Чужая квартира

Автор: Владимир АБАРИНОВ
01.06.2001

 
Ирина МАСТЫКИНА,
обозреватель «Совершенно секретно»

Марина М. сама не понимает, почему год назад сдала свою однокомнатную квартиру именно этому человеку. Едва переступив порог, Дмитрий П. начал вести себя вызывающе и хамовато. И Марина отказала «бывшему офицеру, а теперь коммерсанту», причем в такой же грубой форме. Но Дмитрию, уже пересмотревшему с десяток квартир, видно, настолько понравилась эта – уютная, чистенькая, с красивыми цветами, что он захотел снять именно ее. Несколько дней через агента молил простить за поведение, клялся быть примерным жильцом и оставить квартиру в идеальном состоянии. И девушка подписала контракт – позарез нужны были деньги.

Плату за квартиру жилец приносил день в день, но радости у Марины от этих денег не было. Давило какое-то непонятное чувство тревоги. Надо было идти поливать цветы, а ноги не шли. Да и Дмитрий не слишком-то охотно стал пускать хозяйку в ее собственную квартиру. «Я все сделаю сам», – отвечал. Наконец, Марина проявила настойчивость, а когда вошла в квартиру, увидела там двенадцатилетнего мальчика. Дмитрий объяснил, что это его сын, что теперь о пальмах они будут заботиться вместе.

Прошло одиннадцать месяцев. Принося квартплату, Дмитрий постоянно отчитывался за цветы, но Марина почему-то все равно тревожилась. Может, интуиция ей что-то подсказывала. Дмитрий доживал в квартире последний месяц, и девушка, предварительно созвонившись с ним, все-таки решила проверить квартиру. Наблюдать за действиями хозяйки папа оставил сына. Славик хвостиком ходил за Мариной, выполняя наказ отца, чем вызывал подозрения.

– На кухню-то я, в общем, только заглянула, а вот комнату осмотрела тщательно, да там и без того все бросалось в глаза, – рассказывает Марина, до сих пор не пришедшая в себя после случившегося. – Стекло разбито, весь потолок – в следах от мяча, обои вдоль дивана стерты чуть ли не до основания и расцарапаны. И самое главное – роскошная пальма, которую мы выращивали пятнадцать лет, засохла до корней. Хотя паркет вокруг нее покоробился от воды. «Это папа сначала забывал поливать, а потом заливал», – охотно пояснил мальчик. «А потолок и обои чьих рук дело?» «Моих», – виновато признался он. Я готова была рыдать...

Вечером состоялся серьезный разговор с Дмитрием. «Ну я ему голову оторву!» – сказал он про сына, когда Марина передала признания Славы. Ремонт комнаты Дмитрий согласился оплатить, как только получит зарплату. Но вот после намеченного дня возмещения ущерба прошла почти неделя – Марина деликатно ждала, – как вдруг, открывая дверь квартиры родителей, у которых все это время жила, обнаружила под ковриком ключи. «Чьи это?» – не поняла. Мама сообразила быстрее – выхватила у дочери связку и помчалась к ней на квартиру. Этого и следовало ожидать – Дмитрий с сыном сбежали.

А к уже перечисленным «потерям» прибавились новые. В панели мойки на кухне была прорезана дыра, кухонная мебель вся потрескалась и рассохлась. Ко всему прочему сгорел телевизор и не работал радиотелефон...

Несколько бессонных ночей закончились решением нанести визит матери Дмитрия в Наро-Фоминск, где он был прописан. Но разговора не получилось.

– А через два дня в дверь квартиры родителей позвонили, – продолжает Марина. – Увидев на площадке Дмитрия, моя мама обрадовалась. Наверное, опомнился, решил расплатиться! Но Дмитрий лишь зло сказал: «Оставьте в покое мою мать, все равно денег на ремонт от меня не получите. Подавайте в суд». И выскользнул в дверь. Я бросилась за ним. «Дима, вернись! Давай все обсудим спокойно!» Он не остановился. Я пыталась удержать его за куртку, он грубо отталкивал меня, ударил по ноге носком ботинка. Из раны побежала кровь. Но я не отставала. Когда мы оказались в подъезде между двумя дверями, я, наконец, снова поймала его за рукав. Но он с силой оттолкнул меня. Я пушинкой отлетела и ударилась головой о стену. В глазах потемнело. В это время я чувствовала, как меня еще раз бьют по голове...

Марине было так плохо, что пришлось вызывать «скорую». Ее отвезли в травмпункт, где освидетельствовали. Месяц после этого Марина провалялась дома с сотрясением мозга. Подала на своего бывшего жильца заявление в районное ОВД с просьбой возбудить уголовное дело за избиение. Но поскольку Дмитрий, которого участковый отыскал чуть ли не в соседнем доме, от всего открещивался, Марине в возбуждении уголовного дела отказали. «На каком основании?» – поинтересовалась она. «На основании утверждения П. о том, что он вас не бил. У нас презумпция невиновности. Может, вы действительно сами себя нарочно покалечили об асфальт». «А как же мои медицинские справки?» – не унималась ошарашенная таким поворотом дела девушка. «Вот если бы вы три недели пролежали в больнице, основания возбуждать дело были бы. А так...» – ответил коллега участкового. Тогда Марина показала больничный лист: «Кстати, ровно двадцать один день!» Немая сцена. Наверняка все понимали, что она права, но так уж не хотелось возиться с этой «бытовухой»!.. Сегодня кто-то набедокурит в одной квартире, завтра не заплатит хозяевам в другой... А милиция разбирайся

Таких, как Дмитрий, немало среди нанимателей жилья, утверждают в агентстве недвижимости «Калитаград». А фортели порой выкидывают!

Самая большая головная боль арендодателей – телефонное «хулиганство». Около половины квартиросъемщиков в Москве «кидают» хозяев со счетами. Наговорят на несколько тысяч долларов по межгороду и скрываются. Это в худшем случае, ну а в лучшем – на тысячу «деревянных». Менеджер «Калитаграда» Роман Есенников помнит бабулю, которая пострадала на три тысячи «зеленых». Договор с жильцами был заключен на два месяца, но исчезли они через две недели, видимо, обсудив все свои проблемы с Америкой. Некоторые квартиры снимают специально под переговорный пункт. Обычно они находятся возле рынков. Покупают арендаторы хороший радиотелефон с большим радиусом действия и предлагают торговцам с юга переговорить за полцены с родиной. Набегает приличная сумма.

Вторая проблема – длительность проживания. Скажем, заключается договор с хозяином на полгода, а квартирант поживет месяц и съезжает. Хозяевам приходится давать заявку на другого. Пока его ищут, квартира простаивает, а это потеря денег.

– Случается, конечно, и наоборот, и гораздо чаще, – рассказывает Роман. – Срок контракта закончился, а арендаторы съезжать не собираются, денег платить – тоже. Врезают в двери новые замки, чтобы хозяева не могли попасть в квартиру, и живут годами. И выселить их очень трудно...

Еще очень распространена афера, когда человек снимает квартиру по поддельному паспорту и пересдает ее, да не одному, а нескольким, и, взяв со всех предоплату, скрывается.

– Однажды к нам поступила информация: в одной из квартир Юго-Восточного округа чеченцы держат заложника, – рассказывает один из сотрудников московского ЦРУБОПа. – Мы выезжаем со спецназом, берем квартиру штурмом, а там не чеченцы, а турки. Заложника нет и в помине. Когда начали разбираться, выяснилось, что заложник все-таки был – хозяин квартиры. Некоторое время назад он сдал свою «двушку» неким молодым россиянам. А те, поставив себе дополнительные штампы в поддельные паспорта, нашли в Банном переулке сразу трех клиентов – вот этих турок, афганцев и еще каких-то южан. С интервалом в час показали всем квартиру, получили предоплату за шесть месяцев, вручили ключи и исчезли. Естественно, в один из дней все жертвы обмана встретились у дверей. Но турок оказалось больше, они одержали в потасовке победу и на правах победителей заселились в квартиру. А когда хозяин приехал посмотреть, как там его жилье, турки решили посчитаться с ним за мошенничество и несколько суток продержали в заложниках. Пытались докопаться до истины. А когда все выяснили – отпустили...

Недели через две рубоповцы поймали тех двух молодых людей, что пересдали чужую квартиру. Они оказались серийными мошенниками и за это время успели провернуть еще несколько подобных сделок. Всего же было доказано двенадцать эпизодов. Одного наказали на четыре года, другого – на шесть лет.

Следующий распространенный вариант «прокидывания» хозяев – вывоз их мебели или холодильников с телевизорами и радиоаппаратурой. Бывают случаи, когда увозят даже сантехнику. Полностью вычищают квартиру. Да так виртуозно, что даже соседи не замечают. Пресечь такие кражи трудно. Бдительные соседи – крайне редкий подарок судьбы.

Вот позавидовать тем, кто имеет возможность сдать квартиру и дополнительно подработать, а случится, и «постучать» в правоохранительные органы или налоговую инспекцию, такое бывает. Иногда шантажируют арендодателей, вымогая у них долю за молчание. С моей знакомой соседка – известный в микрорайоне врач – несколько лет ежемесячно брала «свои» пятьдесят долларов. К участковому в подобных случаях обращаться опасаются: вдруг еще и он потребует доли. В Выхине был один такой. Не только регулярно снимал с бабули, сдающей квартиру, свой гонорар, но еще и заселял к ней своих клиентов.

Но, пожалуй, еще больший бич – порча хозяйского имущества. Как в случае с Мариной. Закон, кстати, защищает пострадавших от нечестных арендаторов. Таких, по подсчетам сотрудников «Калитаграда», более семидесяти процентов. Вот только служители закона вмешиваются в «экономические» конфликты неохотно. Специалисты поговаривают – не хватает квалификации

– Именно по этой причине мы и ввели с 1999 года в своем агентстве новую форму работы с клиентами – гарантийные договоры, – рассказывает менеджер агентства «Калитаград» Елена Нимченко. – В Европе работают только так. Хозяин отдает агентству ключи от квартиры, оговаривает годовой доход, подписывает договор и ни о чем больше не волнуется. За все отвечает агентство. Что бы ни случилось с имуществом арендодателей, возмещается все до цента. Не скрою, что для нас это более доходная форма работы – мы берем у хозяина квартиру, скажем, за двести долларов, а пересдаем за двести пятьдесят, – но и более рискованная. Денежные потери случаются нередко. Исчез, например, жилец с вещами хозяина, мы тому тут же выплачиваем их стоимость, а беглеца находим не всегда или не сразу.

Это, конечно, не значит, что мы отказались от прямых договоров, на которых работают остальные московские агентства недвижимости, когда агент подыскивает квартиру, подписывает документы, берет свои комиссионные и больше ни за что не отвечает. Но к гарантийным договорам относимся серьезнее. В «свои» квартиры мы никогда не поселим тех, кто может быть связан с героином, оружием, криминалом. Ни к чему нам инциденты...

А они случаются.

В одной квартире жильцы кавказской национальности устроили склад оружия. «Просигналили» бдительные соседи. Сначала их насторожило количество странных посетителей жильца, а потом они услышали выстрелы. Омоновцы вместе с представителями агентства недвижимости быстро разобрались с «гостями столицы».

В малогабаритной «двушке» устроились сразу двадцать нелегальных эмигрантов, ожидающих переправки в другую страну.

Китайцы оборудовали в квартире подпольную пошивочную мастерскую. Вывозили из Китая под видом сырья полуфабрикаты и здесь дошивали изделия. Машинки стучали и днем, и ночью, нарушая покой соседей.

Турки не любят платить за квартиру. Они чаще других «баррикадируются», меняя замки. Рекордный срок их бесплатного проживания – три года. Хозяину пришлось обращаться к «альтернативному закону». «Браткам» он верил больше, чем милиции...

К европейцам у москвичей, сдающих квартиры, разное отношение. Одни считают их очень заносчивыми, другие боятся потери имущества – ищи жильца потом как ветра в поле. И отказывают.

– А напрасно, – считает Елена Нимченко. – Европейцы и платят нормально, и живут в основном спокойно. Да и найти их проще, чем наших. Они здесь все через посольство зарегистрированы. Стоит хозяину квартиры пожаловаться на жильца-югослава в его посольство, как того в двадцать четыре часа депортируют из России. Для этого достаточно одного звонка...

А вот в агентстве недвижимости «Инком» мне рассказали такую историю.

Некий москвич самостоятельно сдал свою дорогую трехкомнатную квартиру с антикварной мебелью двум англичанам. Очень уж приятное впечатление те на него произвели, да и торговаться не стали – две тысячи долларов в месяц так две тысячи. Однако молодые люди оказались наркоманами и превратили апартаменты в наркопритон. Приводили туда своих русских приятелей, устраивали оргии. Однажды в квартире начался пожар, весь антиквариат сгорел дотла. По заявлению пострадавшего по факту умышленного уничтожения имущества в милиции возбудили уголовное дело. Экспертиза действительно установила факт разведения открытого огня в комнате. Видимо, участники вакханалии собирались жарить шашлык... Сами, кстати, не пострадали. Выбрались через окно. Англичане тут же прямехонько в Шереметьево-2.

Года полтора назад произошел тот поджог, но дело до сих пор находится в производстве. Следователи обращались за помощью к коллегам из Скотланд-Ярда, но те виновников пожара найти не смогли. А может, не захотели.

– Пострадавший, человек не бедный, нанял адвоката, а мог бы просто подумать о страховке, – говорит директор по маркетингу агентства недвижимости «Инком» Сергей Елисеев. – Для тех, кто сдает квартиру, в некоторых агентствах есть такая услуга, как страхование. То есть человек платит дружественной страховой компании взнос от ущерба и спит спокойно. Нам давно пора жить цивилизованно...

А у нас, к несчастью, не все московские агентства недвижимости даже проверяют у арендодателя документы на владение жилплощадью. Поэтому нередки случаи заселения людей в криминальные квартиры. Почти каждому агентству приходилось сталкиваться с «хозяевами», сдающими квартиру по поддельным документам. Пока настоящие владельцы живут за границей или с весны до осени – на даче, мошенники зарабатывают на чужой недвижимости огромные деньги.

Однажды я была свидетелем подобной сделки. Подруга Ольга через агентство сняла квартиру на Кутузовском проспекте, сравнительно недорого. Только вот квартирка была явно не готова к приему жильцов. Мебельная стенка забита старым хламом, дверцы падают, едва к ним прикоснешься, стены кухни забрызганы жиром многолетней давности. Ольга наутро вызвала «хозяев» и представителя агентства. Тот внимательно изучил доверенность на жилье и без объяснений заявил о расторжении сделки. Добился возврата денег и быстро Ольгу с вещами увез. А в машине сказал, что бумага явно сфабрикована. Причем очень грубо. Когда в агентстве «пробили» квартиру, выяснилось, что ее хозяева – пожилые люди – эмигрировали в Израиль около года назад. В доверенности же в качестве владелицы квартиры значилось совершенно другое лицо. Квартиру эту тогда внесли в «черный» список и оповестили о ней все московские агентства

Обмениваться подобной информацией для многих агентств вошло в норму. Базами данных – тоже. У всех же одна цель – поскорее найти клиенту подходящий вариант.

Базы данных это своеобразный капитал. И некоторые нечистые на руку сотрудники, случается, нелегально продают распечатки данных своего агентства. Поэтому не удивляйтесь, если вам однажды позвонит некто и предложит без посредников сдать ему вашу квартиру. Впрочем, в серьезных агентствах, дорожащих репутацией, подобные вещи быстро пресекаются.

Но существуют так называемые «информационные» агентства, которые специализируются на продаже базы данных. Квартиры уже давно сданы, а распечатки все продают и продают. На таком сознательном обмане и зарабатывают.

Не менее распространенная форма заработка – взимание денег за просмотр каждой квартиры. Это где-то порядка пятидесяти рублей. Таким образом агентства одновременно страхуются и от отказа клиента от их услуг. И все же в основном агентства списывают уход клиента на счет предпринимательского риска. С одним человеком, например, агент возилась больше недели. Каждый день осматривала с ним по несколько дорогих трехкомнатных квартир в центре города. И когда, наконец, нашла подходящую, клиент вдруг отказался от посреднических услуг. Оказалось, у него в Москве – родственники. И он, поразмыслив, решил: жить у них – экономнее. Его право. Скандалить никто не стал.

В «Калитаграде» до сих пор вспоминают клиента, который заказал дорогую квартиру – не дешевле семи тысяч долларов в месяц. Агенты пересмотрели с ним квартир сорок, ухлопали массу времени и сил, а в итоге выяснилось, что клиент всего-навсего подыскивал подходящий евроремонт для собственной квартиры. Тот же коммерческий риск...

И все же арендодатели рискуют больше. Двадцать с лишним процентов честных жильцов – цифра, согласитесь, мизерная.

Закон, конечно, юридическую защиту прав потерпевшего гарантирует. По гражданскому кодексу, любое причинение имущественного ущерба влечет за собой материальную ответственность виновного. Ответственность наступает в любом случае – даже если человек сдал квартиру напрямую, без посредничества агентства недвижимости. Вот только обеспечить ее не так-то просто. Даже если будет выигран суд, что делать с исполнением судебного решения? Институт судебных приставов у нас еще очень молод и несовершенен...

– Нанесших материальный ущерб жильцов можно привлечь и к уголовной ответственности, – говорит Сергей Елисеев (кстати, по образованию, юрист). – Посудите сами, если в мебели вырезана дырка, то это явно не случайно, не по неосторожности сделано. Налицо умышленное причинение имущественного ущерба. В действиях человека явный состав преступления. Марине отказали в возбуждении уголовного дела даже по факту побоев? К сожалению, в милиции опытных сотрудников практически не осталось. Относительно высокая концентрация профессионалов сохранилась еще в главках. На местах же – в лучшем случаи люди после высшей школы милиции. А ее выпускникам нельзя выдавать дипломы юристов. Они таковыми попросту не являются. Отсюда и ситуации, когда милиционеры не хотят и не могут ничего сделать...

По нашей просьбе Сергей дал советы тем, кто хочет снять квартиру, и тем, кто ее сдает.

Идите только в крупное агентство и прежде всего посмотрите на номер лицензии. Если он трех- или двухзначный – значит, агентство давно зарегистрировано, имеет опыт работы и большую информационную базу. Внимательно прочитайте договор, который вы с агентством подписываете. Потому что сверх того, что там заложено, вы требовать уже не сможете. И не забудьте проверить права хозяина на квартиру и есть ли письменное согласие всех совершеннолетних членов его семьи.

Тем, кто желает сдать квартиру, Сергей Елисеев советует первым делом поинтересоваться, предоставляет ли агентство услуги страхования, а также заблокировать межгород, как бы слезно будущий арендатор ни просил оставить «восьмерку».

Следите, чтобы агент четко зафиксировал в договоре состояние квартиры. Не стесняйтесь обращать внимание на детали. Требуйте оплату последнего месяца проживания арендатора – так называемый депозит. Если жилец сбегает, не заплатив, депозит покрывает убытки хозяина за месяц неуплаты. Многие агентства хранят эти деньги у себя – так надежнее. Но предназначаются они, безусловно, хозяевам. И не забудьте о залоге, как средстве обеспечения жильцом своих обязательств. Его величина зависит только от соглашения сторон. Агент не имеет права в это вмешиваться.

Если жилец нанес имущественный ущерб и скрылся, сразу пишите в отделение милиции заявление о случившемся и просите «принять установленные законом меры к розыску арендатора и возмещению ущерба». Взамен получите отрывной талон-уведомление. Его почему-то выдают только тем, кто о нем знает. А ведь это ваша гарантия в том, что заявление принято и будет в течение десяти дней рассмотрено. Умышленное причинение ущерба имуществу – это уголовное преступление. Поэтому разбирать ваше дело должны в милиции или в прокуратуре. Можно действовать, конечно, и через гражданский суд. Но там тоже проблем хватает...


Авторы:  Владимир АБАРИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку