НОВОСТИ
Дудю придется заплатить штраф за пропаганду наркотиков — Мосгорсуд его не поддержал
sovsekretnoru

Быль о рыбаках и рыбках

Автор: Елена ВОДОПЬЯНОВА
01.12.2009
   
   
   
 
– По каждому факту, по каждому даже анонимному звонку начинались масштабные проверки, – рассказывает руководитель Нижнеобского территориального управления Росрыболовства, почетный работник органов рыбоохраны России Виктор Сидоренко. – Изымались документы, в том числе даже мои личные, опечатывались производственные помещения, чем затруднялась деятельность предприятия... Когда же сам Сидоренко добивался возбуждения уголовного дела в отношении явных нарушителей закона – например, браконьеров, пойманных на отлове более чем 35 тонн ценных пород рыб («улов» потянул на астрономическую сумму – около 24 млн рублей), то дознаватели отказывали, затем прокуроры округа выносили постановление об отмене постановления об отказе в озбуждении уголовного дела, но после этого вновь находились «весомые» причины для того, чтобы дело все-таки не возбуждалось, и браконьеры оставались безнаказанны  
   

Как эффективно работающее госпредприятие следователи замучили проверками, одновременно отказываясь возбуждать дела по фактам очевидных нарушений закона

Год назад информационные агентства распространили новость, что в отношении руководителя Нижнеобского территориального управления федерального агентства по рыболовству Виктора Сидоренко возбуждено уголовное дело. Комментарии дала пресс-служба Управления Генпрокуратуры РФ в Уральском федеральном округе. По словам прокуроров, возглавляя федеральное государственное учреждение «Нижнеобьрыбвод», в июне 2006 года подозреваемый незаконно передал частной фирме находящееся в федеральной собственности служебное рефрижераторное судно. «На протяжении нескольких месяцев оно эксплуатировалось коммерческой структурой (ООО «Оптимус») в целях извлечения прибыли, общий размер которой составил более 1,4 млн рублей», – сообщили в пресс-службе.
На днях стало известно, что следствие закончено. «Совершенно секретно» стали известны подробности досудебного разбирательства.

Копии и подлинники
Уже сейчас очевидно, что следствие приготовило судейской коллегии несколько «сюрпризов». В частности, в материалах «дела Сидоренко» отсутствует оригинал договора о совместной деятельности, заключенный между ФГУ «Нижнеобьрыбвод» и ООО «Оптимус». Вместо него – ксерокопия. Это тем более удивительно, что выемка документов из учреждения шла тотальная, и до сих пор следователи не возвратили большой объем документации.
Ксерокопия никак не попадает под понятие официального документа, так как не подписана надлежащими лицами и не скреплена печатями сторон – синими мастичными. Виктор Сидоренко утверждает, что впервые увидел эту бумагу на допросе у следователя. Не встречался он и с лицом, которое якобы подписывало договор с другой стороны.
Несомненно, многое прояснила бы почерковедческая экспертиза. Но по ксерокопии провести ее невозможно. А между тем договор, по версии следствия, – одно из основных доказательств вины подозреваемого.
Как и любое учреждение – будь то федерального или регионального уровня – ФГУ «Нижнеобьрыбвод» вело хозяйственную деятельность. И при возникновении конфликтной ситуации разрешало спор в соответствии с законом – через Арбитраж. Именно так и действовало руководство ФГУ, когда подавало иск в отношении ООО «Оптимус». Предметом разбирательства стали недобросовестные действия компании.
Компания в добровольном порядке перечислила 1,2 млн рублей на счет ФГУ «Нижнеобьрыбвод». Нелогично слышать и о факте причинения ущерба – ФГУ «Нижнеобьрыбвод» получило доход от эксплуатации судна, и о передаче имущества из государственной в частную собственность: рефрижератор не менял адрес регистрации – государственный, находящийся в собственности Российской Федерации и в распоряжении ФГУ на праве оперативного управления.
Кроме того, по Уставу ФГУ, «Нижнеобьрыбвод» имеет возможность самостоятельно распоряжаться внебюджетным имуществом и заключать сделки. Затраты на содержание судна и команды ФГУ несет вне зависимости от того, стоит судно на причале или рассекает по волнам. Задача «Нижнеобьрыбвод» – сделать каждую навигацию прибыльной.
Проведение экологических экскурсий – также Уставом предусмотренный вид предпринимательской деятельности ФГУ. Становится неясно: какие пункты своих должностных обязанностей нарушил Сидоренко?
Даже если бы Сидоренко заключил договор совместной деятельности с ООО «Оптимус», он не превысил бы своих служебных обязанностей, – такой вывод делают юристы, знакомясь с материалами дела. И тут же находят интересный факт, который следствие проигнорировало.
Виктор Сидоренко не имел никакого отношения к судну. Как следует из учредительных документов госпредприятия, персональную ответственность за осуществление на договорной основе транспортных услуг сторонним организациям несет первый заместитель начальника ФГУ Сергей Яковенко. И, кстати, в отсутствии начальника он же издавал ряд приказов о действиях судна и команды. И именно он, исполняя обязанность начальника ФГУ «Нижнеобьрыбвод», подписал приказ о направлении судна в Салехард, в распоряжение своего родного сына. Тот и стоял за компанией, именовавшей себя «Оптимус».
Сделка, проведенная сыном и отцом, официально прошла как аренда судна за 1,4 млн рублей. По версии следствия, ФГУ в данном случае нанесен ущерб почти на 900 тысяч рублей. Кадровому офицеру ФСБ Сергею Яковенко предстоит доказывать целесообразность отданных командиру судна приказов теперь в суде. Его автографы на приказе подлинные.

Руки прочь от браконьеров!
«Дело Сидоренко» во многом отражает сложную ситуацию в отрасли. Государство по-прежнему находится в поисках модели ее развития. К сожалению, это не лучшим образом отразилось на состоянии и предприятий рыболовства, и водных биоресурсов. О том, что реформа рыбоохраны стала испытанием для отрасли, говорят многие специалисты. То, что ФГУ удалось сохранить как мощное, стабильно функционирующее предприятие, – заслуга работающих в нем людей.
В прошлом году Нижнеобское территориальное управление Федерального агентства по рыболовству стало третьим в России по основным показателям своей деятельности. Оно занимает лидирующие позиции среди внутренних водоемов России по добыче – до 22 тысяч тонн рыбы в год. С 2002 года ФГУ «Нижнеобьрыбвод» вело строительство рыбодобывающих судов за счет внебюджетных средств. Построено 12 единиц. Закупалась техника для перевозки и заготовки рыбы – рефрижераторные суда, сейнеры, мощные «КамАЗы». Шла продуманная, масштабная работа по воспроизводству рыбных запасов. Понимая, что невозможно сохранить эффективно работающую систему и кадровый потенциал только за счет бюджетных средств, на предприятии разработали схему хозяйственной деятельности. Полученные источники дополнительного финансирования направлялись на расширение флотилии, на новые проекты с целью воспроизводства ценных пород промысловых рыб, изучения состояния водных биоресурсов в Нижнеобском речном бассейне, на привлечение и мотивацию высококвалифицированных кадров.
Агентство, однако, занимается не только добычей, но и охраной ресурсов. Проводятся совместные рейды с представителями Тюменского рыболовного клуба, которые предоставляют свою технику и помогают инспекторам выявлять случаи браконьерства.
Сейчас в прокуратуре Ямала рассматривается дело о незаконном вылове 54 тонн пеляди, муксуна и щуки. Однако уследить за незаконным отловом рыбы ведомству сложно. На весь Уральский федеральный округ инспекторов всего 170 человек, и это с учетом недавно принятых на работу 79 сотрудников инспекции. И это один из результатов очередного реформирования федерального органа, курирующего рыбохозяйственный комплекс. Оно завершилось в прошлом году и стало уже восьмым в новейшей истории России.
В сезон 2008 года рыбопромышленник Бондаренко незаконно выловил более
35 тонн ценных пород рыб. Ущерб потянул на астрономическую сумму – около
24 миллионов рублей. Причем такую удачную рыбалку обеспечил ему бывший федеральный чиновник Д.Колесников. Формальным основанием для удачной ловли стал договор, заключенный между фигурантами дела. Его предмет – контрольный вылов водных биологических ресурсов в научно-исследовательских целях. А по сути, два гражданина договорились о санкционированном браконьерстве. Муксун, чир, пелядь, язь, налим и другие ценные виды рыб вылавливались тоннами на одном рыбопромысловом участке, вместо обследования всех водоемов Ямало-Ненецкого автономного округа.
– Почти год я добивался возбуждения уголовного дела, – вспоминает Сидоренко. – Дознаватели отказывали, а прокуроры округа выносили постановление об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.
Как легко следователи принимали решение о возбуждении уголовных дел в отношении самого Сидоренко и как долго намертво стоял уголовно-правовой обоз в данном случае! И до сих пор бывший крупный федеральный чиновник Д.Колесников остался вне поля зрения правоохранительных органов.

За проверкою – проверка
Точно так же ложились под сукно обращения Сидоренко в Генеральную прокуратуру и в Управление Генпрокуратуры в Уральском федеральном округе по вопросу значительного ущерба, нанесенного федеральному имуществу должностными лицами Управления федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Тюменской области, Ямало-Ненецкому и Ханты-Мансийскому АО. В этих обращениях изложены не домыслы, а конкретные факты: утоплен по халатности теплоход «Дозорный» – балансовая стоимость свыше трех миллионов рублей; выведен из строя теплоход «Сторожевой», на один только капремонт которого ушло около пяти миллионов рублей… К обращениям приложены акты осмотра, фотографии, договора о капремонте и т.д. И тем не менее, обращения действия не возымели и малейшего.
Что же касается самого Сидоренко – профессионала, проработавшего в отрасли
31 год и пользующегося авторитетом и у подчиненных, и у вышестоящего начальства, – то с первого дня его пребывания в должности (а сейчас он исполняет обязанности руководителя управления, и принципиальная позиция Федерального агентства – дождаться итогов судебного разбирательства) вышестоящее ведомство, а также прокуратура области, Генпрокуратура, аппарат полномочного представителя президента РФ в Уральском федеральном округе, Федеральное агентство по рыболовству аккуратно получали послания от тех, кто «открыто оглашать свои фамилии» опасался. Список предъявляемых обвинений редко ограничивался 6-7 листами. Причем сами жалобщики, не дожидаясь вынесения вердикта суда, торопились назвать Сидоренко «обвиняемым», хотя никаким обвиняемым в юридическом смысле слова он не был.
– По каждому факту, по каждому даже анонимному звонку начинались масштабные проверки, – рассказывает Виктор Сергеевич Сидоренко. – Изымались документы, в том числе даже мои личные, опечатывались производственные помещения, чем затруднялась деятельность предприятия.
Контрольно-ревизионная деятельность различных ведомств шла с привлечением большого круга специалистов. Так, в ходе проведения проверки Росфиннадзора хозяйственной деятельности федерального государственного учреждения за 2004-2008 годы было задействовано семь специалистов. Полтора месяца длилась их работа. Результат – нулевой, получено обширное заключение (акт ревизии от 16.03.09), в котором, по сути, перечислялись основные виды деятельности предприятия и их итог и констатировалось, «что нецелевого использования бюджетных средств в проверяемом периоде не установлено».
Ущерб, измеряемый десятками миллионов рублей, долгое время не квалифицируется профессионалами правоохранительной системы как уголовно наказуемое деяние. И в то же время по сомнительным измышлениям ведется бурная деятельность. Выделены средства из внебюджетного фонда для покупки путевки в санаторий для одного из сотрудников, перенесшего сложную операцию, – тут же строчится жалоба, и по ней проводится изматывающая проверка.
– Для меня это нонсенс, – говорит почетный адвокат Российской Федерации Михаил Пуртов.– Но он подтверждает предположение о том, что есть некий заказ на неугодного Виктора Сидоренко. На его месте некоторые хотят видеть другого – более удобного для них человека, который позволит решать вопросы личного обогащения. И в завоевании этой карьерной вершины «доброжелатели» Виктора Сергеевича выбрали проверенное средство – клевету. Но он, извините, уже не в том возрасте, когда меняют убеждения. И меня, как его адвоката, предстоящее разбирательство в суде не пугает. Даже доказывать ничего не буду. Просто покажу документы. И станет очевидность правового абсурда, который, убежден, организован и тщательно спланирован, в том числе с привлечением грязных пиар-технологий.
Что и говорить, лучше бы свои ресурсы и усилия проверяющие инстанции направили на помощь Нижнеобскому территориальному управлению федерального агентства по рыболовству в его тяжелой работе и, в частности, борьбе с браконьерами. И уж, во всяком случае, оставили бы в покое эффективно работающего руководителя, а не устраивали бы бесконечные, мешающие работать проверки по любой анонимке.
В так называемом деле Виктора Сидоренко точка не поставлена. «Совершенно секретно» будет следить за развитием событий. 


 Елена ВОДОПЬЯНОВА

Авторы:  Елена ВОДОПЬЯНОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку