НОВОСТИ
Начали «хамить пациентам». Визит антиваксеров в больницу превратился в балаган (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Что не рекомендует МИД. И почему

Что не рекомендует МИД. И почему
Автор: Игорь ИВАНОВ
26.08.2013

Почему Российская Федерация перекладывает ответственность за своих граждан, отдыхающих за рубежом, на плечи туристических компаний?

Чиновники Ростуризма, да и первые лица страны любят рассуждать о поддержке отечественного производителя: один из примеров – рекламная кампания «Отдыхайте в России». Понятно, что туристы, путешествующие по стране, для власти гораздо выгоднее тех, кто отбывает на отдых за рубеж. Валюта не уходит из России (а это, по самым скромным подсчетам, около 15 миллиардов евро), худо-бедно выстраивается отечественная туристическая инфраструктура (а каждому губернатору хочется, чтобы и у него было, как в Европе), и, наконец, путешествующим по России гражданам не придут в голову неприятные сравнения.
Хотя российской власти не нравится выездной туризм, изменить предпочтения отечественных туристов она пока не может. Правда, выступления главного санитара РФ Геннадия Онищенко после отравлений в отелях Турции не стоит списывать только на его экзальтированность. Если ограничивать свободу передвижения Конституция не велит, но очень хочется, дело за малым – нужен только повод.

Но при всем этом отечественные чиновники очень любят рассказывать о том, как они заботятся о гражданах России, оказавшихся за рубежом в непростой ситуации.

Египет: революционный и туристический

Египетская революция стала за последние два года одной из самых обсуждаемых в российских СМИ тем. Картина величественная и кровавая, здесь нет бархата и цветов, здесь есть смерти, трагедии, мучения – великая страна, тысячелетняя цивилизация шаг за шагом избавляется от диктатуры и мракобесия, встречая на этом пути новые опасности.

По большому счету российское общество совершенно не представляет, что же на самом деле происходит в Египте. С некоторых пор профессиональных журналистов-арабистов можно пересчитать по пальцам. Потому в большинстве своем российские СМИ в состоянии в лучшем случае дать картинку митингов с комментариями корреспондента примерно такого типа: «Небритые люди выкрикивают лозунги, все в грязи и в огне, кошмар, исламисты, и вот я такой среди этого всего веду свой репортаж почти что под огнем». Поскольку командировки в «горячие точки» могут себе позволить преимущественно государственные СМИ, то и выводы ведущих всегда написаны как под копирку: «В Египте отдыхать опасно. Добро пожаловать в Сочи!»

Тем не менее, несмотря на все пугающие репортажи, поток туристов в Египет в 2011–2012 годах оставался стабильно высоким, занимая по масштабам второе место после Турции.

На фоне истеричных сообщений российских СМИ, предвещавших и в 2011, и в 2013 году расправы исламистов-фанатиков с туристами-россиянами, статистика оставалась оптимистичной: за все время противостояний, столкновений и забастовок от рук египтян не пострадал ни один иностранный турист.

Тому есть несколько причин.

Первая – и самая очевидная: Хургада и Шарм-эль-Шейх находятся так же далеко от центров противостояния, как, скажем, Москва находится от Северного Кавказа.

Вторая – «Братья-мусульмане», конечно же, в 2012 году выиграли выборы в египетский парламент (набрав около 40 процентов голосов), но это вовсе не означает, что все проголосовавшие за них готовы умереть за свой выбор в середине 2013-го.

Третья – туристические зоны представляют собой анклавы, вся власть в которых всегда контролировалась военными. Здесь – без преувеличения – весь Египет зарабатывает деньги. При этом слово, которое повторялось чаще других во всех речах всех министров туризма Египта в 2011–2013 годах, – «преемственность». Да, говорили они, мы можем спорить по поводу того, как нам жить, но эти споры происходят в Каире и Александрии, Суэце и Порт-Саиде, а никак не на курортах.

В свое время, когда при президенте Хосни Мубараке разрабатывалась концепция развития туризма в Египте, именно эта идея была ключевой: туристические зоны Красного моря должны быть всегда под контролем армии и полиции, вдали от крупных городов. Шарм-эль-Шейх вообще строился как город отелей, понятие «местные жители» здесь отсутствовало – персонал для работы в отелях завозился чуть ли не вахтовым методом. Города были нашпигованы блокпостами, все туристические экскурсии в Каир и Луксор сопровождались вооруженной охраной. Самостоятельно проехать из курортной зоны через трассу по пустыне, минуя несколько блокпостов, было практически нереально. В результате Египет никогда не воспринимался россиянами как опасная для туризма страна.

Разумеется, всегда существует опасность международного терроризма, например со стороны Аль-Каиды, но этот риск существует везде, в том числе и в России, и в благополучной Европе (и обратим внимание, что акции Аль-Каиды, как правило, случаются в спокойных западных, а не в исламских странах). Кроме того, как показывает практика, террористы практически везде и всегда стараются не мешать бизнесу тех, во имя кого они как бы борются, – курды не взрывают отели в Турции, а тамилы – на Шри-Ланке (потому в том числе, что очень часто они принадлежат таким же курдам и тамилам, но побогаче)

[gallery]

Зона чьих-то интересов

Российская власть со времен Никиты Сергеевича Хрущева всегда относила Египет к зоне своих стратегических интересов. И как главный форпост противостояния с США и Израилем, и из-за наличия Суэцкого канала – одной из ключевых точек международной торговли. В последние годы Египет стал объектом интересов и крупных российских компаний, таких, например, как «Лукойл» и «Новатэк». По-прежнему свои интересы имеют в Египте российские поставщики оружия и военного снаряжения. Поэтому все решения, которые в той или иной степени касаются этой страны, находятся под жестким контролем первых лиц государства, осуществляющих свою политику через соответствующие отделы МИДа.

В 2011 году, когда в Египте только началась революция, российская власть пристально следила за развитием событий. Особое внимание уделялось роли социальных сетей в развитии протеста, оценивались шансы тех или иных политических течений, осторожно устанавливались контакты с лидерами революции, благо почти все они хорошо знали Россию, многие учились в российских вузах.

После столкновений в Каире в феврале 2011 года властями РФ было принято решение о так называемой мягкой эвакуации. Туристические путевки перестали продавать, туристов вывезли в течение двух недель. Сократили до минимума свои представительства российские компании.

Спустя два месяца, убедившись, что на курортах все спокойно и временная военная администрация держит ситуацию под контролем, МИД, судя по всему, после длительной закулисной торговли со своими контрагентами с египетской стороны, снял ограничения на выезд. Рынок восстановился – правда, российские туроператоры, по разным оценкам, потеряли около 50 миллионов долларов, которые, естественно, им никто не возместил, и прямым следствием этой истории стали произошедшие в 2011 и 2012 году несколько громких банкротств на российском туристическом рынке.

Два года Египет лихорадило – но эта лихорадка никак не сказывалась на ситуации в Хургаде и Шарм-эль-Шейхе. Да, были забастовки занятых в сфере туризма египтян, однако они практически никак не влияли на качество отдыха.

Но пришел июль 2013 года. Новый виток противостояния в Каире, президент Мурси свержен, его сторонники пытаются укрепиться на площадях и в мечетях. Массовые митинги и манифестации проходят во всех крупных городах – кроме курортных. 14 августа 2013 года победившие военные разгоняют лагеря исламистов в столице Египта Каире. «Братья-мусульмане» оказывают вооруженное сопротивление. Счет убитых идет на сотни. Отметим, что власти США и Евросоюза осудили произошедший перехват власти, посчитав его нелегитимным. Сразу же возникла угроза прекращения военной помощи со стороны США (она по американскому законодательству оказывается только демократическим режимам). Россия между тем хранила дипломатическое молчание, которое всегда трактуется как согласие. Российскому МИДу гораздо проще вести дело, во-первых, с победителями, во-вторых, с военными, а не с исламистами, которые, к слову, представляли организацию, запрещенную на территории России.

Правда, к 15 августа было еще не очень понятно – в какую сторону качнется маятник, как долго продлится противостояние. В этих условиях первое, как утверждают источники автора, лицо РФ принимает решение – туристов из Египта изъять, то есть повторить «мягкую эвакуацию» по образцу 2011 года. После чего – сесть за стол переговоров с победившими военными и начать с ними обсуждать не только темы туризма, но и, например, перспективы военного и нефтяного сотрудничества. Шансы на положительный исход этих переговоров (вспомним про осуждение нового режима Обамой и Евросоюзом) оценивались как высокие.

Соответственно, утром следующего дня, 16 августа, российские информагентства со ссылкой на не самый влиятельный египетский сайт распространяют новость о том, что впервые с начала революции в 2011 году в Хургаде случились столкновения, исламисты попытались взять штурмом здание суда, один человек убит шальной пулей в кафе.

Вызываем эвакуаторов

Сразу после этого в Москве собирается совещание. В нем участвуют сотрудники МИДа, Росавиации, Ростуризма, МЧС, представители авиакомпаний и туроператоров. Повод для встречи – МИД оглашает заявление, согласно которому ведомство «НЕ РЕКОМЕНДУЕТ гражданам России посещение Египта».
Все, в общем, правильно. Стреляют? Стреляют. Предупредить туристов надо о том, что опасно? Надо. Режим «МИД не рекомендует» означает, что новые турпакеты в Египет продаваться не будут, самолеты полетят только за тем, чтобы забирать туристов, у которых закончились путевки. Короче, всё – как в 2011 году. Меры – почти аналогичные тем, что принимают европейские правительства. Но почему-то туроператоры, присутствующие на совещании, очень недовольны. А исполнительный директор Ассоциации туроператоров России (АТОР) Майя Ломидзе на следующий день заявляет журналистам, что туроператорские компании, работающие с Египтом, вновь, как и в 2011 году, потеряют не менее 35 млн долларов США, а если беспорядки продолжатся, то убытки возрастут и до 100 млн долларов

Дело обстоит просто. Если в той или иной стране опасно – то надо объявлять эвакуацию, закрывать выезд в эту страну и вывозить оттуда соотечественников. МЧС высылает самолет, руководство России произносит патетические речи на тему заботы о «наших, попавших в беду». Совсем другая ситуация, когда для вывоза соотечественников нужен не один самолет, а сотни рейсов, при этом финансирование операции идет за государственный счет.

Тем уникален Египет, что в нем действительно одновременно находятся не десятки, а многие тысячи наших соотечественников (эксперты называют цифры от 50 до 60 тысяч человек еженедельно). Кроме туристов, следует помнить о постоянно проживающих здесь гражданах России – так называемых резидентах (тех, кто оформил вид на жительство) и нелегалах (тех, кто приехал по туристической визе и решил задержаться надолго). То есть речь идет примерно о 100 000 человек, для вывоза которых потребуется минимум 500 рейсов. И вот здесь выясняется, что российское государство просто не хочет и, вероятно, не может взять на себя эвакуацию такого количества людей.

Очевидно, что эвакуация – дело дорогое и хлопотное, как ее проводить в таких масштабах – непонятно, денег, как всегда, нет. Даже совокупные силы МЧС и российских авиакомпаний не смогли бы обеспечить одномоментное проведение такой операции.

Потому – зачем напрягаться? Тем более что можно переложить ответственность на туроператоров.

И российский МИД делает ровно то, что может сделать (или ему приказывают сделать), не затрачивая лишних сил и средств; не объявляя эвакуации – «не рекомендует». То есть туроператоры должны прекратить продажи и чартерными рейсами в течение 2–3 недель вывезти всех тех, кто успел туда заехать в дни кризиса.

 

***

Между тем на курортах, несмотря на рассказы российской прессы о тысячах вооруженных исламистов, надвигающихся на пляжи, относительно спокойно, армия, полиция и всё очень хорошо понимающие местные жители держат ситуацию под контролем. 

Как отмечают источники автора в Хургаде, сообщение о перестрелке на курорте, в результате которой якобы погиб местный житель, ставшее предлогом для МИДа начать свою игру, – это сообщение было на самом деле фальшивкой или неправильным переводом. Перестрелки не было, на самом деле в Хургаду привезли тело погибшего в Каире местного жителя.

21 августа исламисты прекратили сопротивление. Новый министр туризма Египта призвал российский МИД снять ограничения. И уже выезжают в Каир спецпредставители Президента России с тем, чтобы обсудить с военной администрацией Египта: что, когда, кому и сколько. То, что отмена ограничений для выезда российских туристов в Египет в этот критический для экономики страны момент может стать аргументом на этих переговорах, – пока всего лишь версия. Судьба российских туроператоров сомнений не вызывает: как показывает практика, если они не разорятся сейчас, это вовсе не означает, что такие банкротства не случатся через несколько месяцев.
 


Авторы:  Игорь ИВАНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку