НОВОСТИ
Покупать авиабилеты можно будет без QR-кода, но с сертификатом на Госуслугах
sovsekretnoru

«Чисто сердечное» признание

Автор: Лариса КИСЛИНСКАЯ
01.06.2005

 
Лариса КИСЛИНСКАЯ
Обозреватель «Совершенно секретно»

В ооруженное разбойное нападение на охранников ЧОПа, сопровождавших машину с выручкой китайцев-торговцев с Измайловского рынка, отличалось крайней дерзостью. Нападавшие вели себя грамотно и бесстрашно. Свидетели заявили: почти все они были одеты в камуфляжную милицейскую форму. Все скрывали лица под черными масками.

Сыщики 4-го отдела МУРа по некоторым деталям поняли, что это дело бригады, за которой они давно охотятся. Наверняка в ней принимают участие бывшие сотрудники милиции – видно по «почерку».

Но все оказалось гораздо хуже: в банду входили не бывшие, а действующие милиционеры. Все они служили в московском ОМОНе. Роль наводчиков и разработчиков операций выполняли другие люди. Попались бандиты по глупости. Но прежде чем рассказать об этом, хочу оговориться: статью о бандитизме арестованным все же не удалось вменить – оружие этой ОПГ так и не нашли, за исключением только одного пистолета, который и сыграл роковую роль. Сейчас обвинение предъявлено девятерым членам бригады (шестеро из них – уже бывшие омоновцы, трое – гражданские лица). В основном их обвиняют в совершении серии разбойных нападений организованной преступной группой (ОПГ).

В бригаду также входили гражданский приятель одного омоновского бойца и коммерсанты Озманяны. Все члены бригады ждут суда в СИЗО, кроме милиционера Сергея Журавчака – он под подпиской о невыезде. Был замешан только в драке, и ему вменяется статья о хулиганстве. Один из Озманянов – Георгий (он же Рушан) – в бегах. Управление по расследованию бандитизма и убийств Мосгорпрокуратуры только что передало дело № 150561 в суд, который и должен сказать свое решающее слово.

Коварная семейка

Как выяснило следствие, примерно осенью 2002 года сотрудники московского ОМОНа Алексей Ермилов, Евгений Демидов, Дмитрий Копаницин и Иван Фарафонов познакомились с Суреном Озманяном. Многочисленное семейство Озманянов покинуло Армению, считая, что их, курдов, там притесняют, и перебралось в Москву. Сурен, Альберт и Георгий (иногда он представлялся как Рушан) снимали помещение для своего бизнеса у крупного коммерсанта китайского происхождения, уже давно осевшего в столице. Его фирме принадлежат многие торговые точки на Измайловском рынке, где работают его же соотечественники, фирма занимается также перевозкой товаров, туристическим бизнесом. Он помог и Озманянам. Последние втерлись к нему в доверие и начали свое дело. Судя по тому, что вскоре купили «БМВ», – успешно. Конечно, Озманяны многое знали о своем покровителе. В частности, им было известно, что деньги с рынка китайцы перевозят просто в мешках вместе с товарами без вооруженной охраны. Сурен сообщил своим новым знакомым из ОМОНа, что можно хорошо подзаработать, если грабануть такую машину.

Соучастники разработали план. Когда настало время «Ч» – 22 ноября 2002 года, – Сурен Озманян, вооруженный газовым пистолетом, купленным по такому случаю, встретился с Ермиловым, Демидовым, Копанициным и Фарафоновым. На машине Озманяна, номера которой были тщательно замазаны грязью, бригада прибыла в кафе у Измайловского рынка. Оговорили детали предстоящей операции. Сурен купил гвоздодер – для распаковки мешков с одеждой, где, по его сведениям, находились деньги. Сообщники еще раз изучили предполагаемый маршрут «Газели» с выручкой. Переоделись в камуфляжную форму, проверили, на месте ли шапочки-маски, и стали ждать. Водитель «Газели», русский парень, работавший у китайцев, в этот день почему-то поехал другим маршрутом, но машина бригады все же блокировала ему путь. Омоновцы вытащили водителя из машины и, врезав ему пару раз, уложили на асфальт уже в наручниках. Потом под угрозой пистолета водителя вывезли в парк у стадиона «Динамо». Там его выволокли из машины, отобрали личные деньги – 3 тысячи рублей – и мобильный телефон. Меж тем Сурен Озманян гвоздодером распотрошил мешок, в котором лежали 380 тысяч долларов. Омоновцам досталось только по 150 тысяч рублей – Сурен и его родственники всегда отличались тягой к «крысятничеству». Бригада прихватила и четыре тюка с товарами – брюки, кожаные куртки, пуховики – всего на 6 тысяч долларов.

Прежде чем скрыться, подельники приказали избитому водителю стоять на коленях не менее 10 минут, что он и сделал. Потом попросил у незнакомой женщины телефон и позвонил шефу – тот прислал за ним машину.

Незадолго до этого на фирме китайского бизнесмена произошло еще одно ЧП. 29 октября того же года на одного из водителей, перевозивших деньги китайских торговцев, напали двое в форме сотрудников милиции. Следствие выяснило, что это дело Евгения Демидова и еще одного, как написано в обвинительном заключении, неустановленного лица. Старший сержант милиции Евгений Демидов легко остановил машину с деньгами – он был одет в камуфляжную форму светло-серого цвета с надписью на спине «ОМОН». Ничего не подозревающий водитель предъявил ему документы, тем более что он нарушил правила дорожного движения. Демидов забрал паспорт и водительское удостоверение и сказал, что нарушителя сейчас доставят в отделение милиции. На самом деле его вывезли в лесок. Там отобрали личные деньги – 3 тысячи рублей, – ключи от машины, сотовый телефон. Из «китайской» машины сообщники похитили тогда 230 тысяч долларов США. Водителю – тоже русскому – его китайские хозяева долго не верили и требовали вернуть деньги, хотя после этого ограбления решили перевозить деньги в тайниках. По просьбе хозяина фирмы тайник в мешке с товаром оборудовал Альберт Озманян. О тайнике знал еще и впоследствии ограбленный водитель (с этого дела я и начала рассказ). Когда произошло второе ЧП, китайский бизнесмен догадался, кто выступал в роли наводчиков, и выгнал коварное семейство Озманянов со своей территории. Надо сказать, что к этому времени там работали уже 15 человек из клана Озманянов. Но заявлять в милицию никто не стал – боялись мести бандитов и их родственников.

В лесочке у ЦКБ

Итак, в ноябре 2002-го бригада состояла из Альберта и Георгия Озманянов и омоновцев. Последние привлекли к делу своего коллегу Сергея Масалова. Все знали о его сложном материальном положении – неработающая жена сидела с тяжело больным ребенком. Тот нуждался в дорогостоящей операции, но найти 5 тысяч долларов сотруднику милиции, постоянно рисковавшему жизнью в Чечне, было нереально. Масалов понимал – его втягивают в криминал, но мысль о здоровье ребенка не позволила отказаться, кроме этого, он был взят на «слабо»: ты что, мол, боишься? Масалов не боялся, к тому же ребята сказали, что нужно всего лишь забрать 20 тысяч долларов, которые один молодой человек занял у Сурена и не отдает.

Наводку дал Георгий Озманян. Он сказал, что знает некоего Башкина, торговавшего машинами. Тот недавно за 20 тысяч долларов продал японский джип. Сурен приобрел газовый пистолет, Ермилов и Демидов похитили в Бирюлеве «Волгу» – нужно было запутать следы и не пользоваться на этот раз при нападении машиной Озманянов.

На «Волге» сменили номера. Масалов, Демидов и Ермилов переоделись в камуфляж. Затем компания подъехала к дому на 16-й Парковой, где был прописан Башкин. Но вскоре кто-то позвонил по телефону и сообщил Озманянам, что в основном Башкин живет у родителей на Красноярской улице. Поехали туда. Вскоре из подъезда вышел Башкин – он сел на велосипед и, ничего не подозревая, выехал из двора на улицу. На повороте у гаражей дорогу ему подрезала «Волга». Велосипедист упал на землю. Угрожая пистолетом, сообщники надели на него наручники и вывезли в лес на Открытое шоссе. Совсем рядом с ЦКБ. Забрали у жертвы два сотовых телефона и ключи от двух квартир. Потребовали сказать, в какой из квартир лежат деньги, иначе убьют. В квартире нашли только 1700 долларов, традиционно прихватили дорогой телефон и газовый пистолет. Башкина оставили на коленях все в том же лесочке с видом на ЦКБ.

Омоновцам не повезло – не успели отъехать, как кончился бензин. Позвонили Озманянам, которые поджидали их на «БМВ». Те привезли бензин. Погони не было – Башкин в милицию почему-то не сообщил. Сурен поделил деньги. Омоновцам выдали по 2 тысячи рублей и 200 долларов США. Сурен отдал Ермилову газовый пистолет жертвы.

Следующую наводку опять дали Озманяны. Они сообщили, что в автосалоне «Астэк», что на Варшавском шоссе, к концу рабочего дня скапливается немалая сумма наличности. В нарушение всех правил довольно часто сотрудники забирают выручку домой, так как у автосалона плохо налажена связь с инкассаторами. Соучастники тщательно разработали план. Сурен захватил на операцию газовый пистолет, который использовали при нападении на Башкина. Вместе с Альбертом они еще похитили газовый револьвер. Демидов же приобрел пневматический «ствол» черного цвета, похожий на ПМ. В начале августа 2003 года часть бригады попыталась напасть на сотрудника «Астэк», который вез деньги домой, но ничего не получилось. Для операции Сурен приобрел старый автомобиль «хонда», и сотрудник автосалона на своей более мощной машине легко ушел от преследователей. 16 августа Сурен и омоновцы Демидов, Масалов и Ермилов подъехали на «БМВ» к автосалону и еще раз обсудили план нападения. Сурен на своем «БМВ» должен был обогнать машину сотрудника с деньгами, а Георгий Озманян на своем автомобиле блокировать его сзади. Омоновцы же должны были вывезти и жертву, чтобы подельники могли спокойно забрать деньги из машины.

В 19 часов 15 минут менеджер салона Гусейнов и его племянник Алиев поехали домой. С собой у них находилась сумма, эквивалентная 37,5 тысячи долларов. Бригада на двух авто поехала следом. На Беловежской улице Гусейнов притормозил, чтобы высадить племянника. В это время ему блокировал дорогу «БМВ». Ермилов, угрожая оружием, пересадил Гусейнова и Алиева в «БМВ», где на них надели наручники. Так как Озманян на этот раз был без маски, на головы пленников натянули целлофановые пакеты. Из машины Гусейнова забрали выручку автосалона, его личные 8000 рублей и сотовый телефон. Затем вывезли дядю с племянником в лес в район Куркино. Племянника отпустили, а дядю крепко побили и бросили в лесу.

Деньги разделили поровну. Это был единственный случай, когда омоновцам выделили реальную сумму из похищенной выручки, – деньги брали при них, и Сурену «кинуть» никого на этот раз не удалось.

Финал под «Парусом»

Следующая идея озарила Озманяна в начале ноября 2003 года. Сурен и Альберт рассказали милиционерам-подельникам, что на Измайловском рынке в машинах с инкассаторами китайцы перевозят крупные суммы. Перед началом операции Сурен приобрел пять пистолетов и один автомат – все-таки предстояло серьезное дело: охранники ЧОПа, сопровождавшие китайцев, были вооружены боевым оружием.

Демидов и Ермилов изучили обстановку на Измайловском рынке. Операцию назначили на 3 ноября. Тогда к ним присоединился уже известный нам Масалов и знакомый Демидова Сергей Васин. Вскоре к ним подъехали Альберт, Сурен и Георгий Озманяны. По замыслу разработчиков операции, им предстояло исполнять роль оперуполномоченных, поэтому шли на дело без камуфляжной формы, зато в масках. Все участники операции получили наручники для жертв. Омоновцы и примкнувший к ним Васин вооружились пистолетами. В полдень они заехали на территорию Измайловского рынка. Автомобиль Сурена резко остановился перед «фольксвагеном» китайцев, и под угрозой оружия омоновцы вывели оттуда двух охранников – сотрудников ЧОП «Литания-М», а также четырех китайцев. Повели их в свой «УАЗ». Воспользовавшись неразберихой, два китайца сбежали. Оставшихся – заметителя директора рынка «АСТ» и его переводчика – приковали наручниками к охранникам. Повезли всех в Измайловский парк, но Ермилов заблудился и увез компанию в Московскую область, в сторону поселка Вешки. Для разборок опять нашли хорошее место: остановились прямо у забора охраняемого объекта «Липки-2». Забрали у пленников сотовые телефоны, а у охранников – два боевых пистолета. В это время Озманяны похитили из «фольксвагена» деньги, за которыми они охотились. В материалах дела фигурирует чуть больше миллиона рублей, но, по оперативным данным, денег было больше 3 миллионов долларов. Такую сумму ограбленные китайцы не подтвердили – они понимали, что выручку вряд ли вернут, а засвечивать эти миллионы – себе дороже.

Когда операция закончилась, пленников отпустили. Сурен забрал у всех членов бригады оружие, но Ермилов оставил себе похищенный у охранников пистолет ИЖ-71 с двумя магазинами и 16 патронами. Озманяны сказали, что денег в машине не было...

Пистолет, который оставил себе Ермилов, сыграл решающую роль в аресте бригады. В полночь 14 ноября 2003 года Алексей Ермилов и его коллега Сергей Журавчак в состоянии сильного подпития буянили у кафе-бара «Парус», что недалеко от метро «Орехово». Проходивший мимо оперативник из отдела уголовного розыска местного ОВД Соколов, представившись и показав удостоверение, потребовал прекратить хулиганские действия. Те начали его избивать. При этом Ермилов стрелял в воздух и бил боевым пистолетом – трофеем с последнего разбоя – по голове Соколова. Оперативник в итоге получил закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение головного мозга и две ушибленные раны головы. На шум подъехала патрульная машина. К счастью для Соколова, ее экипаж хорошо знал опера, и, несмотря на то что омоновцы демонстрировали свои служебные удостоверения, их доставили в местное отделение милиции. Ермилов выбросил пистолет, но его нашли и отправили на экспертизу. Она показала – это оружие с недавнего разбоя. Ермилов начал давать показания – отпираться было бесполезно.

...Когда-то ОМОН создавался как элитное подразделение. Теперь он все чаще фигурирует в криминальных новостях «по ту сторону баррикад».

Мать Ермилова, рассказывая о сыне, отмечала, что Алексей в последнее время, «видя, какая творится вокруг несправедливость, очень повзрослел, все свободное время проводил на службе». Алексей, как и его коллеги, воевал в Чечне, был награжден именным холодным оружием и знаком отличия «За службу в Чечне». С несправедливостью он и его товарищи решили бороться по-своему.

Но с чем боролись сотрудники ОМОНа, а теперь осужденные Газин, Абдрашитов и Пахомов, изнасиловавшие редактора одной из программ НТВ, которую они встретили в полночь у метро «Щукинская»? Парализованную от страха жертву троица, угрожая оружием, вывезла за город и с криками, что «им все равно ничего не будет», продемонстрировала свои служебные удостоверения. У девушки оказалась очень активная и решительная подруга, которая и заставила ее обратиться в милицию и добиться справедливости. Приговор суда уже вступил в законную силу. Негодяи получили по полной программе от 15 до 19 лет лишения свободы.

Итак костяк омоновской бригады арестовали. Самый старший среди арестованных омоновцев – Сергей Масалов. Сейчас ему 34 года. Остальные лет на десять моложе. Они – практически ровесники перестройки, отметившей свое 20-летие. Дети своего времени... Времени, когда стерлись грани между бандитами и стражами порядка. Они даже «чистосердечное признание» пишут одинаково: «чисто сердечное». Такое вот чисто конкретное поколение.


Авторы:  Лариса КИСЛИНСКАЯ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку