Блокбастер «Пережить 2020»

Блокбастер «Пережить 2020»
Автор: Тамара ИВАНОВА
20.09.2020

Пандемия, трупы на улицах американских городов, убийства, протесты, грабежи… О чем только нам не рассказывали на российских каналах, чего только мы не читали в газетах и на просторах Интернета. Но что же на самом деле происходило в США во время пандемии и волнений? Вся правда о шести месяцах «апокалипсиса» - в репортаже специального корреспондента «Совершенно секретно».

Так вышло, что я оказалась в Нью-Йорке накануне вселенского бедствия – пандемии коронавируса. В феврале я приземлилась в аэропорту Джона Кеннеди, а в середине марта мэр Нью-Йорка Билл де Блазио объявил, что в любой момент может прозвучать сирена, после которой никто не должен выходить на улицы. Это было неожиданно, верилось в происходящее с трудом. И, конечно, по привычке я читала российские новости.

Это был настоящий кошмар. Каждое утро я просыпалась и видела на экране телефона новости российских СМИ: «Срочно! Америка хоронит умерших от коронавируса в братских могилах», «Трупы вывозят на остров Харт», «У больниц дежурят передвижные морги», «Трамп вводит войска». Все это сопровождалось перепостами в соцсетях и рассуждениями знакомых и друзей о том, что, наконец-то эта «проклятая пиндосская система» рухнет, показав всему миру свою несостоятельность. А что происходило в реальности? Как изменилась Америка за эти полгода? Как снежный ком из пандемии, протестов и экономического кризиса отразился на жизни тех, кто живет в США?

Начну с того, что лично в моей жизни не изменилось ничего. Я живу в Нью-Йорке в районе под названием Queens. С марта и до середины апреля я, как и большинство горожан, засела дома. При этом продолжала работать удаленно. Мне не привыкать, до этого я три года практиковала «самоизоляцию» в условиях декрета. С одним только отличием – здесь, в Нью-Йорке, я оказалась без своей маленькой дочки. Мое одиночество разделил сосед по квартире из Эквадора по имени Ленин. «Мой дедушка был социалистом, поэтому я – Ленин. Но кто такой Ленин, ты у меня не спрашивай, откуда мне знать», – сказал мне он при первой встрече. Во время карантина мы почти не общались, потому что каждый уходил в свою комнату «бояться».

Это было удивительные несколько недель. Мы выходили из своих комнат только по необходимости, протирали все поверхности антибактериальными средствами, дезинфицировали плиту, ручки от дверей. Мы перекидывались короткими фразами, находясь на расстоянии 2 метров. Лежа в кровати ночами, я слышала страшный раскатистый кашель соседа с верхнего этажа. При этом я испытывала настоящий ужас. Все это сопровождалось вышеупомянутыми тревожными новостями из России – об Америке. Март и начало апреля – было самое сложное время за последние годы. И сложным оно было из-за того, что никто не знал, что происходит и чем все это закончится.

Первое, что я сделала, чтобы вернуть себе контроль над своими эмоциями – отключила российские новости. И сосредоточилась на собственных наблюдениях. И тут поняла, что жизнь все так же улыбается мне, просто на этот раз из-под маски.

ВОЙНА ВОЙНОЙ, А ВЫБОРЫ ПО РАСПИСАНИЮ

Любопытно было наблюдать за тем, как вели себя власти. На фоне борьбы со вспышкой коронавируса в США разгорается предвыборное противостояние между республиканцами и демократами.

Сначала никто не верил, что дело настолько серьезно. Губернатор штата Нью-Йорк, демократ Эндрю Куомо говорил, что эпидемия где-то далеко, в Китае и Италии, и до США она не доберется. А потом вдруг, в считанные дни, когда число заболевших выросло с сотен до тысяч, власти засуетились. Город Нью-Йорк стал одним из главных очагов распространения коронавируса в Америке.

Куомо начал критиковать действия федеральных властей, упрекая их в недостаточной помощи штату, который больше других пострадал от коронавируса. Губернатор вступил в открытую полемику с Дональдом Трампом по поводу распределения масок, аппаратов искусственного дыхания и необходимого оборудования для больниц. Также Куомо оказался недоволен планом президента по восстановлению экономики. В нем основная ответственность за происходящее ложится на губернаторов. В ответ Трамп посоветовал губернатору меньше жаловаться и больше заниматься делами.

Президент увидел в лице Эндрю Куомо всю Демократическую партию и с наслаждением сыпал обвинениями в несостоятельности его политики в период пандемии. Их противостояние дошло до того, что Трамп объявил о намерении ввести карантин в трех штатах, включая Нью-Йорк. Это означало, что власть ограничит передвижение граждан. Куомо назвал это объявлением гражданской войны со стороны федеральных властей. Но дальше разговоров дело не пошло.

ЛАПСЕРДАК КАК ПРАВО НА ОШИБКУ

Отмечу, что в США, несмотря на сложность ситуации, власти так и не решились пойти по европейскому сценарию и ввести режим строгой изоляции. «Тот, кто готов пожертвовать свободой ради безопасности, не достоин ни свободы, ни безопасности» – эти слова Бенджамина Франклина остаются актуальны для Америки и сегодня. Общество разделилось. Одни послушно сидят дома, выходят только в магазин за продуктами и лекарствами, другие – отрицают происходящее и продолжают вести обычную жизнь. Среди последних – хасиды из Williamsburg (район на севере Бруклина), которые категорически отказались выполнять рекомендации властей. На праздник Песах они закрыли свои магазины и офисы, достали из шкафов дорогущие лапсердаки и штраймлы, взяли своих нарядных жен и детей и отправились на прогулку. Без масок, не соблюдая социальную дистанцию. Когда в разгар эпидемии от коронавируса умер уважаемый всеми раввин Хаим Мертца, на его похороны вышли 2000 человек. В то самое время, когда Нью-Йорк опустел, когда люди боялись не то, что стоять друг рядом с другом, они боялись смотреть друг другу в глаза.

На место приехала полиция и лично мэр города Билл де Блазио. Он не смог сдержать эмоций и накричал на толпу, которая сурово наблюдала за ним из-под роскошных штраймлов.

«Нечто абсолютно неприемлемое произошло сегодня вечером в Вильямсбурге: огромная толпа людей собралась на похоронах во время пандемии. Когда я услышал об этом, то сам приехал, чтобы убедиться в том, что толпу разогнали. Мы не потерпим подобного, пока мы боремся с коронавирусом».

Что же произошло дальше? Уже на следующий день де Блазио приносил свои извинения хасидам, которые обвинили его ни много ни мало – в антисемитизме. Член городского совета Хаим Дойч строго заметил: «Это должно быть шутка. Разве мог мэр выделить одну этническую общину, общину, против членов которой участились преступления на почве национальной ненависти, чтобы обрушиться на нее?»

Лидер Антидиффамационной лиги Джонатан Гринблатт также заявил, что «подобные обобщения в адрес всей еврейской общины Нью-Йорка недопустимы, особенно тогда, когда многие видят в евреях козлов отпущения».

Мэр почувствовал, что некоторые вещи в этом мире могут быть пострашнее эпидемий, и быстро выступил с заявлением, что не имеет ничего против еврейской общины, но при этом он крайне обеспокоен тем, что хасиды подвергают опасности свои жизни. И впредь был осторожнее.

ПОМОЩЬ БЫВАЕТ РАЗНАЯ

Удивительно, как страна жила в это сложное время, как удивительно работала та самая система, которая в мирное время была максимально предсказуемой и шаблонной. И вдруг в момент истины она начала изгибаться, трансформироваться, подстраиваясь под нужды тех, кто в этом нуждался. Бездомные стали первыми, кто попал под удар. Им было негде самоизолироваться. Власти некоторых штатов выдавали ваучеры на бесплатное размещение в гостиницах, чтобы бездомные могли пережить этот период. А в Сан-Франциско пошли дальше – им стали привозить в отели медицинскую траву и алкоголь. Звучит дико? Но ведь бездомные – тоже часть общества. И их пороки – не повод дать им умереть.

Как заявила представительница Департамента здравоохранения Дженна Лейн, «бездомные оказывают Сан-Франциско большую услугу, оставаясь в отелях. Мы говорим им: мы делаем все возможное, чтобы поддержать вас, оставайтесь внутри, не выходите, чтобы купить марихуану и алкоголь».

Эти меры – часть городской «практики снижения вреда», и они не финансируются из кармана налогоплательщиков.

Кстати, о налогоплательщиках. Сенат выделил $2 трлн на борьбу с экономическими последствиями пандемии. Все, кто живет в США легально и платит налоги, получил по почте чек на $1,2 тыс. На каждого ребенка выделили $500. Причем выплаты эти не зависят от того, работает человек или нет, гражданин он или живет в стране по рабочей визе. Кроме того, все люди, потерявшие работу во время коронавируса, начиная с марта, получали по $600 от государства еженедельно до конца июля 2020 года. Также власти запретили арендодателям в течение 3 месяцев выселять жильцов из квартир, если им нечем платить за аренду. Была отменена плата за проезд в автобусах. Думаете, кто-то здесь удивлен или восхищен? Бросьте. Это воспринимается как обязанность государства. Люди платят налоги, чтобы в критической ситуации получить свои деньги. Никаких чудес, чистая экономика.

Тем временем я продолжала следить за мировыми новостями. Стая обезьян в индийском городе Мератх напала на лаборанта медицинского колледжа и похитила у него образцы крови больных COVID-19. Через пару дней появилась новость о том, что в Монголии и Китае зафиксированы вспышки бубонной чумы. Власти предпринимают все необходимые меры по сдерживанию потенциальной эпидемии. Сценарист 2020 года был в ударе.

КОНСТИТУЦИЯ В ДЕЙСТВИИ

Пока первый всадник Апокалипсиса с наслаждением громил этот мир, на горизонте появился второй – с эмблемой BLM. Сегодня эту аббревиатуру знает каждый. Black Lives Matter – «жизни черных важны». После смерти Джорджа Флойда от рук полицейских во время ареста в стране начались массовые волнения.

Уже на следующий день после случившегося автобусная остановка, где произошло задержание Флойда, стала местом стихийных акций. В течение дня количество участников увеличилось с нескольких сотен до нескольких тысяч. Толпа протестующих прошла маршем до полицейского участка, где служили офицеры, задержавшие Флойда. Изначально протест носил мирный характер, но через пару часов он стал обретать хищный оскал. Полицейский участок облили краской, забросали камнями, повредили несколько служебных автомобилей.

Это было только начало, вскоре протесты охватили всю страну. Я видела, как разъяренная толпа окружила полицейский участок в Бруклине. Офицеры вышли к людям и молча стояли, выслушивая оскорбления и угрозы. Еще одно удивительное для меня явление – полиция не предпринимала ровным счетом ничего, давая людям выпустить пар. Это длилось какое-то время, пока к толпе протестующих не вышел начальник полицейского участка. Люди стали требовать, чтобы он встал на колено в знак солидарности и раскаяния за полицейский беспредел, направленный, как они считают, против черного населения США. Он держался достойно, пытался успокоить людей, но вскоре понял, что, если он не выполнит их требование, его подчиненным придется еще долго держать оборону и выносить издевательства. И он преклонил колено под крики ликующей толпы.

Этот жест стал символом протестов и напоминанием о том, что Джордж Флойд умер после того, как полицейский встал коленом ему на шею.

Профессор по афроамериканским исследованиям и социологии колледжа Колби Шерил Танусенд Джилкз пишет в журнале Christian Century: «В большинстве мировых религий преклонение колена означает поклонение божеству или его мифическим представителям. 25 мая в Миннеаполисе белый полицейский опустил колено на целых девять минут на шею темнокожего мужчины по имени Джордж Флойд, на которого уже надели наручники. Офицер опирался на колено, когда Флойд умолял: «Я не могу дышать!» Офицер стоял на колене, пока не пришли врачи, и увезли теперь уже безмолвного Флойда... Казалось, офицер преклонил колено, чтобы почтительно поклониться демону ненависти и убийств».

Часть протестов проходили довольно мирно. Люди в молчании вставали на колени, ровно на 9 минут, в знак скорби и солидарности. И в то же самое время на Манхеттене другие протестующие громили закрытые магазины и выносили одежду и технику. Голосом народа стали бездомные. Они вставали на углах улиц и громко рассказывали о несправедливости полицейских, а люди, которые еще только вчера равнодушно проходили мимо этих бродяг, окружали их и с благоговением ловили каждое их слово. Среди буйствующей толпы иногда появлялись разъяренные чернокожие люди, которые кричали: «Остановитесь, вы сами становитесь убийцами и расистами». Но их почти никто не слушал.

Конечно, в российских СМИ эти протесты тут же были использованы как яркий пример того, к чему ведет чрезмерная свобода. Интересно было наблюдать, как радостно подхватывали федеральные СМИ информацию о встающих на колени высокопоставленных лицах Америки. И никто из них не понимал, что на самом деле значит эта свобода, которая позволяет народу проявлять свою волю. Государство наблюдало за людьми, как родители наблюдают за детьми, боясь навредить, и, при этом, пытаясь найти нужные слова, чтобы усмирить гнев своих граждан. Хочу заметить, вооруженных граждан.

Вторая поправка в Конституцию США, принятая 15 декабря 1791 года, гарантирует гражданам право на хранение и ношение оружия. Но мало кто знает, что эта же поправка дает народу США право на вооруженное восстание. Если власть, обладающая армией, решит нарушить Конституцию и права граждан, последние должны будут восстановить справедливость. Таким образом, отцы-основатели уравняли шансы, дав народу право использовать оружие.

Как сказал журналист и писатель Александр Генис в эфире Радио Свобода, «собственно, так выглядит американская Конституция в действии. Когда все спокойно, ее благоговейно изучают в школе. Но в период несогласия она оказывается руководством к действию, ибо право граждан на мирный протест – ее заповедная, святая часть. Самая старая и самая живая Конституция в мире, она нужна именно тогда, когда ею пользуются – в бурные, опасные, спорные времена. С этим непросто жить, но демократия и не бывает легкой, приятной, беззаботной и безопасной. С ней всего лишь лучше, чем без нее».

Лично для меня это было самым большим откровением. Только вдумайтесь: полицейские, которые сопровождали протесты, одновременно защищали право людей совершить государственный переворот, и при этом они были обязаны обеспечить их безопасность.

Позднее, когда ситуация вышла из-под контроля, полиция начала задерживать единичных нарушителей, которые ставили под угрозу жизнь или собственность других граждан. В Нью-Йорке был введен комендантский час. Это значило, что с 8 вечера и до 5 утра находиться на улице было запрещено. То, что удалось избежать во время начала пандемии, произошло чуть позднее. Я в тот момент подумала, что в целом нет разницы из-за чего ты сидишь дома в 2020 году – из-за боязни заразиться коронавирусом или попасть под горячую руку оскорбленных афроамериканцев. Их гнев разрастался, и вскоре ненависть к полицейским переросла в ненависть к белому населению. Чернокожие люди считали, что белые американцы «должны» им за долгие годы рабства их предков.

Я испытала странное чувство: живя в России, меня, бывало, называли «чуркой» из-за кавказской внешности, особенно часто это происходило в школе. Теперь я в Америке, и сегодня я «белая сука». Интересное наблюдение, которое вызывает улыбку, но заставляет задуматься.

Говоря в целом о безопасности в городе во время массовых волнений, хочу сказать, что если не ездить на Манхеттен, то ты и не заметишь ничего необычного. В этом вся Америка – ты живешь, бродишь по мирным улочкам, ездишь на велосипеде с корзинкой, в которой лежат свежие булочки, ну а если тебе захочется поучаствовать в революции, милости просим, заходите в метро и отправляйтесь в район Сохо и окрестности. Там ты сможешь стать одним из героев американского боевика. Только ты сам выбираешь «жанр» своей жизни.

Уже через пару недель мэр Нью-Йорка Билл де Блазио объявил в своем Twitter о немедленной отмене комендантского часа в городе. Он написал, что горожане перестали буйствовать и проявили себя с хорошей стороны.

Телеканал CNN сообщил, что активистам разрешили оставаться на улице после наступления комендантского часа. В какой-то момент к мирному шествию присоединился офицер полиции. Он поблагодарил участников акции за готовность к сотрудничеству, и один из них выбежал из толпы, чтобы пожать полицейскому руку. С тех пор на улицах все спокойно, хотя другие штаты «трясло» еще несколько недель.

Сегодня страсти уже поутихли. Америка снова живет своей обычной жизнью. Коронавирус? О нем напоминают только маски и санитайзеры, торчащие из карманов джинсов. Протесты? От них остались только лозунги на кирпичных стенах и на балконах домов. Люди встроили Апокалипсис в свой быт. Система работает, Америка живет дальше. И кажется, готова к новым поворотам сюжета блокбастера «Пережить 2020».

Фото Алины ПОЛЯНСКИХ


Авторы:  Тамара ИВАНОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку