НОВОСТИ
Банкет в день траура. Мэр шахтерского Прокопьевска продержался в своем кресле несколько часов (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Блудный сын ЦСКА

Автор: Владимир АБАРИНОВ
01.12.2000

 
Лариса Кислинская,
обозреватель«Совершенно Секретно»

«Соучредитель футбольного клуба ЦСКА Русламбек Хусаинов получил политическое убежище во Франции» – это сообщение руководства футбольного клуба ЦСКА стало настоящей сенсацией минувшего месяца. Те же источники уверяли: «Россию г-ну Хусаинову пришлось покинуть из-за непрекращающегося давления со стороны спецслужб».

...Когда происходит громкое заказное убийство и партнеры отстрелянного начинают кричать о «политическом» следе преступления, многолетняя специализация в области криминальной журналистики позволяет мне сделать другой вывод. Практически за всеми заказными убийствами – только денежные «разборки». Новоявленный «политический скандал» – тоже, как выяснилось, обычные коммерческие разборки, да еще щедро снабженные уголовщиной: фигурант нескольких уголовных дел, охотно шедший на контакт с людьми в погонах, вдруг «оскорбился» оттого, что с ним вели переговоры сотрудники ФСБ! А он якобы отказался от этого на идейной основе. Да глупости!

За скандальным заявлением – лишь низменные страстишки. Свидетельство тому – записи телефонных переговоров «вербовки» и еще ряд документов о деятельности ПФК ЦСКА, которые удалось достать.

Под «крышей» Минобороны

Сначала немного истории. В мае этого года на нас сильно обиделись болельщики ЦСКА. Их любимый футбольный клуб оказался в центре скандала после публикации моей статьи «Деньги для Басаева» в газете «Версия» № 18.

Фанаты обижались зря. Ничего общего со спортом описанная деятельность руководства ПФК ЦСКА не имеет. Результаты многочисленных проверок сотрудниками подразделений по борьбе с организованной преступностью МВД РФ привели к выводу: под крышей Министерства обороны России действует мощная финансовая структура, отстегивающая деньги бандформированиям в Чечне. Рейды на вещевых рынках ЦСКА, подконтрольных этой структуре, выявили многочисленные нарушения, в частности, «отмытые» 20 миллионов долларов, большая часть которых, по данным РУБОПа, ушла на финансирование боевиков Шамиля Басаева. Как результат – 4 ноября 1998 года Генеральной прокуратурой России было возбуждено уголовное дело № 222588 по ст. 159, ч. 3, п. «а», «б»; ст. 171, ч. 2, п. «а», «б»; ст. 174, ч. 3 УК РФ. То есть ряду руководителей футбольного клуба ЦСКА, в том числе и «политбеженцу» Русламбеку Хусаинову, вменялись мошенничество, незаконное предпринимательство, легализация денежных средств. Расследование дела сначала носило вялотекущий характер: его активно тормозили «свои» люди в милиции.

После шума, наделанного нашей публикацией, ход расследования взял под контроль лично министр внутренних дел России Владимир Рушайло. Наработанная годами схема «общения» с оперативно-следственной группой (деньги в обмен на свободу) «команде ЦСКА» уже не помогала. Бригаду почти полностью сменили, и офицеры новой ОСГ, в составе которой сотрудники МВД и ФСБ, не реагировали на заманчивые предложения «купить машину», выдать на «карманные» расходы несколько десятков тысяч долларов и т.д.

В статье «Деньги для Басаева» упоминались не только чеченцы из соответствующей организованной преступной группировки, контролирующие вещевые рынки ЦСКА, но и некий Андрей Трубицин, которого оперативники считают «казначеем» ОПГ.

Так вот, 5 августа в принадлежащем Трубицину «Градобанке» были проведены оперативно-следственные действия. Как стало известно, именно тогда члены оперативно-следственной группы выяснили немало интересного. Трубицин понял: все затраченные на «развал» дела сотни тысяч долларов пропали зря – ему откровенно грозит немалый срок за мошенничество (от 7 до 12 лет).

Как сообщил наш источник, он охотно пошел на контакт с правоохранительными органами, хотя продолжал «работу» в старом стиле – предлагал кому-то машины, компьютеры, деньги. Опять не сработало. «Не удалось никого купить – найдем козла отпущения», – подумал Андрей Михайлович и предложил взять на себя ответственность председателю правления «Градобанка» Алексею Шкурину. Тот наотрез отказался.

Тогда выбор пал еще на одного сослуживца – Владимира Лобанова. К тому же тот «отличился» при обыске в «Градобанке», когда спрятал от следователей 180 тысяч долларов, принадлежащих нашему «герою» Русламбеку Хусаинову. Якобы он получил их за продажу квартиры. Лобанову обещали солидное вознаграждение, заботу о семье, а главное, очень хорошие условия «на зоне», где, по замыслу сценаристов, он должен был отсиживаться за грехи «руководства». После этого у Лобанова начались проблемы со здоровьем: откровенно зашалило сердце

Следующий шаг Трубицина – жалоба в Генеральную прокуратуру России на якобы превышающих свои служебные полномочия следователей и оперативников. В процесс написания были активно вовлечены уже известный Алексей Шкурин, а также руководитель подконтрольной Трубицину фирмы «КИТ» Сергей Шалонин. Не могу удержаться и не отметить эротические фантазии писавших. Так, жалуясь на якобы «незаконные» действия оперативников, они рассказывали, как те «пытали» их, вставляя в анальное отверстие большие ножницы и пощелкивая ими (да-да, именно там) для устрашения.

Выяснилось, что многочисленные проверки показали полную несостоятельность эротического эпистолярного жанра. К тому же оперативники оценили его как клевету и выдвинули встречный иск. Так что скоро встреча в суде.

Все эти события еще раз убедили Трубицина – лучше со следствием сотрудничать. И он рассказал много интересного. Некоторые записи его откровений я слышала: говорил он охотно и никакого давления явно не испытывал.

Немного порассуждав о преимуществах микрозамкового протезирования, Андрей Михайлович перешел к делу и подтвердил, что у действующей в Москве чеченской группировки огромное количество оружия, объяснил схему ее преступных действий, назвал лиц, причастных к этому. Оперативник, беседовавший с Трубициным, сказал, что не хочет пока публиковать его откровения, иначе это будет выглядеть как «заказ» на устранение. А разговорчивости бандиты не прощают. Да и люди в разговорах фигурировали серьезные.

Вот, например, Андарбек Сайдули – лидер боевиков, возглавляющий московскую группировку, его подручный Саша Крымский, перевозчик денег (тех самых, что с рынков ЗАО ПФК ЦСКА) на боевые действия в Чечню. Удалось узнать, как член чеченской ОПГ Борз-Али Ислаимов, ныне живущий в Амстердаме, через банки оффшорных зон переводит деньги на счета голландских банков. Затем снимает, и на эти средства закупается оружие, которое контрабандой идет в Чечню, а также обмундирование для боевиков. Из этих же денег выплачиваются подъемные и гонорары для арабских наемников, воюющих против наших федеральных сил. Из них же оплачивается лечение раненых. Рассказывалось, как аферист международного масштаба, некто Глариозов, живущий сейчас в Люксембурге, заработал для чеченских боевиков 250 миллионов долларов.

Узнали оперативники и немало интересного о том, как незаконно прослушивался футбольным клубом ЦСКА руководитель всего ЦСКА Михаил Мамиашвили, кому и сколько давали денег «футболисты» и многое-многое другое.

В общем, рассказано было столько, что отступать уже некуда. Тогда-то и возникла идея – статус политического беженца. Первой ласточкой, по замыслу, стал Русламбек Хусаинов, который должен был подготовить для «команды» плацдарм в Европе, куда, по сценарию, о котором узнали оперативники, позже собирались отправиться и другие «политические» – сам Трубицин и президент футбольного клуба ЦСКА Шахруди Дадаханов, известный в определенных кругах под кличкой Шах.

Под крышей Монмартра

Из досье «Совершенно секретно».

Русламбек Хусаинов, 1965 года рождения, правая рука Шахруди Дадаханова. По данным ЗИЦ МВД РФ, во время службы в армии был замешан в уголовном деле о воровстве на военном складе. В 1990 году осужден на три года за контрабанду.

Получил условный срок, так как «сдал» своего подельника – нигерийца Нуволе, которому сам же подарил ручку, приспособленную для стрельбы мелкокалиберными боевыми патронами. Нигериец отбывал свой срок в местах не столь отдаленных.

В ноябре прошлого года Хусаинова задержали за хранение пистолета. По этому факту возбудили уголовное дело. Вскоре Русламбека отпустили под залог в 200 тысяч долларов (по некоторым данным, эти деньги так и не были внесены). А уголовное дело было прекращено за... отсутствием состава преступления (любопытно, что взяли Хусаинова именно с пистолетом «на кармане»).

За хранение оружия осужден старший брат Хусаинова – Руслан, известный в своей среде как заядлый наркоман. Наркотиками балуется, по сведениям оперативников, и сам Русламбек.

После публикации в «Версии» уголовное дело по ст. 222 (незаконное хранение оружия) УК РФ было возобновлено, но сейчас вновь приостановлено из-за отсутствия обвиняемого.

Русламбек Хусаинов входит в число руководителей Демократического фронта, организованного в Амстердаме представителями чеченской диаспоры, сотрудничает с его «финансистом» Борз-Али Исмаиловым, активным членом комитета «Чечня», действующего во Франции.

С таким «политическим» капиталом Хусаинов отбыл в ноябре за границу. Именно тогда начались его беседы с ФСБ. Мне удалось достать запись телефонных переговоров Хусаинова и оперативника-контрразведчика (публикуется ниже). Сразу оговорюсь. Имя этого оперативника в разной транскрипции опубликовали многие газеты. Но оно не реально. Подлинное же имя он просил не называть, так как «ему еще работать и работать».

Кстати, из переговоров выяснилось, что собеседник Хусаинову не так уж и неприятен. Жена Хусаинова, оставшаяся в Москве, ждала ребенка, и Русламбек пообещал собеседнику, что, если будет мальчик, он назовет его в честь контрразведчика.

Надо заметить, что ФСБ вышла на Хусаинова не случайно. Записи свидетельствуют: несколько раз собеседники упоминают имена сотрудников ГУБОПа МВД РФ, занятых освобождением чеченских пленников.

Теперь к освобождению заложников подключилась и ФСБ. Уже более двух лет в чеченском плену находятся журналисты из Самары – Светлана Кузьминых и Владимир Петров. Хусаинов дал согласие обсудить вопрос об их освобождении и предложил встретиться во Франции. Более того, он же сам предложил оплатить поездку фээсбэшников в Париж (безусловно, поездка была оплачена за счет ФСБ). Довольно странно после этого слышать, как Хусаинов назвал в интервью французскому телеканалу ТФ-1 чеченских пленников «двумя персонажами с русскими фамилиями». Третьим «персонажем» стал саудовец Али Салех аль-Бикар, об освобождении которого оперативники ФСБ тоже сначала договаривались с Хусаиновым, но потом сказали, что «там вопрос решен по другим каналам».

Хусаинов активно уверяет: встречавшиеся с ним агенты требовали от него денег на освобождение заложников, а он «даже не уверен, что эти так называемые заложники вообще существуют. Возможно, агенты сами хотели забрать эти деньги и поделить друг с другом». Учитывая многолетнее сотрудничество Хусаинова с правоохранительными органами, в частности с ГУБОПом, смешно говорить, что от него «требуют денег». А вот то, что заложники «так называемые», – грустно. Многие коллеги повторили эти слова, хотя журналисты Петров и Кузьминых известны. О них, в частности, неоднократно писала «Новая газета», немало сделавшая для освобождения пленников.

Впрочем, неумелая «политическая» акция имеет успех в основном из-за того, что «противная» Хусаинову сторона говорит о конфликте очень скупо, любой комментарий официальным путем не получишь. Вот так и складывается – или давать только слова Хусаинова и Ко, или работать «партизанскими» методами. Я остановилась на последнем. И не только потому, что заняла позицию «вор должен сидеть в тюрьме». Методы Хусаинова и Ко – а-ля «ножницы в заднице для устрашения» – откровенно смешны.

Вот, например, в одном из интервью Шахруди Дадаханов говорит, что его тоже «вербовали» чекисты. Обращались к нему так: «С тобой, мразь, ФСБ разговаривает». Видимо, президент футбольного клуба – киноман. Эта фраза – лишь слегка измененные слова Жеглова в фильме «Место встречи изменить нельзя»: «А с тобой, свинья, разговаривает начальник ОББ...»

Франция приходит на помощь

Какая опасность угрожает Хусаинову, никто не знает. Никому Хусаинов не предоставлял записи своих якобы двенадцатичасовых разговоров с «агентом» ФСБ.

Скандал вокруг «вербовки» французская сторона подкрепила тем, что спецслужбы России работают в центре Парижа, а «номер телефона агента совпадает с номером телефона российского посольства во Франции».

В ФСБ пояснили, что их люди приехали из России как частные лица на встречу с российским гражданином. Из записи переговоров видно: «агент» обговаривает, что он будет звонить Хусаинову по своему мобильному телефону.

Почему Хусаинов изменил тактику поведения, сказать сложно. Вполне возможно, что его образумили братья по крови, либо он посчитал, что его добрая воля к сотрудничеству может быть истолкована по-разному, либо «одернули» Трубицин и Ко. Так или иначе, Хусаинов предал гласности историю «вербовки», а также предоставил видеозаписи своих переговоров с «агентами» французской спецслужбе ДСТ. Никаких подтверждений, что именно ДСТ делала записи, нет. К тому же вспомнились рассказы Трубицина о том, как его мощная служба безопасности записывала во время сотрудничества с госчиновниками компромат на высоких должностных лиц из МВД и Министерства обороны РФ, Генпрокуратуры РФ и т.д.

За кулисами армейского спорта

Во французскую прессу попала и другая версия этой истории – коммерческий конфликт с М. Мамиашвили. Якобы, пытаясь избавиться от чеченца-совладельца футбольного клуба как опасного делового партнера, полковник сам предложил «агенту» ФСБ в обмен на квартиру начать преследование Хусаинова

«Агент» ФСБ рассказал, что он по долгу службы «обслуживает» ЦСКА. У них в конторе принято, что квартиры «дают» именно «обслуживаемые» объекты, ведущие строительство. ФСБ потом перечисляет деньги. Все на законных основаниях.

Что касается Мамиашвили. Я никогда с ним не встречалась – не удалось и на этот раз. В беседе со мной юрисконсульт ЦСКА Артем Симонян сказал, что никаких конфликтов на межнациональной почве в ЦСКА нет, с предложением купить или продать акции к ним никто не обращался.

Не может также Мамиашвили уверять, что покушение на его жизнь (апрель 2000 года) было организовано именно чеченцами с ЦСКА (именно такую версию распространял Хусаинов). Однако, сказал Симонян, полковника Мамиашвили поражает, что по факту покушения так и не было возбуждено уголовное дело. Несмотря на неоднократные обращения в милицию.

ЦСКА – для многих это в первую очередь любимая футбольная команда. Она будет существовать при любых руководителях, и вряд ли ее репутацию могут испортить демарши Хусаинова, Дадаханова и Трубицина.

Вряд ли репутацию французов испортит «политический» приют для уголовника, который решил, что выгоднее сотрудничать не со своими, а с чужими спецслужбами.

Просто этот «политический» скандал еще раз доказал: громче всех «держи вора» кричит сам вор. Громче всех об угрозе ФСБ-КГБ говорят именно те, кто на них работает. А за «политикой» всегда стоят деньги и желание иметь все, но так, чтобы за это, как говорится в одном тосте, ничего не было.


«Вербовочная» беседа

Оперативник. Русламбек, привет. Как жизнь?

Хусаинов. Ничего, нормально.

О. Это самое главное. Как твои успехи? Я имею в виду тех людей, которые находятся там в заложниках.

Х. Не могу связаться. Туда вылетел еще один человек.

О. Откуда?

Х. С Москвы.

О. Твои люди?

Х. Они в курсе. Я жду от них результата. Вот-вот. Позвоните.

О. Смотри. Короче, я с ребятами из ГУБОПа разговаривал. Они эту ситуацию отслеживают, там идет все нормально. С. (речь идет о полковнике из ГУБОПа. – Л.К.) правильно говорит. Мы с ним вместе работаем, но один и тот же результат. Руководство идет к нам навстречу, чтоб мы вылетели к тебе. Предлагают Париж. Париж тебя устроит?

Х. Хорошо, мне без разницы.

О. Ты подумай, пожалуйста, может быть, к нам сюда приедешь.

Х. Давайте сначала в доверие друг к другу войдем.

О. Париж... Ориентировочно 23-24 октября. Будем два дня. Будем встречаться. Я сделаю на свой телефон роуминг международный. Созвонимся. Постарайся в это время находиться там... Все вопросы решать. Договоримся, мне кажется. Ты готов к нашему разговору?

Х. Хорошо. А телефон тот, на роуминге?

О. Мой телефон. У тебя есть мой телефон? Он постоянно со мной. День – ночь... У нас к тебе будут очень интересные предложения. Для тебя интересные.

Х. Примерно на какую тему?

О. Ты ж не глупый человек, все понимаешь. Чтоб тебя никто не дергал... Договоримся, наверное?

Х. Если хорошее... благо?

О. Для тебя это благо, наверное. Нам, может быть, будешь чем-то полезен.

Х. Мне главное жить спокойно.

О. После этого мы, естественно, поможем тебе. Конечно. Если ты нам помогаешь, почему бы нам тебе не помочь.

Х. Вас сколько будет?

О. Два сотрудника ФСБ. Все вопросы, что касается МВД, я с ними переговорил и перед отъездом еще раз переговорю, чтобы не было непонятных моментов. Я с их руководством встречусь, чтобы к тебе не было претензий... Они это обещают.

Х. Хорошо. Я думаю, мы на связь еще выйдем.

О. Ориентировочно созвонимся 19-го, в четверг, через неделю. Во сколько устроит? В 3 часа? Где встретимся?

Х. Давайте на нейтральной стороне.

О. Ты вообще этот город себе представляешь? Наши телефоны там работают?

Х. Работают-работают. Договорились.

О. Как там проблемы с женой, никаких?

Х. Да я уже дня три не звонил. Сегодня позвоню.

О. С отцом связывался. Что хочу сказать. Мы к ним не подходим. Специально связывался с ребятами из МВД. Говорю: вы фокусы какие-то делаете? Все утверждают, что и близко не подходили. Никто там не был... Если проблемы случаются, я их лично буду решать.

* * *

О. Русламбек? Але? Освободился? Скажи, почему вчера не получилось поговорить?

Х. У меня такие моменты бывают с выездом на этот телефон...

О. Мы ж договорились, позвони на мой номер телефона.

Х. Ну, это не принципиально.

О. Нет, принципиально. Может, что мы пытаемся сделать, тебе это ни к чему?

Х. Я не понял... Вы что, еще визы не получили? Сколько там – две недели?

О. Я в эти нюансы не вникаю. Вылет ориентировочно 30 октября... Вдруг мы приедем, и такая же история случится?

Х. Нет-нет. Если вы ориентировочно говорите и такая история, это другое дело... У меня бывают нестыковки.

О. Следующий момент. В отношении Салеха Али... Его освобождать не надо. Есть человек, который будет его забирать. Остались только два журналиста. Это гораздо лучше. И еще, у тебя контакт с ментами есть?

Х. С кем?

О. Ну, с милиционерами. Сейчас, в настоящий момент? Ведется работа?

Х. Какая?

О. Ну, на Кавказе твой человек контактирует с ними или...

Х. Контакт есть тот, который вы прекрасно знаете. Вы же их знаете?

О. Да.

Х. Они занимаются.

О. От тебя кто занимается этим делом?

Х. Есть люди. Помните, француза освободили? Было время такое.

О. От тебя П. туда не ездил?

Х. От меня? Да ну... Чего он туда от меня поедет?

О. Этих людей будут забирать не сотрудники МВД, а наши коллеги из Центра специального назначения, который находится там.

Х. ФСБ? Да?

О. Да-да. Не называй организацию, это ни к чему.

Х. Специального назначения? Это с милицией?

О. Нет, у нас.

Х. Давайте мне понять.

О. Мы же работаем здесь. Нам бы не хотелось случайно принять твоего человека. А то мы его примем, а он как раз от тебя. Пусть выйдет на меня.

Х. Это по заложникам? Позвоню, свяжется с вами.

О. У тебя есть проблемы?

Х. Проблема одна – не могу сейчас вернуться домой.

О. Это не проблема. Надуманная, тебя никто не тронет. Можешь вернуться хоть сейчас... На связь выходим 27-го, в пятницу... Опозданий у нас нет.

Х. Ясно, организация такая. Вежливость.

О. Это так необходимо.

Х. Я в вашей организации же не работал.

О. Подожди, Русламбек, у тебя еще вся жизнь впереди, о чем ты говоришь? Как там идет работа на Кавказе по освобождению людей?

Х. Там очень тяжелая связь. Человек еще не вернулся. Он должен сегодня-завтра. Дня три назад они меня сильно искали.

О. У тебя конфликтов ни с одним полевым командиром не возникает?

Х. Да я ни одного не знаю... Значит, С. отпадает с этой позиции? Как я с ним (речь идет об МВД. – Л.К.) потом вопрос решу?

О. С ними вопрос решаем мы.

Х. Вы опять меня в угол загоняете. Я сейчас ихние условия не выполню. Тогда они от своей организации начнут потихоньку давить... Мне нужны гарантии... Я серьезно отнесся к этому делу.

О. Эту ситуацию, с МВД, ты предоставь нам. По МВД мы работаем очень даже успешно. Если мы определимся, то проблем с МВД у тебя не возникнет.

Х. Вы с ними решите эти проблемы? Вы компетентны, да?

О. Еще бы!

Х. Я насколько знаю, вы редко всегда между собой общий язык находили.

О. Заблуждаешься.

Х. Ну, ладно тогда.


Авторы:  Владимир АБАРИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку