НОВОСТИ
Убивший в столичном МФЦ двух человек — психически больной антиваксер
sovsekretnoru

Дача как криминал

Дача как криминал
Автор: Алексей БОГОМОЛОВ
28.01.2013

Недавно была рассекречена переписка отдела административных и торгово-финансовых органов ЦК КПСС с руководством российской милиции, рассказывающая о борьбе Никиты Хрущева и его окружения с так называемыми нетрудовыми доходами.

Летом и осенью 1962 года Политбюро ЦК КПСС и советское правительство «повели решительное наступление» на граждан, которые «жили на нетрудовые доходы». Соответствующие указы формально были подготовлены по инициативе Министерства охраны общественного порядка (так в то время именовали МВД). Впрочем, те, кто знаком с советской системой, понимают, что министерство, скорее всего, получило соответствующий партийный заказ.  

Своих не сдаем

Что послужило толчком к очередной кампании?

Одна из наиболее правдоподобных версий – критический настрой граждан к партийно-советской элите. За каких-то пять «послесталинских» лет многие партийные руководители на местах сумели основательно поднять свое личное благосостояние. Это всерьез обеспокоило ЦК КПСС. Еще в 1959 году ряд обкомов партии принял постановления об изъятии дач у тех сотрудников, которые имели квартиры. А потом и аппарат Алексея Косыгина подготовил проекты указов, которые должны были лишить незаконно обогатившихся руководителей их недвижимости и таким образом показать гражданам, что партия начала процесс «самоочищения».

Однако секретарь ЦК КПСС, «серый кардинал» Михаил Суслов и ряд членов президиума ЦК считали, что такие указы выпускать опасно. Поэтому в начале лета 1962 года был подготовлен компромиссный вариант. В нем вместо имевшихся в первом варианте слов «незаконно возведенных или приобретенных» были внесены слова «возведенных или приобретенных на нетрудовые доходы».

26 июня 1962 года был принят указ Президиума Верховного Совета РСФСР «О безвозмездном изъятии домов, дач и других строений, возведенных или приобретенных гражданами на нетрудовые доходы». Вслед за РСФСР подобные указы были приняты во всех советских республиках.

Механизм действия указа можно проследить по тексту: «В целях пресечения… антиобщественных действий отдельных граждан и недопущения в дальнейшем возведения или приобретения домов, дач и других строений на нетрудовые доходы, Президиум Верховного Совета РСФСР постановляет:

1. Установить, что дома, дачи и другие строения, возведенные или приобретенные гражданами на нетрудовые доходы… подлежат безвозмездному изъятию и передаче в коммунальный фонд районного, городского Совета депутатов трудящихся»… 

Машина была запущена, и уже в конце 1962 года первые дома и дачи были изъяты в доход государства… Через год и два месяца появился указ «О безвозмездном изъятии автомашин у собственников домов, дач и других строений, возведенных или приобретенных на нетрудовые доходы»…

Квартиры, дачи и прочие излишки

Механика развернувшейся кампании была такова: получив от граждан информацию о том, что кто-то живет на «нетрудовые доходы» (или «организовав» такую информацию) и, более того, построил или купил на эти доходы дом, дачу, сарай или автомобиль, милиция начинала проверку. Затем материалы передавались в комиссию исполкома местного совета депутатов, которая отправляла (или не отправляла) материалы в суд.

В письме Министерства охраны общественного порядка РСФСР в Бюро ЦК КПСС по РСФСР (это один из рассекреченных документов) отмечалось, что за IV квартал 1963 года только в этой союзной республике были проверены материалы на 7847 владельцев домов и дач. Из этого числа 5639 материалов было передано в комиссии исполкомов местных советов. Но реально конфисковывалось менее трех процентов домов и дач.

Кем же были люди, которые входили в «группу риска»? Против кого был направлен карающий меч советской юстиции, руку к которому приложили «общественные организации и коллективы трудящихся»?

В письме, направленном в ЦК КПСС заместителем министра охраны общественного порядка РСФСР Петушковым 16 марта 1964 года, отмечалось: «На основании представленных материалов народные суды конфисковали в доход государства 206 домов и дач, 8 автомашин. Собственниками домов и дач, в основном, являлись работники торговли, общественного питания, коммунально-бытовых предприятий и снабженческо-сбытовых организаций».

А вот несколько примеров того, каким образом проходила конфискация по-хрущевски. Обратимся к справке Министерства охраны общественного порядка РСФСР.

«Например, гр-н Бесов Н.Н., 1904 года рождения, длительное время находился на руководящих должностях в системе торговли, в прошлом судимый за кражи и хищения. В гор. Химки он построил дачу размером в 224 кв.м., которую сдавал в аренду. С 1947 по 1963 год в разное время у Бесова находилось в личной собственности шесть автомашин, два мотокатера и моторная лодка. Народный суд гор. Химки безвозмездно изъял у Бесова дачу и автомашину и передал их в доход государства.

Гр-н Бельгий В.В., 1912 года рождения, длительное время работал главным механиком на кирпичных заводах, в гор. Москве имеет отдельную однокомнатную квартиру, вместе с этим в пос. Лианозово построил 2 кирпичные дачи размером 274 кв.м., которые зарегистрировал на имя своей жены Таракановской А.В. (не работает). Дачи сдавались в аренду детским учреждениям и частным лицам. Кроме того, Бельгий имел 2 автомашины ГАЗ-12 и «Волгу». Народный суд Дзержинского района гор. Москвы конфисковал у Бельгия обе дачи и автомашины»

Работнику торговли и главному механику все-таки повезло, их не посадили, не выслали, даже последние квартиры не отняли. А вот повару из Ростовской области уж совсем не повезло. Вот как о его «нетрудовой» деятельности говорилось в письме замминистра общественного порядка России в ЦК: «Гр-н Лысенко Т.Г., житель гор. Белая Калитва Ростовской области, периодически работая поваром, держал в своем хозяйстве до 13–15 свиней, имел 4 дома и автомашину «Москвич». Решением народного суда гор. Белая Калитва три дома и автомашина «Москвич» у Лысенко конфискованы. Кроме того, на основании Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 4 мая 1961 года он выслан в отдаленные районы страны сроком на 5 лет как тунеядец». Видно, гражданин Лысенко кому-то уж очень сильно насолил, если к нему применили все три указа – о конфискации домов, машин и борьбе с тунеядством!

Сбой системы?

В РСФСР в 1962–1964 годах в среднем конфисковывали по 700–800 домов и дач в год. И это только по упоминавшемуся нами указу от 26 июня 1962 года… При этом правоохранительные органы жаловались в ЦК КПСС на нестабильную работу комиссий исполкомов депутатов трудящихся по рассмотрению материалов на выявленных «фигурантов» и другие обстоятельства, которые, по мнению милицейских начальников, мешали полноценной работе по воплощению упомянутых указов в жизнь. Но это не самое интересное. Куда любопытнее, что представители милиции предъявляли претензии к судам.
Цитирую очередной документ из рассекреченной папки: «В Волжский городской суд Марийской АССР был направлен материал на гр-на Пирогова, который на строительство дома затратил 9300 рублей, не имея оправдательных документов. Несмотря на очевидность возведения Пироговым строения на нетрудовые доходы, суд возвратил материал без рассмотрения со ссылкой на то, что не установлены источники нетрудовых доходов».

Включение данных сюжетов в отправленную в ЦК справку показывает: случалось, что даже советские суды проявляли самостоятельность, отказываясь проштамповывать подготовленные следователями решения. На фоне сегодняшнего правосудия это выглядит почти сенсационно.

Но самое большое негодование в Министерстве общественного порядка (а после этого и в ЦК) вызвал тот факт, что в указах об изъятии домов и дач как-то упустили вопрос о возможной конфискации кооперативных строений и паевых накоплений. В результате граждане Стыллер и Гарт обжаловали решения об изъятии у них паенакоплений в 10 600 и 4250 рублей соответственно в Верховный суд РСФСР, а тот отменил вынесенные районными судами постановления. В результате министерству пришлось вносить в Совмин России предложения о том, чтобы изымать и кооперативные строения, и квартиры, основой для приобретения которых были «нетрудовые доходы».

Активная борьба с «нетрудовыми доходами» продлилась недолго. С приходом к власти Брежнева она постепенно теряла интенсивность… Но формально действие рассматривавшихся нами указов продолжалось кое-где до середины первого десятилетия нынешнего века. Например, белорусский вариант указа об изъятии домов и дач был отменен лишь 27 ноября 2006 года…

Редакция благодарит сотрудников Российского государственного архива социально-политической истории за помощь в подготовке материала.
 


Авторы:  Алексей БОГОМОЛОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку