Черная вдова

Черная вдова
Автор: Елена ВЛАСЕНКО
28.01.2013

ЭКСПРЕСС-ДЕТЕКТИВ

 Телеграмма озадачила и немного испугала меня. «РОБЕРТУ СОММЕРСУ ОТЕЛЬ «РИТЦ» НЬЮ-ЙОРК НИ ПРИ КАКИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ НЕ ЖЕНИТЕСЬ НА ДЖОЗЕФИНЕ КОЛЛИНЗ ТЧК НЕМЕДЛЕННО ВЫЕЗЖАЮ ТЧК ДЖОАН РЕМИНГТОН ОКРУГ ПРОХАЗКА ШТАТ ОКЛАХОМА».

Я не знал никакой Джоан Ремингтон. Я вообще никого не знал в Прохазке, штат Оклахома. Странно, откуда кто-то из Оклахомы мог узнать, что я собираюсь жениться на Джозефине? И какие у них могли быть возражения? То, что Джозефина уже была замужем? То, что она овдовела всего пять недель назад?

Но поэтому мы и решили так быстро пожениться. Мы любили Ральфа, и он любил нас.

Я спрятал телеграмму, чтобы рассмешить Джозефину за обедом. Но она была такой веселой и очаровательной, что я не решился показать ее.

На следующий день мы поженились. Свидетелями были служанка Джозефины и таксист. После церемонии мы сразу уехали в Ниагара-Фоллз, где решили провести медовый месяц.

Приехав в Ниагару рано утром, мы устроились в гостиницу «Честер Хаус», переоделись, позавтракали и пошли гулять. В то утро мы с Джозефиной были самыми счастливыми людьми на свете. Странная телеграмма совсем вылетела у меня из головы. О такой жене, как Джозефина, можно было только мечтать.
Когда на следующее утро зазвонил телефон, Джозефина еще спала. Я брился в ванной комнате.

– Да? – тихо сказал я.

– Мистер Соммерс? – раздался в трубке женский голос. – Это Джоан Ремингтон. Я посылала вам в Нью-Йорк телеграмму. Я в холле вашей гостиницы. Мы должны немедленно встретиться.

От удивления я чуть не выронил телефонную трубку. Ну почему эта женщина преследует нас? Она проделала долгий путь из Оклахомы в Нью-Йорк, чтобы расстроить нашу свадьбу. А теперь, когда мы все-таки поженились, проехала еще восемьсот километров, чтобы досадить нам.

Я посмотрел на спящую Джозефину и покачал головой.

– Извините, но я не знаю, о чем нам разговаривать.
– Тогда я сама поднимусь к вам в номер, – решительно проговорила она.

Джозефина открыла глаза и улыбнулась.

– Прекрасно, я сейчас спущусь, – сказал я и повесил трубку. – Доброе утро, дорогая.
– Кто это был? – прошептала она.
– Портье, – соврал я. – Телеграмма из конторы. Чтобы не будить тебя, я решил сам спуститься за ней. Я немного прогуляюсь, так что не торопись вставать.

Вернусь через десять минут, дорогая.
В холле ко мне подошла женщина.

– Мистер Соммерс?

 

Я холодно кивнул. Джоан Ремингтон оказалась молодой красивой девушкой, на вид лет двадцати четырех, с длинными белокурыми волосами.

– Могу уделить вам только несколько минут, – сухо проговорил я. – Давайте пройдемся.

Не успели мы отойти от гостиницы и на пару десятков метров, как Джоан взволнованно заговорила:

– Я надеялась, что вы, по крайней мере, отложите свадьбу.
– С какой стати? – рассердился я. – Я вижу вас впервые в жизни…
– Но ваша жена меня хорошо знает. Вам известно, что она уже была замужем?
– Конечно, известно, – облегченно вздохнул я. – Ее муж был моим лучшим другом.
– Да, я знаю о Ральфе Коллинзе. Но сказала ли она вам о том, что была замужем до Коллинза?

Один ноль в пользу Джоан Ремингтон. Этого я не знал. Но почему я должен ей верить?

– И что тот муж умер при таких же странных обстоятельствах, что и ваш друг Ральф?
Слово «странных» подействовало на меня. Где-то в глубине души у меня пряталась капелька сомнения. Она зародилась в тот день, когда я, опоздав в Нью-Йорк на похороны Ральфа, гневно спрашивал его вдову, почему она так поздно сообщила мне об его кончине.
– Что вы имеете в виду? – мой голос предательски дрогнул.

– Мой брат Фил Ремингтон умер на восьмом месяце супружеской жизни с Джозефиной, так же как и ваш друг Ральф Коллинз. Фил никогда не болел. Что она вам сказала о Ральфе? Порок сердца?

– Да, – кивнул я. – Джозефина сказала, что он умер от сердечного приступа. А что случилось с вашим братом?

– Человек, бывший ее мужем до Фила, тоже умер от порока сердца, – выложила Джоан свой главный козырь.

– Еще один муж? – вздрогнул я. – Вы хотите сказать, что Джозефина дважды была замужем до Ральфа и что оба ее мужа умерли?

Джоан Ремингтон взяла меня за руку и подвела к скамье.

– Присядьте, мистер Соммерс. Мой брат умер 14 месяцев назад. Я обратилась в частное сыскное агентство. Расследование подходило к концу, когда на горизонте появились вы, но мы не успели вас предупредить. Джозефина убила всех своих мужей! – Я вскочил со скамьи, с трудом удержавшись от того, чтобы ударить ее. – Сегодня приезжает детектив Хадсон. Он представит вам факты.

Чтобы хоть немного успокоиться, мне пришлось еще с полчаса гулять. Джозефина в ярком кисейном платье и широкополой шляпке ждала меня в холле. Стоило мне только бросить на нее взгляд, и все сразу стало на свои места. Моя жена-красавица – убийца? Что за бред?!

– Дорогой, из-за всей этой суматохи я совсем забыла тебе сказать, что была замужем до Ральфа, – сообщила Джозефина в конце завтрака

От неожиданности я чуть было не выронил чашку с кофе.

– Вот как?
– Неужели это так важно, дорогой? Мы едва были знакомы. Я тогда оказалась без работы. Он был добр ко мне, вот я и вышла за него замуж.
– Как его звали?
– Ремингтон. Филипп Ремингтон.
– Вы развелись?
– Нет, он умер, – спокойно ответила жена.
– Он тебе что-то оставил? – глупо улыбнулся я. – Ты никогда не спрашивала, есть ли у меня деньги. Я вовсе не богат. Я – простой инженер, строю мосты, дороги. Ну, кое-что осталось от родителей…
– Отлично! – обрадовалась Джозефина. – Фил мне тоже кое-что оставил. Так что с голоду не умрем.

Она ничего не сказала о Ральфе Коллинзе. Я был в курсе его дел и знал, что он застраховался на крупную сумму.
Когда мы допивали кофе, в ресторан вошла Джоан Ремингтон. Бросив на нас холодный взгляд, она подошла к соседнему столику.

– Джоан! – воскликнула Джозефина.
– Здравствуй, Джозефина! – сухо поздоровалась Джоан.
– Боб, это Джоан Ремингтон, сестра Фила Ремингтона, – внешне спокойным голосом произнесла она. – Джоан, это мой муж, Боб Соммерс.
– Доброе утро, мисс Ремингтон. – Я встал и поклонился.

Мисс Ремингтон в ответ слегка кивнула. Она холодно посмотрела на Джозефину, и та несомненно уловила враждебность.

– Так ты опять замужем? – поинтересовалась Джоан.

Джозефина ослепительно улыбнулась, но я почувствовал, как она напряглась.

– Да, дорогая. А ты тоже проводишь здесь медовый месяц?
– Нет, просто любуюсь водопадами.

Когда официант принес чек, я быстро его подписал. Потом встал и помог встать жене.

– Бедняжка, – сказала она, когда мы вышли из ресторана. – До сих пор не может меня простить за то, что я вышла замуж после смерти Фила. Она думает, что я всю жизнь теперь должна носить траур. Джоан всегда недолюбливала меня, даже при его жизни. Она была так привязана к брату, что это выглядело несколько странно.

Не повезло, что мы повстречались с Джоан Ремингтон. Она испортит нам медовый месяц. С ней Ниагара будет уже не такой, как вчера.

– Поехали в Торонто. Я всегда мечтал там побывать. Или в Бостон. В последний раз я был там, еще когда учился в колледже.
– Поедем сегодня же вечером, – согласилась жена.

В холле отеля нас поджидал коренастый мужчина.
– Мистер Соммерс, можно поговорить с вами?

Я сразу же догадался, что это и есть частный детектив Джоан Ремингтон. Пожалуй, нужно выслушать его, чтобы рассеять накопившиеся за сегодняшнее утро сомнения.

Я кивнул ему и проводил Джозефину до лифта.

– Поезжай наверх, дорогая. Я должен переговорить с этим человеком. Это недолго.
– Кто это? И откуда он знает, что ты здесь? Я думала, что ты только своим сослуживцам рассказал о том, где мы будем отдыхать.
– Это служащий страховой фирмы. Он нашел меня в Нью-Йорке. Я недавно попал в автомобильную аварию. К счастью, никто не пострадал, но владелец разбитой машины считает, что я виноват, и требует, чтобы я заплатил за ремонт. Я отказался, потому что авария произошла не по моей вине… Я расскажу тебе об этом позже. Надеюсь, мне удастся уладить дело.

Конечно, объяснение звучало не слишком правдоподобно, и я увидел в глазах жены сомнения. Ничего не сказав, она пошла в лифт. Я вернулся в холл и подошел к коренастому мужчине.

– Вы от Джоан Ремингтон? – спросил я.


Он кивнул.

– Где мы можем поговорить?

Я повел его к той же скамье, на которой мы сидели сегодня утром. Детектив не стал ходить вокруг да около и сразу перешел к делу.
– Вы женились на женщине, которая убила троих мужей.
– У вас есть доказательства?
– Если бы они у меня были, она бы уже давно сидела за решеткой. Я уверен, что она убила их. Я уже больше года работаю над этим делом.
– Начните с самого начала.
– Хорошо. Ее настоящее имя – Джозефина Уилки. В своем первом свидетельстве о браке она написала, что родилась в Лиме, штат Огайо, и что ей двадцать четыре года. Ее первым мужем был некий Хармон. С тех пор прошло десять лет. Значит, сейчас ей должно быть тридцать четыре.

Мне Джозефина сказала, что ей двадцать четыре. Да она и не выглядела старше. Ну и что, если она сбросила десять лет? Ничего страшного, женщина просто скрывает свой возраст!

– Продолжайте, – угрюмо произнес я. – Но предупреждаю заранее, я не верю ни одному вашему слову.
– Поверите. Она утверждает, что родилась в Лиме, Огайо, в 1963 году. Но в архивах Лимы нет записи об ее рождении. Обман номер один. Она вышла замуж за Хармона в 1987 году и уговорила его застраховаться на крупную сумму. Через семь месяцев он умер в Чикаго. В медицинском заключении говорится, что у него был порок сердца. С 1987 по 1995 год о ней ничего не известно. Мы не смогли найти ее, хотя и разослали фотографии по всей стране.

– Подождите, – прервал его я. – Согласен, все это звучит довольно убедительно. Меня интересуют некоторые детали. Джоан Ремингтон сказала, что вы работаете на нее больше года. Ваши услуги наверняка стоят недешево. Почтовая рассылка фотографий по всей стране и привлечение к работе других агентств тоже стоят дорого…
– Вы правы, но у мисс Ремингтон есть деньги.
– Как же так? Ведь ее брат был небогат.
– Дело в том, что шестьсот акров, на которых нашли нефть, принадлежат не ее брату, а ей. Участок оставил ей дядя, не очень любивший племянника

Ежегодно нефть приносит ей около миллиона долларов, мистер Соммерс.

И она тратит тысячи долларов на то, чтобы преследовать и травить мою жену. Я опять перешел на сторону Джозефины. Сама мысль о том, что одна женщина таким ужасным способом мстит другой, показалась мне отвратительной.

– Продолжайте, – холодно сказал я.
– Итак, она исчезла. Никто не знает, что она делала эти восемь лет, скольких мужей убила. Думаю, Джозефина «работала» в маленьких городках. В 1995-м она объявилась в Канзас-Сити, где молодой Ремингтон владел небольшим делом. Джозефина устроилась к нему секретаршей и, похоже, преуспела в работе.

Через два месяца она вышла замуж за хозяина, за что я его, кстати, не виню. Надо отдать ей должное, она красавица.

– Согласен, – кивнул я.
– Через восемь месяцев Ремингтон умирает, и тоже от болезни сердца. Его сестра утверждает, что Фил никогда ничем не болел. Доктор из Канзас-Сити подтверждает ее слова. Он осматривал мистера Ремингтона незадолго до смерти и уверен, что у него было здоровое сердце. Семейный врач Ремингтонов выдал мне справку, из которой следует, что Фил был абсолютно здоровым человеком, может, самым здоровым в округе Прохазка.

Я подумал: она получила страховку после смерти Филиппа Ремингтона и отправилась на поиски новой жертвы.

– И она выбрала моего друга Ральфа Коллинза, – задумчиво произнес я.
– Да. Вы хорошо знали Ральфа. Он когда-нибудь жаловался на больное сердце?
– В колледже нет, но Ральф был просто помешан на спорте и мог надорвать сердце. Да и доктор подтвердил диагноз.
– Я говорил с доктором. Жена Ральфа сказала, что он часто жаловался на боли в сердце. Доктор ей поверил, но после засомневался в причине смерти. Та же самая история с докторами, лечившими Хармона и Ремингтона.
– Еще не поздно эксгумировать труп Ральфа. Если его отравили, вскрытие сразу покажет следы яда…
– Правильно! – вскричал Хадсон. – Вскрытие обнаружит следы яда, вот только вскрывать нечего. Все три тела были кремированы по просьбе неутешной вдовы.

Еще один удар, еще один кирпичик в стене подозрения. У меня закружилась голова. Да, Хадсон здорово поработал. Теперь я понимал, что подозрения зародились у меня еще в Нью-Йорке. Страстная любовь к Джозефине на время заглушила их, но сейчас они получили богатую пищу и проснулись.
К нам подошла Джоан Ремингтон.

– Все рассказали? – спросила она Хадсона.

Частный детектив кивнул.

– Все, но у вас нет ни одного доказательства. – Я хватался за соломинку, как утопающий.
– Вы же знаете, что все это правда, только не хотите в этом признаваться. То, что она сделала с вами, отвратительно и ужасно. В глубине души вы знаете, что Джозефина – убийца. Вы считаете меня злой мстительной женщиной? Да, это так. Я любила брата больше жизни, а эта женщина хладнокровно убила его. Она расправилась с Лесом Хармоном и вашим другом Ральфом Коллинзом и собирается теперь убить и вас!

Несколько минут я оцепенело сидел на скамье. Потом вскочил и бросился в гостиницу.

Чемоданы стояли в шкафу. Похоже, Джозефина передумала уезжать вечером. Она сидела у окна, на полу рядом с креслом лежала шляпка.

– Боб, я знаю, что это был детектив, нанятый Джоан Ремингтон, – сказала она. Я знаю, что они тебе рассказали. Ведь вы с Джоан разговаривали сегодня утром. Я не могла понять причину твоего возбуждения после прогулки, пока не увидела Джоан.
– Да, они с Хадсоном кое-что мне рассказали. – Я специально темнил. Хотел посмотреть, как она будет оправдываться.
– Что я отравила Фила Ремингтона и Ральфа Коллинза. Что я убила их из-за денег. Сначала уговорила застраховаться, а потом отравила. Так?
– Да, – прошептал я. – Еще они говорили о каком-то Хармоне.

Если я бы не наблюдал за ней, то не заметил бы промелькнувшей по ее лицу тени.

– Хармон? – грустно улыбнулась Джозефина. – Впервые слышу эту фамилию. Они могли с таким же успехом рассказать тебе и о Смите, и о Джонсе, и о Келли…
– Джозефина, – едва не заплакал я, – где ты была в 1987 году?
– В Ватерлоо, штат Айова. Я там родилась. – Ее плечи задрожали от рыданий, но глаза остались сухими.
– Фил Ремингтон был твоим первым мужем?

Она устало встала и начала рыться в сумочке. Я испугался, что она достанет револьвер, но в протянутой руке был сложенный вдвое листок бумаги.

– Значит, в 1987 году я вышла замуж за мистера Хармона и убила его? Смотри, Боб.

Пожелтевший от времени документ был похож на свидетельство о браке, но при ближайшем рассмотрении оказался свидетельством о рождении. В нем было написано, что Джозефина Алиса Борнс родилась 9 декабря 1973 года в Ватерлоо, штат Айова, родители: мистер и миссис Борнс.
Я стал подсчитывать в уме, но Джозефина опередила меня

– В 1987 году мне было четырнадцать лет.

Я посмотрел на нее, потом перевел взгляд на старое свидетельство. Здесь Джоан с Хадсоном допустили свою первую и возможно единственную ошибку.

– Джозефина!.. – воскликнул я.
– И ты поверил им, – спокойно проговорила она. – Дважды сегодня ты входил в эту комнату с мыслью о том, что я убийца… Боб, дорогой, я люблю тебя. Но, пожалуйста, уйди. Немедленно уйди…

Я не ушел. Вместо этого я вытащил из кармана костюма, висящего в шкафу, ту самую телеграмму, с которой все началось.

– Джозефина, – попытался объяснить я, – я получил эту телеграмму в пятницу, а в субботу женился на тебе.

Она прочитала телеграмму и внезапно зарыдала.

– Боб! Боб! – всхлипывала Джозефина. – Значит, ты не поверил ей. Ты меня любишь и веришь мне. Она наговаривает на меня!

Я обнял ее. Нет, моя жена не может быть убийцей.
Позже, немного успокоившись, Джозефина рассказала о Джоан Ремингтон.

– Наверное, она слегка помешалась от любви к брату. Участок земли в Оклахоме принес ей целое состояние, и она наняла детективов следить за мной. Она платила им огромные деньги. Я предложила Хадсону десять тысяч, чтобы он оставил меня в покое, но он только рассмеялся мне в лицо и сказал, что мисс Ремингтон даст ему в двадцать раз больше. И поверь мне, даст. Пока они будут говорить ей то, что ей нравится, она будет им платить. Джоан ненавидит меня. И она не колеблясь заплатит миллион, лишь бы погубить меня.

Мысленно я проклял Джоан Ремингтон. Деньги способны купить все: свидетелей, фальшивые показания, судей.

Я обнимал жену и успокаивал ее до тех пор, пока она не уснула. Я уложил ее и разделся в ванной комнате, чтобы не разбудить ее. На тот случай, если она проснется и захочет умыться, оставил в ванной свет.

Я лежал и думал о Ральфе Коллинзе. Предупреждала ли и его Джоан Ремингтон? Зародила ли она и в нем семена подозрений? Мучился ли он так же, как я сейчас?

Я долго ворочался, не в силах уснуть. Наверное, я захрапел, потому что проснулся лежа на спине с открытым ртом.

Меня разбудил не звук, а свет, вернее его отсутствие. Дверь в ванную комнату я оставил приоткрытой, сейчас же в номере было темно. Неужели дверь закрылась сама? Джозефины рядом не было. Значит, она в ванной.

Я ничего не слышал, но постепенно до меня донесся запах дыма. Дверь скрипнула и медленно открылась. Когда луч света упал мне на лицо, я притворился спящим и даже захрапел.

Я лежал с закрытыми глазами и приоткрытым ртом и прислушивался. Ее руку я увидел только тогда, когда она находилась в 15 сантиметрах от моего лица. Если бы не жар, исходивший от нее, я бы ничего не заметил, так бесшумно она двигалась. В руке Джозефина держала ложку.

Я вскочил и оттолкнул ее. Огненные капли обожгли мою руку, но я даже не почувствовал боли. Я выбил у нее ложку, и она отлетела к стене. Джозефина вскрикнула, и я увидел ее глаза – глаза безжалостного убийцы. Она взмахнула рукой, и ее длинные ногти оставили на моем лице глубокие царапины.

Я изо всех сил ударил Джозефину кулаком по лицу. Она врезалась в дверь ванной, забежала туда и заперлась. За жутким хохотом последовал глухой звук. Ее прекрасное тело упало на пол. Моя жена отравилась.

Я включил свет. На стене виднелись серебристые пятна. Я дотронулся до одного и тут же отдернул руку, настолько они были горячи.
Капли оказались и на полу. Это был свинец, который предназначался для меня. Когда человек храпит, его рот раскрыт. Ложки расплавленного свинца хватит для того, чтобы отправить его на тот свет. Затем охладившийся свинец можно вытащить, а рот закрыть. И ни один доктор не догадается, от чего наступила смерть. Ни один доктор не станет настаивать на вскрытии в присутствии убитой горем красавицы жены.

Через несколько месяцев я побывал в Ватерлоо, штат Айова, но так и не сумел найти записей о рождении Джозефины Алисы Борнс. Свидетельство о рождении, которое она мне показала, было таким же фальшивым, как и все остальное.
Больше я не стал копаться в ее прошлом. Мне было достаточно и того, что я знал.


Ф. ГРУБЕР

Перевод Сергея МАНУКОВА


Авторы:  Елена ВЛАСЕНКО

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку