НОВОСТИ
Банкет в день траура. Мэр шахтерского Прокопьевска продержался в своем кресле несколько часов (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Чья вина, что нет вина?

Автор: Лариса КИСЛИНСКАЯ
01.08.2006

 
Владимир ЧЕБОТАРЕВ
Специально для «Совершенно секретно»

Землетрясение было плановым. О цунами, которое сметет все с винных полок в магазинах, не знали разве что отшельники. Тем не менее счет пострадавших идет на миллионы, у винного бизнеса серьезные проблемы, и никто наверняка не скажет, когда винные реки снова войдут в берега. Может быть – осенью, а может быть, их русла вообще станут другими. Например, подземными.

А начиналось все с вин грузинских и молдавских. Именно они составляли большую часть российского винного импорта. В 2005 году 55 процентов приходилось на Молдову, 9 – на Грузию. Запрет на грузинские и молдавские вина – решение, безусловно, политическое, но вместе с тем нельзя не сказать, что качество значительной части этих вин ужасное.

В отличие от Молдовы (основная ценовая ниша – до 120 рублей за бутылку), дешевых грузинских вин в России почти не было. Более трети их продавалось по цене триста рублей за бутылку и выше. Такая цена обязывает к определенному качеству, которого у большинства грузинских вин не только нет, но в обозримом будущем не может быть. Высокий уровень виноделия невозможен в нищих странах, какими сегодня, к сожалению, остаются Грузия и Молдова. И дело не только в том, что в оборудование и виноградники требуются многомиллионные инвестиции, но и в том, что в нищей коррумпированной стране можно обо всем «договориться». Сошлемся на мнение одного из ведущих мировых экспертов в сфере виноделия и виноторговли, англичанина Хью Джонсона:

«Несмотря на стремление многих инвесторов участвовать в совместных предприятиях, выжить удается немногим, поскольку компании по рукам и ногам связаны бюрократической волокитой, коррупцией и отсутствием необходимой инфраструктуры».

По большинству экспертных оценок, доля подделок грузинских вин – по крайней мере, на российском рынке – сильно зашкаливала за половину. В великих винодельческих странах (Франции, Италии, Испании, Германии и др.) десятилетиями создавались государственные системы контроля качества. Они достаточно эффективны и, главное, неподкупны. Если покупатель приобретает бутылку вина, то этикетка на ней – «удостоверение личности», а не лотерейный билет, под которым может быть все что угодно.

Президент Саакашвили сгоряча сказал, что хорошие вина не пьют, а дегустируют. А пьют, мол, русские свою водку. Но дегустация – термин профессиональный, после него вино полагается сплевывать. Хорошие вина, конечно же, пьют и получают от этого удовольствие. А вот многие грузинские вина хочется именно «продегустировать». Конечно, бывают грузинские вина достойного качества. Но, видимо, так мало, что их хватает только для Саакашвили и его министров. Если в результате нынешних событий амбиции виноделов и политиков Грузии снизятся, а качество вин повысится, от этого все только выиграют.

Для российского потребителя был бы интересным объективный разговор и о качестве собственных, российских вин. Оно, конечно, тоже оставляет желать лучшего. Однако эти вина дешевы (большинство – до 80 рублей за бутылку), и поэтому к ним предъявляются другие требования.

Большая страна – большие глупости

При наличии вин российского производства, импорта из дальнего зарубежья, а также водки и пива алкогольный рынок почти спокойно перенес исчезновение грузинских и молдавских вин. Но, как сказал великий голландский физик Хендрик Лоренц, «я счастлив, что родился в маленькой стране, потому что ей труднее делать большие глупости». Действительно, великие державы обречены делать великие глупости. В области алкогольного законотворчества первыми были Соединенные Штаты. Сухой закон, вступивший в действие в начале двадцатых годов прошлого века, бесспорно, породил гидру мафии и, вероятно, стал одной из причин всеобъемлющего экономического кризиса и «великой депрессии». Его, конечно, через несколько лет отменили, но дело было сделано. Из испытаний Америка вышла обновленной, но кто знает, чем завершилась бы их «перестройка» без Рузвельта?

Вторым на грабли решил наступить СССР. Популярность Горбачева закончилась с антиалкогольной кампанией, СССР распался, а благие намерения привели к нашим славным временам. Россия, как известно, объявила себя правопреемником бывшего СССР.

Вспоминается старый анекдот: украли ящик водки, продали за полцены, деньги пропили. Что-то очень похожее сейчас происходит на наших глазах. Государство теряет миллиарды рублей поступлений в бюджет. Миллионы людей не в состоянии купить то, что хотят и еще недавно могли. Производители и импортеры несут огромные убытки, кто-то наверняка разорится и уйдет с рынка. Вопрос «кому это выгодно?» повис в воздухе. Между тем логических вариантов ответа остается всего два. Или происходит тотальная глупость, при которой проигрывают все, или среди всеобщих стонов кому-то все-таки хорошо. Бизнес по-советски предполагал первый вариант ответа, бизнес по-русски – второй. А для общества – «оба хуже»

Пугающие цифры: от отравления алкогольными суррогатами в России ежегодно гибнут от 30 до 60 тысяч человек; до 30 процентов алкогольного рынка криминализировано, примерно такой же сегмент – «серый». Вывод: алкогольный рынок должен быть прозрачным и полностью контролируемым. Как это сделать? Ввести законодательно новые акцизные марки, которые невозможно подделать, и снабдить их штрих-кодом, который несет в себе всю информацию о содержимом бутылки: кто производитель или поставщик, характеристики напитка и т.д. Создать Единую государственную автоматизированную информационную систему (ЕГАИС), в которую вводится абсолютно вся эта информация. И вот на свет появляется закон №102-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции». Срок реализации товара со старыми акцизными марками устанавливается до 1 июля 2006 года. После этого легально произведенные или ввезенные напитки, за которые были уплачены все налоги и сборы, объявляются вне закона.

Сегодня множество важных вопросов, связанных с изъятием из оборота продукции и заменой марок, решены или как-то решаются. Только ЕГАИС не готова к исполнению своих функций, и неизвестно, когда сможет работать. Ввод информации каждым производителем или импортером требует соответствующего оборудования и программного обеспечения, которые необходимо установить и довести до ума. Но когда-нибудь, будем надеяться, система заработает. Решит ли она поставленные задачи? Вряд ли. И вот почему.

Те, кто травится суррогатами, редко покупают бутылки в магазинах. Канистры с тормозной жидкостью и антифризом под ЕГАИС не подведешь. Вряд ли сильно возрастет и наполнение бюджета. Любопытная деталь. Раньше акцизные марки наклеивались через горлышко и служили заодно какой-то защитой от подделок, потому что срывались при открывании пробок. Теперь их наклеивают с боку бутылки, иначе аппаратура не может считывать штрих-код. В результате использованные бутылки оказываются с целой маркой, в них можно заливать что угодно и продавать снова. Говорят, что уже налажена скупка пустой посуды с марками нового образца у бомжей и мусорщиков. Госмонополию на алкоголь, как в СССР, можно ввести только вместе с руководящей ролью партии и другими атрибутами зрелого социализма. Так что бюджет все равно придется наполнять другими способами, например, налогами с операторов алкогольного рынка, которых не надо лишать бизнеса и загонять в угол.

Совет г-ну президенту

Никак не связанные между собой удары по алкогольному рынку (запрет на молдавские и грузинские вина и введение новых акцизных марок) в глазах простого обывателя выглядят спланированной вредительской акцией, а объективно приведут к переделу этого рынка. В первую очередь это выгодно новым назначенным монополистам. Названия их не афишируются, но шила в мешке не утаишь. Все это коммерческие структуры, связанные с ФСБ: «Атлас», «СМ-Трейд», НИЦ «Безопасность». Они занимаются обслуживанием и эксплуатацией программного обеспечения ЕГАИС, анализом вводимой в нее информации, сертификацией оборудования. Выбора у операторов рынка, разумеется, нет. Надо ли добавлять, что тот, кто имеет монопольный доступ к информации, контролирует бизнес? Кто поручится, что интересы этих структур и возглавляющих их людей всегда будут совпадать с интересами государства?

Во вторую очередь в выигрыше будут проверяющие инстанции, коррупционная емкость которых, говоря научным языком, повышается. Новые марки неплохо защищены от подделок, но если по штрих-коду просто провести потным пальцем, он не считывается. Следовательно, продукция становится незаконной, ее можно изымать и штрафовать.

В третью очередь выиграют крупные игроки рынка, которые вряд ли писали эту пьесу, но вполне могут выйти на сцену в заключительном акте и соблюсти свои интересы. За чей счет, мы уже догадались.

Господин президент! Вам уже приходилось вмешиваться в ситуацию с монетизацией льгот. Какие отдаленные последствия будет иметь нынешняя, предсказать трудно. Но на одну вещь очень хотелось бы обратить ваше внимание, потому что надежда на самолечение равна нулю. В Европе давно отделили крепкий алкоголь от остальной продукции. Именно его и украшают акцизные марки. Виноградные вина, как и пиво, акцизом не облагаются. Пиво, слава богу, безакцизно и у нас. Так что же удерживает от логичного следующего шага? А если мы хотим, чтобы наш народ приобщался к культурному винопитию, было бы разумно уменьшить и таможенные пошлины на виноградные вина. Отечественный производитель будет вынужден в честной конкурентной борьбе снижать цены. А ведь, как известно, в странах с качественным недорогим вином самый низкий уровень алкоголизма. Это будет серьезным дополнением к любому из национальных проектов.

Будем все же надеяться, что обладатели винных погребов на Рублевке не допустят, чтобы «Романе-Конти» или «Шато Петрюс» (самые дорогие вина мира) распределялись по талонам, как водочка в славные времена перестройки. Совет призрачному среднему классу: берите пример с элиты – собирайте винные коллекции. Между прочим, в цивилизованном мире они давно считаются грамотным вложением денег. Коллекционные вина с годами только улучшают свое качество. Их можно завещать детям, а можно выпить в трудной ситуации. Вроде нынешней.


Авторы:  Лариса КИСЛИНСКАЯ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку