторы:  Лариса КИСЛИНСКАЯ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку