НОВОСТИ
Покупать авиабилеты можно будет без QR-кода, но с сертификатом на Госуслугах
sovsekretnoru

«Черная касса» Усамы

01.10.2001

 
Владимир АБАРИНОВ,
Леонид ВЕЛЕХОВ –

Оценки благосостояния Усамы бен Ладена варьируются от нескольких миллионов до пяти миллиардов долларов. Но главарь аль-Кайды – не финансовый гений. Известно, что от отца в 1968 году он унаследовал около 300 миллионов. Умножил он это богатство или растратил? Сведения на сей счет самые противоречивые.

Великолепная семейка

Джамаль Ахмед аль-Фадл, свидетель обвинения на недавнем процессе по делу о взрывах американских посольств в 1998 году в Найроби и Дар-эс-Саламе, довольно много рассказал о бизнесе бен Ладена в Судане, где тот жил с 1991 по 1996 год. Строительная компания бен Ладена Hijra Construction Co. построила в этой стране дорогу от столицы Хартума до порта Судан, за что правительство расплатилось с ним, передав в собственность аль-Кайды кожевенный завод в Хартуме. Бен Ладен владел также сельскохозяйственной фирмой Blessed Fruits, на фермах которой выращивали арахис, пшеницу, подсолнечник, различные фрукты, кукурузу и кунжут.

Поскольку против Судана действует режим международных санкций, эта продукция, по словам аль-Фадла и других свидетелей, переправлялась в другие страны, в частности на Кипр, откуда экспортировалась в Европу и Америку как товар, произведенный на Кипре. Те же фермы служили аль-Кайде учебными лагерями. В целях финансовой поддержки ячеек организации в Кении аль-Кайда владела в этой стране рыболовецкой компанией и страусиной фермой. Для нужд своего бизнеса аль-Кайда купила подержанный самолет в США, трактора в Словакии и грузовики в России.

Занималась организация и ввозом в Судан различных товаров в обход санкций, получая при этом немалую прибыль. Бен Ладен владел также акциями суданского банка и инвестиционной фирмой Taba Investment Co. О его легальном бизнесе в других странах известно мало, хотя считается, что ячейки аль-Кайды действовали и действуют как минимум в тридцати четырех государствах мира. По некоторым сведениям, аль-Кайда владела сельскохозяйственной фирмой в Таджикистане и лесоразработками в Турции. Участие бен Ладена в контрабанде африканских алмазов ничем не подтверждено.

Независимые эксперты, такие, как редактор Jane’s Intelligence Digest Алекс Стэндиш, полагают, что аль-Кайда ссужает деньгами и других террористов.

Тем не менее специалисты считают, что один из основных источников финансирования аль-Кайды – легальный бизнес и пожертвования, собираемые в мечетях всего мира и почти неподконтрольные правительствам. Жертвователи зачастую понятия не имеют, куда идут их деньги, полагая, что помогают сиротам и калекам. Работающему в Лондоне арабскому журналисту Абдель-Бари Атвану бен Ладен в 1996 году говорил, что на суданских строительных и аграрных проектах он потерял 150–160 миллионов. Строительная компания бен Ладена была ликвидирована суданскими властями в 1997 году под американским и саудовским давлением, после чего власти попросили и самого бен Ладена подыскать себе другое место жительства.

В ходе расследования взрывов американских посольств следствие установило банки, в которых имеются счета бен Ладена и его соратников: лондонский Barclay’s, венский Girocredit, один кенийский банк и один банк в Дубае. Эти счета были заблокированы. Аль-Фадл называл также Гонконг и Малайзию, но не помнил или не знал названия банков.

События 11 сентября закономерным образом спровоцировали настоящую охоту на капиталы и деловые контакты бен Ладена. Президент Буш распорядился заморозить все его активы в США и запретил финансовые операции с любыми людьми и группировками, подозреваемыми в связи с ним.

Аналогичные активные действия предприняли власти и деловые круги Великобритании. По информации испанской газеты La Vanguardia, Лондон находится в центре гигантской финансовой сети арабского терроризма. Арабские банки в Сити, в частности, филиалы финансовых институтов Саудовской Аравии и других стран Персидского залива, Arab National Bank и Saudi International Bank, как и исламские банки Al-Rajhi и Al-Baraka, сформировали необыкновенную финансовую крепость, за которой, вполне возможно, скрывается бен Ладен. Во всех своих ликах: как инвестор в исламские фонды (их существует более восьмидесяти), как вкладчик денежных средств, как дебитор...

На днях британская пейджинговая компания Maltitone Electronics разорвала деловые отношения с саудовской фирмой Baud Telecommunications, владельцем которой является Saudi Binladen Group (SBG) из Джидды с ежегодным доходом пять миллиардов долларов. Президент корпорации, имеющей интересы в телекоммуникациях, строительстве и недвижимости, – брат Усамы, шейх Бакр Мохаммед бен Ладен.

Семья тут же попыталась откреститься от одиозного родственника. В своем заявлении для печати дядя Усамы и глава клана Абдулла Авад Обуд бен Ладен декларировал, что семья «не имеет отношения» к деятельности племянника. Клан, между прочим, насчитывает более пятидесяти человек, однако лишь шурин Усамы – Мохаммед Джамаал Халиф – признался, что финансировал террористические исламские организации, в частности «Исламскую армию Адена», которая организовала теракт против американского эсминца Cole. Именно к «Исламской армии Адена» принадлежал, по данным ЦРУ, Халид ал-Мидхар, один из угонщиков самолета, протаранившего Пентагон.

Семья бен Ладена пользуется услугами саудовского банка Hollandi, сорок процентов капитала которого принадлежат крупнейшему голландскому банку ABN Amro. Две строительные компании клана имеют представительства в Лондоне. Крупные корпорации General Electric и Cadbury также сотрудничают с SBG. Основные партнеры клана бен Ладена в Северной Америке – канадская компания Canaren и фирмы США Nortel, PictureTel, Tellabs и Н.С.Price.

Все это результаты расследования, которое проводит сейчас спецотдел казначейства США, отслеживающий своего рода всемирную финансовую цепочку, связанную с бен Ладеном. Однако полностью ее отследить, увы, все равно не удастся. Финансисты террористов прячутся за самыми невероятными и безобидными фасадами вроде неправительственных организаций, фирм, занимающихся строительством автострад в Саудовской Аравии, и инвестиционных фондов арабских банков в Лондоне.

В ответ на атаку на свои капиталы бен Ладен принял контрмеры. Операции со своими финансами он осуществляет сейчас иным путем. Бывший глава отдела ЦРУ по борьбе с терроризмом Винс Каннистраро полагает, что он работает теперь с азиатскими банками, включая китайские. Кроме того, на Ближнем Востоке функционирует своеобразная архаичная банковская сеть «хавала», основанная на доверии и потому не оставляющая документальных следов. Специалисты признают, что западный мир мало знает о том, как действует эта полуподпольная система. Они годами ищут, например, банковские счета Саддама Хусейна и ничего найти не могут.

Покупатели велосипедов

В Соединенных Штатах в середине 90-х годов осознали, что наилучший и самый эффективный способ борьбы с международными криминальными синдикатами и международным терроризмом – это борьба с отмыванием денег. В 1998 году, после взрывов посольств, Билл Клинтон подписал распоряжение о замораживании всех активов бен Ладена в США, однако никаких активов по сей день не обнаружено. В 1999 году тем же успехом увенчалось распоряжение об активах «Талибана».

Вопрос о финансах бен Ладена был одним из важнейших в повестке дня переговоров Колина Пауэлла с саудовским министром иностранных дел принцем Саудом аль-Фейсалом в конце сентября в Вашингтоне. Надо полагать, речь на них шла и о тех деньгах, которыми Саудовская Аравия осыпает исламские организации всего мира, – эта цифра ежегодно составляет десять миллиардов долларов.

Вместе с тем ряд авторитетных экспертов считает, что бен Ладену и не нужны огромные средства. Сумма в один миллион долларов, в которую якобы обошлась организация атаки 11 сентября, по их мнению, сильно завышена. Взрыв во Всемирном торговом центре 1993 года обошелся его организаторам менее чем в 10 тысяч долларов – деньги слишком незначительные, чтобы попасть под подозрение финансовых властей. Боевики бен Ладена – люди неприхотливые, ведущие спартанский образ жизни. Так, например, последние дни перед атакой двое исполнителей, Марван Алшехи и Мохаммед Атта, провели в дешевом флоридском мотеле в городе Дирфилд-Бич, снимая номер на двоих за 250 долларов в неделю, самостоятельно стирая белье, не пользуясь телефоном и не позволяя себе никаких развлечений. Владелец фирмы по прокату автомобилей показал, что они трижды арендовали у него машины, всякий раз выбирая самую дешевую из имевшихся в наличии и отчаянно оспаривая дополнительные счета за превышение пробега.

Агентов ФБР, бросившихся по следу кредитных карт, которыми они заплатили за билеты на роковые авиарейсы, постигло жестокое разочарование. На счетах самоубийц суммы были весьма небольшие, депонированные самими террористами в виде наличных. Самая крупная статья расходов – обучение в частных летных школах, оно обошлось каждому примерно в 20 тысяч долларов

Как сообщил в интервью Wall Street Journal Саад аль-Фаги, диссидент из Саудовской Аравии, проживающий в Лондоне, американцы просто не понимают ни само мусульманское сообщество, ни то, как в нем используются деньги. «При организации операции вроде самолетной атаки на американские города речь идет не о миллионах и тем более миллиардах, а всего лишь о нескольких тысячах долларов», – считает аль-Фаги.

Из материалов дела о взрывах посольств известно также, что осужденный член аль-Кайды Вади эль-Хаг в свое время был направлен в Баку для организации сбора благотворительных средств в целях поддержки чеченских сепаратистов. Прибыв в столицу Азербайджана, посланец потратил часть выделенных ему средств на... покупку велосипедов. А соратникам своим объяснил, что велосипеды в Баку необычайно дешевы и, закупив большую партию, аль-Кайда может хорошо заработать на их перепродаже! Кстати, и оценку доли наследства, полученной бен Ладеном по смерти отца, многие специалисты считают сильно преувеличенной – по их сведениям, она составляла не более сорока миллионов.
Нищета и миллиарды «Талибана»

Во всяком случае, ясно, что информация о том, что бен Ладен чуть ли не содержит правительство талибов, ровно ни на чем не основана. Справедливо совершенно обратное: его аль-Кайда пользуется поддержкой, в том числе и финансовой, «Талибана». «Талибан» же, несмотря на свое показное благочестие и настоящий террор, развязанный в Афганистане против нарушителей неслыханно строгих норм приличия, зарабатывает прежде всего на наркотиках, контролируя 80 процентов мирового производства опиума. С одной лишь его продажи, по некоторым данным, в «карманах» «Талибана» уже осело более 90 миллиардов долларов.

При этом кабульский режим не в состоянии прокормить собственное население, страдающее от жестокой засухи. Два с половиной миллиона афганцев покинули страну и живут на положении беженцев в Иране и Пакистане. США были крупнейшим источником гуманитарной помощи Афганистану, о чем сказал в своей речи в конгрессе американский президент. Только в этом году ее объем, включая помощь беженцам, составил 132 миллиона долларов. 2 августа помощник госсекретаря по делам Южной Азии Кристина Рокка встречалась в Исламабаде с послом «Талибана» Абдулом Саламом Заифом и в очередной раз повторила, что первейшее условие нормализации отношений между Вашингтоном и Кабулом – выдача правосудию бен Ладена.

Из многих источников известно о тесном взаимодействии наркомафии с таджикскими властями. Власти Ирана, напротив, ведут непримиримую борьбу с наркотрафиком из Афганистана. Жертвами этой борьбы пали три тысячи иранских пограничников и полицейских. Это одна из причин враждебности между двумя государствами. Существует и другая, не менее серьезная, о которой говорит Дэниэл Брамберг – профессор вашингтонского Джорджтаунского университета, прекрасно знающий регион: «Конфликт между Ираном и «Талибаном» имеет много граней. Отчасти это конфликт между шиитской и суннитской ветвями ислама. Духовный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи считает себя вождем не только иранских шиитов, но и шиитов всего мира, включая шиитское меньшинство Афганистана, притесняемое суннитским большинством».

Д-р Брамберг напоминает, что в сентябре 1998 года талибы казнили несколько тысяч шиитов, не принимавших никакого участия в политической борьбе в Афганистане, и восьмерых иранских дипломатов. После этого напряжение в отношениях достигло пика, обе страны были готовы к войне. Тем не менее он полагает, что ставка на Иран в борьбе с талибами может оказаться рискованной. Консервативный иранский клир симпатизирует «Талибану», и это внутриполитическое противостояние вполне может закончиться поражением реформаторов. Кроме того, Иран сам спонсирует международный терроризм в лице «Хезболлы», базирующейся на юге Ливана.

Эксперт Центра Карнеги Анатоль Ливен – тонкий знаток исламского мира, России, Центральной и Южной Азии. В качестве корреспондента «Таймс» он освещал войну в Афганистане, военные действия в Карабахе, Грузии и Абхазии, а также первую чеченскую войну. Он, в свою очередь, считает наиболее тяжелой проблемой после Афганистана Пакистан. Эта страна переживает длительный период крайней политической неустойчивости. Симпатизирующих талибам, в том числе и в рядах пакистанской армии, там еще больше. «Если действия Америки приведут к коллапсу существующего режима, – сказал нам Ливен, – и поддерживаемые «Талибаном» исламистские группы получат контроль над страной, обладающей ядерным оружием, последствия будут просто ужасны». Эксперт предостерегает и от противопоставления Индии Пакистану. Слишком деятельное участие Индии в предстоящей кампании активизирует «другого Франкенштейна» – исламистских повстанцев Кашмира

Существует ли вероятность того, что талибы все-таки не устоят перед давлением и выдадут бен Ладена?

Анатоль Ливен напоминает, что «Талибан» дважды получал предложения выдать главаря аль-Кайды исламскому суду в одной из арабских стран и оба раза ответил отказом. Дэниэл Брамберг думает, что «талибам придется выбирать между выдачей бен Ладена и попыткой свержения правительства Пакистана. Очень трудно представить, что они согласятся на выдачу, даже если суд над бен Ладеном будет исламским. Сам характер атаки говорит о том, что ее организаторы предполагали, что ее следствием может стать война с Западом».

Ливен считает бесспорным фактом связи Усамы бен Ладена с отдельными чеченскими командирами, при этом подчеркивает, что речь не идет о правительстве Аслана Масхадова. Вместе с тем он склонен часть вины возлагать на Россию: «Если бы Россия не вторглась в свое время в Чечню, у нас сейчас не было бы повода говорить о Чечне как о месте, куда может скрыться бен Ладен. В войне 1994–1996 годов, во всяком случае в ее первый год, этих связей просто не существовало».

Ливен также предупреждает: «Всякая страна, которая твердо и открыто встает на американскую сторону, рискует превратиться в мишень для террористов. Конечно, до известной степени Россия к этому уже готова, учитывая связи Усамы бен Ладена с некоторыми чеченскими командирами. Тем не менее в создавшихся обстоятельствах риск возрастает. Совершенно очевидно, что Россия должна серьезно, в широком контексте подумать о своих интересах в арабском и мусульманском мире, которым война в Чечне нанесла тяжелый ущерб. Что касается Америки, то она должна превратить Россию в своего настоящего партнера в Центральной Азии. Это означает признание преобладания российских интересов в регионе, точно так же как США имеют преобладающие интересы в Южной Америке. Это отчасти и есть цена по-настоящему тесного сотрудничества».

Как потеряли бен Ладена

В 1984 году сотруднику ЦРУ в Кабуле удалось оборудовать и привести в действие высокотехнологичный пост электронного слежения, помещавшийся всего в одной комнате. Не говоря уже о сведениях о передвижениях войск, вся корреспонденция правительства, посылаемая телетайпом, поступала и на принтер ЦРУ. Информация передавалась в резидентуру в Карачи, где ее приемом и обработкой ведал Гэри Даррелл, переправлявший информацию через спутник в приемный центр в штате Мэриленд. По этому каналу в Лэнгли поступали ценнейшие сведения о наркотрафике и террористах.

8 марта 1995 года Даррелл и секретарь американского консульства были убиты террористом, догнавшим их машину на такси и изрешетившим ее из автомата АК-47 – как предполагается, в отместку за арест в Пакистане Рамзи Ахмеда Юсефа, осужденного за взрыв Всемирного торгового центра в 1993 году.

О том, на что способна электронная разведка США вкупе с агентами, работающими «в поле», красноречиво говорит история успешной операции, имевшей место в Могадишо в сентябре 1993 года. Перед ведомством была поставлена задача выследить и арестовать главаря отрядов Сомалийского Национального Альянса Мохаммеда Фараха Айдида, ответственного за убийство восемнадцати американских военнослужащих и двадцати трех пакистанских из состава многонациональных сил, введенных в Сомали по мандату ООН с гуманитарной миссией.

Поскольку страна пребывала в «доэлектронной эре», а Айдид беспрестанно перемещался, в ЦРУ был разработан хитроумный план. Агент, вхожий к Айдиду, должен был вручить ему в подарок трость с набалдашником слоновой кости, в которую был вмонтирован радиомаяк.

Однако в период тщательной подготовки операции администрации Клинтона по внутриполитическим соображениям срочно потребовалось свидетельство эффективности ее действий в Сомали. ЦРУ приняло решение сменить мишень – ею стал Осман Ато, бизнесмен, щедро финансировавший Айдида. Ему и досталась трость, посылающая сигналы. Как только автомобиль Ато остановился у бензоколонки, над ним завис вертолет, и снайпер вывел из строя двигатель, после чего на месте действия появились коммандос из состава специальных сил «Дельта» и надели на пассажира наручники.

До некоторых пор американская разведка успешно отслеживала перемещения Усамы бен Ладена. Джеймс Бэмфорд в своей уникальной книге «Ведомство секретов» (посвященной истории одного из самых закрытых разведывательных ведомств США – Агентства национальной безопасности и вышедшей в свет в этом году) утверждает, что в прошлом бен Ладена не особенно заботила прослушка. Он пользовался телефоном системы INMARSAT (International Maritime Satellite Organization), предназначенным для гражданского флота и людей, работающих или путешествующих в отдаленных районах, и даже не всегда кодировал сигнал. Своим почетным гостям АНБ иногда дает послушать запись перехваченного разговора бен Ладена с матерью.

Убийство Джохара Дудаева в апреле 1996 года оказало отрезвляющий эффект на таких людей, как Саддам Хусейн, Муаммар Каддафи и Усама бен Ладен. Они свели к минимуму разговоры по спутниковым телефонам. Бен Ладена, по сведениям Бэмфорда, АНБ потеряло около двух лет назад. Он перешел на архаичные средства связи – курьеров и «воки-токи». С тех пор, как говорят знающие люди, перехваченные разговоры зачастую оказывались не чем иным, как дымовой завесой: члены ячеек аль-Кайды уводили подслушивающих по ложному следу и затем наблюдали за их действиями. Поскольку аль-Кайда предельно децентрализована, сплошь и рядом ЦРУ и ФБР упирались в тупик.

Тем не менее итоги охоты на бен Ладена и его приспешников таковы. В феврале этого года директор ЦРУ Джордж Теннет предупредил администрацию и конгресс о чрезвычайной серьезности угрозы, исходящей от аль-Кайды. В июне, исходя из перехвата информации, госдепартамент США опубликовал глобальное предупреждение о возможных терактах против американских граждан и объектов по всему миру. В августе ЦРУ попросило Службу иммиграции и натурализации внести имена двух членов аль-Кайды в список нежелательных иностранцев. Но эти двое уже находились на территории США. 11 сентября они участвовали в захвате самолетов.



Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку