НОВОСТИ
Покупать авиабилеты можно будет без QR-кода, но с сертификатом на Госуслугах
sovsekretnoru

Большой брат смотрит на тебя

Автор: Сергей МАКЕЕВ
01.05.2006

 
Денис ТЕРЕНТЬЕВ
Специально для «Совершенно секретно»

EASTNEWS.COM

Пенсионер из Саранска установил видеокамеру и микрофон в кабинете старшей медсестры городской больницы – вмонтировал их в телевизор «Горизонт». На суде дедушка утверждал, будто медичка подменяет лекарства на суррогаты, а он, мол, с детства увлекался всякой дедукцией, Шерлоком Холмсом – вот и решил вывести ее на чистую воду. Но, по мнению следователей, у детектива был заказчик – заместитель главврача, который время от времени позволял дедушке лежать в стационаре, принимать бесплатные лекарства и процедуры в обмен на услуги сыщика. Он же выделил деньги на дорогостоящую аппаратуру, чтобы собрать компромат на собственное начальство. Но кабинет достался старшей сестре – пришлось наблюдать хотя бы за ней. На суде пенсионер взял всю вину на себя и получил год лишения свободы условно.

И все руки в гексогене

 

Советский человек считал, что за ним постоянно следят. Кого-то это заставляло всю жизнь бояться и быть предельно осторожным, кого-то возмущало (но это возмущение редко выплескивалось за пределы собственной кухни). Теперь действительно за всеми следят, и это считается признаком цивилизованного общества. Средний москвич или петербуржец, часто даже не подозревая, пять раз в день попадает в объективы видеокамер. Причем далеко не всегда это камеры наблюдения в торговых залах.

– Современные системы прослушки и видеонаблюдения, которые создают в целях безопасности и во имя человеческой свободы, нередко делают современного гражданина беззащитным перед вторжением в его частную жизнь, – говорит генеральный директор юридической компании «Правовая защита» Вадим Федоров. – Из бутылки выпущен джинн, который уже не контролируется своим создателем. И если в западных странах закон реально защищает личную жизнь граждан, то в России большинство статей на эту тему носят декларативный характер.

В доброй половине петербургских клубов установлены камеры слежения в туалетах. Формально служба безопасности следит, чтобы народ не употреблял наркотики. Только почему-то потом записи тиражируют на пиратских дисках и продают из-под полы любителям. Знатоки говорят, что каждый год на питерском рынке появляются по нескольку десятков трехчасовых дисков с записями сексуальных сцен, снятых скрытыми камерами в офисах.

27-летняя петербуржанка Мария Н. по наивности заказала напечатать свои фотографии в стиле «ню» в одном фотоателье. Спустя месяц знакомые обнаружили Машины изображения на сайте «Питерские шлюшки». Барышня уверена, что это работа сотрудников ателье. Но так же точно она уверена, что в случае обращения в суд у нее не нет ни единого шанса на успех. Фотографии, несмотря на ее протесты, даже не снимают с сайта. Хотя в цивилизованной стране все по-другому. В Чикаго студенты за продажу их фотографий, снятых нелегально в душе, отсудили у продавца 483 миллиона долларов.

– В России любая сфера человеческой деятельности может быть вынесена на всеобщее обозрение, — говорит координатор проектов Информационного бюро Совета Министров Северных Стран в Петербурге Мария Сагитова. — У нас же открыто продаются диски с базами данных Регистрационной палаты, налоговой инспекции, сотовых операторов и даже спецслужб. В любой европейской стране это вызвало бы немедленную и жесткую реакцию властей, потому что нарушаются права граждан. У нас структуры, из которых произошла утечка, пытаются предотвратить подобное в будущем — и все. Насколько я знаю, ни одна организация, прошляпившая конфиденциальную информацию о своих клиентах, не принесла извинения людям, которые из-за этого пострадали. У нас нет уважения к тайне личности, понятие privacy пока плохо переводится на русский язык.

Отныне публичным может стать все. Еще до первых шумных разбирательств по поводу авторских прав на тексты начались скандалы с неотъемлемыми правами человека на собственное изображение. Что это такое? За примерами ходить недалеко. Например, каждый день мы видим, как в криминальной хронике подозреваемых в совершении преступлений показывают в фас и в профиль, звучат их имена и фамилии. Вскоре после взрывов московских многоэтажек в 1999 году спецслужбы предъявили виновных: вот они, чеченцы-террористы, — все руки в гексогене. Потом выяснилось, что эти люди ни при чем, но никто из их недавних обвинителей перед ними публично не извинился

Именно из передач центрального телевидения вся страна узнала, как лежал в постели человек, похожий на Генерального прокурора Скуратова.

На кадрах видеосъемки зафиксированы люди, которые попали под подозрение в причастности к взрывам в лондонской подземке и автобусе летом 2005 года
AP

– На скандал с Генеральным прокурором наше общество отреагировало нецивилизованно, – считает Вадим Федоров. – Такого рода информация о должностном лице, занимающем столь высокий пост, может – и должна – стать предметом широкого общественного обсуждения. А стала предметом политиканского торга и шантажа. Но, собственно, с этой целью ее и сделали достоянием гласности, сыграв на низменном обывательском любопытстве. А общественный интерес и обывательское любопытство – принципиально разные вещи.

Совсем, кажется, другой пример. Ульяна Ивановна и Яков Антонович Цыбуковы живут в 500 километрах от Омска. Дороги в село нет, старики даже хлеб сами пекут. Однажды приезжал к ним фотограф из столицы, говорил, что снимает заброшенные деревни для выставки. А чуть позже семейная фотография Цыбуковых появилась на огромных рекламных бильбордах по всему Омску: старики рекламировали пенсионный вклад в частном банке, о существовании которого в жизни не слыхали. Соседи издевались – просили у «банкиров и звезд рекламного бизнеса» денег на водку. Хорошо, дочки пенсионеров помогли составить иск, суд обязал банк извиниться и заплатить компенсацию – 500 долларов.

Без права быть собой

 

– Зачастую, поступая на работу, человек отказывается от своих прав, – говорит петербургский адвокат Николай Артамонов. – Нового работника могут заставить пройти проверку на детекторе лжи. Или в сопровождении сотрудника фирмы поехать сдавать анализы на СПИД, гепатит и другие болезни. Как ни странно, такую ситуацию считают нормальной и сами сотрудники, и их работодатели: мол, если хозяин платит приличные деньги, то вправе навязывать любые правила игры.

Сотрудницу одной из московских фирм хозяин обязал позировать для приезжих фотографов, которые впоследствии продали фотосессию для зарубежного журнала. Но едва фотомодель заикнулась хозяину о своем проценте от сделки, он ее уволил. Суд признал увольнение законным.

На кассиров в одном петербургском ресторане не только смотрят: его и «слушают». На каждого направлена камера, в каждом кассовом аппарате – микрофон. Кроме видео и звука, на компьютер хозяина передается чек. Служба безопасности сравнивает, что сказал клиент, сколько денег заплатил, сколько было пробито по чеку.

– Плохо то, что аппаратурой тайной слежки пользуются не только в целях финансового контроля, – считает Николай Артамонов. – Она дает хозяину ощущение особой власти над подчиненными, а их самих подавляет. Это не соответствует принципам демократического общества.

Сегодня в школах повсеместно устанавливают видеокамеры слежения, наподобие тех, что работают в банках, тюрьмах и прочих режимных объектах. Казалось бы, это хорошо. Но только системы видеослежения порой устанавливаются почти исключительно внутри здания – на лестницах, в классах, даже в учительской и в курилке. Какой смысл в такой тотальной слежке за самими учащимися?

Недавно в Калининском районе Петербурга задержали группу юных панков, которые по вечерам разгуливали по улицам, разыскивали видеокамеры и «расправлялись» с ними при помощи булыжников. Скорее всего, их осудят условно за порчу чужого имущества – ни одного «глазка» молодежь не похитила. «Нам чужого не надо, но и подсматривать за собой мы не дадим», – говорили на следствии юные радикалы.

– Сегодня безопасность стала крючком, на который ловят обывателя, заставляя отказываться от свобод, – говорит петербургский юрист и правозащитник Андрей Воробьев. – Людям внушают, будто слежка за каждым их шагом может принести им безопасность…

Купи себе ошейник

 

AP

Все это, конечно, не чисто российская, а общемировая тенденция. Обычный американец попадает в объектив видеокамер – в магазинах, банках, на заправках, в своем офисе – примерно по десять раз на дню. В одном небольшом городе в окрестностях Лондона добились снижения уровня преступности в пять раз, установив на улицах примерно две сотни камер, сверяющих полученные изображения граждан с базой данных подозреваемых и известных преступников (при совпадениях автоматически извещается полиция). А Лондон стал первым мегаполисом мира, в котором вся городская среда просматривается камерами наружного наблюдения. Среднего лондонца не менее трехсот раз в день запечатлевают видеокамеры. По подсчетам юристов английской столицы, это противозаконно в 70 процентах случаев, но ни одного объектива, кажется, так и не убрали. И от терактов прошлым летом они не уберегли.

В английском обществе уже появились опасения, что терророфобия окончательно поставит крест на принципах неприкосновенности частной жизни. Но если джентльмены, ездящие в такси не всегда со своими женами, недовольны тем, что знаменитые «кэбы» начинают оборудовать скрытыми камерами, то другим джентльменам доставляют удовольствие пабы, где посетители общаются друг с другом через видеоглазки, подсоединенные к Интернету.

В Штатах, когда в 1977 году журналисты установили факт видеосъемки улиц в центре Нью-Йорка агентами ФБР, это вызвало волну национального возмущения. После 11 сентября такого рода наступление на гражданские права американцев уже не возмущает. «Патриотический акт» устранил перегородки, традиционно отделявшие разведку от охраны общественного порядка. ФБР добилось права без специального ордера получать финансовую информацию о гражданах от банков, страховых компаний, бюро путешествий, риэлторских фирм, брокеров, почтового ведомства, ювелирных магазинов, казино, автодилеров и т. д. Правда, в отличие от России, там не выявлено ни одного случая массовой торговли такого рода данными.

Верховный суд США оставил в силе право Министерства юстиции в исключительных случаях секретно арестовывать жителей страны, не являющихся ее гражданами, а также держать под арестом американских граждан в течение неопределенного срока, не предъявляя обвинения и не предоставляя адвокату доступа к ним. Предполагается запустить в работу обширную компьютерную систему проверки авиапассажиров – где крестился, на ком женился. Еще немного, и будет создана не просто авиационная, а всеобъемлющая общенациональная программа проверки под многообещающим названием Total Information Awareness («Тотальная информационная бдительность»).

Работа в этом направлении ведется с неослабевающим энтузиазмом. В Университете Флориды разработана система видеонаблюдения, способная распознавать движения людей в офисах: например, сотрудник открыл определенную дверь, воспользовался компьютером или телефоном, взял или положил какой-то предмет. Результаты работы системы выдаются в виде текстовых описаний действий, а также набора «ключевых кадров», фиксирующих моменты начала или конца действия (например, телефонного разговора).

В России стараются не отставать. К началу 2006 года в Москве появилось несколько десятков станций приема и обработки информации системы видеонаблюдения «Сота», каждая из которых считывает информацию с 1200 «точек». С 2001 года в Тверском районе Москвы за всеми 1012 подъездами всех 464 муниципальных домов района постоянно следит смена, состоящая из 21 оператора. Четыре года назад система обошлась в 25 миллионов рублей. Эксперимент показал: видеокамеры антивандального образца способны заменить 48 консьержек всего одним оператором у мониторов.

Среди 88 операторов всех четырех смен, сообщили мне, сплошь женщины. Работа здесь и вправду не мужская: приходится следить за тремя мониторами одновременно, на каждом из них – по 16 маленьких картинок, а смена длится 12 часов. Пока картинка на экране в желтой рамочке, на нее можно не смотреть – ничего там не происходит. Как только камера засекла движение, рамочка начинает светиться красным. Оператор не должен упустить, если начинается драка, разгружают или погружают вещи, у подъезда появилась бесхозная сумка или у домофона крутятся подозрительные личности. В таких случаях вызывают наряд из отдела вневедомственной охраны, который на месте разбирается, что же именно творится. В среднем за смену бывает пять-шесть вызовов. Информация с камер записывается посредством цифрового сжатия на жесткий диск, чтобы в случае чего ее могли «снять» органы внутренних дел или другие городские службы.

Камеры слежения позволяют предотвращать или раскрывать преступления. Мужчину в собственной квартире убили и ограбили, а украденное вывезли на его же машине. В архиве нашлась видеозапись, на которой видно, что к машине подошли мужчина и женщина с сумками в руках, сели в нее и уехали. Женщина в итоге оказалась прислугой убитого, которая и навела на работодателя уголовников. А был случай, когда оператор увидела, как человек схватился за сердце и сполз по стенке. И тут же вызвала «скорую»

– И вместе с тем «камеры видеонаблюдения – это палка о двух концах, – считает один из сотрудников петербургской прокуратуры. – С одной стороны, это помогает раскрывать преступления, особенно когда люди не подозревают, что их снимают. Надо видеть глаза подростков, которым прокручивают пленку, зафиксировавшую, как они ночью взламывают ларек. Но у нас был случай, когда при организации заказного убийства киллеры покупали видеозапись подъезда дома, где жила их жертва. В другом случае сами милиционеры, судя по всему, использовали видеосъемку подъездов в качестве наводки для квартирных воров.

Личная жизнь
EASTNEWS.COM

Люди постепенно привыкают к тому, что их снимают. Например, участники телепроекта «За стеклом» говорят, что новизна ощущений, связанных с круглосуточным присутствием камер, закончилась дня через три.

В пригородной московской электричке веселятся пассажиры. В стенке вагона – малюсенький «глазок». По словам замминистра внутренних дел РФ Александра Чекалина, «cистемы внутрисалонного видеонаблюдения» планируется установить на всех пригородных электричках Московской железной дороги. В салоне каждого вагона установлено устройство, передающее на монитор машиниста цветное видеоизображение. Машинист может регулировать поступление информации: например, задать удобное ему время смены изображения из разных вагонов или установить непрерывную трансляцию из любого салона. Система ведет не только запись происходящего, но и архивирует файлы, которые, в случае необходимости, могут быть предоставлены спецслужбам.

В Петербурге особое внимание – памятникам культуры. Когда на Дворцовой площади открывали ограду Александринского столпа, камеры видеонаблюдения уже имелись. Сегодня их стараются тщательнее скрывать, чтобы не смущать граждан. Последнее достижение – неприметный черный колпачок, под ним панорамная камера, дающая полный круговой обзор. Правда, и самая совершенная камера не отличит мешок с гексогеном от мешка с сахарным песком.

– Телеслежка это шажок в создании глобального ока Большого брата, о котором писал Оруэлл, – считает писатель Михаил Веллер. – Наша сегодняшняя цивилизация – цивилизация рабов. Жадных, меркантильных, трусливых и развратных рабов своего комфорта. А что такое раб? Это человек, который, во-первых, не может сам себя защитить, а во-вторых, не имеет ничего более ценного, чем собственная жизнь. Сегодня многие трясутся от ужаса, что мальчишка с пакетом взрывчатки бродит по мегаполису. В итоге кучка террористов диктует вам свои законы. Если ты боишься сам защищать себя – купи себе ошейник.

Коммерческая разведка

 

– Промышленный шпионаж и получаемая от него прибыль и есть тот локомотив, который двигает развитие технических средств для слежки за людьми, – считает Вадим Федоров. – И сегодня бывает непросто разобраться, где шпионят за людьми, а где защищают собственные секреты. Для этого часто используются одни и те же приборы. Нельзя забывать, что защита коммерческих тайн человека не менее важна, чем его право не выносить на суд общественности, с кем он спит, моется в бане и играет в теннис.

Во времена, когда речи о демократических свободах еще не шло, существовало понятие коммерческой тайны, которое защищало любое уважающее себя государство. В 480 году агенты византийского императора Юстиниана подкупили китайскую аристократку, которая в своей шляпке провезла в Европу шелковичных червей. Впоследствии это подорвало китайскую монополию на торговлю шелком на Ближнем и Среднем Востоке. А тринадцать веков спустя британский шпион Генри Уикхэм тайно вывез из Бразилии семена гевеи, и вскоре эта страна перестала быть монополистом в производстве каучука. Обе эти операции имели геополитические последствия, изменившие ход мировой истории. Не случайно гильдия каменотесов Страсбурга в 1495 году постановила под страхом смерти не рассказывать «купцам ли, болтунам ли секреты, коими каменотесы могут быстро и ловко работать».

Первый прообраз коммерческой разведки появился в Венеции в эпоху Возрождения. По существу, все венецианские купцы и дипломаты были агентами дожа, при котором существовала аналитическая группа для обработки полученных сведений. В XVIII веке «разведслужба» семьи Ротшильдов сделала ее богатейшей династией в мире. Благодаря усилиям 200 агентов Натан Ротшильд первым в Лондоне узнал о поражении Наполеона при Ватерлоо. Он начал сбрасывать акции, вызвав на бирже предположения, что союзники разбиты. Началась паника, курс акций обвалился, и Ротшильд все скупил

Сто лет спустя англичане уличили своих японских союзников в краже судостроительных секретов. Контрразведка Королевского Адмиралтейства подсунула им чертежи эсминца, который затонул сразу после спуска на воду в Йокогаме. С тех пор разведка развивалась неотрывно от шпионажа.

В Советском Союзе на сбор информации о западных технологиях выделялось 12 миллиардов франков ежегодно. Государственный комитет по науке и технике приобретал за год на огромную сумму западных научно-технических журналов, причем наиболее авторитетные среди них (например, Aviation Week and Space Technology) успевали перевести прямо в самолете при перелете в Москву. Добывать информацию таким образом в десятки раз дешевле, чем тратиться на собственные исследования.

Камера в московской синагоге засекла нападение на прихожан 11 января 2006 года
AP

По данным ФБР, советские специалисты были замечены в том, что при помощи клейкой ленты на подошве ботинок собирали микрочастицы сплавов, используемых на авиазаводе в Лонг-Айленде, а южнокорейцы «случайно» макали концы галстуков в жидкости в лабораториях. За последние четыре года ущерб от промышленного шпионажа, который ведут в США иностранцы, оценивается в 90 миллиардов долларов. Ежегодно по этим статьям привлекаются к судебной ответственности 500–700 человек. ФБР вынуждено постоянно держать под контролем 250 тысяч специалистов в 20 тысячах компаний.

В современной России об экономическом шпионаже всерьез заговорили в марте 1995 года, когда были выявлены группы лиц, устроившиеся на работу в коммерческие банки по фальшивым ходатайствам высших должностных лиц Центробанка и Минфина. Первая группа использовала советскую привычку банкиров брать под козырек перед вышестоящими «товарищами». Телефонный звонок от якобы секретарши, например, Петра Ивановича – и все решено. Во втором случае аферисты показывали банкирам фальшивые гарантийные письма на бланках Главного управления Центробанка. Обе группы намеревались с помощью агентуры получить конфиденциальную информацию о деятельности банков, чтобы в дальнейшем дестабилизировать их работу в своих интересах.

Большая охота

 

С тех пор многое изменилось. Если десять лет назад к шпионажу прибегали в основном криминальные структуры, намеревавшиеся взять какую-либо фирму под контроль или просто ограбить, то сегодня за этим стоят конкуренты. Сейчас охотятся за информацией о контрагентах фирмы, заказах и механизмах их получения, о предложениях на тендерах – всем, что может помочь вытеснить конкурета с рынка. Область бизнеса значения не имеет. Где вращаются самые большие средства и где выше конкуренция – там и больше вероятность столкнуться со шпионажем.

Большее внимание к своим секретам стали проявлять госструктуры. Защищенность информации, составляющей государственную тайну, оценивается специалистами как весьма высокая. А вот защищать коммерческую информацию государство пока не видит ни возможности, ни смысла. Проведение полноценных исследований по этой проблеме тормозит боязнь предоставить исполнителю конфиденциальные сведения. Тем более что среди крупных статистических бюро, действующих в России, много фирм с иностранным капиталом. Закрытые отчеты готовятся специалистами силовых ведомств для узкого круга профессионалов. По словам Анатолия Потапенкова, в прошлом сотрудника управления «Р» МВД России, чиновнику, сливающему служебную информацию за деньги, совершенно необязательно знать, при помощи каких методик он будет установлен.

– Промышленный шпионаж далеко не всегда означает охоту за копиями контрактов фирмы, – говорит адвокат Николай Артамонов. – Если собрать о ком-то из сотрудников фирмы сведения, что он, например, гей, то это можно использовать в дальнейшем для его шантажа и вербовки в качестве шпиона.

Чем выше прибыль предприятия, тем большие средств необходимо тратить на его безопасность. Для экономически развитых стран доля расходов на безопасность составляет 15–30 процентов прибыли предприятия.

Сегодня 80–90 процентов информации добывается с помощью техники. Закладка радиомикрофона для сотовых телефонов, например, со стандартом GSM позволяет прослушивать переговоры объекта, даже находясь в Новой Зеландии. Или оптоволоконные соединения: установить в них микрофон непросто, зато такой «жучок» крайне сложно обнаружить. Изобретены даже лазерные микрофоны, реагирующие на вибрации стекла в комнате при разговоре. Правда, их использование в условиях города практически невозможно из-за вибраций, вызываемых другими явлениями

Чаще используются упрощенные методы. Например, подарки «с сюрпризом». Высокопоставленному госчиновнику знакомые поднесли на день рождения подарок – старинную икону, украшавшую в прошлом иконостас храма. Именинник обрадовался и повесил образ над сейфом в рабочем кабинете. Спустя некоторое время у чиновника создалось впечатление, что его кабинет прослушивают. Приглашенные специалисты обнаружили радиомикрофон и несколько крупных круглых батареек, вмонтированных прямо в древесину, на которую нанесено изображение. В другом случае бизнесмену поднесли дорогостоящую модель парусного судна. Оказалось, что в корпусе корабля спрятаны аккумуляторы, а снасти служили антеннами.

Согласно американским стандартам, оснастить аппаратурой поиска группу из пяти профессионалов обойдется в 750 тысяч долларов. На полную проверку помещений общей площадью, например, 300 квадратных метров у этой группы уйдет минимум два дня. Заказчику это обойдется в 200 долларов за квадратный метр. В Петербурге метр «стоит» 20–25 долларов при схожей производительности. В городе действует также ряд полулегальных контор, предлагающих обследовать офис фирмы за пару сотен долларов. Как правило, это мошенники.

Идет видеонаблюдение за порядком в одном из московских округов
PHOTOXPRESS

– Во многих развитых странах для приобретения шпионской аппаратуры нужна лицензия, а ее незаконное хранение является уголовно наказуемым деянием, как, например, хранение оружия, – говорит Николай Артамонов. – В российской практике шпиона могут привлечь к ответственности только если удастся доказать, что его действия нанесли кому-то серьезный вред. Формулировка «Нарушение конституционных прав и свобод личности» по-прежнему воспринимается в судах лишь как повод предъявить кому-то материальные претензии.

– Системы защиты от промышленного шпионажа, как и способы проникновения, индивидуальны, – говорит заместитель генерального директора петербургского ЗАО «Лаборатория противодействия промышленному шпионажу» Сергей Гирин. – Самая распространенная ошибка предпринимателей – спохватываться, когда уже поздно. Особенно в небольших фирмах встречается вопиющее пренебрежение мерами безопасности. Например, в одном офисе уборщица заметила, что телевизор в холле воспроизводит голоса людей из соседнего кабинета. При осмотре помещений в коробке на шкафу обнаружили микрофон со множеством батареек. Коробка эта стояла у всех на виду несколько месяцев, а откуда он взялась, никто из сотрудников не помнит. Другая классическая ошибка: многие руководители считают свой кабинет подходящим местом для конфиденциальных бесед. На самом деле для этой цели неплохо иметь специальную комнату.

Там, где аппаратуру слежения использовать неэффективно, используют агентов влияния. В России нет западной традиции уважения к тайнам личности, поэтому многие видят в ремесле шпиона лишь увлекательную форму заработка. По данным опроса петербургского Центра занятости, около половины молодых петербуржцев не отказались бы попробовать себя в этой роли.

Санкт-Петербург


Авторы:  Сергей МАКЕЕВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку