НОВОСТИ
Главный судмедэксперт Оренбургской области задержан за незаконный бизнес
sovsekretnoru

Безумное чаепитие

Автор: Э. КУИН
01.08.2009
   
   

Высокому молодому человеку в коричневом плаще еще не приходилось попадать под ливень такой силы. Сплошная стена дождя и непроглядная тьма окружали маленький вокзал. Он основательно продрог под навесом станции и в который уж раз пожалел, что отправился на Лонг-Айленд в такую погоду.
Он уже решил извиниться по телефону и ближайшим поездом вернуться в город, когда из темноты, обдавая все вокруг брызгами, вынырнула низкая двухместная машина.
– Мистер Эллери Куин?– спросил молодой шофер в ливрее.– Я Милан, шофер мистера Оуэна. Мистер Оуэн сожалеет, что не смог вас встретить сам.
Черт бы побрал Оуэна и его приглашение, мрачно подумал Куин, устраиваясь на мохеровом сиденье. Его уже не первый раз приглашали как диковину, чтобы, замирая от страха, слушать рассказы о раскрытых им преступлениях. Если бы не Эмми Виллоуз, он бы отказался. Но ему давно хотелось познакомиться с этой женщиной, дочерью дипломата, выбравшей сцену…
Эллери снял мокрые шляпу и плащ и повесил их в прихожей.
– Нет, пожалуйста, продолжайте! – услышал он женский голос из соседней комнаты. – Я больше не буду мешать вам. Полагаю, здесь есть еще одно место.
Куин подошел к двери и заглянул в комнату. С одной стороны огромной библиотеки натянули занавес из простыней. Во главе длинного стола с большим чайником в центре сидела Эмми Виллоуз. Рядом расположился Заяц в человеческий рост. Около него устроилась Соня, персонаж с добрым лицом грызуна и замедленными сонными движениями. Далее развалился тип с мохнатыми бровями и высоченной шляпой, несомненно, Безумный шляпник.
Публика состояла из пожилой женщины с седыми волосами и молодой рыжей красавицы с зелеными глазами. В дверях тихо хихикали слуги.
«Безумное чаепитие», – улыбнулся Куин.
– Они учились рисовать, – пропищала Соня, зевая и потирая глаза, – и они рисовали все-все, что начинается с «М»...
– Почему с «М»? – потребовала разъяснений женщина-ребенок.
– А почему бы и нет? – спросил Заяц, угрожающе хлопая ушами.
– Превосходно, – похвалил Эллери и захлопал в ладоши.
Безумный шляпник снял шляпу и бросился к гостю.
– Куин! Я думал, ты уже не приедешь. Почему ты задержался?
– Семейные дела. Клянусь, Оуэн, ты напрасно связался с Уолл-стрит. Ты же прирожденный Шляпник!
– Ты так считаешь? – обрадовался Оуэн. – У меня всегда была тяга к сцене... Мама, – обратился он к седой женщине,– разрешите представить вам мистера Эллери Куина. Мать Лауры, миссис Мэнсфилд… Миссис Гарднер, – Оуэн показал на рыжую, – жена Зайца.
– Как поживаете, Куин? – поздоровался Заяц, снимая маску. – Мы не виделись с тех пор, как я давал показания для вашего отца по делу об убийстве Шульца.
– Сюрприз, – улыбнулся Эллери. – Миссис Гарднер, у вас очень умный муж.
– Ты, конечно, помнишь Лауру, – продолжал Оуэн. – Не правда ли, восхитительная крыска?
Бледная маленькая женщина сняла маску и устало улыбнулась.
– А это, – гордо продолжал хозяин, – Эмми. Эмми, это мистер Куин, сыщик, о котором я тебе...
– Надеюсь, вы здесь не по делу? – поинтересовалась актриса.– Я боюсь полицейских. Если бы вы знали, сколько раз я мысленно убивала этих мерзавцев критиков.
– Садись, Куин! – засмеялся Оуэн. – Это генеральная репетиция перед завтрашним днем рождения Джонни. Приглашены все соседские дети.
– Простите, – извинился Пол Гарднер,– но нам с Кэролин пора.
– Как можно ехать в такую погоду! – воскликнула Лаура Оуэн. – Кэролин, вы с Полем должны остаться. Места хватит. Пол все предусмотрел при постройке дома.
– Вот что значит водить дружбу с архитекторами, – шутливо скривилась Эмми Виллоуз. – Их не отошьешь, сказав, что у вас нет места…
Эллери Куин внезапно проснулся. Светящиеся стрелки часов показывали 2.05.
Ни мягкий матрац, ни уютный дом не располагали к отдыху. Через 10 минут Эллери включил свет, надел халат и комнатные туфли и отправился на поиски библиотеки.
Маленькая ночная лампочка тускло освещала лестничную площадку. Куин спустился по покрытой ковром лестнице. Было очень темно. В поисках выключателя он обо что-то споткнулся. Библиотека должна быть рядом с камином, напротив лестницы. Эллери напряг глаза, надеясь разглядеть тлеющие в камине угли, но ничего не увидел. Осторожно двигаясь, он нащупал дверь в библиотеку и открыл ее. Но наткнулся на такую стену мрака, что пришлось остановиться. Сыщик понял: это не библиотека. Видимо, он ошибся и отправился в другую сторону от камина.
На этот раз Куин двинулся вдоль стены налево. Через несколько футов оказалась еще одна дверь. Он смело вошел и нащупал выключатель. Да, это была библиотека.
Эллери выбрал «Гекльберри Финна», выключил свет и направился к лестнице. На площадке раздались шаги. Посмотрев наверх, он увидел силуэт мужчины.
– Оуэн? – неуверенно прошептал мужской голос.
– Это Куин, Гарднер, – рассмеялся Эллери. – Тоже не спится?
– Да! Хотел взять что-нибудь почитать. Не понимаю, как Кэролин может спать в такую ночь?
Гарднер был в пижаме и халате, его волосы были взъерошены.
– Если вам не спится, мы можем покурить у меня в комнате, – предложил Эллери.
Они курили и болтали, пока слабый рассвет не начал пробиваться через серую пелену дождя. Гарднер, широко зевая, пошел к себе, а Куин заснул тяжелым сном…
Он висел на дыбе в камере пыток. Боль от вывернутой левой руки казалась почти приятной. Вдруг он проснулся и увидел в сером утреннем свете красное лицо Милана, дергавшего его за руку.
– Мистер Куин! Мистер Куин, проснитесь!
– В чем дело, Милан?
– Мистер Оуэн, сэр. Он... Его нет.
– Что ты имеешь в виду? – Эллери вскочил с кровати.
– Он исчез, мистер Куин. Мы не можем его найти. Миссис Оуэн...
– Иди вниз, Милан, – спокойно сказал Куин, – и что-нибудь выпей. Постарайся успокоиться. И будь добр, скажи миссис Оуэн ничего не делать. Пусть никто не выходит из дома и не звонит по телефону.
Эллери оделся, как по пожарной тревоге, быстро умылся и сбежал вниз. На софе в одной ночной сорочке рыдала Лаура Оуэн. Миссис Мэнсфилд успокаивающе гладила плечо дочери. Джонатан злорадно ухмылялся. Эмми Виллоуз молча курила, а притихшие и бледные Гарднеры стояли у окна.
– Мистер Куин, – быстро сказала актриса. – Лаура боится, будто произошло что-то ужасное. Пожалуйста, успокойте ее.
– Вряд ли я смогу ее успокоить, пока не узнаю, в чем дело,– улыбнулся Эллери. – Оуэн исчез? Как? Когда?
– Ричард показал вам вашу комнату, потом сказал, что ему нужно поработать, а меня отправил спать, – миссис Оуэн подняла заплаканное лицо. – Прислуга уже поднялась к себе. Я попросила его не засиживаться допоздна и пошла наверх. Я... я так устала, что сразу уснула.
– У вас общая спальня, миссис Оуэн?
– Да, но мы спим раздельно. Я проснулась полчаса назад и увидела, – она опять зарыдала, – что одежда, которая была на нем до репетиции, лежит на стуле. Я побежала искать его, но он исчез...
– Значит, он все еще в костюме Безумного шляпника? – удивился Куин. – Смотрели в гардеробе? Ничего не пропало?
– Вся одежда на месте.
Джонатан засунул руки в карманы и со злостью произнес:
– Держу пари, он опять напился и заставляет маму плакать. Лучше бы он вовсе не вернулся.
– Джонатан! – вскричала миссис Мэнсфилд. – Немедленно отправляйся к себе, негодный мальчишка.
Все молчали. Миссис Оуэн продолжала рыдать. Джонатан со злобой посмотрел на бабку и, надувшись, отправился наверх.
– Где вы видели мужа в последний раз, миссис Оуэн? – нахмурился Эллери.
– В кабинете, – с трудом выдавила из себя Лаура.– Я начала подниматься по лестнице и видела, как он вошел туда.
Когда она показала на дверь справа от библиотеки, Куин вздрогнул – это была та самая дверь, которую он по ошибке открыл ночью в поисках библиотеки.
Мебели в маленьком кабинете было не много. На столе царил безупречный порядок.
Эллери долго задумчиво смотрел перед собой. Вдруг его взгляд наткнулся на огромное, от пола до потолка зеркало, вделанное в стену. В нем отражались дверь и его худая фигура, а выше висели электрические часы. Даже сейчас, в слабом утреннем свете, они слегка светились.
Куин попросил Милана принести стремянку, залез и осмотрел часы. Он сверил время и убедился, что настенные шли точно. Затем, прикрыв их ладонями, увидел, что цифры и стрелки, как он и предполагал, светятся в темноте.
Эллери вышел в гостиную.
– Ну, мистер Куин? – со страхом спросила миссис Оуэн.
– Там есть кое-что любопытное. Миссис Оуэн, кто обставлял дом?
– Мы. Мы купили дом без мебели.
– Значит, электрические часы в кабинете над дверью ваши?
– Часы? – недоуменно переспросила хозяйка. – Ну конечно, наши. Но что...
– Гм,– проронил Куин. – Эти часы обладают способностью исчезать, как Чеширский кот у Кэролла.
– Какое отношение имеют эти часы к исчезновению Ричарда? – возмутилась миссис Мэнсфилд.
– Не знаю, – пожал плечами Эллери. – Дело в том, что я не мог заснуть и в начале третьего спустился вниз за книгой. Заблудившись, по ошибке вошел в кабинет, но ничего не увидел. Напротив двери стоит зеркало, в котором должны были отражаться светящиеся цифры и стрелки.
– Вы думаете, кто-то стоял перед зеркалом и закрывал часы? – пробормотал Гарднер.
– О, нет. Часы в добрых семи футах от пола, а зеркало достигает потолка. Похоже, когда я вошел, часы не висели над дверью, потому что были сдвинуты с места. После же того, как я вышел, они вернулись на место…
Днем обитатели дома слонялись, как привидения. Даже актриса начала показывать признаки нервозности. Она много курила, выпила несколько коктейлей и в конце концов погрузилась в мрачное молчание. Эллери сидел сначала в библиотеке, потом в кабинете. В пять часов он вышел из кабинета с хмурым лицом. Выйдя на крыльцо, прислонился к колонне и вновь погрузился в размышления.
Выглянуло солнце, гравий почти высох. В дом Эллери вернулся, когда стемнело. Угнетенные ожиданием обитатели разошлись по своим комнатам. Куин сел и опять надолго задумался. Вдруг он на цыпочках подкрался к телефону и следующие 15 минут разговаривал с кем-то из Нью-Йорка. Потом поднялся к себе.
Дальше стало происходить что-то совсем уж непонятное. Сонливость он почувствовал вскоре после обеда. Потом вспомнил, что другие тоже выглядели сонными.
Словно пуховым одеялом, всех окутала приятная сонливость. В последний момент Куин понял, что их отравили…
Эллери со стоном сел и ощупал голову. Вокруг в разных позах лежали остальные гости. Постепенно они тоже начали приходить в себя.
– Нас отравили, – сказал Куин. – Я осмотрю дом.
На кухне вокруг стола, на котором стоял холодный кофе, спали на стульях Милан, кухарка и горничная. Наверху Куин быстро нашел комнату Джонатана. Слегка посапывая, мальчик спал здоровым сном. Рядом с его спальней находился туалет. Через несколько минут Куин спустился и вошел в кабинет. Через считанные секунды выскочил оттуда с горящими глазами, надел шляпу и выбежал из дома. Четверть часа он что-то искал вокруг окруженного лесом дома. Вернулся Эллери с разочарованным и угрюмым лицом. Остальные уже пришли в себя и сидели, держась за головы.
– Кто-то подсыпал в кофе люминал, который хранится в уборной,– сказал Эллери. – Бутылка почти пуста. Устраивайтесь поудобнее, а я тем временем проведу маленькое расследование на кухне.
Куин вернулся неожиданно быстро.
– Кухарка была в ванне, – пояснил он. – Милан возился в гараже. Горничная тоже куда-то выходила. В результате наш друг-отравитель высыпал почти весь порошок в кофейник.
Его прервал какой-то шорох в прихожей.
– Мне показалось, я что-то услышал... – Куин распахнул дверь и нагнулся. – Посылка.
Обитатели дома смотрели на пакет в оберточной бумаге.
– Она адресована вам, миссис Оуэн, – нахмурился Куин. – Марки и штемпеля нет, фамилия написана карандашом большими буквами. Я с вашего разрешения ее раскрою.
Он разорвал бечевку, развернул бумагу и нахмурился еще сильнее. В посылке лежали стоптанные мужские туфли бело-коричневого цвета.
Глаза Лауры округлились, подбородок задрожал.
– Это туфли Ричарда! – вскрикнула она и упала в кресло.
– Сомневаюсь, что его похитили, миссис Мэнсфилд, – сказал сыщик. – Ведь в пятницу вечером на нем были другие туфли. Когда вы их видели в последний раз, миссис Оуэн?
– Вчера днем в его шкафу, – простонала она.
Днем нашли вторую посылку. В ней лежали два детских кораблика. Пакет адресовался мисс Виллоуз.
– Это игрушки Джонатана, – на грани обморока прошептала Лаура Оуэн.
Джонатан сообщил, что последний раз видел кораблики вчера в ящике с игрушками.
Через пару часов озадаченный Куин изучал маленький белый конверт с именем миссис Мэнсфилд, запечатанный голубым сургучом.
Эллери распечатал конверт и мрачно сказал:
– Пусто.
Гарднер отвернулся, кусая ногти и что-то шепча. Миссис Гарднер потрясла головой, как боксер, получивший сильный удар, и в пятый раз за день направилась к бару. Эмми Виллоуз сидела с мрачным лицом.
– Знаете,– едва слышно пробормотала Лаура,– похоже, это мамин конверт.
– Да, подстроено ловко... – тяжело вздохнул Куин. – С туфлями неясно. Детские корабли могут быть подарком, ведь вчера был день рождения Джонатана. Третья посылка – пустой конверт. Единственное... ах да, сургуч.
Он начал внимательно разглядывать сургуч, но ничего не нашел.
– Это,– почти шепотом сказала миссис Оуэн,– наш сургуч, мистер Куин, из библиотеки.
Все бросились в библиотеку. Лаура открыла верхний ящик стола.
– Он был здесь,– ее голос дрожал.– Я им запечатала письмо в пятницу.
Пока все молча смотрели на пустой ящик, зазвонил дверной звонок. На этот раз у порога невинно стояла корзина с двумя кочанами капусты.
Эллери, Гарднер и Милан обыскали кусты и лес вокруг дома, но никого не нашли. Женщины с побелевшими губами дрожали в углу гостиной. Миссис Мэнсфилд набирала телефон полиции.
К ручке корзины была привязана записка: «Мистеру Полу Гарднеру».
– Капуста… – не мог поверить своим глазам Гарднер.
– Извините, – Эллери вышел из комнаты. Вернувшись, он хмыкнул: – Из кухонного ящика с овощами.
Через полчаса на машине с включенной сиреной прибыли двое полицейских.
– Нотон, – представился старший. – Что, черт возьми, здесь происходит?
Эллери в свою очередь вежливо назвал свое имя.
– Давайте отойдем, мистер Куин, и спокойно поговорим. Что, черт побери, случилось?
По мере того, как Эллери рассказывал о странных событиях в доме, лицо шефа полиции наливалось краской.
– Мистер Оуэн сошел с ума и теперь шутит над вами!– воскликнул он. – Как здравомыслящий человек, вы…
– Что там? – прервал его Куин, услышав шорох. – Опять он!
На крыльце лежал маленький сверток.
Пока полицейские прочесывали лес с фонариками, Эллери поднял предназначавшуюся Кэролин Гарднер посылку. Внутри лежали две шахматные фигуры – белый и черный короли.
– Кто здесь играет в шахматы? – поинтересовался он.
– Ричард!– закричала Лаура. – О боже, я схожу с ума!
Оба короля, конечно, были взяты из шахмат Ричарда Оуэна.
Запыхавшиеся стражи порядка вернулись ни с чем.
– У меня идея, Нотон, – Куин отвел шефа полиции в сторону и начал что-то тихо ему рассказывать.
– Все в библиотеку! – неожиданно приказал Нотон.
Озадаченные обитатели дома поплелись в библиотеку. Второй страж порядка привел Милана и кухарку с горничной.
Куин и Нотон вернулись в половину восьмого.
– Выходите! – буркнул Нотон. – Живо в кабинет!
– Рассаживайтесь, – пригласил Эллери.
Когда все расселись, Нотон задвинул шторы, а молодой полицейский закрыл дверь и прислонился к ней.
– В некотором смысле это было одно из самых необычных дел в моей практике, – начал Эллери Куин. – Мне жаль, миссис Оуэн, но было совершено серьезное преступление.
– Ричард умер? – Лаура уже не плакала.
– Да, миссис Оуэн, – вздохнул Куин. – Первая посылка предназначалась вам. Что в ней было?
– Спортивные туфли Ричарда, – ответила она.
– Короче, башмаки. Мисс Виллоуз, вы получили вторую посылку. Что было в ней?
– Игрушечные кораблики Джонатана.
– Корабли, – повторил сыщик. – Миссис Мэнсфилд, что было у вас?
– Ничего,– буркнула пожилая женщина. – Пустой конверт, запечатанный нашим сургучом.
– Теперь вы, Гарднер, четвертая посылка предназначалась вам. В ней была...
– Капуста, – неуверенно улыбнулся архитектор.
– Два кочана капусты. И наконец вы, миссис Гарднер. Что получили вы?
– Две шахматные фигуры, – прошептала зеленоглазая красавица.
– Нет, не просто две шахматные фигуры, миссис Гарднер, а два короля, – серые глаза Эллери заблестели.– Нас забросали посылками с башмаками, кораблями, сургучом, капустой и королями.
– Морж и Плотник, – прервала молчание Эмми Виллоуз. – «Алиса в стране чудес».
– Мисс Виллоуз, где Морж произносит свою речь?
– В «Алисе в Зазеркалье»...
– «Алиса в Зазеркалье», – тихо повторил Эллери. – А какой подзаголовок у «Алисы в Зазеркалье»?
– «И что Алиса там нашла», – едва слышно ответила Эмми.
– Нас пытались заставить заглянуть за зеркало и найти там нечто, связанное с исчезновением Оуэна. Самое вероятное объяснение тому, что я не видел в зеркале светящихся часов – отсутствие зеркала на месте. Но так как капитальная стена двигаться не могла, то было сдвинуто зеркало. Вчера после двухчасовых поисков я раскрыл его секрет. И когда я раскрыл секрет, что, вы думаете, я нашел там?
Эллери встал на цыпочки и чего-то коснулся. Когда зеркало слегка выдвинулось вперед, он вставил в щель пальцы и потянул его, как дверь. За ним оказалась ниша.
Женщины истошно закричали. В темноте виднелась фигура Ричарда Оуэна в костюме Безумного шляпника.
Пол Гарднер вскочил, судорожно дергая воротник. Его глаза в ужасе расширились.
– О... Оуэн! – вскричал он. – Этого не может быть. Я сам з... закопал его под большим камнем в лесу!
Глаза архитектора закатились, и он упал на пол.
Эллери облегченно вздохнул.
– Все в порядке, Де Вере. – Шляпник вышел из чулана и сразу перестал напоминать Оуэна. – Отлично сыграно. Как я и надеялся, фокус удался… Мистер Нотон, полагаю, допросив миссис Гарднер, вы узнаете, что она была любовницей Оуэна. Гарднер, очевидно, обнаружил это и убил Ричарда. Смотрите, с ней тоже обморок…
– Чего я не могу понять, – прошептала мисс Виллоуз, когда они возвращались с Куином на поезде в Нью-Йорк, – это... Я почти ничего не могу понять, мистер Куин. Кто этот Де Вере?
– Актер. Мои рассуждения привели меня к зеркалу. Я разгадал его секрет и обнаружил нишу с телом Оуэна.
– Почему вы сразу не рассказали? – задрожала девушка.
– И что бы я этим достиг? Против убийцы не было улик. Нужно было заставить преступника выдать себя. Я оставил тело...
– Вы знали, что убийца – Гарднер? – спросила Эмми.
– Конечно. Оуэны жили в этом доме только месяц. Пружина в зеркале спрятана так хорошо, что, не зная о ней, ее никогда не найти. В пятницу вечером Оуэн обмолвился, что Гарднер сам проектировал дом. Кому, как не архитектору, знать об этом тайнике? Очевидно, что убийцей мог быть только Гарднер... После того, как в пятницу вечером все разошлись по комнатам, Гарднер спустился, чтобы объясниться с Ричардом по поводу супруги. Произошла ссора, и Гарднер убил Оуэна. Наверняка это было непредумышленное убийство. Он, конечно, хотел избавиться от трупа, но не мог вынести его из дома под таким дождем. Пол вспомнил про зеркало и решил временно, пока не прекратится дождь, спрятать труп в нишу. Когда я по ошибке попал в кабинет, он как раз прятал тело. Вот почему я не видел в зеркале отражение часов. Пока я находился в библиотеке, он закрыл зеркало-дверь и пробрался наверх. У него хватило наглости притвориться, будто он принял меня за Оуэна. В субботу вечером он усыпил нас, закопал труп, вернулся в дом и тоже выпил кофе. Обнаружив пропажу тела, я сразу понял, зачем нас усыпили. Закопав тело в известном только ему месте, Гарднер уничтожил единственную улику. Я позвонил Де Вере и уговорил его устроить этот спектакль. Он нашел костюм Шляпника и загримировался под Оуэна. Пока вы были в библиотеке, он спрятался в нишу. Создав напряжение, я сломил Гарднера и заставил его выдать себя. Только он мог сказать, где зарыт труп, и он назвал место.
– Но самым загадочным в этом деле были таинственные посылки. Кто их посылал?
– Косвенно, вы, – улыбнулся Эллери. – Ваша идея поставить сцену чаепития из «Алисы». Просто показать труп Оуэна или заставить Де Вере сыграть Шляпника было недостаточно. Необходимо было подготовить Гарднера психологически. Заставить сначала растеряться, а потом подвести к мысли, для чего все эти посылки... Позвонить моему отцу, инспектору Куину, было совсем нетрудно. Он прислал сюда сержанта Вейли, который все это и сделал.

Перевод с английского С. МАНУКОВА


Авторы:  Э. КУИН

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку