НОВОСТИ
Банкет в день траура. Мэр шахтерского Прокопьевска продержался в своем кресле несколько часов (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Чисто английское самоубийство

Автор: Владимир АБАРИНОВ
01.08.2003

 
Владимир АБАРИНОВ
Специально для «Совершенно секретно»

сотрудник министерства обороны Великобритании микробиолог Дэвид Келли. Его бездыханное тело было обнаружено в пятницу, 18 июля
AP

Власть и разведка пребывают в странных отношениях. Жить друг без друга не могут, но вечно друг другом недовольны. Власти всегда мало информации. Разведке – мало денег. Власть требует точных сведений, на основании которых можно было бы принять верные решения. Разведка вечно сомневается в надежности своих источников и вообще предпочитает подстелить соломки, дабы не оказаться в роли козла отпущения. Прекрасно понимая, что ценность разведданных – в их объективности, власть не может удержаться от руководящих указаний разведке; разведка то и дело берется за выполнение политического заказа и добровольно принимает на себя функции громоотвода. В истории с «иракским досье» в полной мере проявились все особенности этих отношений.

Зеленая папка

 

«Для этой работы надо иметь плечи покрепче. У меня они как раз такие». Так ответил британский премьер-министр Тони Блэр на призывы уйти в отставку. По мнению знатоков политической жизни Великобритании, Блэр столкнулся с самым серьезным за шесть лет своего премьерства кризисом. Огонь критики обрушили на него и его кабинет не только политические оппоненты, консерваторы и либералы, но и радикальное крыло правящей лейбористской партии. По общему мнению, если премьер не сможет обратить ситуацию вспять к сентябрю, когда состоится очередной партийный съезд, лейбористам грозит раскол.

Тони Блэра обвиняют в искажении разведданных, на основании которых принималось решение об участии британских войск в войне с Ираком.

Самый крупный доселе шпионский скандал на Британских островах разразился ровно сорок лет назад. То было знаменитое «дело Профьюмо»: министр обороны Джон Профьюмо был вынужден подать в отставку, после того как выяснилось, что его внебрачная пассия Кристина Киллер одновременно состояла в близких отношениях с офицером ГРУ Евгением Ивановым, работавшим под крышей военно-морского атташе советского посольства. Специальная комиссия, однако, не нашла свидетельств передачи Москве каких-либо военных секретов – Профьюмо пострадал за «моральное разложение» и за то, что поначалу начисто отрицал факт интимной связи с Киллер. Вскоре на покой по состоянию здоровья досрочно ушел и премьер-министр Гарольд Макмиллан.

На сей раз дело обстоит куда серьезнее.

24 сентября прошлого года Тони Блэр представил Палате общин «зеленую папку» – 50-страничное досье британских спецслужб о наличии и разработке Ираком оружия массового уничтожения, а также о репрессиях, которые чинит в отношении собственного населения багдадский диктатор. Через пять лет, утверждала британская разведка, Ирак сможет создать ядерное оружие без посторонней помощи. На это потребуется всего один-два года, если Ираку удастся приобрести за границей необходимые материалы. Такие попытки уже имели место: Саддам, в частности, пытался закупить крупные партии урана в Африке. Особенно сильное впечатление на законодателей произвела информация, что некоторые виды химического и биологического оружия могут быть применены в течение 45 минут после поступления приказа. Имеющиеся у Саддама средства доставки позволяют ему атаковать не только Турцию, Грецию, страны Персидского залива и Израиль, но и британские военные базы на Кипре.

Публикация британского досье стала поворотным пунктом в развитии ситуации вокруг Ирака. 28 января этого года президент Буш выступил на совместном заседании палат конгресса с ежегодным посланием «О положении страны». Среди прочего президент озвучил сведения о попытках Ирака купить уран в одной из африканских стран – при этом он начал фразу словами «британскому правительству стало известно...». 5 февраля на Совете Безопасности ООН выступил госсекретарь Колин Пауэлл, огласивший некоторые факты, собранные американским разведсообществом. Именно это выступление мобилизовало общественное мнение Америки в пользу войны с Ираком.

На Тони Блэра возлагают косвенную вину за гибель Дэвида Келли. Но британский премьер отказывается признать ее
AP

Про уран Пауэлл ничего не сказал, однако в досье, которое он передал инспекторам ООН, урановый сюжет был, называлась и страна, где попытка закупить урановую руду имела место, – Нигер. И тут произошло нечто экстраординарное. Ознакомившись с американским досье, генеральный директор Международного агентства по атомной энергии Мохамед эль-Барадей 7 марта заявил, что проведенное его экспертами расследование показало, что документы, на основании которых сделан вывод о возможной закупке, «не аутентичны», а потому обвинения «безосновательны». Иными словами – бумаги поддельные. С этого момента стала раскручиваться пружина скандала.

Вскоре началась война, и журналистам стало не до Нигера. Но когда американские военные, несмотря на все усилия, так и не нашли в Ираке запрещенного оружия, его компонентов или оборудования для его производства, вопрос о качестве разведданных встал снова. Сюжет с ураном всплыл на поверхность.

Кто подставил президента?

 

Как могло случиться, что в текст речи президента попала недостоверная информация? Уж не вводил ли он сознательно в заблуждение американскую и мировую общественность, прекрасно зная цену своим доводам?

Естественно, сам глава государства оценить степень надежности сведений разведки не может – он всецело полагается на мнение директора ЦРУ. Президент заявил, что Джорджу Тенету он полностью доверяет. О прекрасных личных отношениях президента и директора хорошо известно. Глава разведсообщества пользуется правом беспрепятственного «доступа к телу». Взоры обратились на Тенета. Появились статьи о том, что Пауэлл фактически стал жертвой дезинформации, состряпанной «ястребами» из администрации. Масла в огонь подлил один из этих ястребов, заместитель министра обороны Пол Вулфовиц, якобы заявивший, что оружие массового уничтожения – не более чем «бюрократический предлог» для войны с Саддамом.

Госсекретарь выступил с опровержением 2 июня. По его словам, готовясь к своему докладу в Совете Безопасности, он лично направился в штаб-квартиру ЦРУ и в течение трех вечеров подряд до полуночи изучал иракское досье разведки. Так, значит, урановый сюжет не попал в речь вследствие своей сомнительности? Колин Пауэлл объяснил решение своими субъективными ощущениями. «Не то чтобы я счел эту информацию ложной, – сказал он, – я просто подумал, что она недостаточно основательна для моей презентации».

Шеф ЦРУ в ответ на обвинения заявил, что при подготовке специального доклада об иракском оружии (такие доклады называются National Intelligence Estimate и имеют статус предельно надежного источника) была полностью соблюдена предусмотренная для таких случаев процедура. Процедура эта состоит в том, что текст документа, написанного аналитиками ЦРУ, направляется затем в другие разведывательные ведомства; президент получает его только после тщательного согласования всех дополнений и возражений.

Однако ни журналисты, ни демократы в конгрессе такими объяснениями не удовлетворились. Их интересовала конкретная фраза о попытках Ирака купить уран в Африке: знал ли директор ЦРУ о сомнительности данных, включенных в речь президента, а если знал, пытался ли воспрепятствовать их оглашению?

12 июня газета Washington Post сообщила, что ЦРУ в свое время проверяло сведения об иракско-нигерских переговорах. С этой целью в феврале прошлого года в столицу Нигера Ниомей отправился отставной американский дипломат, имени которого газета в тот момент не знала. Вернувшись, посланец доложил в Лэнгли, что считает урановую закупку маловероятной. Однако его доклад сочли неубедительным и убрали в долгий ящик. Спустя почти месяц, 6 июля, объявился и сам дипломат – Джозеф Уилсон, работавший временным поверенным в Ираке, затем послом в Габоне, а затем в администрации Клинтона ведавший африканскими делами в Совете национальной безопасности. Между прочим, он – последний американский дипломат, встречавшийся с Саддамом Хусейном перед войной 1991 года. Уилсон подтвердил информацию о своей миссии в Нигере и о том, что составил негативное мнение о попытках Ирака купить уран в этой стране. «Одно из двух, – сказал он в телеинтервью, – либо администрация располагает сведениями, о которых публика не знает, либо она избирательно использовала факты, чтобы оправдать уже принятое решение».

Директор ЦРУ Джордж Тенет принял на себя ответственность за информацию о том, что Саддам пытался купить уран в Африке
AP

Наконец, 11 июля, после того как сначала советник президента по национальной безопасности Кондолизза Райс, а за нею и сам президент заявили, что текст речи был завизирован руководством ЦРУ, с него, мол, и спрашивайте, Джордж Тенет опубликовал новое, развернутое заявление. В первых же строках он подтвердил, что его ведомство завизировало текст президентской речи, что президент по этой причине имел все основания считать, что информация, содержащаяся в нем, надежна. Далее он изложил предысторию вопроса. Американская разведка, по его словам, располагала «фрагментарной» информацией о возможных закупках Ираком урана в Африке. Для проверки этих сведений в Нигер и был направлен Уилсон, которого Тенет не называет по имени, а обозначает как «лицо со связями в регионе». «Его доклад, по нашему мнению, не отвечал на вопрос, пытался ли Ирак купить уран за границей, – пишет Тенет. – По этой причине он достаточно широко циркулировал в управлении, однако мы не знакомили с его содержанием ни президента, ни вице-президента, ни кого-либо из старших должностных лиц администрации».

Но откуда у ЦРУ появилась «фрагментарная» информация, проверять которую послали Уилсона? Источники в разведсообществе США утверждали, что эти сведения содержались в докладе, предоставленном Вашингтону итальянской разведкой. Скандал перекинулся на Апеннины.

15 июля министр иностранных дел Италии Франко Фраттини категорически опроверг эти сообщения. По его словам, итальянские разведслужбы никогда никаких документов относительно иракско-нигерской урановой сделки никому не передавали. Днем позже член парламентского комитета по делам специальных служб Фабрицио Чичитто заявил, что агенты итальянской военной разведки Sismi действительно занимались расследованием уранового эпизода, но информацией ни с кем не делились. В тот же день газета La Repubblica факсимильно опубликовала документы, якобы переданные Вашингтону и Лондону. Советник премьера Берлускони Джанни Летта тотчас заявил, что правительство в глаза не видело ни одной из опубликованных бумаг, что нигерское досье Sismi содержит совершенно другие документы, однако предать их огласке не представляется возможным, так как это раскроет источники разведки. В итоге дело еще больше запуталось. Откуда же эти данные получили США и Великобритания – выкрали, что ли? И что за документы напечатала La Repubblica?

В Вашингтоне все те же анонимы из разведсообщества сказали, что бумаги получены американским посольством в Риме от частного лица. Итальянские правоохранительные органы сочли, что у них есть достаточные основания начать расследование.

Спустя несколько дней Джордж Тенет был приглашен на закрытое заседание сенатского комитета по делам разведки. Дача показаний продолжалась без малого пять часов. Как говорят законодатели, директор ЦРУ снова взял на себя ответственность за недосмотр. Сенаторы-республиканцы отнеслись к покаянным речам Тенета благосклонно. Однако демократы были настроены непримиримо – они заявили, что ответственность в данном случае должен нести не директор ЦРУ, а президент США.

Возможно, вопрос не стоял бы так остро, будь ситуация в Ираке поспокойнее. Однако там не проходит дня без вооруженных вылазок против американских военнослужащих. Новый командующий генерал Абизаид говорит о хорошо скоординированной партизанской войне. Солдаты, стосковавшиеся по дому, ропщут. Страны, согласные направить в Ирак значительные воинские контингенты, готовы сделать это лишь по мандату ООН. Так стоила ли жертв эта война, коль скоро угроза, исходящая от Саддама, была отнюдь не так фатальна, как уверяли британский премьер и американский президент?

В конце концов Кондолизза Райс и министр обороны Дональд Рамсфелд изобрели великолепный аргумент. В один и тот же день в телеинтервью они заявили, что никакой ошибки или искажения разведданных в президентском послании на самом деле не было: ведь президент сослался на публичные заявления британского правительства, а то, что это правительство такие заявления делало, – святая правда. Комментарии эти были даны ровно накануне визита Тони Блэра в Вашингтон.

Би-би-си против Тони Блэра

 

На Британских островах к этому времени бурно развивался свой скандал вокруг «зеленой папки». Он начался 29 мая, когда радиожурналист Би-би-си Эндрю Гиллиган вышел в эфир с сенсационным сообщением: утверждение о том, что химическое и биологическое оружие Саддама находится в состоянии 45-минутной боеготовности, не соответствует действительности, – советники Блэра вставили его в иракское досье, дабы «придать пикантность» документу, причем сделали это вопреки возражениям разведки. Гиллиган сослался на осведомленный источник, принимавший непосредственное участие в работе над досье

полицейские наряды у дома Келли
AP

Заслуживший прозвище «серого кардинала» пресс-секретарь премьер-министра Алистер Кэмпбелл, которому Гиллиган приписал авторство фразы о 45 минутах, был взбешен. Он начисто опроверг разоблачения Гиллигана и потребовал от Би-би-си извинений. Би-би-си извиняться отказалась.

19 июня Гиллиган дал показания комитету Палаты общин по международным делам. Он отказался назвать своего осведомителя, но описал его как «старшее должностное лицо, тесно связанное с вопросом иракского оружия массового уничтожения». Он сказал также, что это лицо – один из четырех его информаторов.

Прошло еще около трех недель, в течение которых Британская вещательная корпорация и канцелярия премьер-министра продолжали свои препирательства. 9 июля имя предполагаемого осведомителя Би-би-си появилось в лондонских газетах – они указали на микробиолога Дэвида Келли, бывшего инспектора ООН в Ираке, консультанта правительства по оружию массового уничтожения, в тот момент прикомандированного к Министерству обороны.

Д-р Келли сам уведомил свое непосредственное начальство в минобороны о том, что он встречался с Гиллиганом за неделю до выхода в эфир сенсационной программы. Как объяснял впоследствии он сам, он считал, что обязан сделать это. Не только потому, что факт встреч имел место, но и потому, что в тексте Гиллигана он узнал некоторые свои суждения. Однако он решительно отрицал, что говорил журналисту об искажении правительством данных разведки.

С той минуты, когда начальник Келли получил его заявление, начались странные игры правительства и прессы. Поначалу, видимо, руководство минобороны никак не могло решить, как воспользоваться полученной информацией. Наконец, 8 июля министерство опубликовало заявление о том, что один из его сотрудников по собственной инициативе информировал руководство о своей встрече с Гиллиганом. О сотруднике было сказано, что это советник правительства в области оружия массового уничтожения, что он знаком с Эндрю Гиллиганом в течение нескольких месяцев и что встреча с журналистом не была санкционирована вышестоящим начальством. По согласованию с этим лицом, говорилось далее в заявлении, министерство намерено сообщить его имя председателю парламентского комитета по делам разведки и безопасности «на случай, если они пожелают допросить его».

Вместо того чтобы промолчать или сказать, что корпорация ни при каких обстоятельствах не раскрывает имена своих источников, руководство Би-би-си охотно втянулось в угадайку. Оно ответило министерству своим заявлением – о том, что описание должностного лица, якобы встречавшегося с Гиллиганом, не соответствует характеристикам реального информатора. «Источник г-на Гиллигана не работает в министерстве обороны и знаком с ним в течение нескольких лет, а не месяцев», – утверждала Би-би-си.

9 июля сотрудник службы информации минобороны пригласил к себе журналистов трех ведущих газет – Guardian, Times и Financial Times. По свидетельству репортера Guardian Ричарда Нортон-Тэйлора, сотрудник пресс-службы заявил им, что подтвердит имя «крота», если его назовет кто-либо из присутствующих. Сложно представить, что чиновник делал это без указания вышестоящего начальства. Один из журналистов взял в руки телефонный справочник министерства, намереваясь зачитать его от корки до корки. Этот способ представитель пресс-службы отверг. Нортон-Тэйлор угадал с третьей попытки. После того как имя Дэвида Келли стало достоянием широкой публики, Би-би-си отказалась подтвердить его.

На сцене появляется доктор Келли

 

15 июля комитет нижней палаты по международным делам вызвал микробиолога на свои слушания. В отличие от допроса Эндрю Гиллигана, допрос Дэвида Келли показывали в прямом эфире. Публика увидела похожего на Фрейда настороженного человека в очках и с седой бородкой, говорившего едва слышно, так что члены комитета несколько раз просили его повысить голос, то и дело переспрашивали и в конце концов вынуждены были выключить вентиляторы, чтобы их шум не мешал услышать, что говорил Келли. Был ли он подавлен свалившимися на него неприятностями? Очень похоже на то. Тем не менее голова д-ра Келли оставалась светлой. Он рассказал, что встречался с Эндрю Гиллиганом трижды, всякий раз по его просьбе. Первый раз, в сентябре прошлого года, Гиллиган собирался в Ирак по приглашению правительства Саддама и просил проконсультировать его; на двух последующих встречах, в феврале и мае, журналист в основном рассказывал об этой своей поездке. Ни о каких разведданных, тем более об их искажении, заявил эксперт, разговора не было по простой причине: Дэвид Келли с этими данными не знаком, а его участие в работе над досье свелось к составлению хроники инспекций ООН – эта информация к категории секретных сведений не принадлежит. Ключевая фраза показаний д-ра Келли звучит так: «Я не вижу, как на основании нашего разговора с ним можно было сделать такое серьезное заявление»

Полиция извещает о трагедии жену ученого, Дженис
AP

Завершив работу над порученным ему разделом в июне прошлого года, д-р Келли, по его словам, «забыл о ней», ни в каких дальнейших обсуждениях и редактировании текста участия он не принимал, вообще уехал из страны, а потому и не может судить о том, какая правка была в него внесена. И о Нигере, и о 45-минутной готовности он узнал из газет. Вместе с тем он убежден в «абсолютной правдивости» доклада. Отвечая на вопрос одного из законодателей, Келли дважды повторил, что считал режим Саддама серьезной угрозой «соседним странам и интересам Соединенного Королевства». Напоследок члены комитета упорно пытались выяснить, не считает ли свидетель себя невинно пострадавшим, не думает ли он, что министерство обороны обошлось с ним дурно, «использовало его». На эти вопросы д-р Келли отвечал одной и той же фразой: «Я принимаю случившееся как должное». Засим и был отпущен с миром.

Два дня спустя, 17 июля, Гиллигана призвали к ответу вторично. Заседание было закрытым, но по окончании председатель комитета Дональд Андерсон назвал показания журналиста «не внушающими доверия», поскольку тот изменил свою первоначальную версию. Гиллиган ответил на это, что его «загнали в ловушку».

В тот же день Тони Блэр вылетел в Вашингтон. Во время последнего перед летними каникулами появления в Палате общин ему отчасти удалось сбить волну критики благодаря уверенной и твердой позиции – он не стал посыпать главу пеплом и не отрекся ни от единой буквы доклада. Официальным поводом поездки была речь на совместном заседании Палаты представителей и сената по случаю его награждения Золотой медалью конгресса. Это высшее отличие, какого может удостоить конгресс: до Блэра медалью был награжден только один британец – Уинстон Черчилль. Премьер-министру предоставлялась идеальная возможность в благожелательной аудитории выступить с принципиальным, программным обращением к стране и миру и одержать моральную победу над оппонентами.

С этой задачей Тони Блэр справился блестяще. Квинтэссенция речи состояла во фразе «история нас оправдает». Этой речи суждено войти в анналы наряду с фултонской речью Черчилля. Среди характерных для английского политика, выступающего в Америке, шуток Блэра был рассказ о его среднем сыне, который, изучая историю американской революции, сказал отцу: «Знаешь, папа, был такой лорд Норт – премьер-министр, потерявший Америку. Подумай только: сколько бы ошибок ты ни сделал, такой ужасной ты сделать уже не сможешь». Да, Америку Блэр не потерял. Но в то время, когда он только летел над Атлантикой, внося последнюю правку в текст речи, на юге Англии, в роще близ Оксфорда, уже истекал кровью Дэвид Келли.

Последняя партия в криббидж

 

Около трех часов пополудни д-р Келли вышел из своего дома в Оксфордшире, сказав жене, что идет прогуляться. Прогулки эти были у него в обычае, и хватились его дома не скоро: он, бывало, заходил по дороге в паб под названием «Синий кабан» и, если подбирался партнер, садился играть в криббидж – единственную карточную игру, разрешенную в английских пабах. В округе его хорошо знали как члена общества краеведов, любителя верховой езды, милого и скромного человека; о том, что он эксперт правительства по биологическому оружию, что он работал в составе инспекций ООН в Ираке, соседи узнали только из телерепортажей. Около полуночи жена встревожилась и позвонила в полицию. Наутро в близлежащей роще нашли труп мужчины, который позднее был опознан как Дэвид Келли. О причинах смерти полицейские чины отказывались говорить до вскрытия. Было что-то чисто английское в этой смерти – словно эпизод из «Собаки Баскервилей»

Тони Блэру сообщили о кончине д-ра Келли в самолете на полпути в Токио. На пресс-конференции в Японии какой-то журналист выкрикнул: «Замарали руки кровью, г-н премьер-министр? Собираетесь по этому случаю в отставку?» Блэр побледнел, но нашел в себе силы ответить на реплику единственно правильным образом – промолчать.

Спустя несколько часов стало известно, что д-р Келли покончил с собой, вскрыв себе вену на левой руке. Рядом с трупом нашли орудие самоубийства – нож – и коробку сильнодействующего обезболивающего средства.

В Сеуле премьер-министр объявил о назначении независимого расследования, которое получит все необходимые полномочия и допуск к секретным материалам, и о том, что сам готов дать показания. Он заявил, что считает преждевременными разговоры о каких-либо отставках в своем кабинете до того, как будут установлены все обстоятельства смерти Дэвида Келли, и отказался, как того требовали лидеры оппозиции, отозвать парламент с летних каникул.

Расследование дела поручается возглавить лорду Хаттону
AP

Азиатская его поездка, конечно же, пошла прахом. Ее главной темой была северокорейская угроза, но к предупреждениям Блэра публика и журналисты отнеслись как к крикам мальчика, пугавшего односельчан волками.

Тем временем руководство Би-би-си, после того как причина смерти была официально объявлена, подтвердило, что доктор Келли был «основным информатором» Эндрю Гиллигана. Огласивший заявление директор службы новостей Ричард Самбрук подчеркнул, что, по мнению корпорации, журналист ни в коей мере не исказил слова эксперта. Би-би-си, добавил Самбрук, по-прежнему считает, что поступила правильно, сделав мнение д-ра Келли достоянием публики. Позднее в тот же день свое особое заявление сделал Гиллиган – о том, что он воспроизвел сведения, полученные от Дэвида Келли, совершенно точно. Таким образом, Би-би-си опровергла покойника, который уже ничего не может сказать в свое оправдание. Показания Келли парламентскому комитету предложено считать лживыми, а репортаж Гиллигана – правдивым.

Сыновья Саддама подвернулись вовремя

 

Почему, в самом деле, премьер должен уходить в отставку или отправлять туда министров и советников? Он что, «заказал» Дэвида Келли? Довел его до самоубийства? Каким образом? Да таким, утверждают наиболее радикальные критики Блэра, что разгласил его имя как информатора, сообщившего журналисту Би-би-си о подтасовках в иракском досье. Не лично разгласил, конечно, а санкционировал утечку – огласка, в свою очередь, глубоко травмировала эксперта. Не выдержав тройного давления – своего начальства, законодателей и прессы, – д-р Келли наложил на себя руки.

Все может быть. Люди вскрывают себе вены и по гораздо более вздорным поводам. Семья утверждает, что в последние дни перед кончиной покойный, оказавшись в центре скандала, впал в глубокую депрессию. Тем не менее мотивы самоубийства не установлены, предсмертной записки не обнаружено, электронные послания, отправленные Келли непосредственно перед роковой прогулкой, не дают ключа к разгадке и даже, напротив, свидетельствуют о том, что микробиолог на погост отнюдь не собирался. Перед судьей лордом Хаттоном, возглавившим специальное расследование, стоит сложная задача.

Согласно последним сообщениям, Би-би-си заявила, что располагает пленкой с записью интервью Дэвида Келли. Содержание пленки корпорация не разглашает, но готова предоставить ее комиссии лорда Хаттона.

Африканский же сюжет, судя по всему, закрыт. 19 июля итальянская журналистка Элизабетта Бурба призналась в интервью газете Corriere della Sera, что лицом, передавшим документы сотрудникам американского посольства в Риме, была она. Бурба не говорит, от кого она получила бумаги, но утверждает, что этот человек не связан с итальянскими секретными службами. После того как проверка в Нигере показала, что документы ненадежны (на одном из них была, в частности, поддельная подпись президента Нигера Мамаду Танджа), еженедельник Panorama, в котором работает Бурба, решил воздержаться от публикации. Журналистка, тем не менее, решила передать бумаги американским дипломатам – пусть, мол, они выясняют правду. 25 июля заместитель Кондолиззы Райс Дэвид Хэдли взял на себя вину за то, что сомнительная информация попала в речь президента: он сказал журналистам, что просто-напросто забыл о настоятельных рекомендациях директора ЦРУ и извинился перед президентом. На радостях – накануне американские военные в Ираке убили сыновей Саддама – президент его простил.

Вашингтон


Авторы:  Владимир АБАРИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку