Белоруссия против Европы

Белоруссия против Европы

ФОТО: ВАЛЕРИЙ ШАРИФУЛИН/ТАСС

Автор: Михаил МЕЛЬНИКОВ
04.10.2020

Президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил о подготовке ответных санкций в отношении любой страны, которая наложит санкции на Белоруссию. В первую очередь речь идет о Литве, Польше, Украине. Действительно ли синеокая республика настолько сильна, что способна причинить существенный материальный ущерб недоброжелательно настроенным к ней государствам?

4 августа 2020 года, в Международный день шампанского, за несколько дней до выборов себя в президенты, Александр Лукашенко выступил с посланием к белорусской нации. Александр Григорьевич поведал нации о своих успехах в отражении бесконечных внешних угроз – словно все зло мира ополчилось на маленькую болотистую страну, зажатую между недобрыми партнерами – славянами и прибалтами.

БРЫЗГИ КРАСНОРЕЧИЯ

Кажется, нет той стороны жизни, которой не коснулся бы Александр Григорьевич в своей заветной речи, клокотавшей, словно игристое вино. Глобализация, американо-китайское противостояние (Лукашенко болеет за Китай), Brexit, гонка вооружений, протесты в Гонконге – в общем, строго по Ильфу и Петрову: «Ободренный приемом, Гаврилин, сам не понимая почему, вдруг заговорил о международном положении. Он несколько раз пытался пустить свой доклад по трамвайным рельсам, но с ужасом замечал, что не может этого сделать»…

Вот, например, прямо цитата из советского детства, читатели старше 40 лет должны помнить этот стиль: «Пылающие очаги нестабильности мы вновь наблюдаем в Северной Африке, на Ближнем Востоке. Нагнетаются страсти в отношении Ирана, Венесуэлы, Сирии, иных стран, позволяющих себе независимую, свободолюбивую политику».

Но в отличие от товарища Гаврилина, Лукашенко знал, что делает – все эти ужасы вокруг ущемления шариатских свобод нужны были лишь для того, чтобы противопоставить им простое человеческое счастье: «И вот на этом геополитическом разломе сегодня находится Беларусь – единственное спокойное звено в центре Евразии, живущее своим умом. Поэтому сегодня на разрыв! И Россия боится нас потерять: ведь, кроме нас, у нее не осталось по-настоящему близких союзников. И Запад в последнее время стал проявлять к нам все более предметный интерес. Да и Китай всерьез рассчитывает на стабильность своего друга».

К сожалению, от этой стабильности уже через несколько дней остались рожки да ножки. Но 4 августа этого не предполагал ни один известный нам политолог.

КТО КОГО СОДЕРЖИТ?

Так вот, в своей предвыборной речи Александр Лукашенко фактически выставил России счет: «Высокая внешняя зависимость от одной-двух стран ставит нас в уязвимое положение, если не сказать больше. Из-за торговых войн, несправедливых цен, дорогих кредитов страна потеряла $9,5 млрд экономического роста за пять лет… От нефтяных разборок с Россией бюджет недополучил 1,5 млрд белорусских рублей…»

Эти мантры белорусский лидер повторяет из года в год, и даже Владимиру Путину пришлось однажды осадить «друга Лукашенко», озвучив объем российской помощи Белоруссии. По его данным – не голословных, а подтвержденных фактами в виде льготных процентов по кредитам, особой цены на газ, беспошлинной продажи нефти – за 2011–2015 годы российский бюджет недополучил ради Белоруссии $22,3 млрд: «Все это является не чем иным, как прямой и косвенной поддержкой нашего союзного белорусского государства», – сказал Путин.

Впоследствии объем этой поддержки несколько сократился ввиду наложенных на Россию санкций, и именно эту «недостачу» привыкший к обильной поддержке белорусский президент считает «потерей бюджета», хотя правда заключается в том, что он так и не научился наполнять свой бюджет самостоятельно. В своей речи Лукашенко пообещал, наконец, сделать это к 2025 году, но никаких объективных предпосылок к этому, увы, не видно.

Белоруссия научилась зарабатывать на санкциях против России, никак не препятствуя контрабанде «санкционки». Белоруссия продает России свою бытовую технику, для которой наша небогатая страна стала единственным источником сбыта: если мы построим еще пару заводов, например, в Смоленской и Иркутской областях, «Атлантам» и «Гефестам» более некуда будет податься. Россия обеспечивает практически половину белорусского экспорта и импорта (подробнее ниже), тогда как в российской торговле соответствующие доли Белоруссии не превышают 5%, то есть партнер для нас важный, но некритически важный. А если бы санкции с России были сняты, белорусское сельское хозяйство могло бы просто рухнуть: поставки в нашу страну для него критичны.

Таким образом, с экономической точки зрения Белоруссия является дотационным регионом России. Политический интерес Запада к Минску действительно присутствует, но вот «покупать белорусское» в Евросоюзе почему-то не рвутся.

Много разного было в его речи: и ритуальные угрозы возврата к девяностым годам, и обвинения спецслужб всего мира в борьбе с ним, Лукашенко, и цифры вымирания ближайших соседей (президент горд тем, что население Белоруссии сокращается медленнее, чем на Украине) – и, наконец, полная убежденность белорусского лидера в том, что честные люди всех стран желают ему победы на выборах: «Миллионы изумленных и заинтересованных глаз народов Узбекистана и Таджикистана, Казахстана и Туркменистана, Кавказа, братских нам России и Украины воистину в эти дни обращены к нашей Родине, к нашей многострадальной Беларуси. В их взглядах один вопрос: «Выдержит ли Беларусь? Сможет ли выстоять в этой гибридной схватке, в этой войне?» Они понимают: если белорусы рухнут, следующими будут они!»

А потом случилось то, что случилось – идет второй месяц гражданского противостояния в «стабильной» Белоруссии. Запад действительно проявляет «предметный интерес», но вопреки ожиданиям Лукашенко, исключительно гастрономический. И Батьке нужно чем-то ответить. Но способен ли он на это?

БОРЬБА НА ИСТОЩЕНИЕ

Развал СССР в 1989–1991 годах привел к образованию 15 новых государств и 8 территорий, в разное время считавших себя таковыми. При этом полноценного экономического благополучия не достиг никто: логика «Вот сейчас прогоним русских и заживем» оказалась столь же порочной, как и обратная, «Вот сейчас избавимся от нахлебников и заживем». Если говорить об уровне жизни, то сильнее всего по сравнению со временами СССР «просели» Молдавия, Армения и четыре так называемые республики Средней Азии. В некотором материальном плюсе (гордость от получения государственности в расчет не берем) оказались, пожалуй, лишь крупнейшие осколки – Россия и Казахстан, но и они могли добиться куда большего.

Больше всего Александра Лукашенко возмущает позиция Польши и стран Прибалтики, не скрывающих своего желания видеть во главе Белоруссии другого, проевропейского президента. Огорчить Польшу Белоруссия может разве что словесно – это, к сожалению, страны разных весовых категорий. Но и с вымирающей Прибалтикой все не так просто. В Белоруссии в 1,6 раза больше населения, чем в Литве, Латвии и Эстонии вместе взятых, а валовой внутренний продукт – в 1,77 раза ниже. К слову, с демографией и в Белоруссии дела не блестящи: Александр Лукашенко принял республику на историческом пике количества жителей, но после этого ни разу, ни одного года не было естественного прироста населения. Есть в политическом сленге выражение «голосовать ногами» – может быть, и для спада рождаемости кто-нибудь придумает подходящий аналог.

Занятно, что Польша все тридцать «свободных» лет сохраняет примерно одинаковое количество жителей, но естественный спад есть и здесь – просто он восполняется гастарбайтерами как раз из Белоруссии, Прибалтики, а также с Украины.

«МЫ ИМ ПОКАЖЕМ»

Новые европейские санкции против Белоруссии пока что ограничиваются запретом на въезд 30 гражданам, причем сам Лукашенко в этот отборный отряд не входит. Существуют также расширенные списки разной степени официальности, носящие предварительный, предуведомительный характер. Но ответка от Лукашенко уже готова: «Вот мы им сейчас покажем, что такое санкции. Если они еще в Китай и Россию через нас барражировали, сейчас они будут летать или через Балтику, или Чёрное море торговать с Россией и прочее. А по санкционной продукции – пусть даже не мечтают. Мы им покажем, что такое санкции».

Интересно, что прежние санкции Евросоюза, отмененные в 2015 году, не вызывали значимых ответных мер со стороны Минска, но сейчас, похоже, будет иначе. Что ж, давайте посмотрим, насколько сильно ударит по Западу «пакет Лукашенко».

Начнем с воздушного пространства («летать через Балтику»). Перекрытие его в мирное время для гражданских судов – мера беспрецедентная, которой ни разу не воспользовались Россия и Запад в своем, куда более жестком, противостоянии. До катастрофы малазийского «Боинга» не перекрывали небо даже над Донбассом, а в Белоруссии, надеемся, до большой крови все же не дойдет. Закрытие неба со стороны Минска будет чувствительным только для Литвы, главный аэропорт которой находится в двух шагах от белорусской границы. В результате для пассажиров, вылетающих из Вильнюса на юг (например, в Турцию), вырастет расход топлива, и несколько повысятся цены. Зато репутационные издержки будут огромными – как-то не принято у нас переносить дела земные в воздух.

Пассаж про санкционную продукцию не слишком понятен – для Белоруссии такого понятия, строго говоря, не существует, так как у нее с Западом пока нет взаимных санкций. Зато в стране появилась целая индустрия переклеивания этикеток с западных товаров для реэкспорта их в Россию. Пришлось даже собственную банановую ферму основать, чтобы не возникало вопросов, откуда в прохладной стране столько тропических плодов. Но мы будем исходить из программы-максимум: полный запрет экспорта из стран, которые накладывают те или иные санкции на Белоруссию.

БЕЗ ТОРГОВЛИ НИКАК

Общий внешнеторговый оборот Белоруссии в 2019 году составил $72,28 млрд – вроде бы приличная цифра, учитывая, что ВВП страны ровно на $10 млрд меньше. Для сравнения, внешнеторговый оборот России в том же году сократился до $672 млрд – это практически на триллион (!) долларов меньше, чем наш ВВП. Из этого мы можем сделать два вывода:

1. Санкции очень мешают торговле, и при худшем раскладе Минску предстоит ощутить это так же, как и Москве.

2. Белоруссия зависит от торговых отношений сильнее, чем Россия, а значит и санкционная война для нее опаснее.

Несмотря на то, что Белоруссию у нас почему-то воспринимают как страну-производителя, на самом деле торговое сальдо у нее, в отличие от России, стабильно отрицательное: продажи на $33 млрд, закупки на $39 млрд. Но минус этот формируется главным образом из отношений с Россией, где отрицательное сальдо составляет $8,4 млрд, несмотря на забившие склады российского ритейла тысячи тонн дешевых холодильников и стиральных машин. С остальными странами СНГ Белоруссия в приличном плюсе, с «настоящей заграницей» в небольшом минусе.

На Россию приходится почти половина белорусского товарооборота: 56% импорта и 41% экспорта. Точно тот же 41% продаж идет за пределы СНГ, впрочем, обольщаться не стоит: в дальнем зарубежье главным покупателем белорусских товаров является бедная Украина, в которую Белоруссия поставляет столько же, сколько в следующие по списку Польшу, Литву и Великобританию вместе взятые. Но поскольку Украина идет сейчас в одном русле с ЕС, неизбежная при торговой войне потеря этих рынков сбыта была бы для Белоруссии самой настоящей катастрофой. Можно, конечно, попытаться перенаправить эти товары (например, сельскохозяйственную продукцию) в Россию, но фермерское лобби в нашей стране точно не испытает от этого восторга. Непонятно, почему Москва должна лишать рынка сбыта кубанских и алтайских производителей ради гомельских и могилевских.

А если окружающие страны откажутся от импорта белорусской электроэнергии (это гораздо проще, чем от русских нефти или газа), БелАЭС просто не сможет работать на полную мощность.

ЧУТЬ ЧТО, СРАЗУ УКРАИНА

Белорусское руководство полагает, что от санкций Минска должны в первую очередь пострадать поставщики товаров в эту страну. Лидирующие по этому показателю Россия и Китай вне группы риска при любой власти в Минске, далее следуют Украина, Германия и Польша. При этом значимым покупателем Белоруссия является только для Украины. Основные статьи украинского экспорта: «соевые бобы, вагоны грузовые железнодорожные, корма, части подвижного состава, прокат плоский из нелегированной стали горячекатаный, кукуруза, говядина свежая или охлажденная, полимеры этилена, хлеб и мучные кондитерские изделия» (все это производится и в России). Объем – примерно на $1,5 млрд в год, то есть 3% от общего украинского экспорта. Для Польши поставки в Белоруссию – около половины процента, для Германии – менее половины промилле.

Таким образом, «наказать» получится только Украину. Много говорится о Прибалтике, но с ней выходит незадача: три Прибалтийских государства практически ничего не продают в Белоруссию, только покупают. Причем покупают зачастую российские товары, которые Белоруссия закупает у нас по льготным ценам, а потом перепродает. К примеру, самый значимый из прибалтийских контрагентов Минска, Литовская Республика, даром, что в 3,5 раза меньше Белоруссии по населению, имеет почти такой же внешнеторговый оборот, и синеокая занимает в нем не слишком значимое место: Литва главным образом закупает там лес, электроэнергию, нефтепродукты, минеральные удобрения, то есть все то, чем богата и Россия, на которую без радости, но с легкостью при случае переориентируется. Экспорт Литвы в Белоруссию составляет менее 1% всего экспорта этой скромной страны. Такими суммами, конечно, тоже не бросаются, но добить Прибалтику санкциями не получится никак.

ТРАНЗИТ ПРОТИВ ТРАНЗИТА

Также Лукашенко предложил изменить логистику белорусского экспорта, отказавшись от услуг Литвы: «Вот мы и посмотрим, как они будут жить. 30% литовского бюджета формируют наши грузопотоки через Литву».

 Фото_12_18.jpg

ФОТО: ВИКТОР ДРАЧЕВ/ТАСС

Таким образом, Белоруссия собирается и подкосить Литву потерей белорусского транзита, и отказать в транзите европейским товарам, то есть нанести аналогичный удар по собственной экономике. Но о потерях от этой последней меры Лукашенко не упоминает, тогда, как потери Литвы сильно переоценивает.

Возможно, он просто перепутал цифры: белорусские грузы, главным образом калийные удобрения, действительно составляют 30,2% годового грузопотока Клайпедского порта. Это много, и потеря таких объемов лишит и без того слабый литовский бюджет заметной доли дохода. Не 30%, конечно, но и 3–5% – тоже деньги.

Вот только Белоруссия, если откажет в транзите европейским товарам, включая «санкционку», потеряет куда больше. Да и как она сможет торговать удобрениями и техникой без Клайпеды? Чисто теоретически можно заменить Литву Латвией, которая ведет себя значительно сдержаннее и старается не лезть в белорусский кризис, но Евросоюз вряд ли позволит Риге поработать штрейкбрехером. И остаются лишь российские порты – Калининградской области или Санкт-Петербурга. Путь в Калининград все равно лежит через Литву или Польшу (и они могут выставить очень серьезные суммы, благо Белоруссия не входит в ВТО, где существуют ограничения), а транспортное плечо в Петербург обойдется настолько дорого, что удобрения окажутся практически «золотыми». Не понимать этого Лукашенко не может – равно как и того, что издержки «удара по Литве» будут для самой же Белоруссии неподъемными. А значит, снова придется просить денег у России – по иронии судьбы, главного конкурента на мировом калийном рынке.

Честно говоря, попросить денег можно и без всех этих реверансов. Россия – щедрая душа, даже слишком. Во время своего визита в Сочи Александру Лукашенко удалось выпросить кредит у Владимира Путина в $1,5 млрд.

ЗАПАД СЛИШКОМ БЛИЗКО

Нельзя недооценивать и социальную роль возможного разрыва отношений с Западом. Для жителей огромной России те, кто ездит даже в Прибалтику и Польшу – уже «буржуи»: дескать, настоящие патриоты отдыхают на даче, в Крыму или в Турции. А вот Белоруссия по чисто географической причине куда ближе Западу. Из Минска ходят электрички в «шенгенский» Вильнюс, многие тысячи минчан ездят туда на шопинг, поскольку минские цены почти достигли уровня московских (в свою очередь из-за привычки москвичей ездить на шопинг в Минск, такое домино потребительства). За год в стране выдается около 700 тыс. шенгенских виз, а учитывая, что большинство из них не однолетние, можно смело сказать, что до половины белорусов имеют право свободного въезда в Евросоюз. Ограничение этого права точно не сделает Лукашенко популярнее – вспомним, что поводом для Майдана-2013 стала приостановка Януковичем переговоров о безвизовом режиме с Европой.

Из-за такого умонастроения белорусов Евросоюз, несмотря на требования Польши и Прибалтийских государств, до последнего будет тянуть с реальными экономическими санкциями, которые могут сказаться на населении Белоруссии. Потому что задачу перетянуть Минск «на сторону добра» никто не снимал, и Европа продолжит играть роль доброго полицейского, целиком и полностью поддерживающего белорусский народ. Реально серьезные ограничения могут быть наложены, если ситуация полностью стабилизируется, а Лукашенко останется у власти или передаст ее кому-то из своих сыновей или приближенных.

Россия приняла санкции и ответила контрударом в момент единения нации под лозунгом «Крым наш». В Белоруссии такой идеи нет – напротив, заметная часть нации объединена под лозунгом «Саша, уходи». Почувствуйте разницу.

Никакой угрозы для Запада Белоруссия сама по себе не представляет – только как форпост России. Таким образом, развязка белорусского конфликта целиком и полностью зависит от переговоров Минска и Москвы – точнее, от решения Москвы. Экономических рычагов воздействия на ситуацию у Лукашенко нет – и это главный результат его продолжительного правления. Создается впечатление, что Россия немного «передержала» своего ставленника – следовало попросить его уйти заметно раньше. Теперь же неизбежны непопулярные решения.


Авторы:  Михаил МЕЛЬНИКОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку