НОВОСТИ
Покупать авиабилеты можно будет без QR-кода, но с сертификатом на Госуслугах
sovsekretnoru

Бремя завоевателей

Автор: Владимир АБАРИНОВ
01.07.2004

 
Владимир АБАРИНОВ
Специально для «Совершенно секретно»

AP

Двадцать первого ноября 2001 года, по окончании заседания Совета национальной безопасности, президент Буш со словами «Вы мне нужны» увлек министра обороны Дональда Рамсфелда в один из укромных кабинетов по соседству с Ситуационной комнатой Белого Дома и затворил дверь. «Какой у вас имеется план войны с Ираком?» – спросил президент.

Шел одиннадцатый месяц президентства Джорджа Буша и 72-й день после атаки 11 сентября. Рамсфелд ответил, что действующего плана, собственно, нет – тот, какой есть, представляет собой слегка модифицированную версию «Бури в пустыне». Работа над новым, современным планом, объяснил министр, займет годы.

«Давайте займемся этим, – сказал президент. – Пусть Томми Фрэнкс посмотрит, что нужно сделать, чтобы защитить Америку и, если потребуется, сместить Саддама Хусейна».

Кто отвечает за все?

 

Этой сценой открывается книга Боба Вудворда «План атаки». На книжном рынке США она сразу же заняла лидирующую позицию, обогнав в списке бестселлеров детектив Дэна Брауна «Код да Винчи» и новую книгу о диете. Опус Билла Клинтона с чеховским названием «Моя жизнь» занимает в этом рейтинге скромное седьмое место.

Исключительная популярность книг Боба Вудворда объясняется в первую очередь безупречной репутацией их автора. Именно он вместе с другим молодым репортером газеты Washington Post, Карлом Бернстайном, 31 год назад пошел по следу взломщиков, пытавшихся установить подслушивающие «жучки» в штаб-квартире национального комитета Демократической партии. Спустя два года результаты журналистского расследования заставили президента Никсона досрочно уйти в отставку во избежание неминуемого импичмента. Такой эффективности своей работы еще ни одному журналисту свободного мира не удалось добиться ни до, ни после Вудворда и Бернстайна. Боб Вудворд написал с тех пор с десяток книг о вашингтонской политической кухне. Все они неизменно выходили в лидеры продаж, потому что всем известно: Вудворд абсолютно, маниакально объективен.

Осведомленность Боба Вудворда кажется непостижимой. После выхода в свет его очередного бестселлера в вашингтонских политических салонах всегда витает один и тот же вопрос: откуда он все знает? И впрямь ощущение такое, будто автор надел шапку-невидимку и лично присутствовал на самых секретных переговорах и самых тайных совещаниях. Разгадка проще: высшие должностные лица государства сами все рассказывают Вудворду. «Ему лучше рассказать – все равно узнает», – говорят о нем почти с мистическим ужасом.

Содержание книги Вудворда «План атаки» полностью отвечает ее названию: она рассказывает о том, как планировалась война с Ираком. «Он планировал войну и одновременно проводил дипломатию с целью избежать войны», – пишет Вудворд о Буше. Возможно, президент и сам не заметил момент, когда он миновал развилку и выбрал дорогу к войне.

В силу служебного положения и согласно указанию президента ключевая роль выпала командующему Центрального командования Вооруженных Сил США (CENTCOM) генералу Томми Фрэнксу, в зоне ответственности которого находился Ирак и который в тот момент уже командовал операцией в Афганистане, где самые тяжелые бои на юге были еще впереди. Спустя шесть дней после разговора с президентом Дон Рамсфелд самолично отправился в ставку Фрэнкса в Тампе, штат Флорида. Официальной целью встречи было обсуждение хода операции в Афганистане. На самом деле они обсуждали иракский план. Рамсфелд дал Фрэнксу месяц на раздумья, но вызвал его в Пентагон уже 1 декабря, а в середине декабря сказал ему, что план должен быть готов уже в апреле. 28 декабря Фрэнкс был приглашен на ранчо Бушей в Кроуфорд для доклада президенту.

«Цветные картинки» генерала Фрэнкса

 

Для разговоров на секретные темы в президентском поместье возведено специальное здание, отвечающее самому высокому стандарту безопасности. Помимо Фрэнкса и директора оперативного управления CENTCOM генерал-майора Виктора Реньяра, присутствовавших лично, в режиме видеоконференции в совещании участвовали вице-президент Дик Чейни, Дон Рамсфелд, Конди Райс, Колин Пауэлл и директор ЦРУ Джордж Тенет. Фрэнкс только что вернулся из Афганистана, где по его вертолету талибы выстрелили ракетой «земля-воздух», но промахнулись. «Фрэнкс, меньше всего мне нужно, чтобы вас убили», – сказал по этому поводу президент

Доклад Фрэнкса помещался на 26 цветных слайдах, имеющих гриф «Совершенно секретно». Это была абсолютно новая концепция. Фрэнкс сказал, что отход от классической схемы, предусматривающей период массированных ударов с воздуха, за которым следуют наземные операции, полностью оправдал себя в Афганистане. Поскольку на афганской территории или вблизи афганских границ было невозможно развернуть американские базы, Фрэнкс всецело положился на небольшие отряды Сил специального назначения, доказавших свою эффективность, например, при наведении на цели «умных» бомб. В Ираке эти отряды должны будут воспрепятствовать пускам «скадов» по Израилю и Саудовской Аравии и взять под контроль важнейшие объекты военной и гражданской инфраструктуры. Различные средства ведения войны должны были применяться избирательно по отношению к тому, что Фрэнкс назвал «слоями» режима. Так, например, бомбежки должны были использоваться против высшего руководства, службы безопасности и Республиканской гвардии, но не против регулярной армии или тем более мирного населения; в свою очередь, средства пропаганды направлялись на бюрократию среднего звена, экономическое и дипломатическое руководство.

Критически важным был вопрос о международной поддержке операции. «На что мы можем реально рассчитывать?» – спросил генерал и показал президенту очередной слайд, иллюстрирующий три сценария. Первый вариант, который Фрэнкс обозначил как «крепкий», предполагал поддержку граничащих с Ираком Кувейта, Саудовской Аравии, Иордании и Турции, помощь четырех малых стран Залива – Бахрейна, Катара, Объединенных Арабских Эмиратов и Омана – и, конечно же, участие в операции британских сил. При этом уровне поддержки Фрэнкс считал возможным задействовать на первом этапе войны 105 тысяч американских солдат с последующим увеличением численности группировки до 230 тысяч в течение 90 дней. Отсутствие в коалиции Турции или Саудовской Аравии значительно усложнит задачу и увеличит риски. Тем не менее Фрэнкс считал возможной американо-британскую операцию при поддержке Кувейта, Бахрейна, Катара и Омана, которые разрешат пользоваться расположенными на их территории американскими базами. Третий вариант предполагал, что британские войска не смогут участвовать в операции, а из стран Залива помощь США окажут лишь три – Кувейт, Катар и Оман.

Боб Вудворд, автор книги «План атаки»
AP

Следующий слайд изображал возможный график операции. Первыми на иракской территории должны начать действовать военизированные группы ЦРУ, которые затем, по афганской модели, вступят во взаимодействие с подразделениями спецназа. Фрэнкс отводил им на внедрение и подготовку к активным действиям от 120 до 180 дней. Два месяца уйдет на наращивание группировки в Кувейте и оборудование командного центра в Катаре. Переброска Третьей мотопехотной дивизии – 90 дней, подтягивание тылов – еще столько же. Таким образом, боевые действия могли начаться через четыре месяца, в апреле 2002 года.

Дональд Рамсфелд, во время доклада сидевший как на иголках, не имея технической возможности вмешаться, согласился со всем вышесказанным, когда президент дал ему слово. Он добавил лишь, что Пентагон не рекомендует никакой даты начала операции.

Ирак – не Афганистан, сказал Джордж Тенет. ЦРУ годами поддерживает отношения с различными оппозиционными группировками. Иракцы недоверчивы. Они не будут сотрудничать с нами, пока не поверят в нашу решимость свергнуть Саддама. Им нужна твердая уверенность, что США не откажутся от своего плана.

В 10 утра президент и генерал Фрэнкс вышли к журналистам. «Мы обсудили ситуацию в Афганистане», – сказал президент. Об Ираке его никто не спросил. На вопрос, чего он ждет от нового года, Буш ответил: «Надеюсь, 2002-й будет годом мира. Но я реалист».

В любое время по усмотрению президента

 

Уже 7 февраля Фрэнкс излагал уточненный и дополненный план в Ситуационной комнате Белого дома. Одна из составленных им таблиц иллюстрировала возможные сроки операции. Вертикальные графы были озаглавлены названиями месяцев с марта по октябрь. Верхняя горизонтальная графа содержала стратегические факторы: календарь ООН, сроки сессии конгресса, события на афганском театре военных действий. Следующий горизонтальный раздел включал чисто военные обстоятельства – такие как сроки перемещения войск, техники и снаряжения. Еще один горизонтальный слой составляло расписание иракской армии. Получившиеся прямоугольники Фрэнкс раскрасил красным, желтым и зеленым цветом. Зеленый означал наиболее благоприятные условия для начала операции

С мая по сентябрь, объяснил генерал, вооруженные силы Саддама находятся в высокой степени готовности – летом у них проходят учения с участием больших войсковых соединений. Этот период был на таблице красным. Октябрь и ноябрь были желтыми. Декабрь, январь и февраль – зелеными.

Наконец, нижняя горизонтальная графа отражала погодные условия. Зимние месяцы, включая март, были зелеными, апрель – желтым, май и все лето – красными (из-за жары). Наилучшее время начала операции, заключил Фрэнкс, – с 1 декабря по конец февраля 2003 года.

Означает ли это, спросил президент, что наступательные действия невозможны при более высоких температурах? «Нет, конечно, – ответил Фрэнкс. – Но если вы спросите меня о моих предпочтениях, то я бы предпочел воевать в более благоприятных условиях, а не в менее благоприятных». Он добавил, что, в частности, хотел бы избежать песчаных бурь, которые бывают в марте-апреле.

«А позже начать вы можете?» – спросил Рамсфелд.

«Мы можем начать в любое время, когда прикажет президент Соединенных Штатов», – ответил Фрэнкс.

«А раньше?» – не отставал Рамсфелд.

«В любое время по усмотрению президента», – сказал Фрэнкс.

генерал Томми Фрэнкс. Его план операции в Ираке явно противоречил военной доктрине госсекретаря США Колина Пауэлла
AP

Фрэнкс готовился к войне исключительно серьезно. По ходу планирования он провел командно-штабную игру, дабы предусмотреть все возможные варианты развития событий. Генерал Корпуса морской пехоты, которого назначили на роль Саддама, сразу же учинил настоящий разгром. Он атаковал американские военные корабли армадой пилотов-камикадзе еще на подходе к портам Персидского залива. Игра была остановлена; генералу сказали, что он играет нечестно. Но кто сказал, что настоящий Саддам будет «играть честно»? Фрэнкс пытался представить, на какие нетривиальные способы сопротивления способен багдадский диктатор, обещавший американцам «второй Вьетнам» и «месопотамский Сталинград». Морские пехотинцы самым тщательным образом изучали опыт штурма Грозного и на макетах багдадской застройки в натуральную величину готовились к уличным боям.

Когда перспектива войны стала очевидной, вашингтонские «мозговые центры» стали публиковать свои сценарии. Некоторые из них – с поджогом сотен нефтяных скважин, взрывом плотин на Евфрате и полчищами фанатиков-самоубийц – выглядели просто апокалиптически. Аналитики приходили к выводу, что единственно возможная тактика Саддама состоит в затягивании и ожесточении войны, с тем чтобы обратить общественное мнение Америки в свою пользу и заставить президента США с позором вывести из Ирака свои силы. Он рассчитывал сломить боевой настрой американцев невыносимо высокими потерями и жертвами среди гражданского населения. У него были все основания полагаться на то, что при надлежащем освещении хода кампании антивоенное движение на Западе многократно окрепнет. В 1991 году председатель Объединенного штаба Колин Пауэлл приказал остановить бомбежки Багдада, после того как американские бомбы убили в бомбоубежище более четырехсот мирных граждан. В конце концов президент Буш-старший решил, что войну пора кончать. Не дрогнет ли в тяжелых обстоятельствах его сын? Об этом не мог не думать генерал Фрэнкс.

Здесь уместно вспомнить, как на второй неделе иракской операции американскую, а с ней и мировую прессу заполнили утверждения о том, что «война затягивается». «Операция продолжается девять дней, – сказал в ответ на критику Рамсфелд. – Как будто рановато для вскрытия».

Продвижение южной группировки, наступавшей из Кувейта на север, остановила 24 марта, на шестой день операции (пятый день наземного наступления), песчаная буря, которой Фрэнкс опасался еще на ранней стадии планирования и потому просил президента начать не позже февраля. К этому моменту части Корпуса морской пехоты форсировали Евфрат в районе Эн-Насирии и остановились на подступах к Багдаду, в 80 километрах от городских окраин. Третья мотопехотная дивизия, продвигаясь параллельным курсом по другому, западному берегу той же реки, 25 марта вступила в бой с иракскими войсками близ Эн-Неджефа, расположенного в 160 километрах от Багдада, разгромив и обратив в бегство противника. Силы вторжения максимально эффективно использовали дни, предшествовавшие песчаной буре, и остановились именно на том рубеже, на котором должна была начаться битва за Багдад. После стремительного марш-броска и больших и малых боестолкновений войска явно нуждались в передышке. Необходимо было также подтянуть к ударной группе тылы – линии снабжения растянулись на сотни километров и превратились в легкоуязвимую мишень (недаром все захваченные в плен солдаты, за исключением двух пилотов одного самолета, принадлежали к тыловым службам)

Слэм-данк Джорджа Тенета

 

Томми Фрэнкс верил, что у Саддама есть оружие массового уничтожения, по крайней мере химическое, и принимал меры к защите своих сил. Вместе с тем он говорил президенту, что не знает, где размещены иракские «скады», и не получал точных данных об этом от ЦРУ. В свою очередь, разведка никогда категорически не утверждала, что у Ирака есть ОМУ. Ни в секретных докладах разведки, ни в публичных заявлениях ее директора Джорджа Тенета невозможно найти однозначные выводы – говорилось о сравнительно небольших запасах отравляющих веществ и технологических возможностях режима. Тенет предупреждал британскую разведку, что не стоит включать в иракское досье утверждение о 45-минутной готовности Багдада к химической атаке.

После изгнания в 1998 году инспекторов ООН из Ирака у ЦРУ не было достаточно надежных источников информации. Данные, собранные инспекторами за семь лет работы, с 1991 по 1998 год, свидетельствовали, что Саддам способен в короткие сроки возобновить производство запрещенных видов оружия; из документов, полученных в ходе инспекций, явствовало, что уничтожены далеко не все его запасы. Ханс Бликс, глава новой комиссии ООН, которую Саддам согласился допустить в страну, не оправдал надежд Тенета. Бликс держался подчеркнуто независимо, не вступал в конфронтацию с иракцами и не делился с ЦРУ результатами своих проверок. По словам Вудворда, Буша бесили репортажи, в которых улыбающиеся иракцы вежливо приглашали улыбающегося Бликса осмотреть очередной объект со словами «как видите, здесь ничего нет», – как раз в то время, когда разведка докладывала президенту, что со спутников видно, как иракцы постоянно что-то перевозят и прячут. В итоге американцы были вынуждены установить слежку за самим Бликсом; выяснилось, что он не включает в свои доклады Совету Безопасности все полученные инспекторами сведения.

Люди «в поле» предупреждали Лэнгли, что с величайшим трудом созданная в Ираке агентурная сеть начнет распадаться, если операция вторжения не стартует в феврале.

В такой ситуации перед разведкой встает выбор: либо расписаться в собственном бессилии, либо представить оценку, исходящую из худшего сценария, и тем самым подтолкнуть политическое решение. 21 декабря 2002 года Джордж Тенет вошел в Овальный кабинет, где, кроме президента, его ждали Чейни, Райс и шеф аппарата Белого дома Эндрю Кард. Он представил имеющиеся у агентства материалы относительно иракского оружия. В досье было всего понемногу: снимки космической разведки, записи телефонных переговоров иракских военных, показания перебежчиков. Проблема состояла в том, что эти фрагменты информации ни каждый в отдельности, ни все вместе не были неопровержимым или хотя бы убедительным доказательством.

Президента, во всяком случае, они не убедили. «Не думаю, что публике это внушит доверие, – сказал Буш. – Мне столько говорили о разведданных. Это лучшее, что у вас есть?»

«Не беспокойтесь, – ответил Тенет, заядлый баскетбольный болельщик. – Это слэм-данк». (Slam dunk – бросок мяча в корзину сверху в высоком прыжке. В переносном значении – «верняк», «удар в девятку».)

В первых числах января 2003 года на ранчо Бушей приехал политический советник президента Карл Роув – американский Сурков. Его главная задача – обеспечить переизбрание Джорджа Буша на второй срок. Роув сказал президенту, что соперничество будет таким же плотным, как в 2000 году, что страна расколота пополам так же, как тогда. И что неплохо было бы начать кампанию уже в феврале. «Приближается война, – сказал президент. – Так что тебе придется подождать». «Помните проблему вашего отца, – ответил Роув. – Многие считают, что он начал свою вторую кампанию слишком поздно». Буш-старший выгнал Саддама из Кувейта, но проиграл выборы. «Я понимаю», – сказал президент

9 января в Вашингтон прилетел генерал Томми Фрэнкс, чтобы ознакомить президента с последним вариантом оперативного плана. Главной заботой Фрэнкса была Турция, которая все никак не могла решиться на размещение на своей территории американских войск, предназначенных для вторжения в Ирак. Задержка означала для Фрэнкса отказ от идеи северного фронта.

 

«Когда мне необходимо принять решение – крайний срок?» – спросил Буш.

«Когда вы направите в Ирак Силы специального назначения для проведения наступательных наземных боевых операций», – ответил Фрэнкс. Он добавил, что будет готов выполнить приказ о наступлении примерно через три недели. «Я буду готов в начале февраля, но мне лично больше нравится первое марта», – сказал он.

Саудовцам нужны гарантии

 

В оперативном плане генерала Фрэнкса Саудовской Аравии отводилась исключительно важная роль. Из пяти граничащих с Ираком стран военную операцию поддерживали только Иордания и Кувейт. 500 миль саудовско-иракской границы имели критически важное значение. Она закрывала громадную брешь между кувейтским участком границы протяженностью 150 миль и иорданским длиной всего 100 миль.

Переговоры с саудовцами взял на себя вице-президент Дик Чейни – он уже выполнял аналогичную миссию в августе 1990 года, будучи министром обороны. В тот раз Саудовская Аравия согласилась стать плацдармом операции освобождения Кувейта. Чейни пригласил саудовского посла принца Бандара бин Султана в свой кабинет в Западном крыле Белого дома в субботу 11 января 2003 года. В беседе также участвовали Дональд Рамсфелд и председатель Объединенного штаба генерал Ричард Майерс.

Пристально всматриваясь в карту, имевшую гриф TOP SECRET NOFORN – СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО НЕ ДЛЯ ИНОСТРАНЦЕВ, Бандар, в прошлом военный пилот, задал несколько вопросов о воздушных операциях. По словам Бандара, прямое участие Саудовской Аравии в войне исключалось, если американцы всего лишь сотрясали воздух в надежде, что Саддам уйдет сам или вступит в мирные переговоры. Для саудовцев победа обернется поражением, если Саддам удержится у власти. Бандар вспомнил президента Линдона Джонсона, который говорил: «Не посылай малого ко всем чертям, если ты не собираешься отправить его туда собственными руками».

«Будьте благонадежны, – сказал Рамсфелд, указывая на карту. – Можете смело ставить на это. Так все и будет».

«Какова вероятность того, что Саддам устоит?» – спросил Бандар.

Чейни, который, как обычно, в основном молчал, сказал: «Принц Бандар, как только мы начнем, считайте, что Саддам спекся». (Once we start, Saddam is toast.)

«У меня есть о чем доложить принцу Абдалле, – сказал Бандар. – Но я не могу прийти и сказать, что Майерс и Рамсфелд сказали мне то-то и то-то. Я должен передать послание президента».

Вице-президент обещал устроить аудиенцию.

Встреча принца Бандара с Бушем состоялась в понедельник, 13 января. Президент рассказал послу, что, по мнению некоторых членов его администрации, реакция арабского и мусульманского мира на вторжение в Ирак нанесет серьезный ущерб американским интересам в регионе.

«Господин президент, – ответил ему посол, – вы говорите так, будто собираетесь напасть на Саудовскую Аравию и взять в плен короля Фахда. Это Саддам Хусейн. Никто не будет лить слезы по Саддаму, но если он переживет еще одну войну с Америкой и останется у власти – вот тогда его авторитет станет непререкаемым». Саудовцам требовались заверения, что Саддам действительно спекся.

Гертруда Белл – археолог и шпионка, «объединительница» Ирака

«У вас был разговор с Диком, Рамми и генералом Майерсом?» – спросил президент.

«Да».

«Есть еще вопросы?»

«Нет, господин президент».

«Это и есть послание, которое я прошу вас передать от меня принцу, – сказал Буш. – Все, что вам было сказано, было сказано от моего имени, Бандар»

В тот же день президент встретился с государственным секретарем Пауэллом.

План Фрэнкса в корне противоречил так называемой «доктрине Пауэлла», которая состоит в том, что войну за пределами США следует начинать только при многократном численном превосходстве и при этом точно определять цели и сроки миссии. Еще в августе 2002 года госсекретарь подал президенту записку, в которой обрисовал последствия войны в Ираке. По заключению Пауэлла, эта затея могла дестабилизировать дружественные арабские режимы Саудовской Аравии, Египта и Иордании, взвинтить цены на нефть, а главное, лишить энергии и ресурсов другие направления американской политики, в том числе войну с террором. В Ираке никогда не было демократии, убеждал Пауэлл президента, и Штатам придется надолго взять на себя ответственность за страну и 25-миллионный народ.

Разговор президента с госсекретарем продолжался 12 минут.

Джордж Буш поставил Пауэлла в известность о принятом решении. «Вы на моей стороне? – спросил президент. – Я хочу, чтобы вы были со мной». Пауэлл, по словам Вудворда, ни в коей мере не воспринимал этот разговор как проверку на лояльность. Он исповедовал свой личный солдатский кодекс. Для него было немыслимо покинуть президента в такую минуту, а главное – покинуть сотни тысяч молодых американцев, которым предстояло воевать. «Я с вами, господин президент», – ответил Пауэлл.

 


Тенет уходит в тень

 

Третьего июня директор ЦРУ Джордж Тенет неожиданно подал в отставку. Он заявил, что уходит по мотивам личного характера, ради благополучия своей семьи – «не более того, но и не менее». Говорят, он уходит работать в частный сектор, дабы поправить материальное положение. Причина основательная. Команду Буша покинули уже довольно много людей – служба в администрации изматывает и не дает адекватной компенсации. Настораживает, однако, политический момент. Тенет мог бы подождать еще пять месяцев до выборов, как намерен ждать Пауэлл, а потом тихо уступить место преемнику. К тому же, в отличие от госсекретаря, шеф ЦРУ принадлежит к числу близких личных друзей президента. Но, возможно, в этом-то как раз и дело.

Уходу Тенета никто не радуется, демократы в один голос с республиканцами говорят о его заслугах перед страной. В поисках причины его отставки журналисты снова вспомнили о книге Боба Вудворда, раскрыв ее на той самой странице, где глава шпионского ведомства заверяет президента, что данные об иракском оружии массового уничтожения вполне надежны. Сцену эту никто из действующих лиц или их пресс-секретарей не комментировал, из чего можно заключить, что она соответствует действительности. Ни до, ни после Тенет не утверждал категорически, что у Саддама есть ОМУ. Почему же в тот раз он внушил президенту уверенность в том, в чем сам уверен не был?

Директор ЦРУ Джордж Тенет (справа), видимо, ввел президента в заблуждение относительно наличия у Ирака оружия массового уничтожения. Теперь он подал в отставку. Его сменил его бывший заместитель Джон Маклафлин (слева)
AP

Значительная часть книги посвящена тайным операциям ЦРУ на территории Ирака в месяцы, предшествовавшие вторжению. Это захватывающее чтение, достойное пера Тома Клэнси. Людям «в поле» удалось создать агентурную сеть, опутавшую самую вершину властной пирамиды Ирака: агенты Тенета работали в ближайшем окружении Саддама. Но чем ближе к вершине, тем опаснее: люди эти изводили себя кошмаром неминуемой мучительной смерти, если их измена будет раскрыта. Агентов нельзя было держать в работоспособном состоянии сколько-нибудь продолжительное время или законсервировать – видя нерешительность Вашингтона, они попросту выходили из игры. Если бы вторжение не началось в марте, агентурная сеть развалилась бы. Стремясь избежать этого, всего вероятнее, Тенет и решил поторопить события, ответив категорическим «да» на вопрос об ОМУ...


 

 

Освободителей никто не любит

 

Войска Фрэнкса готовились к уличным боям, химической атаке и поджогам скважин. Они приготовились ко всему, но только не к тому, что произошло в действительности. Сцены повальных грабежей, в которых участвовали малые дети и старушки, запомнятся надолго. Багдад, практически избежавший разрушений благодаря «умному оружию», был разорен собственным населением. Обезумевшая от вседозволенности толпа разграбила свою столицу так, как профессиональные ландскнехты грабили в Средневековье чужие города. Историки сравнивали последствия мародерства с ущербом, нанесенным Багдаду в 1258 году монгольским нашествием

Ничего нового в багдадских бесчинствах нет. Достаточно вспомнить разграбление Зимнего дворца в октябре 1917 года и октябрь 1993-го, когда из здания поверженного российского парламента тащили компьютеры и факсы.

Об угрозе безвластия американское военное командование, конечно, знало, но не предполагало, что режим падет так скоро и что мародерство примет такие масштабы. Еще немного – и иракские мужики сбились бы в бандитские стаи. Морских пехотинцев США учили чему угодно, но не наведению порядка во взятом городе. Подданные старой колониальной империи, британцы, миндальничать не стали – они уложили наповал нескольких грабителей банка в Басре. Радикальное средство сразу подействовало.

В разгар багдадской анархии стали раздаваться заявления, в том числе из Москвы, о том, что, согласно международному праву, ответственность за поддержание порядка в стране несет оккупационная армия. Но в том-то и дело, что американцы не хотели превращаться в оккупационную армию. Они думали, что у них получится без комендатур и военно-полевых судов. Как Ланцелот, убежденный, что все зло и скверна – от дракона, и увещевающий горожан: «Дракон вывихнул вашу душу, отравил кровь и затуманил зрение. Но мы все это исправим». А в ответ получил, как американцы от иракцев, требование: «Yankees, go home». Поэтому архитектор «иракского проекта», пентагоновский мечтатель Пол Вулфовиц уже видит, что работа ему предстоит «хуже вышивания».

Все правильно. Освободителей никто не любит. У Франции был генерал де Голль, создавший миф о том, что французы освободили свою страну сами. О своем драконе – коллаборационизме – французы не хотят вспоминать. А на могилах английских солдат, погибших во Франции в Первую мировую войну, в пароксизме квасного патриотизма малевали свастику и писали: «Заберите свой мусор – он загрязняет нашу почву».

1 мая прошлого года президент Буш с палубы авианосца «Авраам Линкольн» объявил об окончании активной фазы боевых действий. В своей речи по этому случаю он в полной мере выразил американский идеализм, который в прошлом так часто приводил к плачевным результатам. «В образах ликующих иракцев, – сказал он, – мы увидели извечную притягательность человеческой cвободы. Десятилетия лжи и угроз не могли заставить иракский народ любить своих угнетателей или желать своего порабощения. В каждой культуре свобода нужна мужчинам и женщинам, как пища, вода и воздух. Повсюду, куда приходит свобода, человечество радуется, и везде, где бродит дух свободы, пусть трепещут тираны».

Прекрасный текст, особенно цитата из «Марсельезы». Наивная вера в то, что человек – демократ от природы, способна в очередной раз сыграть с Америкой злую шутку. История знает сколько угодно примеров, когда демократическим путем к власти приходили патентованные негодяи. Возможно, знаменитая американская политкорректность мешает американцам назвать вещи своими именами. Тем не менее уже появились комментаторы, которые позволяют себе призывать к изучению имперского опыта Великобритании. Один из них, профессор Нью-Йоркского университета Найл Фергюсон, английский историк, опубликовавший вскоре после окончания войны статью под броским названием «Империя уходит, поджав хвост» и с подзаголовком «Почему у американцев на самом деле нет того, что требуется, чтобы править миром», только что выпустил книгу «Колосс» на ту же тему.

Британский опыт колонизации Ирака действительно в высшей степени поучителен и позитивен. Вопрос в другом: что из него может почерпнуть современная Америка?

От Гертруды Белл до Пола Бремера

 

Британская империя оставила после себя в бывших колониях демократические институты, свободный рынок и верховенство закона. Этого не сделали ни Турция, ни Россия, ни Испания, ни Португалия – потому что ничего этого у них самих не было. Миссия эта требует безмерного терпения и самоотверженности.

Имя Гертруды Белл, «некоронованной королевы Ирака», в США и Англии известно малым детям – ее биография включена в школьные хрестоматии «Выдающиеся женщины мира». Когда на Парижской мирной конференции Великобритания получила мандат Лиги наций на управление Месопотамией, министр по делам колоний Уинстон Черчилль рассудил, что гораздо разумнее будет сформировать национальное правительство во главе с конституционным монархом по британскому образцу. Именно Гертруда Белл – путешественница, археолог и шпионка – предложила объединить три бывшие турецкие провинции, Басру, Багдад и Мосул, в единое государство; она же назвала кандидатуру принца Фейсала, который оказал британским войскам значительную помощь в войне с Турцией

Руководитель временной администрации Ирака Пол Бремер
AP

Гертруда Белл стала ближайшим советником короля. Она была влюблена в эту землю и мечтала превратить Ирак в образцовое государство. Сегодня можно, конечно, сказать, что затея была гиблой с самого начала: шииты и сунниты, христиане и иудеи, арабы и турки, курды и туркмены – Ирак был конгломератом племен и конфессий с разной культурой и разным историческим опытом, раздробленным на множество уделов во главе с местными шейхами. Как было не ввести прямое имперское правление! Но в этом-то и заключался амбициозный замысел Гертруды Белл – сделать Ирак примером для других арабских стран. Король, однако, избрал другую стезю – стремясь к популярности, он превратился в арабского националиста и поклялся до конца своих дней бороться за отмену британского мандата. Гертруда оказалась не у дел. Она снова занялась археологией и основала Национальный музей в Багдаде. В 1926 году она сочла свою миссию исчерпанной и покончила жизнь самоубийством.

Британское присутствие в Ираке, как указывает Фергюсон, продолжалось 41 год – с 1917 по 1958-й. Американцы собираются уйти к концу будущего года. Причина поспешности даже не в том, что Буш опасается своего или чужого общественного мнения: мнение меняется, а стратегические задачи нельзя бросать на полдороге, – президент уже доказал, что понимает это и не собирается идти на поводу у социологических опросов. Причина в другом. Молодой англичанин позапрошлого века, получив блестящее образование, отправлялся делать карьеру в колонии – и оставался там, пускал корни, растил детей; потомков этих колонизаторов можно и сегодня встретить в любой из бывших британских колоний. Америка – страна-импортер людских ресурсов. Никакую американскую карьеру сделать за границей невозможно – так устроена эта страна. Выпускник Гарварда едет в Ирак работать в послевоенной администрации? То-то никого, кроме отставного генерала Джея Гарнера и посла Пола Бремера, амбициозного и толкового, но никогда не работавшего на Ближнем Востоке, у Вашингтона не нашлось. Не случайно в Вооруженных Силах США так велика доля новых иммигрантов – они надевают военную форму, чтобы заработать американское гражданство.

Став единственной глобальной сверхдержавой, Америка не находит в себе политической воли реализовать свое лидерство. Но без осознания этой новой глобальной миссии проект переустройства мира по законам добра и справедливости так и останется мечтой идеалистов, которые смогут лишь горько повторить вслед за Пушкиным:
Свободы сеятель пустынный,
Я вышел рано, до звезды...

Вашингтон

 

 


Авторы:  Владимир АБАРИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку