Чеченизация Америки

Чеченизация Америки
Автор: Владимир АБАРИНОВ
24.06.2013

Почему ФСБ передало ФБР не всю информацию, которой располагало?

Скромно приняв аплодисменты, которыми наградили его члены Конгресса и публика в зале, комиссар полиции Бостона Эдвард Дэвис рассказал, как героически вели себя после взрывов 15 апреля жители города и как отлично взаимодействовали между собой специальные ведомства.

Но законодателей интересовало не то, что было после, а что было до. Именно с этой целью председатель Комитета нижней палаты по делам внутренней безопасности республиканец Майкл Маккол созвал публичные слушания.

Дэвис говорил, что выводы делать преждевременно:

– Все, что мы сделали, должно быть проанализировано, чтобы это не повторилось. И мы находимся в процессе такого анализа.

Однако Маккол стоял на своем:

– Вот уже более десяти лет мы знаем, как опасно не уметь соединять разрозненные фрагменты информации. Краеугольный камень отчета независимой комиссии по 11 сентября – вывод о том, что спецслужбы не координируют свои действия, тем самым не позволяя нам увидеть зреющие террористические заговоры. 

В числе прочих вопросов, которые задаются после теракта в Бостоне, и такой: как получилось, что ФБР и другие спецслужбы США не вняли предупреждению Москвы, которое, судя по официальной информации, последовало?

Напомню, 22 мая министр юстиции США Эрик Холдер встретился в своем вашингтонском офисе с министром внутренних дел России Владимиром Колокольцевым. Как сообщает отдел Минюста по связям с общественностью, хозяин кабинета поблагодарил гостя за помощь в расследовании теракта в Бостоне.

Пресс-служба МВД РФ этот факт подтверждает. Не совсем понятно, почему за информацию, исходившую от ФСБ, Холдер благодарит МВД, но дело, в конце концов, не в этом. А в том, что Россия на самом деле скрыла от США ключевой элемент этой информации.

О чем, собственно, Москва предупреждала Вашингтон?

[gallery]

Сведения о Тамерлане Царнаеве были почерпнуты из телефонного разговора матери братьев Царнаевых Зубейдат с неустановленным лицом в 2011 году, из которого был сделан вывод, что Тамерлан Царнаев «в корне изменился» и едет в Россию, чтобы установить связи с вооруженным подпольем. Почему прослушивался телефон Зубейдат Царнаевой, из предупреждения ФСБ было не понятно.

Подробности о российском предупреждении сообщила, со ссылкой на неназванных должностных лиц, знакомых с материалами расследования, Wall Street

Journal в номере от 10 мая.

Первое послание ФСБ пришло 4 марта 2011 года. Из Вашингтона его переслали в Бостон, где сотрудник местного офиса межведомственной оперативной группы по контртерроризму внес имя Тамерлана Царнаева в базу данных. Сообщение о Царнаеве было одним из тысячи аналогичных предупреждений, полученных бостонским офисом в течение 2011 года. Царнаевым, однако, заинтересовались, поскольку он имел законный вид на жительство в США. Через пять дней ФБР запросило дополнительные детали, но никакого ответа из Москвы не получило.

– Существует определенная процедура обработки таких предупреждений, – объяснил мне сотрудник ФБР, просивший не называть его имя. – Агенты местного офиса бюро проверяют круг знакомств указанного лица, выясняют, не числится ли за ним правонарушений, предлагают ему – в сугубо добровольном, подчеркиваю,  порядке – встретиться, ни в коем случае не для допроса, а для беседы. Беседа с Тамерланом Царнаевым состоялась, ничего подозрительного не обнаружилось, и спустя три месяца, согласно служебной инструкции, дело было закрыто.

Но ФБР на этом не успокоилось. 8 августа 2011 года оно направило в Москву повторный запрос о Царнаеве, но и на этот раз ответом было молчание. Вместо ответа в конце сентября ФСБ послало предупреждение о Царнаеве ЦРУ. Но ЦРУ не работает на американской территории. Послание ФСБ было передано туда же, куда и предыдущее, – в ФБР. Круг замкнулся. 7 октября ФБР снова попытало счастья и направило ФСБ третью просьбу о подробностях, но Лубянка снова промолчала.

Тем не менее имя Тамерлана Царнаева осталось в контрольном списке. Когда он 12 января 2012 года заказал в «Аэрофлоте» билет в Россию, «красный флажок» сработал, но сотрудник Таможенной и пограничной службы США в Бостоне решил, что коль скоро Царнаев благополучно прошел проверку, то и беспокоиться не о чем. Никому другому в межведомственной группе он об этом не сказал.

– Комиссар Дэвис, – спросил бостонского полицмейстера конгрессмен Маккол, – если бы у вас была более подробная информация до взрывов, вы и подчиненные вам полицейские силы сделали бы что-то иначе?

– Это очень трудно сказать, – ответил Дэвис. – Мы, конечно, изучили бы информацию, поговорили бы с данным лицом. Насколько мне известно, ФБР сделало это и закрыло дело. Не могу утверждать, что я пришел бы к иному выводу на основании имевшихся тогда сведений.

Как выясняется теперь, Москва утаила от Вашингтона, что подозрения в отношении Царнаева были основаны на текстовых сообщениях, которыми Зубейдат Царнаева обменивалась с одним из своих родственников. Из них явствовало, что Тамерлан едет на Северный Кавказ, чтобы вступить в ряды радикальных группировок

Почему ФСБ не стала вдаваться в эти детали? Все дело в специфике и свое-образной парадоксальности взаимоотношений ведомств двух стран: ФСБ ловит американских шпионов в России, ФБР – российских в Америке. Доверия они друг к другу не питают. Да и без шпионов взаимной подозрительности хватает. Майкл ди Преторо, бывший сотрудник контрразведки, а ныне специалист по корпоративной и финансовой безопасности, летом 1994 года прибыл в Россию, чтобы открыть в американском посольстве представительство ФБР. По этому случаю в Москву тогда приезжала делегация правоохранитель-ных органов США во главе с директором ФБР Луисом Фри. Он заявлял о том, что цель представительства – координация борьбы с организованной международной преступностью.

ФБР, по словам ди Преторо, беспокоила в первую очередь возможная утечка расщепляющихся материалов. Едва он подписал соглашение о сотрудничестве с МВД, как спустя считаные минуты ему позвонили с аналогичным предложением из ФСБ. «Мы полагаем, что сфера, где мы могли бы работать сообща, – контр-терроризм», – сказали на том конце провода.

К концу года сотрудничество наладилось: ди Преторо раз в неделю встречался с представителем МВД и раз в две-три недели – с представителем ФСБ. Одним из результатов был, например, арест в 1995 году на Британских островах при пересадке с одного рейса на другой питерского хакера Владимира Левина, ограбившего американский «Ситибанк» .

Но с контртерроризмом дело на лад никак не шло: американскую сторону интересовала прежде всего «Аль-Каида», российскую – чеченские сепаратисты. Однако ФБР, признается ди Преторо, избегало втягивания в чеченскую проблематику, если она никоим образом не касалась США.

В случае с Тамерланом Царнаевым связь была налицо, но тут уже Москва не пожелала делиться сведениями. Эксперты в таких случаях обычно говорят, что спецслужбы не любят раскрывать свои источники и методы работы. Даже собственным лидерам они стараются не давать детальной информации, поскольку политики ради красного словца «не пожалеют и отца». Джеймс Бэмфорд, автор единственной в своем роде книги об Агентстве национальной безопасности США (АНБ) «Ведомство секретов», говорил мне, что электронная разведка США прослушивала спутниковый телефон Усамы бен Ладена, подключенный к системе ИНМАРСАТ, которая передает и получает сигналы через спутник, принадлежащий Международной организации морской спутниковой связи. Но потом потеряла его.

– Он явно выяснил, что его международные переговоры по спутниковому телефону прослушиваются, и поэтому решил просто больше им не пользоваться, – сказал Бэмфорд. – В результате АНБ полностью потеряло его след и не знало, где он находится, до самого момента терактов 11 сентября.

– Есть версия, что Усама бен Ладен перестал пользоваться спутниковым телефоном после того, как узнал, что именно из-за такого телефона был в 1996 году убит Джохар Дудаев – сигнал запеленговали и направили в цель самонаводящиеся ракеты. Это так?

– Конечно, это могло быть фактором, – согласился Джеймс Бэмфорд. – Он понял, что'  может случиться. Я уверен, что это заставило его забеспокоиться.
Как признаются Wall Street Journal собеседники издания в американских спецслужбах, информацию, раскрывающую источники и методы, не стали бы передавать Москве и они.

– Поскольку Царнаевы не жили в Российской Федерации, они в Россию-то приехали из Киргизии и здесь появлялись эпизодически, а жили в основном в США, то российские спецслужбы, к нашему большому сожалению, не могли предоставить нашим американским коллегам информацию, которая имела бы оперативное значение, – так президент Путин объяснил нехватку информации о бостонских бомбистах.

Но журналисты еженедельника Time, отправившись в Дагестан, нашли такую информацию. Она лежала просто на поверхности. В Дагестане действует организация «Союз справедливых», лидер которой Магомед Карташов – дальний родственник Царнаевых. Бывший милиционер Карташов, пишет Time, занимает умеренные позиции «в ультраконсервативных салафитских кругах Дагестана». Его «Союз» занимается организацией акций протеста против произвола правоохранительных органов. Об этом произволе много говорит сам Карташов в своих публичных обращениях. Но все мероприятия проходят под лозунгом возвращения к исламским ценностям. Будучи в Дагестане, Царнаев не раз встречался с Карташовым и посещал собрания его «Союза».

Видимо, со слов представителей дагестанских властей Time утверждает, что «Союз справедливых» идеологически идентичен организации «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», которая запрещена в России постановлением Верховного суда, однако Европейский суд по правам человека недавно принял к рассмотрению жалобу на неправомочность этого решения.

27 апреля 2013 года Карташов был задержан на трассе Махачкала – Кизляр в составе свадебного кортежа, украшенного исламскими знаменами. По мнению дагестанской полиции, свадьба была не чем иным, как несанкционированной акцией запрещенной организации. В июне Карташов все еще оставался под стражей. По словам его адвоката Патимат Абдуллаевой, 5 мая следователи центрального аппарата ФСБ допрашивали его о деталях его взаимоотношений с Тамерланом Царнаевым. Судя по всему, это было сделано по просьбе ФБР. Не исключено, что и задержали Карташова по настоянию Вашингтона

А может статься, что дагестанские власти просто сводят счеты с Карташовым при помощи бостонской истории. Во всяком случае, и он сам, и его соратники в один голос утверждают, что не они Царнаева, а Царнаев их «толкал к экстремизму».

Но существует и другая линия расследования. Как писали российские СМИ, ссылаясь на свои источники в дагестанском Центре по борьбе с экстремизмом, Тамерлан Царнаев впервые оказался под подозрением в декабре 2010 года, когда в республике был задержан гражданин Канады, уроженец России Вильям Плотников. Плотникова допросили на предмет его общения с радикальными исламистами, живущими на Западе. Он и назвал Царнаева в числе тех, с кем он свел знакомство через социальные сети определенной направленности.

В апреле прошлого года Тамерлана Царнаева видели в обществе Махмуда Нидаля, которого считали вербовщиком вооруженного подполья. В мае Нидаль был убит в ходе спецоперации в Махачкале. А еще через два месяца среди убитых в другой спецоперации обнаружился и труп Плотникова.

Именно из-за связи Царнаева с Нидалем и Плотниковым телефон его матери был поставлен на прослушку. О содержании ее эсэмэсок в Бостоне узнали лишь через неделю после взрывов.

Джохар Царнаев оправился от ран, недавно говорил по телефону с матерью и сказал ей, что у него «все хорошо», на обед принесли курицу с рисом. Он продолжает утверждать, что никаких связей с террористическими организациями у него и брата не было, что действовали они по собственному почину. Следствие, судя по всему, не может доказать обратное. 

Одно несомненно: взрывы в Бостоне произвели сдвиг в общественном мнении Америки. Она уже забыла о существовании Чечни и теперь заново открывает проблему. Конгрессмен-республиканец Дэн Рорабакер провел в Конгрессе слушание о чеченской угрозе. Открывая его, он сказал, что с Северного Кавказа исходит несомненная опасность для Соединенных Штатов:

– Истоки теракта в Бостоне привлекли внимание к региону, который изучен далеко не так, как он того заслуживает. Братья-террористы имели корни в Чечне, хотя они выросли в Америке и стремились получить американское гражданство… Есть данные о том, что чеченцы воюют в Афганистане против сил США и НАТО, и о чеченских сообществах в Европе. «Аль-Каида» сделала вербовку чеченцев своим приоритетом, и считается, что некоторые из них проходили подготовку в Пакистане.

Тщетно приглашенные на слушание эксперты убеждали его в обратном.

Профессор Университета штата Джорджия Крейг Альберт, подробнейшим образом осветив историю возникновения и политику «Имарат Кавказ» во главе с Доку Умаровым, говорил, что его связь с «Аль-Каидой», если она и есть, не носит систематического характера.

– Внутри Чечни и окружающего ее кавказского региона, – утверждал профессор, – имеются исламистские элементы, однако их связь с какой-либо более крупной, глобальной джихадистской сетью остается под вопросом… Нападение «Имарат Кавказ» или каких-либо других чеченских или кавказских группировок на территорию США крайне маловероятно. Чеченцы, как правило, не интересуются Соединенными Штатами… Руководство «Имарат Кавказ» уже заявило, что не имеет ничего общего с планированием, координацией или финансированием терактов в Бостоне. Доку Умаров… подчеркнул, что его организация не состоит в конфликте с Соединенными Штатами.

Другой эксперт, профессор Университета Южной Калифорнии Эрролл Саутерс, тоже выражался осторожно и уверял, что братья Царнаевы – террористы «домашнего» происхождения:

– Взрывы на бостонском марафоне осуществлены террористами, выросшими на расстоянии нескольких миль от места трагедии, которую они учинили. Они были местными жителями, здесь они учились и работали. По этой причине они хорошо знали обстановку события, которое избрали мишенью. Им не требовалась подготовка для изучения места будущего теракта и предпринимаемых там мер безопасности. Говоря попросту, Тамерлан и Джохар Царнаевы – наши собственные воинствующие экстремисты, а потому Бостон теперь вошел в братство городов мира, переживших теракты, замышлявшиеся и осуществленные их собственными жителями.

Но законодателям и публике трудно смириться с этой мыслью. До сих пор исламские террористы прибывали в США извне или по крайней мере проходили индоктринацию за пределами страны. Поэтому и сейчас следствие рьяно ищет корни бостонского теракта на Северном Кавказе и в чеченской общине США, а делегация Конгресса во главе с Рорабакером побывала в России. Американские законодатели встречались с сотрудниками ФСБ и видели оригинал послания этого ведомства ФБР, но ничего нового о связях Царнаевых с чеченским подпольем сообщить не смогли.

Тем не менее Рорабакер, известный своими симпатиями к путинскому режиму, остался при своем мнении: радикальные исламисты, мол, «взяли за глотку» обе страны, а потому спецслужбам надо крепить сотрудничество. А другой член делегации, республиканец Стив Кинг, заявил, что, по его мнению, Тамерлан Царнаев приехал в 2003 году в США уже законченным террористом.

Кроме Москвы, делегация побывала в Беслане. Эту поездку организовал Стивен Сигал, большой друг Рамзана Кадырова.

Пока рано говорить о пересмотре позиции Вашингтона в отношении Чечни. Однако в Конгрессе уже звучат настойчивые призывы поддержать Россию в ее политике «чеченизации» конфликта. И на визы беженцев чеченцам теперь рассчитывать не приходится.


Авторы:  Владимир АБАРИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку