НОВОСТИ
В столичный ОВД нагрянула ФСБ и служба собственной безопасности и перекрыла целый этаж
sovsekretnoru

Бриллианты мутной воды

Автор: Лариса КИСЛИНСКАЯ
01.12.2001

 
Евгений ТОЛСТЫХ
Фото ИТАР-ТАСС

На Якутском горно-обогатительном комбинате. Январь 1991 г.

Алмаз – камень дорогой. Потому что редкий. Каждый год в мире добывается порядка 10 тонн ювелирных алмазов. Для сравнения: золота ежегодно извлекают из недр около 2,5 тысячи (!) тонн. Стоимость бриллианта массой 5 карат (1 грамм) равна примерно 20 тысячам долларов США. Грамм золота можно купить за 12 долларов. В общем объеме мировой добычи алмазов примерно каждый четвертый камень – российский; 99,8 процента их отрыто «во глубине сибирских руд» – в Республике Саха, она же Якутия.

Председатель Центризбиркома Александр Вешняков был на редкость категоричным, комментируя намерения нынешнего лидера Республики Саха (Якутия) Михаила Николаева в третий раз баллотироваться на президентский пост в конце декабря. Чувствовалось, что помимо законодательного ограничения, не позволяющего «удельно княжить» свыше двух сроков подряд, за позицией главы ЦИКа стояло плохо скрываемое желание Кремля сменить Николаева на более приемлемую для нынешней команды фигуру. Но ни нынешний «начальник Якутии», ни его преемник не были и не будут центром событий в этом морозном регионе России. Их удел – лишь обслуживать интригу вокруг главного действующего лица на этой «сценической площадке» – АЛМАЗА!

Едва придя к власти в 1991 году, Борис Ельцин «навел порядок» в алмазной отрасли. Его Указ № 214 был по своей сути весьма прогрессивным и патриотичным документом. Он предполагал переориентацию АБК (алмазно-бриллиантового комплекса) с сырьевого экспорта на глубокую переработку драгоценного сырья и создание системы полноценных торгово-посреднических, в том числе и экспортных, операций. Судя по всему, Борис Николаевич тогда еще не был знаком с тонкостями устройства «реформируемой» им сферы, а уж с ее «теневыми возможностями» и подавно. В любом случае Указ оказался лишь неким политическим лозунгом, призванным продемонстрировать заботу нового начальства о благе Отечества. Людям, сведущим в этой проблеме, с самого начала было ясно, что дальше деклараций дело не пойдет.

«Глубокая переработка» предполагала наличие широкого внутреннего рынка потребления бриллиантов и экспортные возможности. Ни в первом, ни во втором ни СССР, ни Россия замечены не были. О прибыльном обращении алмазов внутри страны говорить не приходилось хотя бы потому, что всякие там «брюлики» противоречили идеологии «скромного образа жизни советского человека». И с экспортом ситуация складывалась не в пользу СССР – России.

Василий Колмогоров

В 30–80-х годах минувшего столетия так уж сложилось, что в одних странах алмазы добывали (ЮАР, СССР), в других перерабатывали (Бельгия, Израиль), а в третьих потребляли (США, Япония). Из-за многолетней конфронтации США – СССР, Израиль – арабский мир, ООН – ЮАР мировой алмазный рынок был разбит на полунепроницаемые ячейки. Прямых связей не было, а товарные потоки шли через ЕДИНСТВЕННОГО вездесущего оператора рынка – компанию «Де Бирc» (De Beers) и ее Центральную сбытовую организацию (Central Selling Organization).
Два процента от «Де Бирс»

Немного истории. В 1880 году в Южной Африке, в районе реки Оранжевая, два британца – Родс и Радд – приобрели участки старателей, промышлявших неподалеку от заброшенной фермы «Де Бирс». Они основали компанию с капиталом две тысячи фунтов стерлингов и назвали ее De Beers Mining Company Ltd. А уже через восемь лет основные алмазные копи Южной Африки, дававшие почти 90 процентов мировой добычи алмазов, скупил на деньги финансового дома Ротшильдов 35-летний Сесил Родс и объединил в акционерную компанию «Де Бирс». За 120 лет своего существования «Де Бирс» стала монополистом мирового алмазного рынка, контролирующим от 60 до 80 процентов оборота драгоценных камней. Ограничить аппетиты компании специальными законодательными мерами, направленными на возрождение конкуренции в этой сфере, не смогло в свое время даже правительство США, проигравшее в 40-х годах «Де Бирс» «экономическую войну». Естественно, в сферу интересов и влияния клана Оппенгеймеров (они вот уже более 60 лет управляют деятельностью «Де Бирс») попали СССР и Россия

Смена режимов на территории «одной шестой части суши» в начале 90-х годов не напугала «Де Бирс». Компания быстро договорилась с Россией о «цене» своего присутствия в России, в частности в Якутии. По мнению некоторых наблюдателей, это стоило ей двух процентов акционерного капитала, которыми, как говорят, владеет семья бывшего президента России через Татьяну Дьяченко. Много это или мало? Трудно сказать, в каком объеме акционеры получают дивиденды. Но в среднем «Де Бирс» ежегодно реализует алмазов на пять миллиардов долларов. Правда, путь от алмаза до товарного бриллианта в колье или браслете занимает до двух лет, но зато и цифры растут: ежегодно в мире приобретается ювелирных изделий с бриллиантовой «начинкой» на сумму 50 миллиардов долларов.

А как же Россия, о благополучии которой была высказана забота в Указе № 214?

Менее чем через год после вступления в должность Ельцина Указом № 158 от 19 февраля 1992 года существовавшее при советской власти государственное алмазодобывающее НПО «Якуталмаз» преобразуется в акционерное общество «Алмазы России – Саха», которое становится фактическим собственником всех добываемых алмазов. Российской Федерации в уставном капитале «АЛРОСА» принадлежат всего 32 процента акций. Якутии столько же. 23 процента у сотрудников компании, восемь – у якутских муниципальных образований и пять – у Фонда поддержки военнослужащих «Гарант». В результате Россия лишает себя доступа к общенациональному достоянию, и его тут же прибирает к рукам «Де Бирс». Начиная с 1992 года весь экспорт российских алмазов осуществляет ЦСО клана Оппенгеймеров. Москва превращается в периферию «бриллиантового сообщества». Россия, к примеру, в 1995 году должна была получить в федеральный бюджет 220 миллионов долларов чистой прибыли, а получила всего три миллиона. Куда ушли остальные деньги? Ответ формальный: ушли в бюджет Якутии.

Владимир Путин и президент Якутии Михаил Николаев

О какой-либо «поддержке национальной обрабатывающей промышленности» никто и не вспоминает. Десятки гранильных предприятий, считающихся одними из лучших в мире, практически лишаются поставок сырья. Или получают то, что осталось от сортировщиков «Де Бирс», которая приобретает российские алмазы на десять процентов дешевле цен мирового рынка. Естественно, «Де Бирс» невыгодно появление на алмазных торгах Америки и Европы недорогих и качественных русских бриллиантов. Законодательные органы России, будто получив инструкции в приемной Оппенгеймеров, обкладывают гранильный бизнес абсурдными с точки зрения мировой практики поборами: НДС, акцизами, таможенными пошлинами, экспорт готовых ювелирных изделий подлежит лицензированию. В результате цена российских ювелирных изделий становится выше среднемировой почти на 50 процентов! При том, что сама «работа» в России на порядок дешевле. Такого, пожалуй, нет нигде в мире.
Операция «Бычков»

«Де Бирс» пыталась укрепить свое присутствие у нас еще во времена Союза. Но тогда ей помешала группа чиновников Минфина СССР, в которую входил Евгений Бычков, возглавлявший Управление драгоценных металлов. Эти люди, по мнению некоторых экспертов, хотели составить конкуренцию «Де Бирс» в изготовлении бриллиантов и продаже их за рубеж, сократив объем реализации сырья. Тогда «Де Бирс» провела, как говорят, упреждающую операцию. По одной из версий, предполагалось втянуть Бычкова в высокодоходную сделку, скомпрометировать его, создать условия для ареста. В 1990 году в прессе появились сообщения, что Бычков замешан в деле о продаже через государственно-кооперативное объединение «АНТ» ювелирных алмазов на 42 миллиона долларов, при этом недополученная государством сумма составила 18 миллионов. Можно предположить, что, если бы все было так на самом деле и в сделке с алмазами (как и с двенадцатью танками

Т-70, которые проходили по делу «АНТ») просматривался корыстный интерес того же Бычкова, он вряд ли отделался бы партийным выговором.

Но вернемся в 1993 год. В рамках, как полагают сегодня, тщательно спланированной специалистами «Де Бирс» операции по распоряжению Бычкова «Роскомдрагмет» выделил без предоплаты американской фирме Golden ADA, которую возглавлял Андрей Козленок, партию алмазов под огранку и последующее возвращение в Россию для продажи. Огранка была проведена. Однако бриллианты «Роскомдрагмету» не вернули. Андрей Козленок «сторговал» их через четыре заирские фирмы бельгийской компании Star Diamond, президент которой, Жак Рот, одновременно является... деловым партнером концерна «Де Бирс» (правда, на эту тему он говорить категорически отказывается)

Бычков лишился своего поста. О потерях государства можно лишь догадываться...

Алмазные короли и ленская «капуста»

Но вернемся к Республике Саха (Якутия).

После росчерка пера Ельцина, наделившего власти республики правом распоряжаться алмазным потенциалом, якуты и другие жители края ожидали дождя из рога изобилия.

Аналитический отдел местной газеты «Туймаада саната» провел интересное исследование. Подсчитали, что за 1992–1998 годы Республикой Саха (Якутия) от перепродажи алмазов (даже через «Де Бирс»!), драгоценных камней и металлов было получено 2 миллиарда 308 миллионов 613 тысяч 860 долларов. При численности населения в неполный миллион – по две с лишним тысячи «зеленых» на каждого жителя, включая грудных младенцев. Большие деньги для тех мест.

Но вот пришла беда, и ликвидация последствий наводнения в Ленске потребовала средств. А их в республике не оказалось. Федеральный центр выделял суммы из своей казны, в которую «алмазные короли» Якутии старались класть поменьше. Куда же клали?

Почти полмиллиарда долларов ушло на строительство престижных объектов, призванных продемонстрировать зарубежным гостям «современную Якутию».

Бриллиантовая дочка

Семьдесят один процент вырученной за указанный период валюты (почти 1,5 миллиарда долларов) продали через уполномоченные, большей частью коммерческие банки. Вот один из них – КБ «Саха Даймонд Банк». Его возглавляет Татьяна Пахомова – депутат Палаты Республики Государственного Собрания. Банк находится в Москве, в Колпачном переулке, где в свое время квартировало представительство Якутской Автономной Советской Социалистической Республики. Якутским филиалом КБ «Саха Даймонд Банк» руководит брат президента Республики Саха (Якутия) Егор Максимов. Кстати, депутат Татьяна Пахомова параллельно управляет еще и Целевым фондом будущих поколений, созданным «для ликвидации последствий нарушения экосистемы и компенсации ущерба, связанного с разрушением традиционного уклада жизни народов Севера». Трудно сказать, подходила ли под это определение задач фонда трагедия Ленска, но денег как не было, так и нет.

А вот еще один фонд, созданный указом президента Республики Саха (Якутия), – Международный детский Фонд «Дети Саха-Азии». По свидетельству якутских журналистов, трудно назвать сумму розданных им и не возвращенных кредитов и ссуд. Управляет фондом Ольга Михайловна Андросова, родная дочь президента республики Михаила Николаева. «Семья». По образу и подобию.

Естественно, пришла пора наводить порядок в «алмазно-бриллиантовом» хозяйстве. Во-первых, эта сфера не контролируется командой нового президента. Нет даже формальных рычагов воздействия на управление денежными потоками. Сейчас правительства России и Якутии имеют по 32 процента акций алмазодобывающей компании «АЛРОСА»; 8 процентов акций принадлежат восьми якутским улусам (муниципальным образованиям); 23 процента – в руках сотрудников компании; 5 процентов – у Фонда социальной поддержки военнослужащих при правительстве России «Гарант». Таким образом, пока численный перевес на стороне местных властей. Понятно, что в интересах федеральных властей увеличить пакет акций известным способом – за счет миноритарных акционеров, но на этом пути есть свои проблемы. Другой путь – перераспределить в пользу России акции, принадлежащие Якутии. Но при этом выторговывать будут все: от гарантий неприкосновенности до внешних проявлений лояльности Кремля к нынешнему «хозяину» Якутии Михаилу Николаеву. Поэтому даже улыбку Путина при встрече в Ленске якутский президент включил в агитационный ролик.

Судя же по поведению некоторых высокопоставленных московских чиновников, особых симпатий к главе якутской «Cемьи» Кремль не питает. Не случайно именно во время инспекционной поездки Путина по местам летнего наводнения Якутию посетил с негласным визитом Сергей Веремеенко – председатель правления КБ «Межпромбанк». Как считают информированные источники, именно «Межпромбанк» – основной спонсор избирательной кампании заместителя Генерального прокурора Василия Колмогорова, претендента на пост нового главы Республики Саха (Якутия). Поговаривают, в случае победы Колмогорова на выборах Сергею Веремеенко обещан пост руководителя компании «АЛРОСА». Возможно, так оно и случится, но изменит ли это что-либо в корне?

В связке Ельцин – алмазы – Николаев, где контакт между двумя крайними членами уравнения означал определенное управление средним, присутствовало еще одно важное звено, без которого обозначенная ось не вращалась. Это звено – «Де Бирс». И мало отправить Ельцина на покой; мало отказать Николаеву в праве участвовать в выборах (а он возьмет да и выиграет их без санкции ЦИКа), чтобы взять в свои руки «алмазный штурвал» России. «Де Бирс» – с ней-то что делать? Объявлять юридическую войну? Слишком велик риск проиграть и оказаться в «бриллиантовой блокаде»: ни самим посверкать, ни богатым продать. Да и рано пока о войне: кто ей ближе – «новые русские» или «сверхновые», – «Де Бирс» пока еще не сказала. Впрочем, новая команда Путина дала понять, что не прочь обновить список «брильянтовых наших»...

Вездесущий Лев

Президент Ельцин на празднике «Ысыах», 1993 г.

Лев Леваев родился в городе Ташкенте тогда еще Узбекской ССР в семье скромного директора магазина. Ощутив пристальное внимание ташкентского ОБХСС, семья Леваевых срочно выехала в Израиль и обосновалась там в местечке Кирьят-Малахи. А вскоре последовал страшный удар: Леваев-старший вложил почти все деньги в покупку алмазов, а они оказались фальшивыми. Шестнадцатилетнему Льву пришлось на время расстаться с мечтой о приличном образовании и устроиться рядовым гранильщиком в алмазо-шлифовальную мастерскую «Зотар». Шаг этот оказался судьбоносным. Довольно скоро Леваев-младший становится хозяином собственной мастерской, победителем конкурса гранильщиков...

А в 80-х годах Лев Леваев «всплывает» в Африке. В качестве главы консорциума «Африка–Израиль» он ведет ответственные переговоры на различных уровнях. Вместе с Аркадием Гайдамаком, выходцем из СССР, они реструктурируют государственный долг Анголы Советскому Союзу, да так удачно, что становятся совладельцами крупнейшего алмазного месторождения Катока. В Африке друзья с помощью отставных руководителей разведки «Моссад» Ятома и Дагана провели немало рискованных операций. Российская газета «Время новостей» и информагентство «Росбизнесконсалтинг» распространили информацию о том, что конголезского лидера Лорана Кабилу убрали в связи с алмазными делами IDI Diamonds. Кабила якобы то ли поссорился с Леваевым, то ли захотел пересмотреть кабальные условия сотрудничества – и тут же поймал пулю.

В конце концов, Леваев сказочно разбогател и... устал от Африки. К тому времени неплохие отношения установились у него с «новыми русскими» олигархами – Березовским и Ходорковским. Но по ходу дел дал себя знать леваевский принцип: «дружба дружбой, а алмазы – врозь». Лев быстро сменил «гардероб связей» и стал дружить с Романом Абрамовичем. Говорят, по его просьбе Леваев свершил почти революцию в российском еврействе, нейтрализовав Российский еврейский конгресс, возглавляемый Владимиром Гусинским.

И в качестве награды получил право почти на монопольную торговлю российскими алмазами. У него крупнейший в России гранильный завод «Руис Даймондз». Таким образом, Леваев фактически бросил вызов всемогущей «Де Бирс», пытаясь замкнуть на себя все алмазное сырье России.

Возможно, «прорыв» Леваева на российское алмазное пространство был некой частью стратегии постепенного разрыва отношений Кремля с «Де Бирс» и кланом Оппенгеймеров. Ведь нельзя же думать, что нынешняя власть действует во всем спонтанно, полагаясь на волю случая и считая каждый прожитый день победой над обстоятельствами. Хоть где-то должна быть стратегия, тем более когда речь идет о больших деньгах.

В таком случае вырисовываются контуры оси: Путин – Леваев – алмазы – новый президент Якутии. Вот только в какую сторону будет вращаться новая ось – к России или от нее?

Продолжение темы в №2-2002…


Авторы:  Лариса КИСЛИНСКАЯ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку