«БРИЛЛИАНТОВАЯ РУКА» И ЗОЛОТО «ЛУМУМБАРИЯ»

«БРИЛЛИАНТОВАЯ РУКА» И ЗОЛОТО «ЛУМУМБАРИЯ»
Автор: Владимир ВОРОНОВ
06.10.2014
 
КОНТРАБАНДА ЗОЛОТА В СОВЕТСКИЙ СОЮЗ БЫЛА ПОСТАВЛЕНА НА ПРОМЫШЛЕННУЮ ОСНОВУ
 
Согласитесь, что, когда порой вновь пересматриваешь комедию «Бриллиантовая рука», нередко возникает вопрос, за каким чертом эти контрабандисты тайными тропами волокли в Советский Союз золото и бриллианты – разве это не бред? Казалось бы, все должно было быть совсем наоборот, поскольку ни один здравомыслящий контрабандист золото и драгоценности в СССР не потащит, только оттуда. Но ведь это же комедия, скажете, гениальный стеб режиссера Гайдая, к которому не стоит относиться слишком серьезно. В конце концов, его герою, Шефу, надо было как-то легализовать свои нетрудовые доходы в рамках сюжетной линии, разве нет? Отсюда, мол, и эта насквозь, казалось бы, совершенно комедийная история о контрабанде золота в СССР.
 
 
Вот только этот документ с грифом «Секретно» наглядно показывает, что авторы сценария «Бриллиантовой руки» не согрешили против истины ни на йоту: именно так в те годы и было. Комитет госбезопасности в своей служебной записке от 2 июня 1970 года, направленной в ЦК КПСС, уведомил о раскрытии организованной группы «иностранных и советских граждан, занимавшихся контрабандой и крупной спекуляцией золотом и другими валютными ценностями». Причем речь как раз и шла о вскрытии тайного канала ввоза в Советский Союз значительного количества золота.
 
Основные действующие лица: гражданин дружественной нам африканской Танзании Капанде – студент Университета дружбы народов имени Патриса Лумумбы, гражданин столь же дружественной Нигерии Фаволе, еще один гражданин той же Нигерии (и студент того же университета) Акиндели, гражданин Индонезии и бывший студент МГУ Сумали, гражданин Ирака и врач одной из московских больниц Салмаси, аспирант НИИ физической химии АН СССР некий Мустафаев, инспектор Шереметьевской таможни Орлов, московские таксисты Караханян, Журавлёв «и другие – всего 14 человек». Правда, финальный абзац документа утверждал, что раскрыта более многочисленная и разветвленная группировка: «В процессе расследования получены данные о причастности 30 иностранных граждан (дипломаты, журналисты, студенты) к контрабанде и незаконным валютным сделкам».
 
Схему золотой контрабанды документ осветил достаточно четко. Одно из важных звеньев преступной цепочки – вышеупомянутый Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы или, как его всегда звали в народе, «Лумумбарий», одно из самых злачных мест той Москвы. В нашем же случае «Лумумбарий» не только один из важнейших пунктов и перевалочная база контрабанды, но еще и неиссякаемый источник рекрутирования кадров контрабандистов – из числа массово околачивающих там груши студентов дружественных нам стран Азии и Африки.
 
Другое важное звено – «свой человек» на таможне, обеспечивающий «окно» на границе. В нижней части пирамиды – ушлые московские таксисты, имевшие доступ «к телу» иностранцев на легальной, так сказать, основе: в своем прямом профессиональном качестве они могли достаточно легко выходить на контакт с иностранцами. Прочим советским гражданам это было без казенной надобности, так сказать, не рекомендовано, так как КГБ такие контакты старался, по возможности, отслеживать и пресекать.
 
Потому роль таксистов в этой схеме была важна: они «и другие советские граждане», пользуясь возможностью контактировать с иностранцами, скупали у них валюту «из расчета 5–6 рублей за доллар». Уголовно наказуемо было даже владение валютой! Напомню, что такие действия преследовались по статье 88-й «Нарушение правил о валютных операциях» Уголовного кодекса РСФСР 1960 года (соответствующие статьи были в УК и других союзных республик) и карались весьма жестоко: сначала от 3 до 8 лет лишения свободы с конфискацией валютных ценностей, затем статья была ужесточена, «потолок» повышен до 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества, а с 1962 года за валютные операции «в особо крупном размере» могли приговорить к смертной казни.
 
Потому с валютой наши таксисты быстро расставались, «с помощью Капанде, Фаволе и других студентов Университета дружбы народов» приобретая в знаменитых валютных магазинах «Березка» и коммерческом отделе Банка для внешней торговли СССР (Внешторгбанка) «золото в слитках, золотые монеты русской чеканки, золотые памятные медали, а также импортные товары, которые затем перепродавали по повышенным ценам».
 
Проще говоря, некий начальный рублевый капитал обменивался на валюту, затем эта валюта тратилась на покупку качественного золота в закрытых магазинах, а уже затем это золото – нет, вовсе не вывозилось за рубеж, а перепродавалось за рубли советским же гражданам: ювелирам, зубным техникам, вообще всем тем, кто хотел нажитое «непосильным трудом» тихо и без огласки инвестировать в реальные ценности.
 
Особо шли на «ура» (из-под полы, разумеется) дореволюционные отечественные золотые монеты, поскольку чеканили их из золота 900-й пробы. Советские же ювелирные изделия мало того что были изготовлены из крайне низкокачественного металла 583-й пробы, так еще и были, как водится, в дефиците и продавались в государственных ювелирных магазинах по сильно завышенным ценам. В «Березках» же цены на золото были много ниже, так что на его перепродаже – именно советским людям – можно было выиграть очень сильно. Что и делали.
 
Но еще больше «озолотиться», оказывается, можно было как раз-таки на ввозе золота в СССР! В частности, все тот же нигерийский товарищ Фаволе «и некоторые другие африканцы – студенты Университета дружбы народов» постоянно совершали вояжи из Москвы в Западный Берлин – специально для покупки там либо золотых слитков, либо опять-таки русских золотых монет императорской чеканки – их «легализовать» в Советском Союзе все же было много проще, чем, скажем, соверены, наполеондоры и тем паче золотые доллары.
 
И вот когда после этого турне африканские «лумумбарии», набитые золотом, как идущий на нерест лосось – икрой, появлялись в Шереметьево, в дело вступал тот самый товарищ Орлов, обеспечивая нашим фигурантам безопасное «окно» на границе: «Содействие в контрабандном вывозе валюты из СССР и ввозе золота из-за границы им оказывал инспектор таможни ОРЛОВ». Ввезенное золото перепродавалось, на вырученные рубли скупалась валюта – дальше всё по тому же кругу.
 
Прибыль от этих операций была тогда просто фантастической. Дело в том, что до 1971 года в США и Западной Европе тройская унция золота (31,1034768 грамма) стоила 35 долларов – примерно 1,125 доллара за 1 грамм. Даже с учетом спекулятивных расценок, когда за унцию золота могли запросить 40 долларов, стоимость 1 грамма золота «там» не превышала тогда 1,28 доллара. Уловили? Поскольку на нелегальном валютном рынке Москвы доллар тогда шел за 5–6 рублей, выходило, что ввозимое в СССР золотишко обходилось контрабандистам от шести до семи рублей за грамм.
 
Сбывали же они его советским «потребителям», как сказано в документе, «по спекулятивным ценам». В тот период цена на золото в СССР была примерно 50–56 рублей за грамм. Причем поскольку это была цена за грамм золота именно советской, 583-й пробы, то цена на золото высшей пробы доходила до 87 рублей за грамм. И это официальная, а ведь продавали-то его наши фигуранты из «Лумумбария» «по повышенным», наваривая на каждом грамме, получается, не менее 80 рублей?! Которые – всё по тому же нелегальному курсу – превращались уже в 13–16 долларов.
 
Как сухо информировала справка, лишь эта преступная группа скупила такое количество иностранной валюты, на которую приобрела и затем перепродала «по спекулятивным ценам около 30 кг золота в слитках и примерно 2000 золотых медалей и монет, общим весом более 20 кг. О размерах спекулятивной деятельности обвиняемых свидетельствует, например, тот факт, что только один студент 
 
Университета дружбы народов гражданин Нигерии Акинделе Ч.Ш. купил для Караханяна около 4 кг золота в слитках и 600 золотых медалей и монет». Несложно подсчитать, что на обороте лишь этого полуцентнера золота валютчики по идее должны были получить до 800 тысяч долларов (не нынешних, а тогдашних, полноценных) чистой прибыли! Теперь понимаете, что сюжет «Бриллиантовой руки» далек от фантастики: так оно и было, разве только в куда более крутых масштабах.
 
Однако бдительным органам от этой «золотой реки» удалось отсечь лишь небольшой ручеек: было отрапортовано, что у преступников изъято 3,8 кг золота в слитках, «значительное количество» золотых монет и медалей, более 10 000 долларов, около 55 000 рублей, 70 изделий из золота с бриллиантами «и другие ценности». Документ завершался на оптимистической ноте: «Следствие продолжается». Золотовалютные махинации, впрочем, тоже продолжались: монеты царской чеканки потоком поступали в СССР из Западного Берлина, Швейцарии, Польши, поскольку советские «теневики» предпочитали хранить свои сбережения именно в них. Помимо же африканских студентов из Университета дружбы народов имени Лумумбы, в этом деле особо успешно подвизались арабские дипломаты и арабские же офицеры, обучавшиеся в советских военных заведениях.
 
Однажды у 18 таких офицеров в Шереметьево изъяли свыше 20 кг золотых монет царской чеканки! Тем не менее «золотой канал» успешно (и масштабно) функционировал в обе стороны (в зависимости от конкретной ценовой конъюнктуры) до распада СССР. Что однозначно свидетельствует: настоящая «бриллиантовая рука» была столь мохната, а ее «крыша» столь солидна, что зубы об нее обломали даже компетентные органы. Под расстрел же шли, видимо, неудачники, не сумевшие найти высоких покровителей или не пожелавшие делиться…
 

Авторы:  Владимир ВОРОНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку