Бедность не порог

Бедность не порог
Автор: Татьяна РЫБАКОВА
06.05.2019

Социально-демографическое исследование Росстата уровня жизни россиян произвело много шума. Но на официальном уровне реакция была прохладной. Между тем, для государства благополучные граждане выгодны, уверены эксперты.

Согласно данным Росстата, финансовые трудности при покупке самого необходимого испытывают 64,9% из числа опрошенных. Еще 14,6% сказали, что им с трудом удается «свести концы с концами». Легко это делать только 3%, а «очень легко» – ничтожным 0,3%. При этом 53% семей не могут справиться с неожиданными тратами, например, расходами на срочный ремонт жилья или замену предметов длительного пользования, срочные медицинские услуги. У 35,4% семей нет финансовой возможности приобрести две пары подходящей по сезону обуви каждому члену семьи (две пары обуви на сезон – европейский стандарт). Каждая четвертая российская семья не может позволить себе пригласить гостей на семейное торжество, почти половина (49,1%) не в состоянии выехать куда-либо на ежегодный недельный отпуск, а 11% семей не хватает средств для покупки жизненно необходимых лекарств. Фрукты круглый год не могут себе позволить 21,1% домохозяйств, а 10,1% не имеют возможности даже есть мясо, птицу или рыбу хотя бы раз в два дня. В общей сложности, с финансовыми трудностями сталкиваются 79,5% опрошенных.

При этом минимальный доход, при котором семья может сводить концы с концами, опрошенные домохозяйства оценили весьма скромно. Больше всего надо многодетным семьям – для покупки самого необходимого им нужен доход в 82 тыс. рублей (1 120 евро) в месяц. Молодым семьям с детьми или без ежемесячно нужно как минимум 68–69 тыс. рублей (940 евро), неполным семьям, в которых есть только один родитель – 62,5 тыс. рублей (850 евро). Семьям, состоящим только из пенсионеров, нужно всего 38,3 тыс. рублей (522 евро). Однако реальные доходы отстают и от этих цифр. К примеру, средняя пенсия в России – около 14 тыс. рублей. Семья пенсионеров никак не сможет свести концы с концами.

В этом же исследовании есть и другие цифры, говорящие о качестве жизни россиян. Например, более 20% российских домохозяйств не имеют доступа к централизованной канализации: 16,8% пользуются системой труб в выгребные ямы, а у 5,8% населения система канализации отсутствует.

Всего Росстатом было опрошено с 15 по 29 сентября 2018 года 60 тыс. домохозяйств во всех регионах России.

ЗАТРУДНЕНИЯ В ПОНИМАНИИ

Как раз c 1 апреля этого года Росстат перестал публиковать ежемесячную статистику о доходах и расходах населения, заявив, что переходит на ежеквартальную отчетность по новой методике. Многие заподозрили, что это связано с тем, что статистика показывает падение доходов россиян 5 лет подряд. Тем неожиданнее и более шокирующе прозвучали цифры обследования уровня жизни, которое статистическое ведомство ведет с 2011 года. И хотя Росстат поспешил уверить, что цифры в 2018 году лучше, чем в 2016-м, энтузиазма это не прибавило: все же когда речь шла об абстрактных числах, негативная тенденция воспринималась легче. А вот выяснить, что каждая десятая семья не может позволить себе мясо хотя бы через день…

Кремль тоже выразил удивление. «Я затрудняюсь это прокомментировать. Почему именно на обувь? Почему именно трети, и откуда эти цифры? Честно говоря, я был бы признателен Росстату за разъяснение. Мы затрудняемся в понимании», – так отреагировал пресс-секретарь Президента России Дмитрий Песков на просьбу журналистов прокомментировать данные статистики. Впрочем, после комментария Росстата о том, что эти исследования – одни из самых репрезентативных и глубоких в России, Песков заявил, что «они больше носят академический характер», поэтому не стоит их рассматривать с прикладной точки зрения.

Похоже, «с прикладной точки зрения» власти их рассматривать и не будут. Хотя, например, директор «Левада-центра» Лев Гудков считает, что цифры исследования даже несколько завышены. «Например, 88% могут себя обеспечить лекарствами и прочее. Я не знаю, что имеется в виду. Йод и зеленка, наверное, а серьезные лекарства недоступны даже в Москве при гораздо больших доходах», – заявил он одной из радиостанций.

БЕДНОСТЬ И БЕДНОСТЬ

Специалисты всего мира не устают твердить: ситуативная бедность – нормальное явление, если она вызвана рыночными условиями. Кризисы случаются регулярно, кто-то разоряется, кто-то теряет работу, да и вне кризисных условий рыночная конкуренция может подкосить любого. Важно, чтобы человек имел возможность снова встать на ноги – вот почему борются не с бедностью вообще, а с явлениями, вызывающими хроническую, застойную бедность: устойчиво высокой безработицей (а вот безработица до 5% считается нормальной), депрессивными регионами, препятствиями в трудоустройстве и т. д. К хронической бедности принято относить ту, что длится более трех лет.

Кроме того, в разных странах по-разному определяют бедность. В развивающихся странах обычно определяют абсолютную бедность: бедными считаются те, чей доход ниже установленного минимума. В развитых странах предпочитают вычислять депривационную бедность, высчитывая, может ли человек получать тот набор благ, который принят в данном обществе

В России до этого года высчитывали абсолютную бедность, а исследование Росстата – как раз из методик определения депривационной бедности. Так что с этой точки зрения, все не так уж плохо. Плохо с другой стороны: падение доходов граждан уже пятый год означает, что у многих россиян бедность приняла хронический характер.

При этом следует учесть, что число хронически бедных в России и так довольно велико с начала 90-х годов прошлого века. Причем, как отмечалось в одном из докладов Программы развития ООН, среди них велико число «работающих бедных»: то есть люди получают зарплаты, не дающие им возможности жить достойно.

Впрочем, социолог Борис Кагарлицкий отмечает, что феномен «работающих бедных» характерен не только для России, но и для западных стран, в частности США.

Чем опасна хроническая бедность? Тем, что она вызывает определенные изменения социального поведения. Социологи выявили определенный набор черт, характерный для хронической бедности: экономическая и социальная зависимость; отсутствие четких моделей ролевого поведения; девиантное поведение: наркомания, алкоголизм, проституция; политическая пассивность; отсутствие жизненных планов и уверенности в себе; повышенная конфликтность внутрисемейных отношений; доминирующее положение женщины в семье; ранний секс; преклонение перед физической силой. Как видите, образ получается не очень приятный. А главное – не полезный ни обществу, ни государству.

Судя по исследованию ЦБ РФ и РАНХиГС при Президенте РФ социально-экономического положения граждан в I квартале 2019 года, российские граждане приобретают все больше черт, характерных для хронической бедности.

Так, выяснилось, что резко снизилось число людей, покупавших ценные бумаги, валюту или делавших вклады в банках: с 20,2% годом ранее до 9,8%. Зато резко выросло число людей, поменявших или нашедших работу: с 16,6% до 35%. Возможно, именно поэтому потребительские ожидания немного выросли: с минус 17% до минус 16%. Но нетрудно заметить, что граждане отреагировали на сиюминутное улучшение с трудоустройством – заложить основы своего благополучия в будущем, судя по падению вкладов и инвестиций, многие не в состоянии.

В то же время активные стратегии выхода из бедности выбирают немногие. Только 13% в качестве активной адаптации к неблагоприятным экономическим условиям выбирали образование. Большинство (81%) экономили, 39% тратили сбережения, 33% занимали деньги, 30% брали кредит, а 8% продавали имущество. При этом треть домохозяйств с доходами ниже среднего твердо верят, что дальше будет хуже. Пассивность перед ожидаемыми трудностями – это и есть характерный признак хронической бедности.

Беда еще в том, что бедность часто передается по наследству. Бедные родители не имеют возможностей (а часто – и желания) дать своим детям хорошее образование, недоступность хорошей медицины приводит к хроническим болезням, которые могут усугубить семейный алкоголизм или наркомания, а без хорошей профессии, со слабым здоровьем и вредными привычками трудно найти высокооплачиваемую работу – да и семейные ценности отбивают желание ее искать. А недавно авторитетный Medical Express опубликовал шокирующие результаты исследований ученых Северо-Западного университета (США): оказывается, хроническая бедность изменяет геном!

БЕЗУЧАСТИЕ

Но бедность вредит не только индивидууму, она вредна и самому государству. «Риски социальной напряженности, низкие темпы роста, подавленный платежеспособный спрос. Самое главное – не выполняется главная цель государства: благосостояние для всех», – перечисляет экономист Яков Миркин.

Государства недаром трепетно относятся к потребительскому спросу и при первой возможности стараются перейти именно к экономике потребительского типа – как, например, делает сейчас Китай. Уже в послевоенные годы стало понятно, что внутренний потребительский спрос – гораздо более эффективный источник экономического роста, нежели экспорт, особенно сырьевой. Да, он гораздо капризнее, он не может создать условия резкого роста доходов, но зато и гибче, лучше адаптируется к циклическим кризисам, меньше зависит от капризов мировой конъюнктуры, податлив мерам государственного регулирования через кредитный процент, налоги и тарифы. В экономике потребительского типа богатые граждане делают богатым и государство, в то время как в сырьевых экономиках и экономиках экспортного типа с дешевым массовым товаром нужна, скорее, дешевая рабочая сила. В свое время путь от экспорта дешевых товаров, произведенных дешевыми полуголодными рабочими, прошли Япония, Южная Корея, другие страны Юго-Восточной Азии, сейчас этот этап переживает Китай

АЛЕКСАНДР КЛИЩЕНКО

Бедность — это всегда плохо, утверждает Борис Кагарлицкий. «Разумеется, с социологической точки зрения есть смысл квалифицировать разные «сорта» бедности и, соответственно, использовать эти знания для выстраивания политики. Но проблема в том, что бедность в принципе убивает экономику. С одной стороны, бедные люди не создают спроса, а с другой стороны, бедность убивает стимулы для труда. Считается, что бедные будут работать, чтобы вырваться из бедности. Но это неверное утверждение. Бедные будут просить помощи, а, не получив ее, будут умирать или деградировать. И не потому, что не хотят работать, а потому что вырваться из бедности большой массе людей через собственные трудовые усилия невозможно, если не изменилась радикальным образом вся структура рынка труда, а это от индивидуальных усилий вообще не зависит. Потому как бы ни старались бедняки подняться за счет индивидуальных усилий, общий уровень бедности будет оставаться при прочих равных условиях одинаковым. В лучшем случае один бедняк, поднимаясь, будет сталкивать в бедность другого работника, место которого он занял», – говорит он.

«Парадокс в том, что в России относительный масштаб проблемы не такой, как на Западе, но не потому, что у нас мало бедных, а потому, что на самом деле на грани бедности у нас все равно большинство трудящихся. Однако в то же время остатки советского социального государства пока не дают сложиться культуре бедности, как это очень хорошо показала в своих работах Анна Очкина. Иными словами, у нас люди могут иметь очень низкую зарплату, но сносные жилищные условия, образование, какой-то запас старых вещей и т. д.», – говорит Борис Кагарлицкий.

Однако жилье ветшает, вещи портятся, образование старшего поколения уже не всегда может передаваться молодым. Понятно, что в таких условиях государству нужно что-то делать. Тем более что российская бедность, по словам эксперта, не столь тяжела, как на Западе. Значит, и меры ее преодоления нужны не такие уж колоссальные.

И в самом деле – в марте прошлого года Президент России Владимир Путин поручил вдвое снизить число бедных к 2024 году, назвав рост реальных доходов россиян одной из ключевых задач десятилетия. В декабре на ежегодной пресс-конференции он вновь заявил о необходимости кардинально снизить число бедных, дав соответствующее поручение правительству.

Правительство отреагировло быстро – в феврале нынешнего года председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев заявил, что власти намерены изменить методику расчета бедных, чтобы учитывать не только доходы, но и расходы. После чего Росстат и прекратил публиковать ежемесячные данные о доходах россиян, обещая ежеквартальную отчетность по новым нормам. Не исключено, что публикация нынешнего исследования, которое ранее проходило малозамеченным, преследовало цель опробовать новые нормативы оценки бедности – не абсолютной, а депривационной. Так почему же реакция на эту статистику со стороны официальных лиц была столь вялой?

У государства в принципе отсутствует мотивация всерьез преодолеть бедность, уверен экономист Сергей Хестанов. «Проблема бедности волнует российские власти только постольку, поскольку это ведет к протестам. Пока нет протестов – у властей нет серьезной мотивации что-то делать», – считает он. А как же снижение потребительского спроса? «Для экономики в целом имеет значение спрос со стороны потребителей. Кто и как его генерирует – вторично. Поэтому бедность вредна в основном в социальном плане: она порождает много отрицательных последствий. Но для экономики важен, прежде всего, совокупный спрос», – объясняет эксперт.

Яков Миркин не согласен. «До 10–15 регионов депрессивны, по сути, это зоны национального бедствия. Для общества, для экономики очень важны наша энергия, любовь к новенькому, позитивный настрой, желание вкладываться, расти на долгий срок. И здесь, и сейчас. Когда остров бедности – до трети населения, всего этого очень не хватает каждый день», – уверен он.

КАК ДЕРЖАТЬСЯ, КОГДА ДЕНЕГ НЕТ

Кто бы из экспертов ни был прав, ясно одно – на данный момент государство предпочитает говорить о борьбе с бедностью, а не бороться с нею. Причем говорить с высоких трибун – а на местном уровне регулярны скандалы с чиновничьими советами «поесть макарошек» и «не быть бездельниками». А это значит, что угроза скатиться в бедность и не вылезти из нее грозит большинству сограждан. В таких условиях остается одно – взять свою судьбу в собственные руки.

Универсальных рецептов того, как вырваться из бедности, нет, считает Яков Миркин. «Главное – двигаться, придумывать, не замирать, не думать, что так будет всегда. Искать новые умения, пытаться выжать доход для семьи из всего, что может приносить его», – говорит он.

Независимый финансовый советник Наталья Смирнова дает такой алгоритм действий.

Первое – оценить, можно ли найти финансовые резервы. «Может быть, вы не используете все причитающиеся вам пособия и льготы (их можно узнать на сайте Госуслуги). Может быть, вы не получаете все причитающиеся налоговые вычеты, хотя имеете официальный доход. Может быть, вам доступно рефинансирование своих кредитов под меньший процент, возможно, вы можете объединить все кредиты в один под меньший процент и на более долгий срок, чтобы снизить ежемесячную нагрузку на бюджет. Может быть, у вас есть ненужное имущество, которое можно продать и на вырученные деньги погасить долги или даже начать инвестировать? Даже ненужная техника легко продается на «Авито», пусть вы получите даже 5 тыс. руб., но и их можно пустить в накопления или на досрочное погашение долгов», – перечисляет она.

Если финансовых резервов нет, тогда придется перейти к анализу расходов и поиску их сокращения традиционным способом: переход от более дорогого к более дешевым аналогам, но тут важно не перегнуть палку и не уйти совсем в «плюшкинизм».

Ну и конечно, поиск более высокооплачиваемой работы, подработка и открытие своего бизнеса. Наталья Смирнова советует для этого следующее: «Зайти на сайт поиска работы, тот же hh.ru, оценить рынок труда вашей профессии. Если есть зарплаты выше вашей, то посмотреть описание вакансии, подходите ли вы на нее? Что нужно, чтобы подходили? Не исключено, что нужно будет в себя вложиться, чтобы получать больше, но эти затраты окупятся (сертификаты, обучение и т. д.). Может быть, стоит даже переехать в другой регион. Сейчас время Интернета, вы можете оказывать услуги онлайн в любом регионе страны, да и не только в рамках одной страны».

И главное – нужна мотивация. «Если жить здесь и сейчас, то и кредитов будет всегда миллион, т. к. вы не будете думать о последствиях завтра. И накоплений не будет, т. к. для вас жизнь здесь и сейчас будет важнее, чем отложенный рубль на завтра. Поэтому тут еще есть психологический момент: чтобы ваше будущее вам было интересно, вам бы хотелось сделать его безоблачным, думать о нем, планировать его, а не пытаться убежать от этих мыслей путем сегодняшнего транжирства», – заключает эксперт.


Авторы:  Татьяна РЫБАКОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку