НОВОСТИ
В столичный ОВД нагрянула ФСБ и служба собственной безопасности и перекрыла целый этаж
sovsekretnoru

Барон

Барон

ФОТО: АЛЕКСАНДР КЛИЩЕНКО

Автор: Андрей ГРИВЦОВ
21.10.2021

У бывшего «важняка», эксследователя по особо важным делам Главного следственного управления СК России, а сегодня успешного адвоката Андрея Гривцова яркая биография. С начала 2000-х, почти десять лет безупречной работы в органах прокуратуры и следственном комитете по громким экономическим делам того времени. В 2010-м не менее громкое обвинение самого следака в «вымогательстве» рекордной по тем временам взятки в 15 млн. долларов… Потом будут два подряд оправдательных приговора – сначала судом присяжных, а после обжалования прокуратурой, и судьей Хамовнического суда. Сейчас Гривцов старший партнер адвокатского бюро «ЗКС», а за его плечами защита клиентов, чьи фамилии слышала вся страна. Но в свободное время (которого особенно сейчас совсем не много) Андрей Гривцов успевает сочинять рассказы, в которых соединены его следственный и адвокатский опыт с наблюдениями за действительностью, а различить в них быль или небыль подчас очень сложно. Текстов накопилось так много, что мы начинаем публиковать самые интересные из них в каждом номере «Совершенно Секретно». Встречайте первый рассказ Андрея Гривцова.

БАРОН

Барон проснулся от жуткого грохота, раздававшегося откуда-то со стороны ворот в его с такой любовью выстроенный замок. Он протер глаза, понял, что еще совсем темно и закричал:

– Дворецкий, что это за грохот в такую рань? Эй! Дворецкий! Никто не откликался. Он вскочил с кровати, снова позвал дворецкого и снова ему никто не ответил.

– Да, что, черт возьми, здесь происходит, – выругался он и подошел к окну. По всему двору, грохоча железными коваными сапогами по каменному полу, бегали какие-то незнакомые люди в черном.

Он пошел было к двери в спальню, но внезапно та от резкого удара ноги отворилась, и в комнату вбежало несколько человек, одетых в черное. Лица вошедших было невозможно рассмотреть, поскольку они были прикрыты масками.

– Кто вы такие и что себе позволяете? – закричал барон.

Один из мужчин, совсем молодой на вид, снял с лица маску и протянул руку навстречу барону: – Здравствуйте, барон. Мы здесь по приказу графа Б. По его поручению вы должны быть препровождены в замок его высочества для дальнейших разбирательств.

Барон внимательно посмотрел на молодого мужчину. Тот был, действительно, совсем молод и достаточно дурно сложен. Лицо, очевидно, выдавало в нем человека неблагородного происхождения, пожалованного в дворянство совсем недавно.

Барон немного приободрился. Уж этого щенка он сумеет выпроводить. – Графа Б? Но вы вообще знаете, кто я такой и чей правый сапог мне было доверено вытирать? – надменно обратился к вошедшему барон.

Мужчина немного виновато улыбнулся: – О, да, барон. Нам это известно. Поверьте, нам все про вас известно.

Барон понял, что земля уходит у него из-под ног. Им известно, чей правый сапог ему было доверено вытирать, но граф Б все равно отдал приказ. Однако барон не был бы бароном, если бы окончательно потерял свою уверенность в этот момент.

– Начальник стражи! Начальник стражи! Ко мне! Выгнать этих проходимцев! – громко позвал он. –

Не надо никого звать, – все так же немного виновато пояснил молодой мужчина, – ваш начальник стражи тоже поедет с нами, он уже ждет в одной из карет.

– А, начальник канцелярии, где?

– И начальник канцелярии тоже поедет, и управляющий замком, и даже главный повар. Все уже ждут вас. Собирайтесь.

– Но вы-то, кто собственно такой? – уже практически обреченно спросил барон.

– Я гвардеец графа Б и слуга нашего великого короля, – вытянувшись в струну, практически прокричал мужчина.

– Слава нашему великому королю, – отозвался барон, возвел глаза в небо и истово перекрестился.

– Слава королю, – хором отозвались гвардейцы.

– А он в курсе, что здесь происходит? – с некоторой надеждой спросил барон.

– Его величество в курсе, – грустно и снова немного виновато пояснил молодой гвардеец.

– Но как же грамота, которую он обещал мне вручить послезавтра во дворце и ради которой я и прибыл столь спешно сюда с континента?

– Его величество в курсе, – все с той же спокойной грустью кивнул гвардеец.

И тут барон понял, что никакой грамоты ему никто не вручит, что он просчитался и не внял тем знакам, которые, теперь уже со всей очевидностью, ему посылала судьба. Это и правый сапог, от которого он был внезапно отлучен, и неожиданно холодный тон графа Б на балу, и убежавший от него, как от прокаженного при случайной встрече граф Ч, и наконец, это приглашение во дворец, которому он так радовался.

– Послушайте, но может быть можно решить все это миром? Ведь наверняка же вы любите деньги? Поверьте, я сказочно богат, – заискивающе обратился он к молодому гвардейцу.

– Гвардейцы графа Б служат только королю и выполняют только его волю, – резко повысив голос, закричал гвардеец.

– Слава королю, – обреченно отозвался барон. – Слава королю, – хором закричали гвардейцы.

– Но что же со мной будет и с чем это все связано? – снова задал вопрос барон.

– Ваше имущество отдадут другим вассалам короля, жена станет наложницей, дети – рабами, а вас и всех ваших придворных слуг казнят. Таков закон. И вы сами это знаете, барон, – спокойно пояснил гвардеец.

– Но за что? За что мне все это? Я же всегда подчинялся всем правилам, вытирал правый сапог, целовал руки принцу и всем членам королевской семьи?

– Вы сами все знаете барон.

– Неужели он? Граф А? Все-таки решил прибрать к рукам все мои владения? Но он же сам занимается незаконной торговлей! Послушайте, он предатель короля! Я все вам расскажу! Да, я не святой! Но он, он зло в чистом виде! Он замышлял заговор! За что вы так со мной! Пощадите! Я отдам все! Только не в замок графа Б!

Гвардеец покачал головой: – Простите, барон. Но нам запрещено долго разговаривать с преступниками. Вот, подпишите лучше бумаги и пройдемте в карету. Нас ждут.

Барон еще что-то кричал. Он кричал про конфликт с графом А. Предательство и колдовство со стороны последнего. Какие-то торговые операции. Обманы. Правый сапог, который ему было доверено целовать. Молодую красавицу жену. Мигрень, которая мучает его по ночам. Кровохаркание, которым он страдает. Своего отца, который всегда истово служил королю и умер на службе. Страх перед замком графа Б. Кары небесные. И еще о чем-то, уже совсем невнятном, но что должно было вселить жалость к нему.

Но гвардеец не слушал его. Он молча протянул барону какие-то бумаги и с какой-то неприязнью отвернулся от него, как от проклятого.

Барон затрясся, взял бумаги, мельком посмотрел на них, в ужасе закрыл лицо руками и зарыдал. Это было постановление о привлечении в качестве обвиняемого. Барон обвинялся по ч. 3 ст. 210 УК РФ.

В королевстве начинался новый день.


Авторы:  Андрей ГРИВЦОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку