НОВОСТИ
Бывшего схиигумена Сергия посадили в колонию на три с половиной года
sovsekretnoru

Что натворила Катрина

Автор: Владимир АБАРИНОВ
01.10.2005

 
Аврора ПОТЕМКИНА
Специально для «Совершенно секретно»

АР

Героиня любимой сказки американских детей Дороти Гейл вместе с домиком и собачкой попадает из Канзаса в волшебную страну Оз благодаря могучему смерчу. Но в реальной жизни рассвирепевшая природа беспощадна и к девочкам, и к собачкам, и к их домикам. К сезону тропических ураганов жители и власти штатов, прилегающих к Мексиканскому заливу, готовятся загодя: населению наиболее уязвимых районов предлагается эвакуация, спасательные службы мобилизуют свои ресурсы и круглые сутки без устали объясняют людям, что делать до, во время и особенно после того, как ураган пройдет. Потому что практика свидетельствует: наибольшее число жертв приходится именно на период, когда стихия успокоилась, – люди гибнут по собственной неосторожности, в основном от ударов током высокого напряжения. Но того, что случилось на этот раз, не ожидал никто.

Луизианой эти места в честь Людовика XIV назвал французский первооткрыватель Шевалье Рене-Робер де Ла Саль, в 1682 году добравшийся из Канады по Великим озерам и рекам Иллинойс и Миссисипи до Мексиканского залива. Стоя на океанском берегу в своем лучшем алом кафтане, у столпа с королевским гербом, Ла Саль торжественно провозгласил бассейн Миссисипи от верховьев до дельты вместе с притоками владением французской короны.

Благословение, оно же проклятие

С моря в устье Миссисипи первой вошла в 1699 году экспедиция Пьера Ле Муана д’Ибервилля. Овладев крупнейшей водной артерией Северной Америки, Франция превратилась в обширную колониальную державу. Однако по итогам Семилетней войны ей пришлось отдать не только Луизиану, но и Канаду. Канада стала британским владением, а Луизиана – испанским. В 1800 году Наполеон забрал Луизиану у испанского короля обратно, а еще через три года продал ее США по сходной цене. За один акр земли американцы заплатили 4 цента и вдвое увеличили свою территорию (нынешняя Луизиана составляла лишь меньшую часть покупки).

Из-за своего выгодного стратегического положения (морские суда поднимаются вверх по Миссисипи аж до столицы штата Батон-Руж) Луизиана не раз становилась ареной вооруженных столкновений держав. В январе 1815 года, на исходе англо-американской войны (в американской историографии – война 1812 года), войска генерала Джексона наголову разгромили англичан в битве при Новом Орлеане. Схватка продолжалась всего полчаса; что самое интересное, воюющие стороны в это время уже заключили мир, но англичане об этом не знали. Во время Гражданской войны, в апреле 1864 года, флотилия северян обстреляла и захватила город.

АР

Бурная история определила многослойность здешней культуры. Луизиана была центром работорговли на Юге. А в середине XVIII века в Луизиане поселились 4 тысячи депортированных англичанами жителей Акадии, французской колонии в Новой Шотландии, отказавшихся принести присягу британскому монарху. Новый Орлеан обожали Марк Твен и Майн Рид. В Луизиане родились новоорлеанский джаз и Луи Армстронг и свирепствовал ку-клукс-клан. Даже английское «графство» в качестве названия административной единицы здесь не прижилось – в Луизиане она называется приходом.

На гербе Луизианы изображен бурый пеликан. Несметные колонии этой и других водоплавающих птиц гнездятся в дельте Миссисипи – огромной заболоченной равнине, рассеченной множеством рукавов, протоков и озер и составляющей большую часть территории штата.

Эта изобильная земля под субтропическим солнцем – и благословение, и проклятие Луизианы. Дельта – арена титанической борьбы непримиримых природных сил: величайшей североамериканской реки и океана. Соленые воды Мексиканского залива разъедают почву и убивают буйную растительность. В начале прошлого века в дельте нашли нефть. Нефтяные компании стали вырубать кипарисовые леса и прокладывать каналы, добираясь до самых богатых месторождений и тем самым нарушая тонкий экологический баланс. До поры до времени природоохранным организациям удавалось сдерживать раж нефтедобытчиков, но в начале 70-х годов грянул мировой энергетический кризис, и буры вгрызлись в мягкую почву с утроенной силой. Территория штата попросту уходит под воду со скоростью один гектар каждые 25 минут.

В отсутствие ангела

Это вранье, что о катастрофе предупреждали. Об урагане предупреждали. Но никто не ожидал, что он наберет такую силу уже после Флориды (пятая категория по шкале Саффира-Симпсона – это скорость ветра 250 км в час и штормовая волна в пять с половиной метров – во Флориде был всего один балл); повернет на юго-запад в залив, а затем еще раз изменит направление и обрушится на Луизиану.

Эвакуацию объявили примерно за сутки. Во Флориде, привычной к тропическим ураганам, народ легко снимается с места. Вывозит подальше домашний скарб, оставляя в доме пару дырявых башмаков и ржавый велосипед, чтобы было что потом предъявить инспектору страховой компании. Капитальные постройки обычно не страдают – что-то не слышно, чтобы сорвало крышу с флоридской виллы какой-нибудь эстрадной дивы. Ураган разрушает домишки, сколоченные чуть ли не из фанеры. Ущерб покрывается страховкой; на вырученные деньги возводится новое жилище такой же прочности.

В результате разрушительного урагана пострадали дамбы между Новым Орлеаном и озером Понтчартрейн. Вода из озера мощным потоком хлынула в город и полностью затопила его
АР

Но про «Катрину» вдруг сказали, что приближается нечто страшное. Население хлынуло из города. Все дороги оказались забиты. Люди простаивали в пробках по нескольку часов, рискуя встретить ураган в машине. Кое-кто плюнул и остался, затарившись водой и едой, достав с чердака керосиновую лампу и вставив свежие батарейки в радиоприемник. Кто-то, отправив к родственникам в другой штат семейство, повесил ружье на гвоздь повыше и предусмотрительно остался охранять дом. А кто-то просто не смог выбраться – либо не успел заправить машину, либо вовсе безлошадник. Эта последняя категория оказалась самой проблемной.

«Катрина» пронеслась над Луизианой, Миссисипи и Алабамой утром в понедельник 29 августа. Шквальный ветер, конечно, наделал дел и в Новом Орлеане, но самые серьезные разрушения пришлись на долю побережья штата Миссисипи. Города Галфпорт и Билокси, не говоря уже о более мелких, сметены с лица земли; в них разрушено 95 процентов построек. Пришвартованные к набережной Билокси плавучие казино «Катрина» разметала, будто игрушки. Там же, в Билокси, недосчитались 30 человек – они погибли под руинами многоквартирного дома. Цифра эта показалась чудовищной. В этих местах самым разрушительным до сих пор считался ураган «Камилла» 1969 года, жертвами которого стали 256 человек. Губернатор Миссисипи Хейли Барбур, облетев зону бедствия на вертолете, первым сказал, что помнит «Камиллу» и что «Катрина» куда хуже. Он сравнил разрушения в своем штате с наиболее варварскими бомбежками Второй мировой и заявил, что готовиться надо к сотням трупов.

Вместе с тем во второй половине понедельника все были уверены, что самое страшное позади. Губернатор Луизианы Кэтлин Бланко уговаривала жителей Нового Орлеана не торопиться с возвращением домой: там, мол, нет ни электричества, ни телефона, ни припасов, и есть смысл подождать, пока инфраструктура будет восстановлена. «Умоляю вас проявить терпение, – говорила Бланко. – Подождите, пока профессионалы оценят ситуацию». Ей вторил директор Федерального агентства по чрезвычайным ситуациям Майкл Браун: «Когда вы вернетесь, будьте осторожны. Не заходите в воду. Ищите упавший на землю электрокабель. Если вы собираетесь пользоваться бензопилой, убедитесь, что вы умеете ею пользоваться. Если вы собираетесь включить генератор, сначала прочтите инструкцию...» Обоим казалось, что беда миновала и пришло время ликвидировать ее последствия.

Однако уже во вторник ситуация драматически изменилась.

В таиландском Пхукете среди отдыхавших там в декабре прошлого года оказалась английская девочка Тилли Смит, которая из школьного урока географии помнила: цунами начинается с внезапного отлива – вода стремительно уходит, чтобы через короткое время вернуться новой, грозной и разрушительной волной. Девочка сказала об этом родителям, и семья англичан стала бегать по пляжу и уговаривать людей спасаться на верхних этажах ближайшего отеля. Около сотни туристов поверили девочке и остались живы. Английские газеты прозвали девочку «ангелом Пхукета».

АР

В Новом Орлеане ангела не нашлось. Этот чудесный город расположен не просто в низине (ниже в США только Долина смерти в калифорнийской пустыне Мохаве и соленое озеро Солтон-Си в Калифорнии же – соответственно 87 и 70 метров ниже уровня моря), но и между двумя водными резервуарами – рекой Миссисипи на юге и соленым озером Понтчартрейн на севере. Наводнения в нем, даже после сильного дождя, не редкость. Возможно, это единственное место на свете, где покойников хоронят не в земле, а над землей. От потопа город защищает система дамб, каналов и насосных станций; вода постоянно откачивается из города в озеро, а оттуда в залив. Но насосы остановились из-за отсутствия электричества, а дамбы между городом и озером размыло. По закону сообщающихся сосудов вода устремилась в город и затопила 80 процентов застройки. Она прибывала с такой скоростью, что в некоторых местах глубина затопления уже во вторник составила семь метров. Город обратился в водную пустыню. К этому моменту из полумиллиона жителей в Новом Орлеане оставалось, по-видимому, около 50 тысяч человек, лишенных абсолютно всех благ цивилизации, пропитания и питьевой воды. Опыт говорил, что спасать их надо в ближайшие 72 часа – по истечении этого критического срока в живых остаются лишь единицы.

Пострадавших вертолеты береговой охраны снимали с крыш в люльках. Таким манером спасли около трех тысяч человек. Многим из тех, кто отчаянно призывал на помощь, убедившись, что их жизнь вне опасности, оставляли запас питьевой воды и сухой паек и обещали забрать их попозже. Надо понять людей, впервые в жизни оставшихся без электричества и связи с внешним миром посреди безбрежной водной равнины. В некоторых местах прорвало канализацию, и по округе распространился тошнотворный смрад. Было от чего впасть в истерику. Особенно погано, как в могиле, было по ночам, когда опускались кромешная тьма и нестерпимая тишина – и это в городе, который прежде никогда не спал.

Кажется, на третий день наводнения по всем каналам телевидения крутили одну и ту же картинку: разграбление супермаркета Wal-Mart. Зрелище было, что и говорить, скверное. Товар тащили и стар и млад. Волокли все, что подворачивалось под руку. Американцам было стыдно смотреть этот репортаж. Объяснения были в основном иррациональные – «стадный инстинкт», «психология толпы». Но на тротуаре прямо перед выходом из широких магазинных дверей стоял старик. Он не поддался стадному инстинкту и психологии толпы. Он не пытался никого остановить. Просто неподвижно стоял и смотрел на выбегавших. И выбегавшие прятали глаза. Рациональное объяснение заключалось в том, что ведь надо же людям пить-есть, а кассиры разбежались. Но тащили не только воду и еду и не только одежду и обувь, но и компьютеры, и телевизоры.

Разграбили и оружейные лавки, и вскоре отморозки со стволами сбились в шайки и повели между собой войну за право грабить пока еще не разграбленные магазины и частные дома. Опытные мужчины, оставшиеся охранять свои жилища, вступили в смертельную схватку с громилами. Одна из таких шаек, напоровшись на полицейский патруль, тяжело ранила полицейского. После этого инцидента в город вошла национальная гвардия.

В чем же «позор Буша»?

В крытом спортивном комплексе Super-dome, превращенном в убежище, скопилось по призыву властей 20 тысяч человек. Из-за скученности, неработающей вентиляции и канализации там создалась невыносимая обстановка. Губернатор Кэтлин Бланко, побывавшая на месте трагедии, пришла в ужас и приняла решение об эвакуации оставшегося населения. Первым эвакуированных согласился принять Техас, а в общей сложности – 16 штатов.

Надпись на крыше дома: «Мать-сестра-жена-трое детей 8, 12, 14(лет)-девятимесячный ребенок-ни еды, ни воды. Пожалуйста, помогите»
AP

На второй после начала катастрофы неделе мне позвонили из Лондона, попросили прокомментировать «позор Буша». Я не понял, в чем позор. Ну как же, объяснили из-за океана. Даже нищая Бангладеш оказывает помощь такой гордой, могучей, богатой Америке.

Я ответил, что не вижу никакого позора в том, что весь мир пришел на помощь Америке. Позором было бы, если бы не пришел никто.

Но собеседник не унимался: а бездарная эвакуация, а люди, брошенные на произвол судьбы, – разве это не позор?

Тогда я назвал цифру: 90 тысяч квадратных миль. Таков размер зоны бедствия. Это площадь Британских островов. С бедой такого масштаба не под силу справиться в одиночку никакому государству. У любого правительства, любого, самого бойкого МЧС опустились бы руки

Это правда, что вашингтонская бюрократическая машина сработала плохо. Об этом теперь модно говорить в Вашингтоне. Но пусть сенаторы, которые сегодня, пылая благородным гневом, учиняют слушания об ошибках администрации и тем самым отвлекают должностных лиц от исполнения неотложных задач, вспомнят, как после 11 сентября они голосовали за создание министерства внутренней безопасности – колоссального суперведомства, которое подмяло под себя некогда независимые и совершенно разные федеральные службы. Они просто создали лишнюю инстанцию: раньше директор Федерального агентства по чрезвычайным ситуациям (FEMA) обращался непосредственно к президенту, а теперь обращается к министру. (Ничего не напоминает? – В. А.) Управлять таким монстром очень трудно – недаром едва вступивший в должность министр Майкл Чертофф сразу же начал реорганизацию. После урагана потребовались дополнительные административные решения, отнимавшие драгоценное время.

Глава объединенной оперативной группы по ликвидации последствий урагана генерал Рассел Оноре на брифинге в Новом Орлеане
AP

Лучше всех хору обличителей ответил человек, от которого меньше всего этого можно было ожидать, – Билл Клинтон. «Что бы мы ни делали, – сказал он, – наши действия будут неадекватны страданиям, которые мы видели».

Проблемы Луизианы начались не вчера. Вот о них действительно предупреждали ученые. О них прекрасно знали местные начальники, которые отнюдь не гнушались налоговыми нефтедолларами, а теперь взывают о помощи и обвиняют кого угодно, только не себя. Уместно напомнить, что власть в США горизонтальная: президент там не только не может ничего приказать губернатору, но даже его комментарии действий губернатора воспринимаются как вмешательство во внутренние дела штата. Излишне говорить, что и губернатор Луизианы Кэтлин Бланко, и мэр Нового Орлеана Рэй Нэгин – демократы (последний сменил политическую ориентацию за сутки до регистрации в качестве кандидата на выборах мэра).

Директору FEMA Майклу Брауну все же пришлось под огнем критики уйти в отставку. Но это ритуальная жертва. Она ничего не изменит, если не будут приняты управленческие решения.

В истории США уже было стихийное бедствие, полностью изменившее политический облик страны. Весной 1927 года на территории семи штатов бассейна Миссисипи, включая Луизиану, произошло грандиозное наводнение, названное Великим. Событие это настолько потрясло американцев, что стало сюжетом фольклорных преданий, поэм и песен в специфическом стиле «дельта-блюз». (Римейк одной из них, When the Levee Breaks – «Когда прорывает дамбу», – вошел в четвертый альбом Led Zeppelin и стал одной из самых популярных композиций группы.) Площадь затопления составила тогда 27 тысяч квадратных миль, число жертв – 246 человек. Миссисипи-матушка разлилась в нижнем течении на 100 километров в ширину. При приближении воды к Новому Орлеану разработали план, как не допустить затопления города. 30 тоннами динамита была взорвана дамба, чтобы направить водный поток в обход города. Город не пострадал, но приход Сен-Бернар полностью скрылся под водой.

Президент Кулидж назначил координатором операции по оказанию помощи пострадавшим министра торговли Герберта Гувера, который уже имел опыт помощи беженцам и голодающим в Европе и Советской России. В городе Гринвилл, штат Миссисипи, Гувер обнаружил вопиющие факты дискриминации черного населения. Вода и продукты распределялись среди афроамериканцев в последнюю очередь; опасаясь, что хлопковые поля останутся без работников, белые фермеры саботировали эвакуацию негров. Гувер обещал черным лидерам расследовать обвинения и наказать виновных. Деятельность по ликвидации последствий наводнения снискала Гуверу прозвище «великий гуманист». В следующем, 1928 году он выставил свою кандидатуру на президентских выборах и легко победил. Однако, став президентом, забыл о своих обещаниях афроамериканцам. В итоге на следующих выборах они поддержали кандидата демократов Франклина Рузвельта. Другим последствием Великого наводнения стал великий исход негров на Север – уже спустя год доля черного населения на Юге сократилась наполовину.

Получив сообщение, что в пригороде Нового Орлеана четверо пострадавших ждут помощи, Национальная гвардия привлекла для их поиска два 10-тонных грузовика
AP

О том, что «рейтинг Буша упал до рекордной отметки», российская пресса пишет уже не первый год. Написала и по случаю «Катрины». Если бы все эти рекорды были реальностью, а не фантазией, рейтинг президента давно опустился бы «ниже уровня моря». Нельзя сказать, что новоорлеанские события не создали для администрации Буша политическую проблему. Но вряд ли можно сомневаться в том, что администрация думает сейчас не о рейтинге (на втором сроке он не так важен), а о реальной помощи людям.

Инженерный корпус Сухопутных сил в феноменально короткие сроки ликвидировал самую крупную пробоину в дамбе и откачал из города воду, уровень которой в некоторых местах превышал семь метров. И командир еще оправдывался: быстрее не получилось, потому что в первые дни все ресурсы были брошены на спасение пострадавших. Ни о каких десятках тысяч трупов, о чем в панике кричал мэр Рэй Нэгин, нет и речи. В Новый Орлеан уже возвращаются жители. А ведь говорили, что город останется необитаемым минимум на 6-9 месяцев. Теперь уже нет никаких сомнений в том, что Новый Орлеан возродится, что на месте нынешнего Мамаева побоища «будет город-сад». К середине октября все пострадавшие должны быть переселены из убежищ в нормальные дома. Программы, разработанные федеральными ведомствами, предусматривают меры по ликвидации наследия расового неравенства – бедности. Малоимущие семьи получат возможность дать образование детям, взрослые – получить современные профессии. Неистовая «Катрина» породила крупнейший социальный проект нынешней Америки. Как сказал в своем обращении к нации Джордж Буш, «мы хотим, чтобы эвакуированные вернулись домой по лучшей из возможных причин – потому что у них есть реальный шанс на лучшую жизнь на месте, которое им дорого».

Вашингтон


Авторы:  Владимир АБАРИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку