НОВОСТИ
Раковой и Зуеву продлены сроки ареста на полгода
sovsekretnoru

Битвы на рейде

Автор: Таисия БЕЛОУСОВА
01.04.2005

 
Таисия БЕЛОУСОВА
Обозреватель «Совершенно секретно»

Фото ГУ МВД РФ ПО ЦФО

Первые рейдеры (от англ. raid – налет, набег) появились при олигархических компаниях в середине 1990-х годов. Получив от хозяина команду «фас», они набрасывались на приглянувшееся тому предприятие и завладевали им, используя сфальсифицированные документы, подкуп, обман, шантаж и угрозы. Их жертвами обычно становились акционерные общества. Из-за несовершенства законодательства, всеобщей правовой безграмотности и коррупции рейдеры легко манипулировали акциями и акционерами, судами и милицией.

Попытки противостоять рейдерам, как правило, обречены на провал. Захваченные предприятия они тут же продают своим фирмам, а те – заказчикам, которые по закону уже считаются добросовестными приобретателями. Для борьбы с рейдерами надо иметь квалифицированных юристов, но у многих предприятий нет средств на оплату их услуг. Если же кто-то пытается отстоять свои интересы в судах, то рейдеры, наняв сотрудников ЧОП, захватывают предприятие и его документы, разворовывают и уничтожают имущество. За подобный разбой и кражи еще никто не ответил. За прошедшие десять лет ни один из рейдеров не был осужден.

Раньше олигархи, прибирая к рукам профильные своему бизнесу производства, вкладывали деньги в их развитие. Нынешние же заказчики, завладев московскими предприятиями, сразу их ликвидируют: одним нужна земля под строительство элитного жилья, казино или торговых комплексов; другие сдают заводские и фабричные помещения в аренду. В прошлом году они обратили взоры на научно-исследовательские институты. НИИ влачат жалкое существование, но имеют обширные территории и комплексы построек. Они обещали стать легкой добычей.

Лакомые эластомеры

Научно-исследовательский институт эластомерных материалов и изделий (ОАО «НИИЭМИ») был создан в 1930-е годы. Он занимает 20 тысяч квадратных метров на улице Ефремова, где расположены 12-этажный главный корпус и пять небольших зданий. Все фундаментальные исследования в области эластомерных материалов, их разработка и освоение проводились именно здесь. Без изделий института невозможно производство ракет, подводных лодок, боевой авиации, бронетанковой техники. Здесь также созданы лучшие в мире защитные костюмы для пожарных, работников АЭС и водолазов. Институт выполнял и множество секретных работ по заказам Минобороны, МВД и ФСБ.

С 1985 года им руководит талантливый ученый, доктор технических наук Сергей Владимирович Резниченко, который неоднократно переизбирался на своем посту после акционирования НИИ. В отличие от многих других институтов, НИИЭМИ неплохо жил и после 1991 года. Сосредоточившись на выполнении оборонных заказов, он ежегодно наращивал объемы производства.

И вот 7 февраля 2004 года в семь часов вечера в двери института позвонили два майора милиции с автоматами. Охрана впустила их внутрь; за ними ворвались человек двадцать кавказцев, плохо говорящих по-русски. Они вытолкали законную охрану на улицу и забаррикадировались в здании.

Узнав об этом, директор НИИЭМИ решил, что это очередной чеченский теракт. Он пришел в ужас: в институте могли находиться готовые для полигонных испытаний сверхсекретные боевые детали и вещества, использование которых грозило катастрофой.

Вместе с сотрудниками УФСБ по Москве и Московской области и Хамовнического УВД Резниченко поспешил в институт. После долгих переговоров в здание разрешили пройти только сотруднику ФСБ, начальнику первого отдела и милиционеру. Выяснилось, что захват осуществила компания «Бизнес-контракт». Ее директор г-н Нестеренко продемонстрировал свидетельство о праве собственности на здание. По документам выходило, что «Бизнес-контракт» законно купил его у фирмы «ВИЮР-град». Несмотря на просьбы Резниченко опечатать все секретные подразделения, эфэсбэшник опечатал только первый отдел. Слава богу, сотрудникам института удалось вывезти самые опасные из своих разработок. Но в результате нападения все же было разграблено имущество на сумму 800 тысяч рублей.

Спустя несколько дней, согласно классической рейдеровской схеме, стали появляться так называемые «белые рыцари» (защитники). Они предложили Резниченко за 10 миллионов долларов продать им всю институтскую недвижимость, которая, по самым скромным оценкам, стоит сорок. Два месяца директору названивали «благодетели», но тот отказался вести какие-либо переговоры.

По заявлению Резниченко Хамовническая районная прокуратура возбудила уголовное дело по статьям 158 (кража) и 330 (самоуправство). Как установило следствие, оформление права собственности на главный корпус было осуществлено на основе сфальсифицированных документов. Так, договор купли-продажи свидетельствовал, что 47 процентов акций НИИЭМИ якобы купил житель Бухары некий М.Н. Юсупов. Общее собрание акционеров проголосовало за его избрание гендиректором и за продажу главного здания фирме «ВИЮР-град». «Гендиректор» Юсупов даже подал жалобу в Шацкий суд Рязанской области о том, что Резниченко не дает ему занять должность гендиректора. Суд обязал инспекцию МНС внести в государственный реестр изменения – о назначении Юсупова гендиректором. Позже выяснится, что Юсупов – человек психически ненормальный, из Бухары много лет никуда не выезжал, а паспорт у него украли. Кто подписывал за него документы – неизвестно.

Поскольку захватчики могли перепродать здание, что затруднило бы расследование, увеличило бы ущерб и парализовало бы работу института над оборонными заказами. Хамовнический районный суд 12 марта 2004 года постановил наложить арест на здание и передать его гендиректору НИИЭМИ. Но вопреки постановлению суда «Бизнес-контракт» принялся выбрасывать на улицу уникальное испытательное оборудование стоимостью миллионы долларов, институтскую библиотеку и архив. Перестроив ряд помещений, сдал их в аренду. Сотрудники института кое-как разместились в оставшихся зданиях. Директор ежедневно ходил по судам (где на рассмотрении находилось 20 дел) и другим инстанциям.

Пока суд не вынесет решение о незаконности купли-продажи главного корпуса, «Бизнес-контракт» считается владельцем здания, но он не имеет права удерживать институтское имущество. Резниченко не раз просил начальника Хамовнического УВД помочь вернуть оборудование. Наконец, тот отправил с директором наряд. Но как только они прибыли в институт, наряд отозвали. После этого захватчики посадили Резниченко под замок вместе с его сотрудниками и адвокатами. Директор подал на начальника УВД в суд. Только где это видано, чтобы осудили действующего милицейского начальника?!

Между тем министр обороны РФ Сергей Иванов, а вслед за ним и президент Путин оповестили мир об успехах российских конструкторов и ракетостроителей. Речь шла об испытании ракет РС-20, «Искандер», «Булава», которыми в недалеком будущем предполагается оснастить нашу армию и флот. Однако с захватом НИИЭМИ это становится невозможным, ибо без комплектующих, которые поставляет институт, не взлетит ни одна ракета. Россия уже сорвала поставку уплотнителей для АЭС в Бушере (Ирак), которые изготавливал захваченный НИИЭМИ. А в дальнейшем она рискует подвести и тех, кто покупает наше вооружение, – ведь институт поставлял запчасти для российской военной техники.

НИИ поставлял изделия около 100 наименований и для нужд космоса – в частности, уникальные уплотнения, которые обеспечивают герметичность стыковки космических модулей. Без продукции НИИЭМИ невозможно изготовить ракетные двигатели, в том числе для «Протонов», которые выводят на орбиту военные, метеорологические и коммерческие спутники.

Грабеж «под контролем»

Шли месяцы. Следствие установило, что акционеры никому свои акции не продавали и за продажу институтского здания не голосовали. Но иск о признании незаконности сделки купли-продажи, поданный еще в апреле 2004 года, арбитражный суд до сих пор рассмотреть так и не удосужился. Уголовные дела по краже и самоуправству расследовались неспешно – вначале в Хамовнической прокуратуре, потом – учитывая важность объекта – их передали в прокуратуру Центрального административного округа Москвы, где следствие и вовсе было парализовано.

Директор НИИЭМИ, депутаты Госдумы, члены Совета Федерации пишут президенту Путину и просят повлиять на ситуацию. До президента эти письма не доходят. Из его администрации их передают в Совет безопасности, оттуда – в Генпрокуратуру. Та отвечает: «Дело находится под нашим контролем...» А толку от того контроля?.. «Подконтрольные» захватчики, воодушевленные безнаказанностью органов, предприняли новые шаги.

«В институте стал появляться наш бывший сотрудник Городничев, – рассказывает Резниченко, – который некогда был уволен по причине бесполезности. Снова кто-то сочиняет «липовый» протокол общего собрания акционеров, согласно которому Городничев становится директором института. Налоговая инспекция без какой-либо проверки регистрирует его в Едином государственном реестре юридических лиц. В институте он появляется вместе с сотрудниками милиции, среди которых был и офицер из службы собственной безопасности МВД. Они вышвыривают нашу охрану и занимают оставшиеся небольшие корпуса. Подписав мировое соглашение с главой «Бизнес-контракта» о том, что он согласен с продажей главного корпуса института, Городничев увольняет работников бухгалтерии, заместителей директора, отдельных сотрудников. Завладев банковскими счетами института, он уводит деньги»

По суду Резниченко удалось добиться отмены назначения Городничева. Тогда захватчики сделали директором его однофамильца – Резниченко Михаила Семеновича. И что любопытно – «липового» директора регистрируют в течение двух-трех дней, а для регистрации настоящего инспекции требуется две-три недели, что на руку захватчикам. Так, пока Резниченко № 1 ждал своей регистрации, Резниченко № 2 выставил на продажу остальные институтские корпуса. Хорошо, Сергею Владимировичу об этом вовремя стало известно, и новая криминальная сделка была предотвращена.

Городничев повадился ходить в суды, где рассматривались иски Резниченко, и от имени института эти иски отзывать. Резниченко просил прокуратуру и милицию пресечь эти действия – никакой реакции не последовало.

В июне сотрудники НИИЭМИ с огромным трудом провели давно запланированную международную конференцию по каучуку и резине. В гостинице «Космос» собрались 400 известных ученых, специалистов, менеджеров со всего мира. Они были в шоке, когда узнали о печальной участи НИИЭМИ. Никто не мог поверить, что государство оставило такой институт на произвол – не судьбы даже, а конкретных лиц.

После конференции два столичных бизнесмена, имевшие приличные состояния и обширные связи, предложили институту помочь в освобождении зданий. Они планировали вложить средства в развитие производства. С их помощью удалось освободить главный корпус. Однако вскоре оба бизнесмена были убиты.

К тому времени Городничеву, несмотря на запрет суда, удалось заполучить реестр акционеров ОАО «НИИЭМИ» и передать его другому реестродержателю. А спустя короткий срок главный корпус опять был захвачен.

В декабре 2004 года Резниченко выступал на совещании в аппарате полпреда президента по Центральному федеральному округу Полтавченко. ФСБ, МВД, налоговики, прокуратура получили указания помогать институту. Злополучное уголовное дело (по самоуправству и краже) передали в Главное следственное управление при ГУВД Москвы. Но 2,5 месяца расследованием его никто не занимался: то дело брала для изучения Генпрокуратура, то следователя долго не назначали... Что до налоговой инспекции, то ее «помощь» оказалась оригинальной. Несмотря на три судебных запрета, 4 марта 2005 года она снова внесла в реестр нового самозваного директора – некоего Воронина. И бои за недвижимость возобновились.

5 марта всю территорию института захватило ЧОП «Родон», выставив 350 сотрудников за ворота. 10 марта с помощью прокуратуры гендиректор Резниченко С.В. был восстановлен в должности.

Юристы-захватчики

Крупные рейдеровские компании славятся своими аналитиками, экономистами, службой безопасности, имеющими прочные связи с чиновниками и депутатами, с работниками судов и налоговых инспекций, с местными управлениями МВД и ФСБ. Все у них «схвачено». Пять-шесть подразделений компании одновременно работает над 7-10 проектами по так называемому «слиянию и поглощению» предприятий. Время реализации проекта – от трех месяцев до полутора лет.

В бюджет проекта включаются расходы на сбор информации о предприятии, скупку акций, выкуп долга предприятия, на питание для акционеров, на оплату услуг налоговой инспекции, суда, ОМОНа, ЧОПа, ОБЭПа, адвокатов, прессы. Стоимость проекта колеблется от 200 тысяч до 25 миллионов долларов.

Юристу Кристине Шамбир предъявлено обвинение в мошенничестве, краже и легализации имущества, нажитого преступным путем
ФОТО ИЗ АРХИВА МЭМЗ

Солидные компании изредка сами финансируют работы по проекту, но чаще это делают заказчики – крупные коммерческие структуры или же представители организованных преступных группировок (солнцевской, подольской, северокавказской). Захватнический промысел был фантастически прибыльным, и к 2000 году только в Москве свои услуги по «недружественному поглощению» предприятий предлагала добрая сотня фирм. В последнее время по стране рыщет и немало рейдеров-одиночек. Если на первых этапах они добиваются каких-то успехов, их могут поддержать крупная рейдеровская компания, местные власти, руководство правоохранительных органов, криминальные авторитеты. Таким одиночкам приглянулся Мытищинский электромеханический завод (МЭМЗ).

До 1991 года завод подчинялся главку, который впоследствии был преобразован в ОАО «Сельэлектросетьстрой». При акционировании завода контрольный пакет акций (4232 штуки) оказался у бывшего главка. В 2000 году бывший главк стал сотрудничать с юридической фирмой «Кристина и партнеры», где гендиректором была Кристина Шамбир, а замом числился ее бывший муж А.А. Ружьев. Вскоре по рекомендации гендиректора «Сельэлектросетьстроя» В.Ф. Чумаченко эти юристы стали трудиться и на Мытищинском заводе, где получили доступ к учредительным документам и сведениям об акционерах ОАО «Мытищинский электромеханический завод»

В феврале 2002 года, когда Чумаченко лежал в больнице, Ружьев попросил его поставить на чистом листе свою подпись, что он без всяких раздумий и сделал. На этом листе юристы отпечатали договор купли-продажи, по которому Чумаченко якобы продавал все заводские акции г-ну Ружьеву. Кто-то из работников «Сельэлектросетьстроя» заверил бумагу печатью. Далее Ружьев пишет письмо реестродержателю от имени гендиректора завода Орлова, в котором просит исправить ранее допущенную «техническую ошибку», указав, что владельцем 4232 обыкновенных именных акций является не ОАО «Сельэлектросетьстрой», а Ружьев. Затем эти юристы составляют еще один договор купли-продажи, по которому владелицей акций становится Кристина Шамбир, что также было зафиксировано реестродержателем. На деле же у Шамбир и Ружьева на руках было лишь по одной голосующей и одной привилегированной акции.

В мае 2002 года, после общего собрания акционеров завода, на котором юристов ввели в совет директоров, Шамбир и Ружьев сочиняют другой протокол собрания, в котором указывалось, что акционеры приняли решение о выплате дивидендов. А понадобилась им эта запись вот зачем. Уставный капитал завода разделен на 8002 обыкновенные именные и 2668 привилегированных акций. Последние участвуют в голосовании только до первой выплаты дивидендов. Поэтому, выведя привилегированные акции из голосования, Шамбир становилась обладательницей контрольного пакета.

Далее шустрые юристы внесли изменение в устав ОАО о том, что гендиректора увольняет не совет директоров, а общее собрание акционеров. И известили об этом налоговую инспекцию. 25 декабря юристы проводят еще одно «общее» собрание, на котором увольняют гендиректора завода Орлова, назначают на его место своего знакомого из Твери, некоего Давлетова.

Узнав о случившемся, Чумаченко и Орлов всюду рассылают письма, сообщая, что заводом завладели мошенники, Орлов подает в Мытищинский городской суд заявление с требованием восстановить его в должности. Давлетов на заводе не появляется, зато там постоянно присутствует Орлов, что мешает юристам установить полный контроль над предприятием.

Решением очередного «общего» собрания 6 марта 2003 года Шамбир назначает гендиректором жителя г. Королева С.Н. Козырева, бывшего сотрудника ОБХСС. Налоговая инспекция регистрирует его, несмотря на протесты Орлова. Козырев нанимает ЧОП «Восток-Стандарт» для охраны завода, которое выдворяет старого гендиректора. При попытке Орлова проникнуть на завод через забор его задерживает милиция, избивает и заводит на него административное дело по факту хулиганства.

6 июня 2003 года суд восстанавливает Орлова в должности. Для введения его в должность судебные приставы-исполнители четыре раза (!) возбуждали исполнительное производство. Приводят приставы Орлова на завод. Козырев тут же издает приказ о его восстановлении, выплате зарплаты. Довольные собой приставы уходят. А Козырев тут же пишет приказ об увольнении Орлова. Тот к приставам: «Вы должны настоять на переоформлении банковских карточек расчетных счетов на имя Орлова, потребовать передачи ему печати и учредительных документов ОАО». Приставы: «А в законе это не прописано...»

Всемогущий «горчичник»

Поскольку два уголовных дела (по мошенничеству и краже), возбужденные в начале 2003 года, практически не расследовались, а в адрес Орлова то и дело поступали угрозы, он написал обо всем Путину: «Мне становится стыдно за это государство, страшно за будущее моих детей и внуков, когда преступники, действующие под покровительством людей, наделенных законом властью, могут безнаказанно совершать преступления».

Неважно, кто прикрепил к этому письму президентский «горчичник» – листочек с резолюцией Путина: «Волошину А.С., Рушайло Б.В. Срочно разобраться». Важно то, что он сыграл свою роль. Вскоре два уголовных дела по мошенничеству и краже в отношении Шамбир и Ружьева были объединены и переданы – спасибо великое президентскому «горчичнику»! – в Следственное управление СК при МВД РФ по ЦФО.

Тем временем захватчики, получив доступ к банковским счетам, принялись разными способами уводить деньги, перечисленные заказчиками в качестве предоплаты. Чтобы привлечь на свою сторону коллектив, Козырев в 2-3 раза повысил зарплату рабочим и в 10 раз – руководителям подразделений, сотрудничавшим с Шамбир и Ружьевым. При этом никакие налоги завод не выплачивал и заказы не выполнял

Только 9 января 2004-го Орлову удалось восстановить контроль над предприятием. Тут же он нанял для охраны завода ЧОП «АИВ». Через месяц Шамбир и Ружьев заявились на завод во главе чоповцев из «Восток-Стандарт», которые выдворили своих коллег из «АИВ». Спустя несколько часов, когда туда прибыла оперативно-следственная группа УВД Мытищинского района, захватчики бежали.

12 февраля 2004 года в отношении Козырева и Ружьева было возбуждено первое уголовное дело по статье 320, ч. 2 (самоуправство). 1 марта Ружьев, Шамбир и К вновь оккупировали завод, при захвате были сильно избиты два заводских охранника. Всю ночь захватчики вывозили финансовую документацию. На следующий день с целью проведения обыска на завод попытались пройти оперативники из ГУ МВД РФ по ЦФО, но охрана оказала им сопротивление, при этом одному из оперативников вывихнули руку (позже охранник получил за это пять лет условно). Пока шла борьба у ворот, Шамбир и Ружьев в очередной раз бежали. По факту захвата предприятия было возбуждено второе уголовное дело по самоуправству.

4 марта прошлого года завод опять был захвачен, но штурмовали его уже сотрудники ЧОП «Родион-5». Милиция, которую вызывал оказавшийся в осаде гендиректор Орлов, приехать отказалась – мол, не вмешиваемся в хозяйственные споры. Хорошенький спор, когда оппоненты, вооруженные ломами, монтировками, кувалдами, взламывают двери и оконные решетки, пытаясь добраться до гендиректора. Когда заводские охранники сделали первые предупредительные выстрелы, милиция наконец-то приехала, но только для того, чтобы вывести с завода Орлова и охранников ЧОП «АИВ».

5 марта 2004 года на завод прибыла следователь по особо важным делам И.В. Симоненкова из Следственного управления СК при МВД по ЦФО. Она задержала Шамбир и Ружьева и препроводила их в следственный изолятор. По факту самоуправства возбуждается третье уголовное дело. Спустя несколько месяцев все дела по захватам объединяют в одно.

Расследование уголовного дела, которое вели ГУ МВД по ЦФО и Следственное управление СК при МВД по ЦФО, было закончено в кратчайшие сроки. Подчеркну, на сегодняшний день это единственное дело по рейдерам, следствие по которому удалось довести до конца. Шамбир и Ружьеву предъявлено обвинение в мошенничестве, краже и легализации имущества, нажитого преступным путем. Сейчас горе-юристы знакомятся с документами уголовного дела, сидя в СИЗО. Расследование дела по силовым захватам завода по непонятной причине приостановлено.

Ко времени задержания рейдеров Мытищинский завод был уже на грани банкротства. Еще осенью 2003 года налоговая инспекция провела на заводе две проверки правильности начисления налогов и сборов. По закону налоговики должны были сразу выставить инкассовое поручение на расчетный счет завода в «ОЛД-банке», с которого снимали деньги захватчики, но это было сделано только в середине декабря, когда на счету не осталось ни копейки. В декабре налоговая инспекция издает постановление о наложении частичного ареста на имущество завода. Тут же со своими претензиями выступили многочисленные кредиторы. Если бы завод не выиграл суды с налоговиками и не подписал мировые соглашения с кредиторами, от него осталось бы одно воспоминание.

А гендиректор Орлов, мужественно сопротивлявшийся захватчикам, уволился. Сердце, оно ведь не железное...

«Жалуйтесь только Путину»

По мнению оперативников ГУ МВД по ЦФО, с которыми мне довелось общаться, для успешной борьбы с рейдерами необходимо внести ряд изменений в наше законодательство. Во-первых, исковые заявления в отношении споров, касающихся акций, внесения изменений в реестры, в уставные и учредительные документы предприятий, должны рассматриваться исключительно по месту фактического нахождения предприятия, а не у черта на куличках, как это происходит сегодня. И рассмотрение заявлений должно происходить в присутствии представителя предприятия.

Во-вторых, перерегистрация собственников и руководителей предприятия в налоговых инспекциях должна производиться только после тщательной проверки всех документов.

В-третьих, необходимо запретить частным охранным предприятиям участвовать в силовых захватах предприятий.

По мнению адвоката Подмаско, защищавшего интересы мытищинского завода, поправок требует наш УПК: «Понятие «мера пресечения» касается лица, в отношении которого возбуждено уголовное дело. Между тем этот термин должен трактоваться шире. Как только возникла опасность, директор пишет заявление в милицию: «Есть основание подозревать, что наше предприятие могут захватить». И правоохранительные органы должны сразу принимать меры, сразу же возбуждается уголовное дело, все общие собрания акционеров проходят под контролем следователей и судов.

Рейдеровские дела рассеяны по гражданским, арбитражным и другим судам. Они как кусочки паззла. Каждый судья видит только крошечный кусочек. А понять весь преступный замысел можно лишь тогда, когда соберешь картинку. Поэтому все деяния рейдеров должны рассматриваться в рамках одного уголовного дела.

Совершенно непонятно, почему против рейдеров возбуждаются дела по факту самоуправства. Если у Васи на даче украли насос и он нашел его у соседа и дал тому в ухо – это самоуправство. А когда предприятие захватывают люди, не имеющие на него никаких прав, использующие подготовленных охранников, вооруженных битами, железными прутами, да еще при этом избивающих людей, грабящих имущество, то это должно квалифицироваться как разбой.

Обязательно надо выделять баланс предприятия за то время, пока оно находилось в руках захватчиков. После того как с ним разберется специальный управляющий, эти материалы должны быть присоединены к уголовному делу.

Пока наши депутаты внесут необходимые изменения в законодательство, пройдет не один год. Я же, со своей стороны, могу посоветовать пострадавшим лишь одно: жалуйтесь только Путину. А вдруг и к вашему письму прикрепят президентский «горчичник»...


Авторы:  Таисия БЕЛОУСОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку