НОВОСТИ
В столичный ОВД нагрянула ФСБ и служба собственной безопасности и перекрыла целый этаж
sovsekretnoru

Битва за Святой Престол

Автор: Александр ЗИНУХОВ
01.07.2002

 
Ксения КОРНЕЕВА
Фото AP

Недавно глава Римско-католической церкви Папа Иоанн Павел II отпраздновал 82-й день рождения. Торжество проходило на фоне слухов о возможном уходе понтифика «по состоянию здоровья» (вообще Папа избирается пожизненно) и бурного обсуждения кандидатур его потенциальных наследников – папабилей. Специалисты анализировали статьи канонического права. Духовенство рассуждало об удерживающей Иоанна Павла II на троне силе духа. Журналисты гадали, какой цвет кожи будет у преемника. В этой шумихе потонуло главное – скандалы, потрясшие за последние несколько лет Римско-католическую церковь. Такого их количества она не переживала, или, лучше сказать, не допускала до ушей «нецерковной общественности» никогда.

Эммануэль из Ватикана

В минувшем году мировая пресса с замиранием сердца наблюдала «историю любви» католического архиепископа Эммануэля Милинго; 70-летний зимбабвийский прелат, проживавший в то время в Италии, вопреки принятому обету безбрачия вступил в брак с кореянкой Марией Сунг. Причем сделал это по благословению преподобного Сан Мён Муна – основателя «Церкви объединения», которую абсолютное большинство традиционных христианских конфессий считают нехристианским культом. В мае прошлого года в роскошном отеле Нью-Йорка состоялась церемония «блессинга» – мунитского благословения браков.

Спустя несколько месяцев ставший женатым человеком, да еще впридачу мунитом, архиепископ прибыл в Ватикан для объяснений... и исчез в его недрах. Выехавшая на его поиски супруга тщетно пыталась добиться свидания с ним, объявляла себя беременной, устраивала голодовки, но в конце концов отступила. После встречи архиепископа Милинго с Иоанном Павлом II Ватикан распространил заявление прелата о покаянии и желании вернуться в лоно католической церкви. На этом «мыльная опера» была окончена. Мария Сунг стала «соломенной вдовой». Ее супруг, сохранив епископский сан, отправился замаливать грехи в назначенное ему Папой место, тщательно скрываемое от публики.

Между тем Милинго никогда не был для Ватикана и уж тем более для Иоанна Павла II «темной лошадкой». Скандалы следовали за ним по пятам все годы его епископского служения. Достаточно молодым священником он был назначен архиепископом замбийской столицы Лусаки, но вскоре был снят с кафедры по просьбе местных католиков. Прелат начал активно практиковать экзорцизм – «изгнание бесов», – и его обвинили в попытке совместить христианство с язычеством. Переехав в Италию и получив назначение при одном из подразделений Римской курии, Милинго продолжил заниматься изгнанием демонов. Ватикан на это не реагировал. Лишь миланский кардинал Мартини запретил замбийцу практиковать ритуалы экзорцизма на территории своей епархии. Не реагировало церковное руководство и на участие Милинго в мунитских собраниях. Подобную терпимость к по меньшей мере экстравагантному поведению своего прелата никто из недр самого Святого Престола комментировать не брался. Однако в близких к Ватикану кругах поговаривали, что причину надо искать в симпатии Иоанна Павла II к священнослужителям – выходцам из «третьего мира». На них Папа сделал откровенную ставку. Поговаривали и о том, что понтифику симпатичен лично Милинго и практикуемые им обряды. Не исключено, что по этой же причине Папа после знаменитой женитьбы Милинго не сделал того, чего архиепископ явно заслуживал за все свои художества: не лишил его сана. В результате Ватикан получил скандал, длившийся полгода и не исчерпавший себя по сей день. Не так давно в католической прессе появились сообщения, что срок пребывания Милинго в изоляции подходит к концу и, возможно, скоро он вновь вернется в Ватикан.

Утомленные целибатом

Архиепископ Эммануэль Милинго, нарушивший обет безбрачия, с Марией Сунг

Однако «подвиги» Милинго выглядят детскими шалостями по сравнению с грандиозным скандалом вокруг священников-педофилов в Америке. Первые свидетельства жертв сексуальных преступлений духовенства стали появляться в прессе в январе этого года. Они поражали воображение не только степенью распущенности самих священников и размахом растления несовершеннолетних, чаще всего мальчиков. Наибольшее возмущение вызвало то, что во многих случаях церковное руководство было хорошо осведомлено о сексуальных наклонностях подчиненных, но ничего не предпринимало, дабы отлучить сомнительных пастырей от паствы. Лишь в бостонской епархии в скандале оказались замешаны восемьдесят священнослужителей. Среди них упоминался печально известный на всю Америку Пол Шэнли, который с конца 1960-х годов почти открыто развлекался с мальчиками прямо в храме и лишь в 1990-м был «наказан»: переведен в другую епархию, имея на руках рекомендательное письмо прежнего начальства. В апреле девятнадцать американских кардиналов вызвали к Папе на аудиенцию. Иоанн Павел II резко осудил педофилию и заявил, что этот грех несовместим со священством. Однако «оргвыводов» из встречи кардиналов с понтификом не последовало. Более того, появилась информация, что бостонскому архиепископу Бернарду Лоу, едва ли не главному герою скандала, уже приготовлено, по личному ходатайству Иоанна Павла II, место в Ватикане. Это опять же объясняли личной симпатией Папы к Лоу, считающемуся одним из самых консервативных епископов. Кроме того, с точки зрения так называемой церковной целесообразности, Папа ничего дурного не сделал. Напротив, он повел себя вполне традиционно, убрав в «тень» оскандалившегося клирика.

Неудивительно, что вскоре после возвращения епископов из Рима скандал в Америке начал набирать обороты. Новые свидетельства жертв сексуального насилия священников появлялись в прессе едва ли не ежедневно. Оказавшись в центре общественного внимания, руководство американских католиков вынуждено было передать имеющуюся у него информацию о сексуальных домогательствах духовенства правоохранительным органам. Многие кардиналы, в том числе глава самой крупной в США лос-анджелесской епархии, начали каяться в грехе «служебного неразглашения» тайн педофилов, не дожидаясь скандальных разоблачений. Газета «Вашингтон пост» подсчитала, что обвинения в педофилии были предъявлены восьмистам пятидесяти священникам. Эти цифры показывают масштабы поразившего католическую церковь недуга.

Впрочем, один из тех, кого считают возможным наследником папского престола, архиепископ Тегусигальпы Оскар Андрес Родригес Марадьяга, уже громогласно объявил американский скандал с педофилией «гонениями на церковь, осуществляемыми при помощи сталинских и нацистских методов». Ведущую роль в этой кампании, как утверждает кардинал Родригес, играют медиа-магнат Тед Тернер, а также крупные газеты – «Нью-Йорк таймс», «Вашингтон пост» и «Бостон глоб». По мнению латиноамериканского прелата, главная причина травли католиков в американских СМИ – поддержка католической церковью претензий палестинцев на создание собственного государства и ее выступления против абортов, эвтаназии и смертной казни. Теория «антикатолического заговора» фирм, производящих контрацептивы, и общественных организаций, отстаивающих права женщин на аборт, впрочем, не нова. Ею Ватикан давно объясняет едва ли не любую критику в свой адрес. Папа, как известно, – один из самых последовательных противников абортов и контрацептивных средств.

Хорошо знакомый с проблемами Ватикана обозреватель итальянской газеты «Авенире» Джованни Бенси также считает, что американский скандал имеет «определенную направленность». Однако, с его точки зрения, это направленность несколько другого рода. «Критики Папы говорят, что причиной извращений у священников часто является целибат, обет безбрачия, который вынуждены соблюдать все без исключения лица, принявшие сан, – рассказал Джованни Бенси в интервью «Совершенно секретно». – Многие богословы указывают, что целибат – вопрос дисциплины, а не вероучения. Первые апостолы были женаты, первые епископы тоже. Однако Папа одинаково жестко выступает как против женского священства, так и за целибат. Я не исключаю, что этот скандал раздували как кампанию против этой части вероучительной линии Иоанна Павла II».

«Любая мощная бюрократическая машина работает, пока хозяин все крепко держит в руках, – объясняет свою точку зрения на происходящее историк, специалист по Ватикану Борис Филиппов. – Когда хозяин болен, среди его помощников начинается борьба за власть, и у тех, кто с чем-то не согласен, появляется больше свободы. Ватикан в этом смысле не исключение».

Великий и противоречивый

Архиепископ Бостонский Бернард Лоу, главный герой «педофильского» скандала.

Между тем именно благодаря США и американским епископам, лоббировавшим его на конклаве, кардинал Войтыла в свое время стал Папой. В период «холодной войны» понтифик-антикоммунист из страны восточного блока был просто находкой для американского госдепа. За последние несколько десятилетий Войтыла заметно изменился. Ярый антикоммунист стал ныне не менее ярым антиглобалистом. Одновременно из когда-то либерального польского кардинала он превратился в человека, благословляющего возрождение самых консервативных традиций католицизма. Особенно ярко этот консерватизм проявляется в области семейной морали, целибата и контроля над рождаемостью. В январе этого года Папа, например, призвал адвокатов-католиков полностью отказаться от ведения бракоразводных процессов и даже не помогать в бракоразводных делах клиентам, не исповедующим католицизм. «Брак нерасторжим, и человеческие законы не должны иметь приоритета над законами небесными», – заявил он, одновременно отметив, что в процесс противостояния разводам хорошо бы включиться и судам, и пожалев, что добиться этого будет сложно.

В то же время Иоанн Павел II сделал все возможное, чтобы с его уходом трон Святого Петра достался его абсолютному единомышленнику и последователю. «За период своего понтификата он назначил сто пятьдесят кардиналов из ста семидесяти с лишним, – рассказывает Борис Филиппов. – В подавляющем большинстве это его единомышленники во всех без исключения вопросах веры и церковной жизни. Сам Папа, когда пришел в Ватикан, попробовал сделать революционные шаги, но вскоре увидел, что это грозит стабильности церкви, и вернулся к традиционным способам руководства».

Среди тех ста двадцати восьми членов коллегии кардиналов, которые по возрасту могут принять участие в конклаве по выбору следующего Папы, численное преимущество принадлежит выходцам из Латинской Америки. Большинство из них – откровенные консерваторы. Возглавляющий более пятнадцати лет Германскую епископальную конференцию Карл Леман был возведен в кардинальское достоинство лишь в 2001 году. Препятствием на пути Лемана в коллегию кардиналов стала его репутация реформатора, и в первую очередь призыв к церкви «найти в себе смелость для обновления». Реформаторы у Папы не в чести. За последние несколько лет кафедр в католических университетах лишились практически все высказывавшие «крамольные идеи» профессора-богословы. Идеолог церковного реформизма Ханc Кюнг, годами выступающий за межконфессиональный и межрелигиозный диалог и за демифологизацию католического учения, был лишен кафедры в католическом университете Фрайбурга. И он не единственный. В США за идеологические воззрения поплатился кафедрой в католическом университете известный богослов морали Чарльз Карен, в Канаде – специалист по нравственному богословию Андрэ Гиндон. Испанскому богослову Маурисио Видалю удалось сохранить кафедру, однако написанный им учебник по нравственному богословию Ватиканом запрещен.

«Все это ослабляет интеллектуальный потенциал католической церкви, – считает Джованни Бенси. – Папа – великая, но противоречивая фигура. Он значительно отличается от других, потому что являет собой соединение консервативного и прогрессивного. Иоанн Павел II приходит в синагогу и говорит, что иудеи – наши старшие братья по вере. Когда Папа был в мусульманских странах, он подчеркивал общие ценности христианства и ислама. Все это очень прогрессивно. Однако сильный элемент консервативности заставляет Папу сохранять многие устаревшие установки католической церкви».

Пейзаж перед битвой

Результатом кадровой политики Иоанна Павла, по мнению многих исследователей, стало ослабление традиционно влиятельных ватиканских структур, в том числе его внешнеполитического ведомства. Наиболее яркая иллюстрация тому – проведенная в этом году реформа католических структур России, поставившая и без того непростые отношения между Ватиканом и Чистым переулком на грань разрыва. Преобразование имевшихся в России апостольских администратур в епархии, конечно, внутреннее дело Римско-католической церкви. Тем не менее дипломатически правильным этот шаг Ватикана назвать трудно. Руководство Римско-католической церкви было прекрасно осведомлено о том, как болезненно Русская православная церковь реагирует на любые изменения статуса католической церкви в России. Однако оно не сочло необходимым уведомить своих коллег из РПЦ о намеченных переменах заранее. Реакцию православных это вряд ли бы изменило, но, по крайней мере, выглядело бы более уважительно.

В битве за Святой Престол консерваторов возглавляет Йозеф Ратцингер,

В то же время при учреждении епархий Ватикан допустил ошибку, свидетельствующую о явной некомпетентности тех, кто принимал решение. Главе одной из вновь образованных епархий епископу Ежи Мазуру был присвоен титул, в название которого входит японское наименование Южного Сахалина – Карафуто. В России это интерпретировали как признак непризнания Ватиканом принадлежности Южного Сахалина России, а сам Ежи Мазур спустя короткое время стал персоной нон грата. Подобные «проколы» говорят в первую очередь о недостаточном уровне подготовки занимающихся регионом людей.

«Существует папский институт «Коллегиум Руссикум», еще двадцать – тридцать лет назад серьезно готовивший специалистов по Советскому Союзу, русской истории, отношениям с РПЦ, – рассказывает Джованни Бенси. – Но в последнее время качество подготовки значительно ухудшилось. Люди, занимающиеся сегодня в Римской курии диалогом с Москвой, в большинстве своем не знают ни русского языка, ни русской культуры, ни современной России. Это не может не сказываться на решениях Ватикана в отношении российских католиков и явно не способствует улучшению ситуации последних».

В не менее странное положение Римская курия поставила себя в Китае. Папа неоднократно заявлял о желании посетить КНР. В то же время 1 октября 2000 года в Риме были канонизированы сто двадцать миссионеров, погибших в Китае за веру в 1930 году. В КНР эти люди рассматриваются как пособники колонизаторов, понесшие справедливое наказание. Причисление их к лику святых вызвало возмущение официального Пекина. Особенно оскорбительным китайская сторона сочла то, что понтифик провел эту канонизацию

1 октября – в день провозглашения КНР. Неудивительно, что после этого мероприятия о приезде Иоанна Павла II в Китай и речи быть не могло. Год спустя Папа выступил с посланием, в котором попросил прощения за грехи и ошибки, совершенные католиками по отношению к китайскому народу в прошлом. Однако МИД КНР счел их не слишком внятными, заявив, что «Папа не принес вразумительных извинений за прошлогодние канонизации, глубоко оскорбившие чувства китайского народа». Официальный Пекин также сообщил, что правительство КНР готово возобновить переговоры о нормализации отношений с Ватиканом, если Святейший Престол прекратит отношения с Тайванем и обязуется не вмешиваться во внутренние дела Китая. Последнее условие подразумевает отказ Ватикана от назначения епископата католической церкви в КНР и на данный момент расценивается большинством обозревателей как совершенно нереальное.

Не способствует улучшению контактов с регионами мира, религиями и церквями и усиление в Ватикане так называемых «консерваторов». Их признанный лидер – глава Конгрегации по вопросам вероучения кардинал Йозеф Ратцингер. Пару лет назад Ратцингер с ведома и согласия Папы разработал документ «Dominus Jesus» («Господь Иисус»), противоречащий официально провозглашаемому Ватиканом курсу на примирение и сближение с другими религиями. Ханс Кюнг охарактеризовал этот документ как «смесь средневековой отсталости и мании величия». Из текста «Dominus Jesus» следует, что единственной настоящей церковью, которая обладает истиной и может дать спасение, является католическая, а понимание, толкование и проповедование христианской веры «не может быть объектом диалогических переговоров» с представителями других конфессий. Появление «Dominus Jesus» вызвало протесты среди христианских церквей, в том числе со стороны РПЦ. Однако Папа публично поддержал идеи этого документа в подписанной им на глазах тысяч паломников энциклике «Novo Millennio Ineunte» – «Начинающееся новое тысячелетие». Именно этот документ считают своего рода идейным завещанием Иоанна Павла II.

…а реформаторов – Карл Леман

Предсказывают, что основная битва между реформаторами и консерваторами, которых возглавляют две крупные и яркие фигуры – Карл Леман и Йозеф Ратцингер, – состоится на конклаве. Леман в этом сражении может рассчитывать на поддержку не только немецкой, но и африканской части коллегии кардиналов: на нее германское лобби имеет значительное влияние. На стороне Ратцингера, скорее всего, окажутся кардиналы из Латинской Америки, составляющие на данный момент самую большую группу среди выборщиков. К ней традиционно примыкают кардиналы из Испании и Португалии.

Однако вряд ли будущий конклав станет местом столкновения одних лишь идей. Не зря в Ватикане существует поговорка: «Кто входит в конклав Папой, выходит кардиналом». Окончательное решение вопроса во многом будет зависеть от того, какую позицию займут кардиналы из США. Не зря одна из версий, объясняющих подоплеку американского «педофильского» скандала, относит к его инициаторам сам Ватикан. Согласно этой версии, раздуванием скандала, который был откровенно направлен на ослабление американского епископата, по большей части придерживающегося либеральных позиций, занималась полумонашеская организация «Opus Dei», действующая весьма специфическими методами. Ее тайными членами являются многие политические деятели. Известно также, что в ней состоит пресс-секретарь Святого Престола Хоакин Наварро Вальс.

Публичные похороны американской католической церкви не удались. Состоявшаяся в июне конференция епископов США по вопросу педофилии духовенства приняла решения, в истории церкви беспрецедентные. Отныне священник, признанный виновным в сексуальном надругательстве над ребенком, будет отстранен от участия в мессе и прямых контактов с паствой, а также лишен права носить рясу. Сан за ним может быть сохранен, однако он останется священником лишь де юре. По сравнению с той страусиной позицией, которую традиционно занимал Ватикан в столь деликатном вопросе, как сексуальное поведение духовенства, это шаг вперед. И сделали его американские епископы и кардиналы. Их в будущем конклаве всего одиннадцать человек. Однако лоббистские возможности этой группы велики. Католики США финансируют сегодня практически всю католическую церковь, и в первую очередь ее латиноамериканские приходы.

Так что предсказать исход битвы за Святой Престол сегодня вряд ли кто возьмется.


Авторы:  Александр ЗИНУХОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку