ЧЕРНЫЕ МЕТКИ ДЛЯ «БЕЛОГО ВОРОТНИЧКА №1»

Автор: Алексей МАКАРКИН
01.05.2003

 
Алексей МАКАРКИН, Специально для «Совершенно секретно»
Фото Бориса КРЕМЕРА и ИТАР-ТАСС

В последнее время премьер-министр получает болезненные уколы с нескольких сторон.
По часовой стрелке: председатель Госкомрыболовства Евгений Наздратенко, заместитель Генпрокурора Владимир Колесников, глава Счетной палаты Сергей Степашин и вице-премьер Алексей Кудрин

Коллегия Счетной палаты РФ (СП РФ) под председательством Сергея Степашина в марте этого года рассмотрела отчет о результатах проверки погашения кредитов, ранее предоставленных СССР и Россией иностранным государствам, а также отчет по урегулированию и выверке задолженности иностранных государств перед Россией. Это внешне «техническое» заседание по-своему примечательно. Ведь данная сфера традиционно считалась «вотчиной» Михаила Касьянова.

К чему пришли проверяющие?

 
Долговой капкан и рыбный «крючок»

 

Во-первых, коллегия отметила несовершенство нормативно-законодательной базы. В частности, Бюджетный кодекс позволяет проводить реструктуризацию и списание части задолженности перед Россией без ратификации соответствующих договоров в парламенте, на основании участия РФ в международных финансовых организациях. В результате в 1996–2001 годах – то есть после присоединения России к Парижскому клубу – была списана задолженность иностранных государств на общую сумму более 25 миллиардов долларов. При этом отчеты правительства о задолженности в Госдуму не представлялись. Помимо этого, 73,6 процента задолженности иностранных государств являлись просроченными еще по состоянию на 1 января 2002 года.

Во-вторых, проверка выявила необоснованные решения при проведении зачетов по задолженности. Так, зачет долгов Украины на сумму 12,5 миллиона долларов был произведен на невыгодных для России условиях путем поставки Украиной трех рыбопромысловых судов. По мнению специалистов Счетной палаты, это нанесло ущерб федеральному бюджету в размере 8,5 миллиона долларов.

В-третьих, по мнению Счетной палаты, имеются недостатки при ведении учета операций с задолженностью. В доходах федерального бюджета не учитываются средства в неконвертируемых и клиринговых валютах, имеют место значительные расхождения в данных учета задолженности в Минфине и Внешэкономбанке по отдельным странам, отсутствует ряд документов, послуживших основанием для полного или частичного списания задолженности ряда государств – например, Уганды и Нигерии. Известно, что Парижский клуб «простил» Уганде в 2000 году долги на сумму 145 миллионов долларов, а общий долг этой страны в рамках программы списания ее внешней задолженности было решено сократить на 656 миллионов. Что же касается Нигерии, то не совсем ясно, о списании каких долгов идет речь. Многолетние переговоры между властями этой страны и международными финансовыми организациями о реструктуризации задолженности, составляющей, по разным данным, от 28 до 33,5 миллиарда долларов, завершились провалом, и в прошлом году страна объявила дефолт.

В связи с этими фактами коллегия решила направить информационные письма президенту и в Генеральную прокуратуру, а также представление в правительство России.

Показательно, что после ухода Андрея Вавилова с государственной службы в 1997 году долговые вопросы полностью находились под контролем Михаила Касьянова. И результаты расследования Счетной палаты могут стать реальной угрозой для председателя правительства РФ. В то же время маловероятно, что в ближайшей перспективе эта угроза реализуется. Но факт пристального интереса Счетной палаты к долговой проблеме значим сам по себе: в недавнем прошлом именно расследование палаты в отношении МПС стало импульсом к отставке «непотопляемого» Аксененко.

Вопросы к Михаилу Касьянову возникли в последнее время и у Генпрокуратуры России. Это произошло в связи с расследованием дела о злоупотреблениях в Госкомрыболовства. Как сообщил на пресс-конференции заместитель Генерального прокурора Владимир Колесников, в конце марта Генпрокуратура предъявила обвинение в превышении должностных полномочий и хищении зампреду Госкомрыболовства Юрию Москальцову. Москальцова арестовали и через сутки отпустили под подписку о невыезде.

«У нас есть вопросы и претензии к ряду ответственных должностных лиц в правительстве, в том числе и к премьеру Михаилу Касьянову», – заявил Колесников. И пояснил, что речь, в частности, идет о подписанном премьером распоряжении правительства от 12 сентября 2002 года под номером 1270-р «Об увеличении объема общих допустимых уловов крабов и моллюсков «трубач». «Нами установлено, что данный документ не соответствует закону и должен быть отменен. Однако длительное время никакого ответа от премьера мы не получаем», – сказал Колесников. Дело о злоупотреблениях в Госкомрыболовства прокуратура Москвы выделила в отдельное производство в рамках расследования убийства губернатора Магаданской области Валентина Цветкова, застреленного прошлой осенью на Новом Арбате.

Замгенпрокурора также высказал недовольство действиями аппарата правительства, который, по его словам, почти две недели не выдавал необходимые для следствия документы. Руководитель аппарата Игорь Шувалов, как заявил Колесников, под разными предлогами уклонялся от общения с ним. «Мне это надоело, и я дал предписание, чтобы провести там изъятие документов, и все было сделано», – рассказал замгенпрокурора.

Владимир Колесников – фигура тяжелая, если пользоваться шахматной терминологией. Он известен как специалист по расследованию громких уголовных дел, от поимки маньяка Чикатило в 80-е годы до известного «дела «АвтоВАЗа». В «деле НТВ» в 2000 году он сыграл одну из существенных публичных ролей. Именно Колесников, тогда бывший советником Генпрокурора, огласил данные о доходах звезд телеканала и других структур «Медиа-Моста», и эта информация помогла Кремлю переломить общественные настроения в свою пользу.

Спустя несколько часов после пресс-конференции Колесникова руководитель департамента правительственной информации Алексей Горшков заявил, что аппарат правительства предоставил все запрашиваемые Генпрокуратурой документы еще в конце января текущего года. Источник в самом аппарате высказался резче: «Мы не намерены помогать господину Колесникову заниматься его собственным пиаром, вместо того чтобы ловить жуликов».

Что касается распоряжения номер 1270-р, то по поводу его происхождения существуют разные версии. По одной из них, председатель Госкомрыболовства Евгений Наздратенко был против появления этого документа, который готовили его подчиненные, в частности Москальцов. По другой, Касьянов отказался подписывать проект без визы Наздратенко, и тот все же приложил руку к появлению распоряжения.

Но дело даже не в этом. Сам факт обнаружения нарушений в этой сфере, тоже традиционно считающейся «вотчиной» Касьянова, можно расценивать как еще одну черную метку премьеру. Не случайно в своем выступлении Колесников персонально упомянул его ближайшего соратника Шувалова. И это упоминание, без сомнений, Колесников согласовал с Кремлем.

Михаил Касьянов уступает в популярности лишь одному российскому политику – Владимиру Путину

Конечно, вряд ли речь идет об отставке главы правительства в ближайшее время. Однако как минимум решается вопрос об ограничении его политического ресурса, как, впрочем, и аппаратного: Касьянову до сих пор не удается уволить своего подчиненного Евгения Наздратенко. После месячного отстранения от исполнения обязанностей последний вернулся на «рыбный» пост. Кремль не дает санкции на его отставку, хотя прокуроры в рамках дела уже его допросили. Наздратенко может не только продержаться на плаву (до тех пор, пока это нужно Кремлю), но и сохраняет шансы выйти сухим из воды.

В конце концов, нет ничего удивительного, что время от времени Михаилу Касьянову прочат отставку. Слишком заметная у него должность, чтобы к ней не примеривались другие претенденты и влиятельные группировки за их спиной. Но пока Касьянову удается одерживать большие и малые аппаратные победы. К наиболее значимым из них за последние два года отнесем назначение Артюхова-отца и Юсуфова министрами, Житника – главой Россельхозбанка, а также создание контрольного управления правительства (ранее такой орган был только в администрации президента). Наконец, в прошлом году Касьянов добился понижения статуса Ильи Клебанова до «рядового» министра, а также провел Владимира Чернухина на пост главы ВЭБа. А это значит, что вопросы обслуживания внешнего долга и сделок в рамках военно-технического сотрудничества остались в сфере влияния главы правительства.

Слуга двух господ

 

Однако не все так просто. Серьезным испытанием для Касьянова стала затянувшаяся история с отставкой министра путей сообщения Николая Аксененко. Премьер длительное время поддерживал своего подчиненного, так как понимал, что его уход будет означать победу «питерской» группы, с которой Касьянов находится в непростых отношениях. В ноябре 2001 года Касьянов демонстративно отозвался об Аксененко как о хорошем министре и выразил сомнение в справедливости обвинений в его адрес. В конце концов премьер вынужден был уступить и согласиться на уход главы МПС, выторговав некоторые уступки. Назначение главой МПС Геннадия Фадеева, не принадлежащего к «питерской» группе, – явный компромисс со стороны оппонентов премьера.

Много проблем премьеру создала приватизация «Славнефти», но и здесь Касьянов вышел аппаратным победителем, причем дважды в течение 2002 года. Первый раз – когда в мае добился назначения Юрия Суханова на пост президента компании. Второй раз – в декабре, когда победу на аукционе одержал союз «семейной» «Сибнефти» и ТНК. Напомню, представители правительства тогда активно выступили против участия в аукционе конкурентов этого союза – государственных нефтяных компаний России и Китая.

Впрочем, как карьерный госчиновник Касьянов в отношениях с президентом предельно аккуратен. Он понимает, что в случае активного лоббирования интересов коммерческих структур «семейной» группы может быстро лишиться своего поста. Поэтому и люди Касьянова (например, Артюхов-отец и Юсуфов) публично всегда защищают государственные интересы. Пример – тот же аукцион по «Славнефти». Нежелательность участия в нем госкомпаний официально мотивировалась стремлением обеспечить переход «Славнефти» к эффективному собственнику, сиречь частному инвестору. Премьер не допускает заметных ошибок, которые могли бы нанести ущерб репутации власти. Те же связи Касьянова на Западе, наработанные им за годы службы в Минфине, вписываются в рамки западнической ориентации внешней политики России.

Важная характеристика Касьянова – успешное сочетание качеств публичного политика и аппаратного игрока. Так, весной 2002 года в споре с президентом Путиным, посчитавшим темпы экономического роста слишком низкими, а задачи правительства недостаточно амбициозными, премьеру удалось убедить общественное мнение, что правительство делает все возможное для развития экономики страны, а искусственное ускорение его темпов будет иметь негативные последствия. Умение вести аппаратную интригу Касьянов проявил в вопросе об административной реформе. Он сумел «замкнуть» реальную работу по ее подготовке на своем аппарате, возглавляемом Шуваловым. И в течение всего 2002 года успешно защищал правительство от любых перетрясок. Впрочем, трудно сказать, как долго он сможет продержать эту оборону.

Касьянов – «питерские»

 

Наибольшую угрозу нынешнему премьеру несет аппаратная экспансия «питерской» группы. Основные сферы влияния Касьянова она пока не затронула. Но если события будут развиваться по худшему для премьера сценарию, не исключен быстрый разрушительный процесс. Уже сейчас можно заметить отдельные признаки эрозии касьяновской команды. Так, по некоторым данным, назначение в 2002 году на пост главы ВТБ Андрея Костина поддерживали представители «питерской» группы, а наблюдательный совет банка в том же году возглавил Алексей Кудрин.

Показательно, что в последнее время противоречия между премьером и его заместителем по макроэкономическому блоку усиливаются. Они уже затрагивают вопросы налоговой реформы, представительства интересов государства при процедуре банкротства, сокращения бюджетных расходов и ряд других «знаковых» тем.

Так, в рамках сокращения числа министерств и ведомств Кудрин предложил ликвидировать Министерство путей сообщения. Часть функций министерства будет передана Минтрансу, а часть – РАО «Железные дороги», создающемуся в рамках реформирования МПС. Фактически Кудрин становится участником как реформы МПС, так и административной реформы, первоначально разрабатывавшейся в Министерстве экономического развития и торговли, а затем переданной руководителю аппарата правительства РФ Шувалову. Таким образом, Кудрин начинает активно играть и на поле вице-премьера Виктора Христенко, курирующего реформу МПС, и на поле Шувалова, занимающегося реформой административной. Кроме того, инициируя снижение военных расходов, Кудрин оказывает влияние и на военную реформу. В прошлом году усилиями Минфина была отменена масштабная программа строительства жилья для контрактников. Причем для воздействия на все направления российских реформ, официально не входящих в сферу его компетенции, Кудрин выбрал весьма технологичный способ – через комиссию по оптимизации государственных расходов, которую возглавляет.

Нетрудно предположить, что аппаратная экспансия вице-премьера будет расширяться, а отношения Касьянов – Кудрин, соответственно, усложняться.

Премьер нового типа

 

Для российских политических реалий Касьянов – принципиально новый тип главы правительства. После «соправителя» Черномырдина, «дофина» Кириенко, «конкурента» Примакова и «преемников» Степашина и Путина у руля оказался человек, имеющий две ипостаси: технократическую и клановую. Касьянова называли «техническим премьером». В то же время он стал протеже «семьи» при в тот момент «несемейном» Путине.

Однако со временем политическая значимость Касьянова существенно подросла: из «технического исполнителя» и «аппаратчика» он превратился в публичного политика. По данным ВЦИОМ, он принадлежит к числу тех, кто пользуется наибольшим доверием избирателей. Другое дело, что подобная «публичность» имеет для премьера и свои минусы. Так, в декабре 2002 года группа лиц во главе с бывшим помощником Аслана Масхадова объявила о намерении выдвинуть кандидатуру Касьянова на пост президента, подчеркнуто противопоставляя его Путину. Многими эта акция была расценена как попытка политических конкурентов «подставить» главу правительства.

Пример Касьянова показывает: и в условиях складывающейся моноцентрической системы власти премьер-министр, будучи «человеком номер два» в государстве, не может не быть фигурой политической. Даже если он усиленно позиционирует себя как технократ. Этот вывод относится не только к Касьянову, но и к его будущим преемникам.

 


Авторы:  Алексей МАКАРКИН

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку