НОВОСТИ
Московского арбитражного судью могут посадить на 12 лет за посредничество во взяточничестве
sovsekretnoru

Черный Араб

Автор: Дмитрий ЩЕГЛОВ
01.10.2001

 
Андрей КУЗЬМИНОВ,
обозреватель «Совершенно секретно»

По сводкам из Чечни, последовавшим после 11 сентября, ситуация напоминает август 1996 года. Тогда отряды чеченских боевиков тремя колоннами вошли в столицу республики и попытались захватить наиболее важные стратегические объекты города. Операция «Джихад», а именно так именовалась она в сводках боевиков, должна была продлиться несколько дней. Однако боевики столкнулись с упорным сопротивлением российских войск. Стало ясно, что для захвата намеченных целей потребуется больше сил, чем планировалось ранее. Преимущество внезапности нападения было упущено.

Много вопросов тогда вызывали выбор времени начала операции и причина, по которой российские войска вынуждены были оставить Грозный. Ведь из радиоперехватов разговоров боевиков выходило, что они выдохлись и готовы оставить столицу Чечни. Начавшиеся почти сразу мирные переговоры в Хасавюрте лишь подлили масла в огонь. Среди российских военных поползли слухи о предательстве. Впрочем, поводом послужила не только боль за напрасно отданные жизни товарищей. Некоторые знающие люди прямо говорят, что хасавюртовское соглашение было не последствием проведения операции «Джихад», а ее причиной. Незадолго до этих событий командование войск в Чечне открыто обращалось к тогдашнему руководству страны с просьбой о введении чрезвычайного положения в республике. Мало того, неоднократно докладывалось о возможности проведения широкомасштабной операции со стороны боевиков. За две недели до нее российские спецслужбы точно знали, когда она начнется. Однако вместо принятия оперативных решений по приказу верховного главнокомандующего Бориса Ельцина в Чечне заработали военные прокуратуры, которым было предписано проводить служебное расследование «по каждому выстрелу со стороны российских войск, а виновных отдавать под суд».

Именно во время августовских событий российские станции радиоперехвата зафиксировали в эфире арабскую речь. Через некоторое время стало известно, что вместе с чеченскими боевиками в захвате Грозного участвовал со своим отрядом некий Хаттаб – араб по национальности. Лишь позднее выяснилось, что он иорданец и ближайший сподвижник саудовского миллионера Усамы бен Ладена. С тех пор личность араба-наемника постоянно фигурирует в поступающих из региона сводках военных новостей. Последние события в Гудермесе – не исключение.

Недавняя попытка захвата боевиками этого второго по величине после Грозного города еще раз продемонстрировала, что сепаратисты не намерены мириться с потерей контроля над республикой.

Хабиб Абдул Рахман, он же Эмир ибн Аль-Хаттаб, он же Ахмед Однорукий и Черный Араб, до последнего времени проживал в селении Ведено. С самого начала его охрана состояла из арабских наемников, так как сам он неоднократно заявлял, что чеченцам не доверяет.

Под зеленым знаменем ислама Хаттаб воюет в общей сложности более пятнадцати лет. Сначала в Афганистане против советских войск. Затем в Ираке – против американских. Хаттаб повоевал и против Израиля. Был инструктором афганских моджахедов в Пакистане.

В Чечне он возглавил отряд, который назвал «Джамаат ислами». Костяк отряда – преимущественно иностранцы, выходцы из арабских государств. Причем в отличие от чеченской «вольницы» в его отряде действует беспрекословное подчинение и ответственность за выполнение терактов. Для более жесткого контроля он отбирает документы у всех прибывших в отряд из других стран и регионов России. В отличие от подразделений чеченских полевых командиров в его отряде при проведении боевых операций против федеральных сил практикуется «почасовая оплата труда». И это неудивительно. Именно через Хаттаба международная исламская организация «Братья мусульмане» со штаб-квартирой в Лондоне осуществляет финансирование боевых операций в Чечне. Кроме того, денежная подпитка поступает к нему из Саудовской Аравии и Пакистана, что еще раз свидетельствует о заинтересованности ряда стран арабского мира в северокавказском конфликте. Финансовая свобода позволила Хаттабу организовать на территории России сеть лагерей по подготовке террористов, которая до недавнего времени была раскинута по всей Чечне. Правда, с переходом большей части республики под контроль федеральных сил многие его лагеря либо свернуты, либо уничтожены.

Чтобы представить размах деятельности Хаттаба, стоит обратиться к информации, в свое время строго засекреченной.

Через некоторое время после прибытия в Чечню Хаттаб создает так называемый Институт Кавказа, фактически филиал международной организации «Братья мусульмане». Сорок преподавателей из числа афганцев и арабов в течение двух месяцев обучали по сто шестьдесят слушателей из числа местных чеченцев, а также из других регионов России, Таджикистана, Киргизии, Узбекистана, республик Северного Кавказа. Основные предметы – арабский язык и религиозные дисциплины. Слушателям, большинство которых ранее исповедовали ислам суннитского толка, преподавались идеи ваххабизма, основанного на суфизме. Для общего понимания стоит пояснить, что основоположник ваххабизма, проповедник Мухаммед ибн Абд аль-Ваххаб (1703–1787), в свое время на территории Аравии выступал за очищение ислама и возврат к его начальным установлениям, отказ от культа святых. То есть, по сути, ваххабизм пошел вразрез с установившимися в мусульманском мире шиитскими и суннитскими течениями в исламе. Сами идеи ваххабизма ни в коей мере не проповедуют экстремизм. И по оценке специалистов, насаждаемая Хаттабом форма ваххабизма не имеет ничего общего с устоявшимися формами ислама. Более того, имеет явные оттенки сатанизма. Достаточно вспомнить леденящие кровь кадры видеозаписи чеченских боевиков, на которых запечатлены изощренные убийства пленных российских военнослужащих, напоминающие ритуальное жертвоприношение, практикуемое в различных сатанинских сектах.

Основная политическая идея, проповедуемая в Институте Кавказа, – образование единого исламского государства от Каспийского моря до Черного. Территориально северокавказские республики планировалось поделить на соответствующие «джамааты» – Кабардино-Балкарский, Карачаево-Черкесский и так далее. Эталон государственного устройства – то, что выстраивает на территории Афганистана движение «Талибан». Помимо идеологической подготовки, слушателей учат правилам ведения боевых действий. Для этого Хаттаб создал в Чечне базовый лагерь «Саид ибн Абу Вакас». После окончания двухмесячных курсов все юноши возвращались к себе на родину: в Башкирию, Татарстан, Дагестан, Таджикистан и Узбекистан, нередко под вымышленными именами и с чужой биографией, для чего использовались чистые бланки российских паспортов. Только в 1993 году в Чечню их было ввезено 25 тысяч. Большая часть таких паспортов вручена владельцам.


СПРАВКА.

Идея единого центра по подготовке профессиональных террористов принадлежит мятежному Джохару Дудаеву. 20 марта 1995 года он подписал приказ № 16 о формировании из добровольцев особых подразделений «смертников». Им поручалось вести беспощадную борьбу «с врагами чеченского народа и ислама» в любой точке планеты. Предполагалось, что это будут профессионально и идеологически подготовленные боевики.

После гибели Дудаева в 1996 году план развил Шамиль Басаев, а реализовал проект прибывший в Чечню Хаттаб. Усама бен Ладен одним из первых дал деньги для создания такого центра.

В центре «Саид ибн Абу Вакас», где преподаватели из стран Ближнего и Среднего Востока обучали чеченских боевиков тактике ведения боя и применения различных видов вооружения, впоследствии появились и выходцы из других регионов России и СНГ. Принимали и лиц славянской национальности, преимущественно из Украины и прибалтийских государств. Лучшие выпускники премировались стажировками в аналогичных лагерях Турции и Пакистана, но это касалось только курсантов-мусульман.


По данным разведки, еще перед вводом российских войск в декабре 1994 года в Чечне создавались лагеря по подготовке боевиков. Информация поступала от лиц, непосредственно проходивших в них обучение. Тренировочные центры располагались на территориях бывших пионерских лагерей и домов отдыха вблизи чеченского селения Сержень-Юрт. Причем основная база «Саид ибн Абу Вакас» находилась непосредственно в этом селении, где одновременно проходили обучение до ста боевиков из элитных подразделений Ичкерии. В состав этого центра входили семь лагерей подготовки, которые могли разместить до двух тысяч курсантов. С 1996 года личное руководство над ними принял Хаттаб.

Первая чеченская кампания хранит много тайн. Особое недоумение у самих военных вызывает то, что командование владело исчерпывающей информацией об этих лагерях. При этом еще долгие месяцы с начала боевых действий в Чечне ни одна бомба, ни один снаряд не упали на территорию лагерей, готовивших террористов в Веденском районе.

Тренировочные лагеря, подчинявшиеся Черному Арабу, имели строго определенную специфику подготовки сепаратистов и свои названия на арабский лад.

В «Абуджафр-лагере» инструкторы из Пакистана преподавали тактику и методику ведения партизанской войны.

Выпускники, обученные владению многими видами стрелкового вооружения, проходили боевое слаживание в составе групп из трех-пяти человек. В том числе здесь обучали и ведению ночного снайперского боя в составе так называемых снайперских троек: пулеметчик, гранатометчик, снайпер.

В «Якуб-лагере» готовили минометчиков, артиллеристов, водителей и стрелков боевых машин пехоты (БМП).

Инструкторами были профи из Пакистана и Иордании. Довольно скоро ряды преподавателей пополнили пленные российские офицеры. Из пленных российских танкистов в один из периодов чеченской кампании было укомплектовано два экипажа боевых машин. Под угрозой уничтожения родственников, оставшихся в России, пленные вынуждены были воевать против своих. По свидетельству очевидцев, в одном из боев пленные офицеры намеренно подставили борта боевых машин под огонь, и оба танка были уничтожены.

«Абубакар-лагерь» готовил подрывников-диверсантов.

Их обучали изготавливать фугасы не только из штатных боеприпасов, но и с использованием подсобных химических соединений. Один из таких лагерей был впоследствии уничтожен в Урус-Мартане. Причем найденные на его территории химические компоненты оказались идентичны тем, что использовались при взрыве жилых домов в Москве осенью 1999 года.

«Давгат-лагерь» готовил проводников идей исламского экстремизма.

Пройдет некоторое время, и выпускников этого лагеря спецслужбы обнаружат на территории Ставропольского и Краснодарского краев, в Башкирии, Татарстане, в других регионах России. В Махачкале в 1997 году вполне легально выходила газета экстремистского толка «Знамя Ислама». Результаты активной работы таких проповедников и выпускников лагерей другого профиля сказались в 1999 году во время вооруженного вторжения чеченских боевиков в Республику Дагестан.

* * *

Последние события на Северном Кавказе заставляют задуматься о возможности спланированной с мусульманскими экстремистскими организациями акции боевиков в Чечне. В пользу этого довода говорит и вновь открытое финансирование их отрядов организацией «Дават уль-аршад». Можно предположить, что в преддверии начала наземной операции армии США в Афганистане чеченские боевики совместно с «наставниками» из других мусульманских стран пытаются отвлечь внимание России от ситуации в Центральноазиатском регионе.

Вновь опустели улицы и базары Грозного. Исход мирного населения из чеченской столицы свидетельствует о подготовке боевиков к предстоящей крупной операции, подобно той, которую они провели в Гудермесе. Российские военные, как и в первую чеченскую кампанию, требуют от политического руководства введения чрезвычайного положения в республике...


Авторы:  Дмитрий ЩЕГЛОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку