Боевой клинок и его потомки

Боевой клинок и его потомки
Автор: Владимир СВЕРЖИН
20.12.2018
Оружие для наших далеких предков было не просто средством для умерщвления себе подобных, оно являлось магическим обиталищем грозного духа, собравшим воедино силы могущественных стихий. Оно рождалось из земли (оттуда приходили и металлы, и уголь для их плавки), обретало себя в огне, закалялось в воде и воздухе и, наконец, оживало в руках человека.
 
Глядя из космоса на нашу планету, невозможно разглядеть ни одной государственной границы. Даже меряя шагами земную твердь, сложно отличить территорию одной страны от другой. И уж конечно ни один из рубежей не был дан человечеству свыше, ни одна из земель сама собой не стала державой. Создать государство, укрепить его, установить твердую власть невозможно без силы оружия. Ведь первые и главнейшие задачи любого государства – защита собственного населения от врага внешнего и внутреннего. А защищать народ от нашествий и разбойников, не вооружив его часть, не удавалось никому и никогда.
Ассирийская сапарра /warspot-asset.s3.amazonaws.com
Штык образца 1863 г. к винтовке Уитворта /zonwar.ru
 
В тех народах, чьи названия дошли до нас из глубины веков, повсеместно считалось, что отстоять суверенитет личности можно только силой оружия. Не даром же понятия воин и свободный человек во многих языках обозначались одним и тем же словом. Лишь рабы были лишены священного права владеть оружием.
Тогда же возникло множество традиций и обычаев, связанных с оружием и буквально с поклонением ему. Клинок стал основой мужского культа, неразрывно связанным с самим понятием мужественности. Следы поклонения холодному оружию повсеместно остались и по сей день. Оно рассматривалось не как инструмент для жестокой ратной страды, а как нечто родное, глубоко почитаемое. Недаром же в разных странах при создании благородного «белого» оружия клинок «поился кровью». Это могла быть и кровь будущего хозяина оружия – чтобы связать родством человека и разящую сталь, и кровь пленного врага, чтобы клинок «жаждал» ее, как человек ежедневной пищи.
 
 БОЕВЫЕ СЕРПЫ – САПаРРА И ХОПЕШ 
 
Создание настоящего клинка было своего рода священнодействием. Даже самому искусству оружейника, по поверьям, людей учили боги. Порой мечи становились вместилищем, даже воплощением их. Поклонение могущественному духу покровителю, живущему в разящем металле, было средством общения человека с высшими силами в воинственном кочевом народе скифов и у грозных хеттов. Использование же оружия по прямому назначению – проявлением божественной воли. Со временем оно стало почитаться как универсальный символ власти. Будь то меч, палица или копье – оно прямо указывало на высокое положение хозяина.
Таким образом, воин становился орудием провидения, а вовсе не банальным душегубом. А оружие в его руках – родичем и верным соратником. Характерно, что едва ли не первое массовое клинковое оружие, специально изготовленное для боя, ассирийская сапарра, представляла собой модифицированный серп – атрибут бога войны и земледелия Ниниба. Как серп подсекал колосья, так и сапарра отбирала людские жизни. У этого клинка затачивалась внешняя и частично внутренняя часть. Ассирийская армия, успешно сражавшаяся в Междуречье, Малой Азии и горах Кавказа, наглядно познакомила соседние народы с мощью своего оружия.
Возможно, у этого оружия еще более древнее, шумерское происхождение, но все же свое настоящее боевое воплощение оно получило уже в Ассирии. Отсюда сапарра начала свое распространение по окрестным странам. В их числе был и Египет. Хотя все же грозные боевые серпы принесли сюда не сами ассирийцы, а загадочный народ, пришедший «с той стороны». По сей день никто не может с уверенностью сказать: какого они были роду-племени, в историю эти стремительные завоеватели вошли под названием гиксосы – колесничие. Они вторглись в земли фараонов и смели египетскую армию, осыпав ее издали стрелами с мчащихся колесниц, а затем изрубив отступающих сапаррами. На два века в Египте установилась власть захватчиков. Как бы ни была она противна египтянам, власть чужаков, сбросив ярмо, они вступили в эпоху Нового царства с боевыми колесницами, луками и собственными серповидными мечами – хопешами.
Тяжелый, около двух килограмм весом, длиной около семидесяти сантиметров, бронзовый клинок для своего времени стал грозным оружием. Им можно было действовать как в пешем строю, так и стоя на колеснице. Щит такой клинок разрубал без особого труда, доспехов же в Древнем Египте долгое время не знали.
В переводе хопеш означал «нога животного». Форма его и впрямь напоминала заднюю ногу антилопы. Поскольку бронза не точится, хопеш в сечении имел клиновидную форму и представлял собой внушительный гибрид меча и топора. Но при этом сплав, из которого изготавливались клинки, включал примеси редких металлов ферросиликомарганца и ферросицилия. Эти легирующие элементы повышали твердость сравнительно мягкой бронзы. Конечно, можно предположить, что такие примеси – чистая случайность, но все же резонно полагать: древние металлурги хорошо знали, что делали. А нам предстоит еще много узнать о технологиях древности.
Кукри гуркхов / wikimedia.org
Хопеш был самым мощным и совершенным оружием своей эпохи. Им можно было колоть, хотя и не слишком хорошо, резать (насколько оружие той поры было способно резать), и, конечно же, рубить. Хопеш стоил дорого, требовал немалой физической силы и сноровки. Этот мечевой топор мог быть рассчитан как на одноручный, так и на двуручный хват. Такое новшество добавляло мощи удару, и тот сметал любую преграду на своем пути. Но, тем более, воины, орудовавшие подобными клинками на поле боя, считались элитой египетского войска. И конечно же живой бог этих земель – фараон, непременно был первейшим из хопешеносцев.
 
 АНТИЧНЫЕ УБИЙЦЫ 
 
Эпоха Нового царства стала для Египта пиком могущества. В эту пору, кроме собственных войск, фараоны нанимали отряды из иных стран Средиземноморья. В том числе из Эллады (нынешняя Греция). Конечно, воины из чужих земель прибывали со своим оружием и придерживались собственной манеры боя, но боевой опыт могущественных соседей, несомненно, перенимали и творчески осмысливали. Таким образом, в колыбели европейской цивилизации появился свой вариант заморского меча – копис.
Сегодня в греческом языке это слово означает «рубить». Однако, вероятнее всего, оно пошло от названия оружия, а не наоборот. Форма клинка теперь уже слабо напоминала серп. Скорее она походила на изогнувшуюся в прыжке рыбу. Но суть оставалась прежней – за счет вынесенного далеко вперед центра тяжести – «рыбьего брюха» – клинок имел отличные рубящие качества. К тому же он не отскакивал и не соскальзывал при ударе. При этом, в отличие от хопеша, его потомок уже имел отчетливо выраженное острие, наносить колющие удары им было куда удобнее и эффективнее, чем хопешем.
Близким родственником кописа в Элладе была махайра. В переводе с древнегреческого это слово означало «средство для боя», в современном же – попросту «нож». Зачастую между хопешем и махайрой ставят знак равенства, однако это не совсем так. Махайра – более общее понятие, и можно сказать, что копис – это частный случай махайры, но считается, что, в среднем, она значительно менее изогнута. К слову, вероятно, именно махайрой был тот самый меч, которым апостол Пётр отсек ухо слуге первосвященника. А если и не мечом, то не исключено, что его обломком. Дело в том, что наряду с прежними бронзовыми клинками в Европе стали применяться и широко использоваться их железные собратья. Железо расковывалось, складывалось, рубилось на части, снова расковывалось и складывалось. В конце концов в руках оружейника оказывалась довольно неплохая заготовка. До совершенства нынешних сталей им все же еще было очень далеко, и махайра, рассчитанная на мощный рубящий удар, нередко ломалась. Но обломки клинка тоже имели ценность. Их можно было снова переплавить или же, если кусок с острием на удачу оказывался длинным, из него делали серповидный кинжал – сикку.
Такие кинжалы были распространены чрезвычайно широко. Их находят в Дакии (Румынии), Болгарии, Сербии. Во Фракии такое оружие имело несколько большую рукоять и клинок и называлось ромфея. Наибольшую известность сикка приобрела в землях Иудеи. Здесь разгоралась ожесточенная борьба против римского владычества. Бойцов антиримского сопротивления по ножу, которыми они истребляли врага, называли сиккариями. Одним из таких непримиримых борцов против Римской империи был Шимон, имевший позывной Камень. По-гречески – Пётр.
В самом Риме копис или, как его тут называли, «копид» тоже хорошо знали. Как и многое, созданное эллинским гением, он был перенят новыми покорителями мира, но долгое время особой популярностью не пользовался. В пехотном строю легионов, покоривших полмира, в ту пору царил прямой меч – гладиус. Самое место копису было в кавалерии. Увесистый рубящий меч отлично подходил для мощного удара сверху. Вот только незадача: римская армия долгое время собственной боевой кавалерии практически не имела. Всадники использовались для связи и прикрытия флангов, для всего же остального нанимались конные отряды союзников.
Оружие янычар, потомокмахайры, ятаган /img-fotki.yandex.ru
 
Ситуация переменилась, когда римским легионам пришлось столкнуться на поле боя с иберами. Эти прирожденные всадники, обитавшие на Иберийском полуострове (ныне Испания) творчески доработали копис, снабдив его рукоятью, обеспечивающей надежное удержание клинка. Такое оружие, названное в Риме «иберийским мечом», позднее получившее имя «фальката», не имело себе равных. Металл, из которого они ковались, превосходил твердостью, упругостью и способностью держать заточку и греческие, и римские образцы сходного по виду оружия. Фалькаты без особого труда крушили шлемы и доспехи легионеров, наводя ужас на римскую пехоту. Как это обычно бывало у римлян, они тут же сделали правильные выводы и переняли иберийский меч для своей кавалерии.
В другой части империи, впоследствии получившей наименование Византия, махайра постепенно выродилась в большой хозяйственный нож и потеряла свое боевое предназначение. Больше тысячи лет это некогда грозное оружие использовалось в бытовых целях, но вдруг произошло почти небывалое – она возродилась, как феникс из пепла.
 
 РЕИНКАРНАЦИЯ МАХАЙРЫ И КописА 
 
Все началось с того, что в Османской империи, захватившей большую часть Византии, был создан корпус янычаров. В эти элитные части брали исключительно детей инородцев. Их привозили из покоренных земель, обращали в мусульманство, воспитывали в духе верности султану и обучали военному делу. И все же долгое время янычары не были ровней местной турецкой знати. Выходы янычар в город зачастую превращались в ожесточенные схватки. Чтобы избежать кровопролития, им было запрещено носить «в увольнение» сабли. Для хозяйственных нужд и самообороны янычарам оставили ножи – те самые махайры, похожие на своих гордых предков, как гекконы на драконов.
Но если покрошить зелень в салат такими ножами можно было без труда, то для реальной самообороны они оказались маловаты. И невзрачный хозяйственный нож стал расти, возвращая себе былую силу и славу. Янычары заказывали себе клинки все больше и больше. Опыт дал замечательные результаты. Очень скоро новое оружие – «ятаган» – стало активно действовать на полях сражений, ни в чем не уступая сабле, шашке и шпаге.
Даже в эпоху огнестрельного оружия, вновь изменившись, ятаган остался в строю. Теперь он превратился в штык ятаганного типа.
И это не единственный «переживший» тысячелетия потомок древнего ассирийского оружия. В те времена, когда затерянная в горах Македония стала вдруг превращаться в империю, махайра и копис начали обратное движение «на историческую родину», в Междуречье. Войско базилевса Александра стремительно захватило Египет, вторглось в земли Персии и разгромило там армию царя Дария III. Историческое Междуречье, в том числе и бывшие ассирийские земли, оказались под властью Александра Македонского. Следующим направлением для удара стала Индия. Во время битвы при Гидаспе воины непобедимого македонца были атакованы боевыми слонами. Однако боевой дух храбрецов Александра это не могло сокрушить. Ринувшись в схватку, своими кописами те рубили хоботы слонов и вскоре обратили огромных грозных животных в паническое бегство.
По сути, рейд Александра в Индию открыл Европе эту далекую, полную чудес и диковин страну. Что же касается оружия, во многом именно благодаря индийским мастерам европейцы познакомились с высококачественным железом. Но и македонцы оставили память о себе в далеких землях. В первую очередь это было греческое искусство рукопашного боя – панкратион и… уже знакомый нам копис. Индия, родина булата и одна из самых развитых металлургических держав того времени, всегда славилась трепетным отношением к оружию. И уж конечно же ни одно эффективное средство ведения боя не оставалось здесь без внимания. Копис не просто навсегда прописался в индийском арсенале, он стал национальным оружием гордого и воинственного народа гуркхов, превратившись тут в мощнейшее рубящее оружие кукри.
При своих несомненных превосходных боевых качествах кукри имеет и глубокую символическую наполненность. Каждый элемент этого оружия посвящен индуистским богам, что, как тысячи лет назад, возвращает это совершенное оружие в сферу магических, сакральных предметов. Сегодня подразделения гуркхов являются частью гвардии Британской короны, их кукри входят в комплект вооружения и пользуются неизменным уважением и спросом у любителей холодного оружия. Потомок ассирийской сапарры в строю и по сей день.

Авторы:  Владимир СВЕРЖИН

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку