НОВОСТИ
Главный судмедэксперт Оренбургской области задержан за незаконный бизнес
sovsekretnoru

Чеченские грабли

Автор: Андрей СУХОМЛИНОВ
01.03.2000

 
Таисия БЕЛОУСОВА,
обозреватель «Совершенно секретно»

Рано или поздно война в Чечне закончится, и на возрождение республики из федерального бюджета снова будут выделены громадные средства. Если не наладить контроль за использованием этих денег, то они исчезнут так же бесследно, как в 1995–1997 годах, и правительство наше наступит на те же самые грабли.

Начиная с 1995 года в СМИ появлялись скандальные сообщения о расхищении «чеченских» денег; о том, что большая часть их так и не покинула пределов Садового кольца. Белый дом и Кремль на это никак не реагировали. Только летом 97-го президент искренне удивился: из 800 миллиардов рублей, направленных на восстановление Чеченской Республики, 600 миллиардов «черт его знает куда делись». А вот редакции удалось заполучить отчет Счетной палаты, из которого ясно, кто, как и на что тратил «чеченские» деньги. Этот документ еще в 1996 году побывал на столе у президента. А его копии хранятся в архивах Счетной палаты, администрации президента, Федерального собрания, Государственной думы с грифом «ДСП» (для служебного пользования). Но, прежде чем мы познакомим читателей с результатами проверки Счетной палаты, оговоримся: рамки статьи не позволяют рассказать обо всех финансовых нарушениях.

В 1995 году правительство РФ утвердило федеральную программу по восстановлению Чечни. Специальная комиссия (председатель О.Н. Сосковец), куда входили министры РФ, разрабатывала планы, координировала действия, обеспечивала мероприятия. Минфин (в недрах которого появился спецотдел по Чечне), коммерческие банки, сами министерства и ведомства вроде бы контролировали использование «чеченских» денег. А их в 1995 году было освоено 13,8 триллиона (неденоминированных рублей).

После взятия Грозного федеральными войсками в феврале 95-го Госкомиссия решила оказать ЧР экстренную помощь продовольствием и товарами первой необходимости. Заниматься этим благородным делом поручили компании АО «Росмясомолторг», которой Минфин выделил ссуду в 96,4 миллиарда рублей.

«Росмясомолторг» финансировал мелких поставщиков, закупающих и отправляющих товар в Чечню. Республиканское министерство торговли в двадцатидневный срок после получения товара обязано было расплатиться с «Росмясомолторгом», а последний до конца года должен был рассчитаться с государством.

Получив деньги на свой счет в «Комторгбанке», компания сразу же конвертировала их и разместила 19 миллионов долларов на депозитах. Эта операция позволила шустрым торговцам заработать 107 тысяч долларов. Но поскольку она была проведена в нарушение закона «О валютном регулировании...», инспекторы Счетной палаты заинтересовались: а справилась ли компания с поставками в Чечню?

В «Росмясомолторге» им показали документы, подтверждающие отправку товаров в ЧР по железной дороге и автотранспортом, сводный акт поставки товаров (за подписями президента компании В.А.Выгодина и министра торговли ЧР Ш.Ю.Динеева) и письмо главы Чечни Доку Завгаева к Сосковцу. По бумагам выходило, что к сентябрю 95-го Чечня получила продовольствие и товары на 96,4 миллиарда рублей, заплатив из этой суммы «Росмясомолторгу» за маркетинговые услуги 8,2 миллиарда рублей.

Дотошные инспекторы принялись задавать «Росмясомолторгу» каверзные вопросы: «Кто вам позволил брать деньги за маркетинг?», «Почему на отгрузочных документах нет отметок о прибытии товара в место назначения?», «Где акты приемки продуктов торговыми организациями Чечни?», «На дворе январь 96-го, почему вы до сих пор не возвратили ссуду государству?».

Вразумительный ответ был получен лишь на последний вопрос: а с нами не расплатилась Чечня! В чеченском министерстве торговли объяснили, что еще летом 95-го правительство ЧР просило Минфин разрешить им направлять деньги от продажи товаров на восстановление оборотных средств торговых государственных предприятий. (По рассказам очевидцев, в Грозном и других населенных пунктах республики торговлю вели только частники.)

В чеченском министерстве, как выяснилось, была оригинальная система учета. Фирма «Три поросенка» показывала складскую справку, чиновник ставил галочку, после чего считалось, что Чечня уже получила муку и рыбу. То есть в то время как правительство и комиссия Сосковца пребывали в святой уверенности, что их трудами и заботами прилавки магазинов в Грозном, Гудермесе, Аргуне ломятся от продуктов, товары на 65 миллиардов рублей находились на базах, складах, хладокомбинатах Москвы, Петербурга, Краснодара, Кабардино-Балкарии, Северной Осетии, Дагестана.

Инспекторы – вот ведь зануды какие – попросили МВД РФ проверить несколько складов.

Управления ОЭП МВД Кабардино-Балкарии, Северной Осетии и ГУВД Санкт-Петербурга в мае 1996 года дружно сообщили, что закупленные продукты частью находятся на складах (хорошенькая «экстренная» помощь, за год продукты не удосужились доставить в ЧР!), частью отправлены в Чечню. (Кстати, об отправке! Московские проводники, которые в 1995 году несколько дней провели в Гудермесе на вокзале, рассказывали: «На наших глазах грабили товарные поезда. Женщины и подростки вскрывали опломбированные вагоны, а они – полупустые: один на треть заполнен мешками с мукой, в другом стоит штук пять холодильников. А по документам весь состав загружен под завязку. Вот и получается: кому война, а кому – мать родна!»)

Что до товара, который якобы лежал на складах, то, думается, сотрудники ОЭП мешки и коробки не пересчитывали, а поверили тем же складским справкам. Так, ГУВД Санкт-Петербурга было уверено, что фирма «Алков» хранит сахар на 8,2 миллиарда рублей. Но ревизия, проведенная в мае 96-го, показала, что директор «Алкова» год назад конвертировал «сахарные» миллиарды и перевел их за границу...

С материалами по «Росмясомолторгу» Счетная палата неоднократно обращалась к председателю Комитета РФ по торговле И.И. Горбачеву и к министру финансов В.Г. Панскову. У аудиторов были основания тревожиться: ссуда не возвращена, контроля за учетом и приемкой товара практически не было, сколько его дошло до Чечни – неизвестно, а потому не исключено, что при тщательной проверке обнаружатся крупные хищения. Думаете, хоть кто-то прореагировал? А когда Генпрокуратура заинтересовалась «Росмясомолторгом», выяснилось, что история с поставками разрешилась самым «счастливым» образом. По просьбе правительства Завгаева Минфин зачел возврат ссуды «Росмясомолторгу» за счет... дотаций, положенных бюджету Чечни. Ну а коль казна свое получила, то и расследовать нечего....

Министерству по чрезвычайным ситуациям (МЧС РФ) «на жизнеобеспечение пострадавшего населения и разборку завалов» в 1995 году государство выделило 387,6 миллиарда рублей. Из этих денег 29 миллиардов потратили на оказание гуманитарной помощи – продовольствием, медикаментами, перевязочными материалами, медоборудованием.

Из отчета Счетной палаты РФ: «Основными недостатками расходования средств явилось отсутствие должного контроля за полнотой доведения приобретенной гуманитарной помощи до правительственных структур ЧР. Гуманитарная помощь доставлялась в основном до г.Моздок, где в настоящее время хранятся остатки доставленных грузов, а транспортировка гуманитарной помощи по территории, где ведутся боевые действия, связана с большими трудностями по доставке ее в г.Грозный».

Можно было бы поверить, что доставка гуманитарной помощи в Грозный связана со смертельным риском, если бы не два интересных момента. Во-первых, в то же самое время, в тех же самых условиях другие министерства и ведомства – в большинстве своем совершенно незащищенные и безоружные – ухитрялись как-то завозить в Грозный необходимые материалы. А МЧС из «чеченских» денег потратило 4,1 миллиарда рублей «на приобретение средств защиты, техники, вооружения и других материальных средств для обеспечения безопасности сотрудников МЧС РФ и оперативных групп ЧР». Во-вторых, доставку грузов гуманитарной помощи Шойгу поручил осуществить войскам гражданской обороны. В отчете Счетной палаты отмечалось, что «финансирование содержания группировки войск гражданской обороны для осуществления первоочередных мероприятий по восстановлению экономики ЧР и централизованные расходы составили 119,7 миллиарда рублей». Спрашивается: почему, имея под рукой оружие и войска, МЧС так и не смогло доставить гуманитарную помощь туда, где она была крайне необходима?

Следующим номером восстановительной программы МЧС РФ была разборка завалов в Грозном, на которую израсходовали 233,3 миллиарда рублей. Министерство должно было справиться с этой работой силами подведомственных ему организаций. Первоочередные, неотложные работы МЧС действительно выполнило собственными силами. Но затем поручило заниматься завалами подведомственному государственному предприятию (ГП) «Стройзаказчик», перечислив ему 150 миллиардов рублей. А ГП заключило договоры на разборку разрушенных зданий и сооружений с субподрядчиками Брянска, Саратова и т.д. Те пригласили на завалы другие организации. Выполнение работ контролировали три сотрудника ГП «Стройзаказчик», командированные в Грозный. Независимого контроля за деятельностью этих «оценщиков» не было. Не потому ли и сегодня ходят слухи о том, что кой для кого грозненские завалы стали прямо-таки золотыми россыпями? Впрочем, задавать какие-то вопросы без толку. 6 марта 1996 года боевики совершили кратковременный набег на Грозный. А когда они убрались восвояси, федеральная авиация начала бомбить город. Таким образом, 233 «завальных» миллиарда были потрачены впустую..

Только Минстрой России в 1995 году освоил в Чечне 2 триллиона рублей: 5 миллиардов стоили проектно-изыскательские работы и оценка сейсмической опасности. Остальные деньги должны были пойти на строительство и восстановление жилых домов, поликлиник и больниц, учебных заведений, кинотеатров, библиотек, водоснабжения, канализации, котельных в Грозном и других городах.

Первым делом инспекторы определили, что оплата ремонтно-восстановительных работ производится по расценкам на новое строительство, что обходится государству дороже. Установить же с достоверностью, целевым или нет было использование 2 триллионов рублей, не представлялось возможным.

Из отчета Счетной палаты РФ: «Предварительный анализ показал, что порядка 80 процентов средств направляется 37 подрядчикам, главные конторы которых и их расчетные счета... находятся в основном в Москве, в 15 регионах, а также за рубежом. В свою очередь, подрядчики из полученных средств ведут расчеты с многочисленными субподрядчиками в различных регионах. Таким образом, полную проверку по использованию средств по целевому назначению необходимо проводить в нескольких десятках регионов России, на Украине, в Грузии, в Чехии, а также в уполномоченных банках, расположенных в Москве. Для ускоренной проверки потребуется многочисленная группа проверяющих и несколько месяцев работы... Контроль за целевым использованием бюджетных средств ведется Минстроем России на основе приемно-сдаточных документов через дирекцию. (Дирекция по строительно-восстановительным работам в ЧР появилась в Минстрое в мае 1995 г. – Авт.) Однако ее численность и права не позволяют в полной мере проконтролировать на местах (у подрядчиков) целевое использование... средств. Данной работой занимаются органы Минфина России и уполномоченные банки».

Надо ли говорить, что никто так и не обязал Счетную палату провести предложенную ею проверку?

Из рассказа пресс-секретаря Д.Завгаева Руслана Мартагова: «Водопровод, канализацию и котельные в Грозном действительно ремонтировали. Говорить же о том, что жилые дома были восстановлены, при всем своем воображении я не могу. Проводился только косметический ремонт наименее пострадавших зданий. Для этих работ людей привозили издалека, хотя нам своих рабочих девать было некуда. Кстати, приезжие за работу получали в несколько раз больше, чем местные. Со всей ответственностью могу заявить – и это подтвердят тысячи людей, – что на моей памяти в Грозном не было возведено ни одного нового здания. Слышал, что отстраивать город брались и швейцарская фирма «Мабетэкс», и турецкая «Энко». В центре Грозного даже возвели забор вокруг нескольких зданий, затянули их зелеными тряпками. На этом их деятельность и закончилась».

МВД РФ получило 49,9 миллиарда на строительство в Грозном военного склада, СИЗО и жилья для сотрудников МВД Чечни; МЧС РФ выдали 25,6 миллиарда на строительство жилья спасателям и служебного здания поисково-спасательной службы; Госкомоборонпрому достались 10 миллиардов рублей на сооружение контейнерного терминала в Грозном. Вздумай кто-то проверить, что построено на эти деньги, министерства и ведомства наверняка скажут, что возведенные ими здания были разрушены при бомбежке, а завезенное оборудование и материалы разворовали криминальные личности.

Воровали в Чечне действительно по-крупному. Ревизоры республиканского аппарата КРУ Минфина России установили, что на Грозненском химкомбинате похитили облигаций Государственного валютного займа на 1 миллион 229 тысяч долларов. Хищения выявлены в СМУ «Кизилюртжилдорстрой», в СМУ-10, в госхозе «Ильинский». По фактам хищения материальных ценностей и денежных средств Чеченское управление по борьбе с оргпреступностью возбудило пять уголовных дел.

Из отчета Счетной палаты РФ: «За период с августа по декабрь 1995 года изъято (полагаю, бандитами. – Авт.) у сотрудников и строителей подразделений «Росагропромстрой» 8 легковых машин («Газ-24», «Нива» и «УАЗ»), 18 грузовых машин, в том числе 5 со строительными материалами (кирпич, пиломатериалы), и 2 автобуса. ...Общий ущерб нанесенный «Росагропромстрою», составил 4780 миллионов рублей».

Конечно, очень удобно было списывать все на войну, ведь и с федеральных войск, и с чеченских боевиков взятки гладки. А между тем за набеги боевиков, за разграбление ими госимущества ответ должно было держать МВД РФ. Ведь именно ему, согласно постановлению правительства, поручили охрану всех строительных объектов и самих рабочих. Но с министерства никто не спросил.

Чем больше узнаешь, тем больше возникает вопросов. Если Минсельхозпроду РФ дали деньги на восстановление хлебозаводов, то почему народ хлебушком снабжали только частные пекарни? Это же министерство получило средства на возрождение винодельческого комплекса, на них вроде бы закупили спирт, виноград и даже компьютерную технику, только вот чеченского вина и коньяка в продаже никто так и не увидел. «Какое виноделие?! – возмущались чеченцы. – Да у нас виноградники вырубили еще при Горбачеве, остались лишь две небольшие плантации».

Знакомый чеченец-беженец с горечью рассказывал: «Мой сосед похвалялся, что в одном селе, где до войны было двести домов, он ухитрился «восстановить» четыреста. Да на первом «восстановлении» нажилась целая команда жулья! Сейчас в республике у власти тот же самый командир – Кошман!»

По мнению же Руслана Мартагова, Кошмана обвиняют понапрасну: «Весной 1996 года, когда Ельцин находился в больнице, Завгаеву удалось подписать у него указ, по которому все деньги на восстановление Чечни должны были поступать непосредственно в бюджет республики. Если бы этот документ обрел силу, если бы деньгами стали распоряжаться республиканские власти, тогда бы в нецелевом использовании средств или каких-то злоупотреблениях можно было обвинять Кошмана. Но ведь Минфин на это не пошел, и деньги остались в руках столичных министерств и ведомств».

Большинство чеченцев уверены, что деньги, выделенные на восстановление, до республики так и не дошли. Но это не так. К примеру, в 1995 году Минсельхозпрод Чечни получил 207 миллиардов рублей для финансирования сельскохозяйственных работ, приобретения сельхозтехники, ремонтно-восстановительных работ на предприятиях агропромышленного комплекса. Как же распорядилось чеченское министерство этими деньгами?

Три миллиарда рублей (без законных оснований) потратили на заработную плату, из них миллиард получили аппаратные работники; на 414 миллионов рублей купили семь легковых автомобилей (в том числе и «Волгу»-люкс); 1134 миллиона ушли в Северную Осетию и Москву для приобретения офисной мебели; 5,6 миллиарда перечислено в Москву на покупку сахара и оконных стекол. Документов, подтверждающих получение мебели, сахара и стекла, не найдено.

В марте 1995 года Минсельхозпрод перевел моздокскому ТОО «Витта» 2,4 миллиарда рублей за горюче-смазочные материалы (ГСМ). Интересно, на чем работала чеченская сельхозтехника во время посевной и уборочной, если «Витта» поставила ГСМ (только на 600 миллионов) лишь в феврале 1996 года? На момент проверки «Витта» оставшихся денег Чечне так и не вернула. Летом 96-го Минсельхозпрод передал частному предприятию «Евразия ЛТД» (Гудермес) 1513 миллионов рублей на приобретение сельхозтехники. Документов, свидетельствующих о получении тракторов и сенокосилок, у министерства не было.

Экстремальные условия, в которых работали аудиторы, позволили проверить лишь одно структурное подразделение Минсельхозпрода – дирекцию по восстановлению объектов агропромышленного комплекса. К чести дирекции отметим, что ее затраты на восстановительные работы были на 30 процентов ниже, чем у корпорации «Росагропромстрой». Но бюджетными деньгами, предназначенными на восстановление объектов АПК, она распорядилась из рук вон плохо: купила «Волгу» и «Ниву», затарилась оргтехникой, которой никто не пользовался, не жалела денег на зарплаты и командировочные.

Не менее вольготно и бесшабашно распоряжалось деньгами и правительство Чечни. В 1995 году на зарплату бюджетникам оно израсходовало 6869,8 миллиона рублей. Счетной палате так и не удалось получить штатные расписания, подлинники ведомостей и другие документы, послужившие основанием для раздачи денег.

Из отчета Счетной палаты РФ: «Выдача наличных денег в больших суммах производилась по распоряжениям премьер-министра Правительства Национального Возрождения ЧР С.Н.Хаджиева. Например, жителю Гудермеса Брель-Сиражи-хаджи выдано 40 миллионов рублей для покупки жилья. ... Оказана материальная помощь Вайсерт Магомед-хаджи в размере 10 миллионов рублей для отправки детей на обучение в Египет. ... Без каких-либо оправдательных документов оказана материальная помощь прибывшему из Москвы на должность вице-премьера правительства ЧР Мисирпашаеву на приобретение жилья 150 миллионов рублей».

Из федерального бюджета на восстановление мечетей и церквей выделили 3,5 миллиарда рублей, а до священнослужителей почему-то дошло только 1,4 миллиарда. Зато на безвозвратной основе правительство оказало помощь коммерческим организациям: МП «Ласточка» и международный туристический центр «Хо-Кезеной» получили соответственно 20 и 60 миллионов рублей. На возвратной основе различным организациям правительство передало 1,5 миллиарда рублей, которые никто так и не вернул

В июле 1995 года правительство ЧР заключило договор со словацкой фирмой «ИВАЛАК» о строительстве в Грозном коттеджей. В ноябре того же года Минфин Чечни перевел в Словакию в качестве аванса 3,8 миллиона долларов. Словаки, опасаясь боевиков, в Грозном так и не появились. А чеченские доллары «зависли» в банке Братиславы.

В 1995 году при правительстве Чечни работала специальная комиссия, производившая выплаты компенсаций – первичных (по 100 тысяч рублей) и за утраченное жилье и имущество. По примерным расчетам инспекторов, 1082 человека должны были получить 79,3 миллиарда рублей, а получили они 132,2 миллиарда. Поскольку спецкомиссия незадолго до начала проверки была ликвидирована, то инспекторы так и не смогли ознакомиться с документами, на основе которых рассчитывались размеры выплат.

Из отчета Счетной палаты РФ: «Значительные суммы денежных средств через кассу правительства были выплачены за утраченное жилье членам специальной комиссии. Так, секретарю Минаевой Т.И. было выдано 45 миллионов рублей, члену комиссии Хасханову 98 и 59,6 миллиона рублей».

А куда смотрели те, кто был призван контролировать расходование средств? Дело в том, что министерства и ведомства контролировали... сами себя. Контроль со стороны Минфина и банков был своеобразным. Целевое или нецелевое было использование средств, определяли зачастую на основе предъявленных клиентом – министерством или ведомством – платежных документов. Если на платежном поручительстве было написано: «Оплата за восстановительные работы в Грозном», то Минфин и банки с легкой душой считали, что клиент использует деньги так, как надо.

В конце марта 1996 года правительство и президент получили отчет Счетной палаты, в котором имелось такое предложение: «С учетом результатов проверки рассмотреть вопрос о целесообразности дальнейшего финансирования мероприятий в соответствии с федеральной программой на 1996 год, за исключением мероприятий, обеспечивающих защиту прав населения, поддержание общественного порядка и нормальное функционирование объектов жизнеобеспечения». А 28 мая президент подписал распоряжение, по которому до

1 августа 1996 года на восстановление экономики и социальной сферы Чечни должны были выделить 4,1 триллиона рублей... Но этим дело не закончилось. С августа 96-го по август 97-го года организации ЧР из федерального бюджета получили свыше одного триллиона рублей; 251 миллиард перечислил в Чечню Пенсионный фонд РФ; 5,5 миллиарда – Минсельхозпрод РФ и т.д. и т.п. (Каких-то «восстановлений» в этот период не было, зарплаты и пенсии люди не получали, куда подевались деньги – неизвестно.) По приблизительным подсчетам, в 1995–1997 годах на «восстановление» Чечни потрачено около 20 триллионов (неденоминированных) рублей...

P.S. По заявлению полномочного представителя правительства РФ в Чечне Николая Кошмана, уже сегодня на ЧР требуется выделить около 12 миллиардов рублей... Эх-х, сено-мочало, начинай сначала!..


Авторы:  Андрей СУХОМЛИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку