Бриллианты от диктатуры пролетариата

Бриллианты от диктатуры пролетариата
Автор: Владимир АБАРИНОВ
01.09.2012
   
 Строительство Новодевичьевого монастыря. Миниатюра Лицевого летописного свода. Вторая половина XVI века  
   

 С 1918 по 1923 год из помещичьих усадеб только Московской области было вывезено живописных полотен – 4528, скульптур – 463, предметов прикладного искусства – 15 546. У церкви изъято 20 000 пудов благородных металлов (чаши, потиры, кресты, дискосы, панагии). А в последующие 70 лет в газетах то и дело появлялись заметки такого содержания: «В станице Ново-Цимлянской Сальского округа в местной церкви обнаружены спрятанные кем-то ценности. По приблизительному подсчёту, стоимость их определяется в 500 тыс. руб. Бриллианты, жемчуг и золотые вещи были прикреплены к киоту иконы и замаскированы бумажными цветочками». «В Москве при ремонте дома №10 в Потаповском переулке под паркетом рабочие обнаружили в двух чулках 55 тысяч «керенками», 111 зёрен жемчуга, золотые кольца, серьги и кулон с бриллиантами». Заканчивались все сообщения стереотипной для того времени фразой: «Клад передан государству»...

Национализация
Сразу после революции по декретам советской власти при национализации поместий, заводов, банков, дворцов и особняков по всей стране конфисковывали драгоценности, мебель, фарфор, хрусталь, ковры и даже носильные вещи. Не забывали о коллекциях и библиотеках. Год за годом лишалась икон, книг, утвари и церковь. Затем частым гребнем прошлись по антикварным магазинам и ломбардам. Золото, серебро и драгоценные камни направляли в Гохран. Всё остальное свозили в крупные хранилища Москвы и Петрограда. Отсюда часть предметов попадала в государственные музеи и библиотеки. Но это вовсе не означает, что они находятся там и по сей день. Часть уникальных полотен и редких книг была продана за границу. Взамен приобрели документы по истории революционного и рабочего движения в России, а также сделали копии хранящихся в архивах Европы документов Маркса, Энгельса и прочих социалистов. Кроме того, в 20-е годы столичные музеи (о провинциальных я уже не говорю) не раз обворовывались. В апреле 1927 года из Музея изящных искусств (Изобразительный музей им. А.С. Пушкина) похитили пять полотен: «Се человек» Тициана, «Св. семейство» Антонио Корреджо, «Бичевание Христа» (неизв. художник), «Иоанн Богослов» Карло Дольчи и «Христос» Рембрандта. Полотна Тициана и Рембрандта были варварски вырезаны из подрамников. В сентябре 1925 года из Эрмитажа украли премиленькую вещицу – серебряный ларец Екатерины II, украшенный алмазными розочками, и 19 царских вееров, усыпанных бриллиантами и изумрудами. Так как сообщение о краже в Москву было передано с запозданием, отловить вора МУР не сумел. Нашли только ювелира, купившего ларчик, уже лишившийся самых крупных алмазов, и несколько изумрудов, выломанных из вееров.
Иногда похитителями ценностей становились сами музейные работники. Я ни в коем случае не хочу очернить армию беззаветных тружеников, для которых музей – храм, а экспонаты – святыни, но слова из песни не выкинешь. Несколько десятков лет назад в КГБ обратился человек, возглавивший нумизматический отдел известного музея. По его словам, значительная часть наиболее редких монет (а экспонаты поступали в музей после революции из частных коллекций крупных нумизматов и прошли не одну экспертизу) – «фальшаки». Поскольку посторонние лица доступа к коллекциям не имели, то подменить монеты могли только бывшие сотрудники. «Вероятно, они действовали по принципу «грабь награбленное», – пошутили в КГБ. Делу этому хода так и не дали: вернуть ничего нельзя, тех людей уже нет в живых, а на музей ляжет несмываемое пятно. Ну и не секрет, что имущество со складов в Москве и Петрограде в течение десяти лет раздавалось по талонам организациям и тем, кого считали нужным одарить. В 1927 году бесплатную раздачу прекратили и вещи стали продавать с аукциона. Первым на продажу выставили имущество царской семьи. Кому-то тогда досталась и шуба с царского (императора Александра III) плеча из редких серебристых соболей...
Но подчистую вывезти всё из дворцов и особняков не смогли, и оставшееся не тащили только ленивые. Как-то я попала в квартиру к человеку, отец которого занимал видный пост в первом советском правительстве. Меня заинтересовало одно живописное полотно в его коллекции. «Да, это Боровиковский, – любезно ответил хозяин, – мы с папой отдыхали в царском дворце в Крыму, там много картин было, мне очень понравилась эта, и я взял». Так что к хищным лапкам тоже прилипло немало.

Тайники буржуазии
Но вернёмся в первые послереволюционные годы. Вполне понятно, что грабительская политика государства должна была заставить людей – тех, кто решил уехать за границу, и тех, кто оставался в России, – прятать свои сокровища, чаще всего в мало кому известные подвалы, входы в которые замуровывали. В 1924 году такой тайник нашли в московском доме миллионера П. Рябушинского. Бывшая винная кладовая была забита скульптурами, картинами, шкатулками со старинными веерами, часами, табакерками и т.д. Среди найденного – скульптуры Ф.И. Шубина, П.П.  Трубецкого, А.С. Голубкиной, а также картины П.А. Федотова, В.А. Серова, К.А. Сомова.
Тайник, подобный описанному, обнаружили беспризорники, колония которых поселилась в бывшем имении книгоиздателя Сытина под Москвой. Хрусталь, коллекционный фарфор, дорогие ковры и тяжёленькая замкнутая шкатулка (а что в ней, про то знают местные власти) – такова была добыча.
В Москве при ремонте дома на Тверской улице под паркетом обнаружили три золотых слитка (7,5 кг). А в Бобровом переулке под полом лежал мешочек со 180 золотыми монетами. Калужский купец Чистоклетов, чья коллекция вызывала жгучую зависть всех нумизматов, спрятал своё сокровище в старой печи. В 1927 году отыскали три тысячи серебряных и медных монет. А вот золотые монетки не всплыли до сих пор.
Наиболее дальновидные из владельцев сокровищ, предполагая, что их особняки будут тщательно обыскивать, зарывали ценности вне дома. В Москве на улице Щепкина при рытье траншеи откопали сразу два клада: 18 килограммов червонного золота в слитках, а чуть поодаль, в истлевшей кожаной сумке, – золотые часы, браслеты, медальоны. По сей день старожилы-москвичи рассказывают, что при сносе домов на месте, где пролегает проспект Калинина, нашли столько ценностей, что их хватило бы на строительство небольшого города.
Занимательная история связана с сокровищами князей Юсуповых, самых богатых людей Российской империи. Сотрудники ЧК, проводившие обыски в княжеских дворцах в Москве и Петрограде, результатами своей работы остались недовольны: золота и драгоценных камней обнаружили не так много, как ожидалось. Хитрый Феликс Юсупов сумел вывезти ценности во Францию, и среди них – две картины Рембрандта («Мужской портрет» и «Женский портрет»). По словам специалистов, это были лучшие работы мастера и оценивались они в миллион долларов.
В 1921 году князь, испытывая нужду в деньгах, заложил полотна американскому миллиардеру Джозефу Уайденеру. Три года спустя, когда он приехал в Америку выкупать картины, в советских газетах появились статьи, авторы которых дружно утверждали: Юсупов вывез картины после принятия декрета о национализации имущества буржуев, сбежавших за границу, следовательно, полотна ему принадлежать не могут.
Представитель Народного комиссариата иностранных дел клятвенно заверил советских трудящихся, что приложит все силы для возвращения картин. Но американский миллиардер, для которого частная собственность –  самое святое, что есть, и разговаривать с ходоками-дипломатами не пожелал.
Феликс Юсупов для выкупа картин вынужден был продать бриллианты и знаменитое ожерелье из 42 чёрных жемчужин. Наша пресса тут же откликнулась: «По утверждению многих, видевших этот жемчуг, ожерелье является собственностью бывшей царицы». А поскольку царское имущество национализировано, то и жемчуга наши, родные! Однако миссис Петр Джилет Джери, украсившая себя уникальным ожерельем, обошедшимся ей в 400 тысяч долларов, возвращать жемчуга Москве и не подумала. Тогда князю Юсупову, графу Сумарокову-Эльстон и прочим на родине присвоили новый титул – «вор, торгующий сокровищами, украденными из музеев СССР». Правда, картины и ожерелье ни одного дня в советских музеях не находились, но это неважно.
Газеты не случайно поливали Юсупова. Это был, так сказать, ответный демарш. А предыстория такова.
В начале 20-х годов до эмигрантов из России дошёл слух, что нарком А.В. Луначарский подарил своей пассии – актрисе Розенель бриллианты расстрелянной императрицы. Затем стало известно о хищениях драгоценностей из Гохрана (они также принадлежали Романовым). Наконец, Юсупов, хорошо знавший сокровища царской семьи, увидел на нью-йоркской таможне изумруды из короны Александры Фёдоровны – советские торговые представители привезли их на продажу. Князь поднял шум в печати, его поддержали соотечественники в Америке и Европе. Возмущению этих людей не было предела. Такие сокровища царствующего дома всегда считались достоянием России, а не монарха, и никто не позволял себе раздаривать их или распродавать.
В 1925 году, дабы продемонстрировать миру, что молодое советское государство не растратило доставшееся от проклятого царского режима, Наркомфин в Доме Союзов устраивает выставку «бывших царских драгоценностей»: в трёх витринах – короны, скипетры, державы, украшения... После закрытия выставки по распоряжению правительства из валютного фонда Наркомфина в Оружейную палату Кремля передаётся аж... 46 предметов, принадлежавших Николаю II. Остальное пошло на продажу.
Юсупову советская пресса ещё раз уделила внимание, когда в 1925 году в его бывшем дворце (палаты XVII века в Большом Харитоньевском переулке) был найден богатейший клад.
Одного из сторожей заинтересовала искусно замурованная арка в подклете. Для вскрытия пригласили сотрудников ГПУ. За замуровкой обнаружили стальную дверь. За ней – тайник, забитый мусором и старой одеждой. Но когда кто-то случайно толкнул ногой тюк с тряпьём, из него посыпались драгоценности... Было найдено 25 колье, 255 брошей, 13 диадем, 42 браслета, 43 кулона, серьги, пряжки, цепи, подвески из золота и платины, украшенные крупными бриллиантами, изумрудами, рубинами и жемчугом. Здесь же обнаружили более 200 чарок, блюд, ковшей из серебра (XVI–XIX веков), большую серебряную фигуру коня, трёх громадных лебедей работы XVII века. Кроме всего перечисленного, в тайнике нашли скрипку работы Страдивари.
Эта находка заставила Губфинотдел и Главмузей создать комиссию для обследования дворцов Юсупова. Две недели члены комиссии осматривали палаты. Им удалось отыскать 15 потайных мест, причём часть тайников была запроектирована ещё при строительстве, в XVII столетии. Нашли кладовые под лестницами, несгораемые шкафы и камеры, вмонтированные в стены. «Некоторые кладовые, – сообщали члены комиссии, – снабжены специальными механизмами, подъёмными и раздвижными. Достаточно нажать кнопку или повернуть рычаг, где-нибудь поблизости расположенный, и механизм приводится в движение». К разочарованию членов комиссии, все найденные в Москве тайники были пусты. Больше повезло в Ленинграде, где обнаружили 27 писем А.С. Пушкина к Е.М. Хитрово...

Церковные сокровища
Немного скажу о церковных сокровищах. Из 20 000 пудов конфискованных драгоценных металлов после проведения экспертизы сотрудники Наркомпроса лишь 400 пудов передали в музеи, остальное пошло на переплавку. Попытки отдельных искусствоведов и реставраторов доказать, что большая часть изъятой утвари имеет историческую ценность, привели к репрессиям. Горячие головы отправляли поостыть на Север. При ликвидации церквей и монастырей были робкие попытки священнослужителей утаить реликвии и ценности от властей. В Соловецком монастыре в 1918 году во время пожара сгорели архив, библиотека и другие здания. Специального уполномоченного, прибывшего описывать скиты и часовни, монахи встречали, разводя руками: дескать, всё сгорело, а на нет и суда нет. Бог простит монахов за ложь, ибо сгорело далеко не всё. В 1942 году, когда государство начало заигрывать с церковью, один из оставшихся в живых монахов написал письмо Сталину, где сообщал, что ему известно место укрытия монастырских сокровищ и он, желая приблизить победу над врагом, готов передать их государству. Что и сделал.
В 1929 году в бывшей Саровской пустыни разместилась колония беспризорников. Наслушавшись от взрослых о сокровищах жадных монахов, шустрые ребятишки обшарили все помещения и нашли в стене тайник с золотыми монетами, паникадилами, лампадами – всего на миллион рублей. А в бывшем доме богатейшей Ниловской пустыни (Москва, Серебрянический переулок) при реставрации обнаружили огромные пачки ассигнаций. Кто-то из рабочих выбросил их в окно, и деньги усеяли весь переулок...
Слухов и преданий о церковных кладах и сейчас ходит немало. Одна из самых красивых легенд связана с Новодевичьим монастырём. Её рассказывал сотрудникам МВД бывший ризничий Успенского монастырского собора, ныне покойный Б.В. Стеньшинский.
В 1920 году, когда большевики приняли решение об окончательной ликвидации монастыря, игуменья обители Леонида Озерова задумала передать в надёжные руки все монастырские реликвии и ценности.
Но вынести их из монастыря монахини не смогли – на выходе стоял караул из солдат ВЧК. Тогда игуменья ушла с ними в какое-то тайное монастырское подземелье, где замуровала себя, приняв мученическую смерть. Монахини имитировали захоронение в некрополе собора Смоленской Божьей Матери и сообщили властям о кончине Леониды. Стеньшинский утверждал, что он присутствовал при вскрытии захоронения Леониды Озеровой, но её останков под погребальной плитой не оказалось.
По мнению историков, игуменья Леонида, будучи в преклонном возрасте, вряд ли была способна совершить столь романтический поступок. А Стеньшинский, увидев пустой саркофаг, возможно, вспомнил старинное предание, согласно которому одна из игумений Новодевичьего монастыря ушла из обители по подземному ходу и не вернулась.

Клады и их жертвы
Буржуйские клады усердно искали ЧК–ОГПУ–НКВД. «Бывших» арестовывали, пытали, ссылали, расстреливали. Одни, не выдержав мучений, выдавали припрятанное, другие предпочитали лечь костьми, но не отдать кровное. Из-за кладов довольно часто страдали люди, вовсе ничего о них не ведавшие.
В 1920 году в Петрограде скромный банковский служащий Чиркин получил комнату в особняке своего бывшего хозяина банкира Форштерна. Всё находившееся в ней – картины, гобелены, столовый сервиз из фарфора – законопослушный служащий переписал, а список отнёс в Главмузей, сотрудники которого вскоре вывезли «предметы роскоши». Но не прошло и месяца, как в ЧК пришёл донос: Чиркин – пособник мировой буржуазии и хранит сокровища банкира Форштерна, пребывающего ныне в Англии. Автор доноса – сосед Чиркиных Павлов сказал его жене, что арестованного Чиркина расстреляли. Несчастная женщина покончила жизнь самоубийством. А на следующий день Чиркин вернулся домой. Увидев его, в ту же ночь отравился Павлов. Чекисты всё же отыскали в комнате Чиркина тайник, где хранилось 3,5 пуда серебра и бриллианты – на 25 каратов. Следствие тянулось два с половиной года. Суд признал Чиркина невиновным.
И сотрудникам МВД не однажды приходилось заниматься кладами и кладоискателями. Дело в том, что рабочие, находившие клад при ремонте домов, вместо того чтобы сдать его государству и получить причитающиеся 25 процентов, часто утаивали найденное. Те, кому от сокровищ ничего не перепадало, «стучали» в уголовный розыск. А нередко кладоискательские поиски заканчивались совершением тяжких преступлений.
В 1978 году в монастырских кельях, превращённых после революции в общежитие, была убита последняя монахиня московского Богородице-Рождественского женского монастыря Варвара Ивановна Турунова. Косвенной причиной убийства послужили слухи, будто настоятельница обители перед смертью передала Варваре ценности из ризницы. Жила бывшая монахиня замкнуто, к себе никого не пускала. А злые на язык соседки-старухи рассказывали, как в 30-е годы Варвара носила в Торгсин серебряный самовар и золотишко, и якобы видели у неё большой золотой крест и другие ценности. Убийца Варвары, работавший в картонажной мастерской (разместившейся здесь же, в монастырских постройках), за полгода до совершения преступления уже обшарил все подвалы под соборами и в поисках тайника простучал все стены. У Варвары нашлось лишь шесть икон, не представлявших никакой ценности.
Кладоискателей в нашей стране видимо-невидимо. Одна из московских групп (четыре человека, все с высшим образованием), например, оснащена всевозможной техникой, позволяющей отыскивать пустоты в стенах и металл. Некоторые приборы закуплены на Западе, где развита индустрия, производящая всякие приспособления для искателей сокровищ. Последняя находка этой группы – тайник с полотнами русских и западных художников XIX века. Лишь некоторые из картин нуждаются в реставрации, остальные пошли на продажу.
Есть кладоискатель, который, используя компьютер для поиска кладов, практикует... вызов духов подземелья. И духи ему попадаются какие-то добрые: разрешают брать сокровища. Кладоискательство для этого человека – основная работа, позволяющая ему существовать безбедно. На мой вопрос о покупателях ответил вопросом: «Фамилия «Боровой» вам что-нибудь говорит?»
Летом 1997 года в Измайлове молодые люди предлагали иностранцам серебряные сосуды XVII века, живописуя при этом, как они откапывали их в средневековом подземелье. Пока искусствовед, увидевший эти предметы, место которым явно в музее, пытался отыскать милицию, парни  бесследно исчезли.
А что же эмигранты, спросите вы, неужели никто из них не попытался отыскать спрятанные сокровища? Мне известен только один такой случай. В небольшом городке Московской области передали Русской православной церкви ветхий храм. Однажды к священнику пришёл человек и сказал: «Батюшка, уезжая из России, мой отец закопал у вашей церкви большие ценности. Это – честно нажитое. Разрешите мне отыскать клад, и часть денег я отдам на восстановление храма». Священник не препятствовал. Сокровища таки нашлись – у полуразрушившегося столба церковных ворот. Счастливый наследник сдержал слово.
Я встречалась с потомком украинских эмигрантов из Мюнхена, который знаком со многими нашими соотечественниками, чьи деды и отцы спрятали ценности в России. Но едва ли им разрешат что-то искать и уж тем более вывезти.
Недавно я с друзьями спугнула из подвала дома, предназначенного к сносу, двух парней, усердно выковыривавших кирпич из замурованной арки. Поиски кладов, рождённых революцией, продолжаются...        


Авторы:  Владимир АБАРИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку