НОВОСТИ
Украина утверждает, что расстрел группы мигрантов на границе с Белоруссией — фейк (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Чечня: успех с летальным исходом

Автор: Владимир АБАРИНОВ
01.04.2001

 
Евгений ТОЛСТЫХ

Долгая война незаметно меняет общественные инстинкты: сначала нивелируется потребность в скорой победе ради извечного «торжества справедливости»; потом мы начинаем путать количество погибших за день с температурой в районе побережья Красного моря, с большим интересом наблюдая за рекламными персонажами, уплетающими под пальмами «Баунти», нежели пытаясь вникнуть в подробности контртеррористической операции. Мы устали от войны в Чечне! Наша усталость – в одном шаге от нашего безразличия! Что и требовалось доказать. Вернее, чего следовало дождаться.

Ожидание было по историческим меркам недолгим – всего-то год с небольшим. Я говорю не о надеждах «широкой публики», воспрявшей с приходом в первый корпус Кремля и.о. президента, пообещавшего накануне нового, 2000-го «замочить...», ну помните, кого и где. Спустя три месяца, как раз в марте прошлого года (прошлого века прошлого тысячелетия), общественные ожидания, в просторечии – «народные чаяния», помогли президенту избавиться от унизительного «и.о.». Надо полагать, что именно в тот день завершилась, наверное, самая дорогостоящая PR-компания под названием «вторая чеченская война». И тем, кто ее готовил – «войну в поддержку кандидата», – осталось лишь немного подождать, чтобы рассеялся дым от взрывов и надежд, а уж потом предоставить «чеченской проблеме» развиваться по сценарию, не утвержденному голосами избирателей.

Сегодняшнюю ситуацию в Чечне можно назвать более чем странной. До сих пор на этой территории не объявлен даже режим чрезвычайного (не говоря уж о военном) положения! Только одно это выводит наши войска за рамки правового поля, обозначенные Хасавюртовским соглашением, признанным международными организациями. Готовившие «мир» образца 97-го политики Ичкерии смогли разместить документ в правовых рамках отнюдь не России, а международной практики, которая не понимает, что означает размытый термин «контртеррористическая операция» в масштабах целого небольшого государства! Вот почему частым гостем у нас европейский лорд, которого мы могли бы и на порог не впустить, заяви Москва, что в Чечне идет официально объявленная война. Вот только с кем? Объявлять войну разрозненным бандам, которые в основном «успешно разгромлены»? Не к лицу российской армии. Впрочем, а как быть с лицом, когда в течение недели высокопоставленные чиновники в погонах называют количество противостоящих им террористов, разнящееся кратно: то тысяча, то пять тысяч! Но и это не главное. До сих пор не ясна цель: чего же хочет в конечном итоге добиться центральная власть в Чечне? Вернуть ее в лоно Федерации на правах автономии? Отпустить в мусульманский мир на правах опорной точки исламской экспансии?

Понятно, что второй вариант неприемлем для России по всем геополитическим, геостратегическим и прочим параметрам. Тогда насколько реализуем первый?

Попытки создать некую видимость государственного обустройства в Чечне начались с назначением на должность главы республиканской администрации Ахмада Кадырова. Незадолго до этого был выпущен на волю отбывавший срок за хищение 57 миллиардов (неденоминированных) рублей бывший председатель Грозненского городского собрания Бислан Гантамиров. И Кадыров, и Гантамиров (отсидевший из шести лет всего восемь месяцев) рассматривались в качестве претендентов на пост гражданского руководителя республики. Победил Кадыров. Как полагают наши источники, близкие к спецслужбам, не обошлось без «сувениров» некоторым федеральным чиновникам, готовившим справки и решения. «Сувениры» Кадырова оказались ценнее. Гантамиров получил в управление «лишь» город Грозный.

Ставку на национальные кадры, как говорили раньше, делали и военные, надеясь, что присутствие во власти коренных чеченцев сократит ряды боевиков, противостоящих федералам. И впрямь, началось формирование районных отделов внутренних дел, куда привлекались декларирующие свою оппозиционность режиму Масхадова сторонники Гантамирова. Но сегодня, как считают эксперты, происходит инфильтрация боевиков в органы милиции и государственной власти. Косвенное доказательство тому – проведенная паспортизация Чечни, в результате которой количество выданных паспортов почти вдвое превысило наличествующее совершеннолетнее население. Теперь и боевик с паспортом Российской Федерации не в диковинку

Правда, вероятность того, что он окажется этническим чеченцем, с каждым днем уменьшается. По оценкам специалистов, непосредственно чеченцев, входящих в действующие террористические структуры, сегодня не более трети. Остальные – наемники. Часть тех, кого можно назвать «профессионалами войны», прошли школы специальной подготовки в ближневосточных лагерях. Часть – «любители»... Сегодня их вербуют не только в дальних селах и аулах Северного Кавказа. Все чаще среди пленных боевиков попадаются татары и башкиры. Такая тенденция не может не вызывать тревоги. По мнению аналитиков, ползучая экспансия ислама несет с собой архаизацию общества, в результате которой целые социальные группы, особенно молодежь, отторгают ценности цивилизации, склоняясь к более примитивным религиозно-сектантским постулатам. Вспомните «чеченские репортажи» времен так называемой «дудаевской революции». Почти в каждом из них – движущиеся по кругу в экстатических конвульсиях старики и молодежь. Это – зикр, ритуальный танец-моление, неизменный атрибут кадарийского тариката – сугубо чеченского образа отправления религиозных обрядов. Участвующие в зикре движутся то в одну сторону, то в другую, прихлопывая и притопывая, повторяя формулу «ля-илаха-ил-аллах» (нет бога, кроме Аллаха). Эта «пляска» может длиться несколько часов, тогда участники зикра достигают состояния экстаза (шоук). Кадарийский тарикат в свое время начал распространяться среди бедноты, в горской среде, то есть среди людей, далеких от достижений мировой культуры. Именно такие рекрутировались и продолжают пополнять ряды бандитов. Заявленная в свое время на федеральном уровне деидеологизация общества оказалась только на руку проводникам исламского экстремизма, не встретившим идеологического сопротивления в России.

Ну а те из боевиков, кто далек от идей «всепобеждающего ислама» в трактовке Хаттаба и Басаева, воюют за деньги. Заложить фугас на пути следования армейской колонны стоит 200–300 долларов. Причем зачастую фальшивых! Такой «валютой» оплачивают, как правило, разовые задания. «Штатные» бандиты получают денежные знаки Федеральной резервной системы США. Финансовая подпитка бандформирований не дает сбоев. И в этом еще одна странность войны. Ведь не секрет, что достаточно перекрыть каналы поступлений денег – и акции террористов пойдут на убыль. Однако этого не происходит! Не будем считать единственным средством к существованию боевиков украденные деньги, выделенные бюджетом на восстановление Чечни. Их не так уж и много, если учесть постоянную потребность террористических формирований в пополнении боеприпасов, смене обмундирования, обновлении арсенала оружия. Все дорого! Конечно, средства поступают из-за рубежа. Саудовский фонд «Медина» финансирует антисоветские, а потом антироссийские операции на Кавказе давно. О нем говорят, он на виду. Но о внутрироссийских источниках пополнения казны боевиков Ичкерии почему-то упоминают редко. И тихо. Мало кто слышал. Вот только недавно Генеральный прокурор Устинов публично признал, что большая часть отечественной экономики контролируется организованными преступными группировками. Правда, о чеченских мафиозных кланах прокурор не упомянул, видимо, опираясь на правило, гласящее, что преступность не имеет национальности. Но каждое правило предполагает исключения.

Деятельность чеченских преступных группировок на территории России связана с нефтяным бизнесом и наркотиками. Трудно сказать, что прибыльнее. Наркотики? Возможно. Еще в конце 1991 года чеченские наркоторговцы наладили транзит опиума и героина из Бирмы на промежуточную базу во Вьетнаме, откуда морем товар доставлялся во Владивосток и Находку, где его получал некий Асланбек из Гудермеса. Но подлинный размах дело приняло, когда к нему подключился... господин (назовем его А.), занимавший солидный пост в федеральных управленческих структурах. При его содействии через подставную китайскую компанию был заключен контракт на поставку сахарного песка в мешках из Китая с использованием торгового флота России. На меченых поддонах находились и пластиковые пакеты с наркотиками. Разгрузка сахара проводилась под контролем чеченской группировки. Далее он вместе с наркотиками направлялся вагонами в адреса получателей в средней полосе России. Схема дала сбой в результате характерной для России случайности: однажды, попытавшись украсть мешок с сахаром, портовые рабочие повредили пакет с героином. Произошло отравление нескольких покупателей сахара. Говорят, заминать скандал подключали даже Егора Гайдара.

Я привел пример только одной, уже не работающей схемы. А сколько их «живых» и «плодоносящих»! И что, не можем раскрыть? Не верю. Как и в то, что Басаев и Хаттаб неуловимы. Потому что слышал от информированных людей, что в августе прошлого года в Москве на Кутузовском проспекте долгое время проживал и вел переговоры с нужными ему фигурами не кто иной, как полевой командир Арби Бараев! Это ему и его отряду приписывают зверские убийства русских в марте в Грозном

Значит, дело отнюдь не в профнепригодности российских спецслужб. Одна операция по выводу из Грозного боевиков на наши минные поля чего стоила!

Тогда чем объяснить этот «щадящий режим» в непонятной войне? Перспективой мирных переговоров? С кем? О чем? Если об отделении Ичкерии от России, тогда, понятно, с Басаевым. Если о чем-либо другом, то называют полевого командира Руслана Гелаева. Говорят, что «адекватен», что «руки не по локоть в крови». А расстрел колонны пермского ОМОНа, совершенный Гелаевым и его бандой, окрашивает кровью только кисти рук?

Со своей инициативой решения «чеченской проблемы» выступил лидер Союза правых сил Борис Немцов. Предлагает назначить в Чечню генерал-губернатора из Москвы и отделить границей равнинную часть республики от горной, где якобы прячутся бандиты. План хороший. Вот только сколько же войск должно охранять генерал-губернатора? Хватит ли личного состава группировки? И как распределить бойцов между охраной начальства и границы? Ведь, как ни старайся, обязательно что-то оголишь. Здесь нет сарказма: по признанию военных, в Чечне была собрана наиболее боеспособная группировка российских вооруженных сил. Она устала, она удалена от дел, она охраняет сама себя и на развитие событий не влияет, чему свидетельством вызывающие акции боевиков, пытавшихся в последних числах марта захватить железнодорожный вокзал. Кстати, по сообщениям агентств, после часового боя террористы отступили, «унеся с собой убитых и раненых». И это в городе, который контролируют федеральные войска.

...Говорят, Борис Березовский не оставляет надежд продавить на пост российского представителя в Чечне своего человека. Зачем это Борису Абрамовичу? Ответ: если Березовскому Чечня нужна, значит, она сама по себе очень важна! Аксиома. Общее место.

Но почему молчит президент? Почему был более чем сдержан, выражая соболезнование семьям погибших в результате взрывов в Минеральных Водах и Ессентуках? Почему не обещал никого «замочить», а послал к месту трагедии министра здравоохранения и Генерального прокурора? Министр привез таблеток, а прокурор возбудил уголовное дело...

Но даже если допустить возможность заключения каких-то соглашений с так называемыми «умеренными» полевыми командирами, вряд ли мир и спокойствие воцарятся в Чечне. Ведь подлинно реальной силой и влиянием сегодня там обладают лишь два человека – Басаев и Хаттаб. Причем второго следовало бы поставить на место первого, так как через Хаттаба, офицера армии Саудовской Аравии, идут финансовые потоки из-за рубежа; бойцы, подчиненные Хаттабу, были и остаются наиболее боеспособной и беспощадной силой в среде чеченских террористов. И любые не санкционированные Хаттабом и Басаевым переговоры кончатся серией знаковых взрывов или убийств. Ведь очевидно: не для того в чеченский костер были брошены миллионы долларов, чтобы в итоге все вернулось на круги своя!

Чечня – немаловажный участок на пути следования нефтяных и наркопотоков. Она вписывается в схему, берущую начало в Афганистане, контролируемом талибами. Кстати, говорят, что талибов «придумали» два полковника пакистанских спецслужб не без участия консультантов из ЦРУ. Так вот о схеме. В нее включены некогда советские республики: Киргизия, Узбекистан, Таджикистан. Реализация проекта предполагает ваххабизацию этой территории с последующим использованием ее в качестве плацдарма для экспансии в глубь России. И Чечня выступает в этом проекте в качестве «пятой колонны», в задачи которой входит дестабилизация внутрироссийских процессов. Согласно разработке Зелимхана Яндарбиева, влияние боевиков должно распространиться через Дагестан к Каспийскому морю. Тогда чеченские исламисты получают доступ к мировым транспортным линиям, которые свяжут с Европой азиатские источники нефти и наркотиков. От бандформирований не скрывают этих планов, бойцы знают, что выполняют важную миссию в глобальном переустройстве мира. Правда, одни (таких немного) воюют за торжество исламских идеалов. Другие – за деньги. Средняя дневная оплата «труда» профессионального наемника равна тысяче долларов.

За что воюют наши солдаты и офицеры? Если в прошлом году офицер получал, по имеющимся сведениям, 950 рублей в сутки, а рядовой – 850, то на 2001 год финансовыми нормативами «боевые» выплаты не предусмотрены! Объявлено же, что война закончена, осталась одна антитеррористическая операция, так что КАКИЕ ДЕНЬГИ?

Конечно, наш солдат мог бы повоевать и за идею, но ее ему никто не называет. За «сохранение федеральной целостности»... Много мы понавоевали бы с такими «знаменами» в Великую Отечественную! А других «знамен» сегодня нет! Крикнуть: «За Родину, за Путина, за Государственную думу!»? А кто такая «Родина», спросят у вас. И чьи интересы скрываются за этим уже почти экзотическим именем?


Авторы:  Владимир АБАРИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку