НОВОСТИ
Банкет в день траура. Мэр шахтерского Прокопьевска продержался в своем кресле несколько часов (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Даешь «вести с полей»!

Автор: Сергей ГРЫЗУНОВ
01.08.2003

 
Сергей ГРЫЗУНОВ
Специально для «Совершенно секретно»

ИТАР-ТАСС

В бытность председателем Комитета по печати главной своей задачей я считал создание того, что можно назвать государственной политикой в области СМИ, полиграфии, книгоиздательства и отчасти книжной торговли. Что касается СМИ, то мы с коллегами пытались правильно выстроить отношения между тремя главными составляющими – властью, прессой и обществом. У нас этот равносторонний треугольник развернут таким образом, что «власть» стоит над «прессой» и «обществом». В нормальном цивилизованном демократическом либеральном государстве вершины этого треугольника расположены иначе – верхнее положение занимает «пресса», а под ней «власть» и «общество». Причем эта схема действует по принципу сообщающихся сосудов. При идеальном варианте пресса не зависит ни от власти, ни от общества и выполняет единственно присущую ей функцию: получает информацию и от власти и от общества и снабжает их ею в обработанном или в чистом виде – в зависимости от типа издания, вкуса издателя, редакционной политики.

Кроме разгосударствления СМИ, мы пытались осуществить программу передачи средств производства редакционным коллективам. Удалось ли нам это? Не могу ответить ни «да», ни «нет». Отмечу только, что мы писали записки и правительству и президенту. Но, по крайней мере, я не помню за собой поступков, за которые мне было бы сегодня стыдно перед коллегами. По образованию и по опыту работы я журналист, что, конечно, помешало моей чиновничьей карьере и стало одной из причин моей отставки. Прекрасно помню: после того как на журналистов посыпались обвинения в том, что они получают деньги от Дудаева, я подписал вместе с редакторами ведущих российских СМИ письмо с требованием назвать их поименно и указать факты, подтверждающие эти обвинения. Естественно, ответа на него мы не получили.

Что касается давления на комитет и попыток использовать его в качестве обуха против СМИ, то они, безусловно, были. Но только они исходили не из Кремля, а от правительства. Тогда рядом с президентом работал своего рода интеллектуальный штаб. Ближе всех мне был Вячеслав Костиков – пресс-секретарь и помощник президента. Внутриполитическими делами занимался Георгий Сатаров, национальной безопасностью – Юрий Батурин, внешней политикой – Дмитрий Рюриков, правовыми вопросами – Дмитрий Краснов, подготовкой выступлений президента – Людмила Пихоя. Это были люди, по взглядам мне близкие. Я и пришел во власть потому, что они меня туда позвали. С их стороны ничего похожего на понукания никогда не исходило. Был диалог.

Другое дело – правительство. Помню случай, когда заместитель председателя правительства, которому я подчинялся, в начале чеченской эпопеи дал простой рецепт: «Как поступать? Да очень просто – посадить на всех телеканалах, во всех информационных агентствах и в редакциях ведущих газет по цензору, которые будут следить за тем, какая информация поступает, какая выходит».

Не хочу, чтобы создалось впечатление, что нам не приходилось ничего запрещать. Мы тогда предупреждали, что Россия стоит накануне взрыва активности русского нацизма. И я должен поблагодарить Сергея Степашина, который тогда руководил Федеральной службой контрразведки, за сотрудничество и поддержку. Кстати, считаю своей личной заслугой, что сподвиг его на создание государственной комиссии, которую он и возглавил, а я стал заместителем ее председателя, занявшейся деятельностью националистических и шовинистических сил. Выносили предупреждения, а потом и закрывали их издания. А сейчас пойдите, посмотрите на уличных лотках – свастика так же популярна, как и красная звезда.

Но такие отношения складывались далеко не со всеми силовыми структурами. Пришлось разругаться с тогдашним министром обороны Павлом Грачевым. Он руководил операцией по наведению порядка в Чечне, и ему подчинили министра внутренних дел Ерина, председателя ФСК Степашина, руководителей Миннаца Егорова и Федеральной пограничной службы Николаева, а также меня. В этой команде произошел раскол – Степашин, Егоров и я придерживались одной точки зрения, а Грачев с Ериным ее не воспринимали. Я тогда прибыл в Чечню, получив от Степашина добро на поездку в Грозный. Это было в декабре 94-го, накануне начала военной операции. Сел в гражданский джип и поехал к чеченцам, к Дудаеву, посмотреть, что на самом деле происходит. Вернулся в Москву и рассказал в Кремле о том, что не видел никаких живых щитов из женщин и детей, прикрывающих пулеметы Дудаева. Короче говоря, опроверг информацию, поступавшую в Кремль от министра обороны. Мне предложили написать нечто вроде доноса на эту тему, но я отказался, мотивируя это тем, что если нет доверия моим словам, то не имеет никакого смысла переносить их на бумагу. Принимали меня на очень высоком уровне. Грачев, узнав об этом, топал ногами, но, по крайней мере, правдивая информация из Чечни шла. Хотя мне и приходилось воевать с разными структурами Минобороны, чтобы журналистам дали рассказать правду о ситуации в регионе. Этой правды власть боялась очень сильно.

Не знаю, какие задачи ставит перед собой нынешнее Министерство печати, но вижу, что сегодня достаточно прочитать одну какую-нибудь газету и воздержаться от чтения иных, чтобы не набить оскомину повторами. Думаю, существует какой-то установочный механизм, который успешно действует.

Сейчас, в преддверии выборов, активизировались несколько партий, резко критикующих СМИ. Опять идет разговор о том, что «нужно регулировать информационные потоки». Необходим-де строгий контроль. Поэтому предлагаю создать «Холдинг хороших новостей». Дать деньги или выделить метровый федеральный телеканал. Тем более что никто не знает, что делать с «шестой кнопкой»: футбол с хоккеем люди еще смотрят, а всякие дайвинги и метание яиц мало кого интересуют. Так вот, телеканал «Хороших новостей» будет передавать «Вести с полей» и сообщения о прочих трудовых подвигах. Можно создать «Радио хороших новостей», выпускать одноименную ежедневную газету, аналитический еженедельник того же направления. В общем, провести эксперимент над нашим населением и посмотреть, как ему это понравится.

 

Сергей ГРЫЗУНОВ – председатель Комитета по печати РФ в 1994-1995 гг., ныне председатель комитета по коммуникациям и связям с общественностью при совете директоров ОАО «Новолипецкий металлургический комбинат»


Авторы:  Сергей ГРЫЗУНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку