Амнистия: объявит ли ее Владимир Путин и кому?

Амнистия: объявит ли ее Владимир Путин и кому?
Автор: Елена ВЛАСЕНКО
30.09.2013

Президент России заявил на заседании дискуссионного клуба «Валдай», что не исключает амнистии по «Болотному делу». Глава Комитета Госдумы
по законодательству Павел Крашенинников («Единая Россия») тут же поддержал эту идею. Представители других партий и движений предлагают проект широкой амнистии. Что может заставить Владимира Путина предложить в ближайшее время провести амнистию? Собеседники «Совершенно секретно» делают свои прогнозы.

Владимир Переверзин,
бывший заместитель руководителя дирекции внешнего долга компании ЮКОС, семь лет и два месяца отбывал наказание по «делу ЮКОСа»:

– Владимир Путин не давал оснований ждать от него амнистии – по крайней мере по «делу ЮКОСа». Что касается обвиняемых по «Болотному делу», то в этом случае однозначно судить о его намерениях нельзя. Если он одобрит амнистию им, то наберет очень много политических очков.

Александр Каменский, подозреваемый по «Болотному делу», находится под подпиской о невыезде:

– Насчет широкой амнистии я сильно сомневаюсь. Возможно, Владимир Путин когда-нибудь и решится на это, но точно не в ближайшее время. Думаю, это может произойти только под сильным давлением общественности. А относительно «Болотного дела» – я думаю, слова Путина о том, что амнистия возможна, – импровизация. Ему уже сложно было замалчивать эту тему, тем более когда об этом прямо спрашивают. Вот он и сказал – просто чтобы от него отстали с этими вопросами. Я уверен, что никакого смысла он в это не вложил. Другое дело, что у нас каждое слово Путина воспринимается как сигнал, как призыв к определенному действию. И теперь загадка, как воспримут этот сигнал сторона обвинения, судья. Мне кажется, что эти 12 человек все-таки получат реальные сроки, а потом Владимир Путин их помилует. Сначала их нужно показательно осудить, потом показательно помиловать – и так все мы узнаем, какой у нас на самом деле милосердный президент.

Наталья Таубина, директор фонда «Общественный вердикт»:

– В ближайшее время его может заставить это сделать двадцатилетие принятия Конституции России. Это хорошая дата, к которой можно приурочить акт амнистии, и это было бы правильно. Президента на это может подвигнуть и ярко выраженный общественный запрос. Пока на прямо поставленный вопрос об амнистии Владимир Путин не дал однозначно отрицательного ответа. Хочется надеяться, что сейчас у нас как раз есть некоторое время на то, чтобы такое общественное мнение сформировать и чтобы все-таки к двадцатилетию принятия Конституции это случилось. Традиционно амнистия принимается в отношении либо легких составов преступлений, либо уязвимых категорий людей, совершивших преступления, – например, ветеранов войны или женщин с детьми. Я предполагаю, что если все-таки амнистия состоится, то она будет распространяться на нетяжкие составы преступлений, по которым сроки наказания – в пределах 2–3 лет, и в отношении уязвимых групп граждан. Теоретически амнистия по «Болотному делу» тоже возможна. Наше законодательство не препятствует амнистии по конкретному делу. С одной стороны, я убеждена, что это политически мотивированный процесс, в ходе которого нарушаются многие принципы справедливого судопроизводства, но принятие акта амнистии только к заключенным по «Болотному делу» мне показалось бы странным. Потому что в России существенно больше политически мотивированных процессов и, соответственно, обвиняемых и осужденных с нарушениями принципов справедливого правосудия.

Мария Баронова, обвиняемая по «Болотному делу», находится под подпиской о невыезде:

– Я не знаю, что творится в голове у Путина. С моей точки зрения, нужно объявить амнистию всем политзаключенным, а у нас таких немало. Заставить Путина кого-либо амнистировать может только осознание того, что в стране есть люди и с ними надо вести диалог, а не уничтожать их. Предположить, что может сделать Путин в ближайшее время, просто невозможно. Депутат Госдумы Павел Крашенинников предложил амнистировать обвиняемых по «Болотному делу» – но непонятно, проект ли это самого Крашенинникова или все-таки личное решение Владимира Путина. 

Владимир Осечкин, создатель социальной сети Gulagu.net

– Заставить его может только общественное мнение: широкое обсуждение акта амнистии в экспертном сообществе, поддержка этой идеи большинством населения страны. Амнистия должна коснуться беременных женщин, женщин с маленькими детьми, стариков, несовершеннолетних, для которых сегодня тюрьма – это не наказание с исправлением, а криминальная школа жизни. Честность правозащитников и порядочность помощников Путина могут способствовать тому, что президент все-таки примет решение об амнистии. Я убежден, что она должна распространяться на экономические статьи. Предыдущая амнистия предпринимателям была куцей и ничего не решила. В первую очередь нам помогут те эксперты, правозащитники и члены Общественной палаты, которые будут говорить правду, а не заниматься очковтирательством

 

 

Петр Верзилов, участник арт-группы «Война», муж осужденной участницы панк-группы Pussy Riot Надежды Толоконниковой:

– Я думаю, что высказывание Владимира Путина о возможности амнистии по «Болотному делу» – это сигнал для гражданского общества, что президент находится на распутье. И в зависимости от действий или, наоборот, бездействия этого гражданского общества и будет принято решение им самим. Эту ситуацию можно сравнить с выборами мэра Москвы. Тогда тоже всем было очевидно, что если у Навального был бы низкий процент, то его и людей, которые хотят перемен в России, ждала бы незавидная судьба. А поскольку он набрал высокий процент, это заставляет власть действовать тоньше, выдумывать другие, более адекватные комбинации, которые бы удовлетворяли большее количество людей. То же самое и с «Болотным делом» – если власть почувствует, что к нему есть достаточный интерес, есть давление со стороны людей, которые волнуются и переживают за несправедливо арестованных, то, вероятно, можно будет добиться того, чтобы ребятам не дали по 6–8 лет.

 

 

 

Илья Яшин, участник движения «Солидарность»:

– Владимир Путин зачастую принимает абсолютно иррациональные решения, и с помощью логики предугадать те или иные действия президента очень сложно. Однако мне кажется, что факт приближающейся Олимпиады каким-либо образом может способствовать некоторой внутриполитической разрядке и каким-то действиям, которые хотя бы на время приглушат страсти. Других мотивов я, честно говоря, сейчас не могу себе представить. Амнистия в первую очередь должна коснуться «узников Болотной», потому что сейчас это наиболее резонансное политическое дело. Хотя у меня есть большие сомнения, что нынешняя власть вообще способна на какие-либо гуманные шаги. И даже несмотря на обнадеживающие сигналы, такие, как, например, заявление Павла Крашенинникова о возможной амнистии «болотникам», у меня есть большие сомнения в том, что власть пойдет на это. Владимир Путин привык переламывать ситуацию через колено. Он привык сажать, а не освобождать людей.

Илья Пономарев, депутат Госдумы от «Справедливой России»:

– Я думаю, что Владимир Путин вполне может принять такое решение, чтобы продемонстрировать силу и подвести черту под несколько затянувшейся его избирательной кампанией. На Валдае мы высказали идею амнистии, предложили ему считать это линией поведения власти – люди освобождаются и включаются в нормальную политическую жизнь. Я считаю, что задача-минимум для Путина – отпустить всех людей, которые проходят по «Болотным делам». То есть и тех, кого сейчас судят, и тех, кто ждет суда, – например, Сергея Удальцова и других активистов левого толка. А задача-максимум – это освобождение всех политических заключенных. Сейчас в Госдуме есть два проекта амнистии – один был внесен коллегами из КПРФ, а другой – мной и Дмитрием Гудковым. Павел Крашенинников предложил объединить все эти инициативы, и я его в этом поддерживаю.


Ольга Романова, журналист, создатель правозащитного движения «Русь сидящая»:

– С 1999 года в России не было амнистии. Все, что было потом, вовсе не амнистия, потому что этот акт не должен быть сопряжен с какими-либо условиями. Амнистия всегда безусловна, потому что она – акт милосердия. Например, смысл того, что преподносилось как экономическая амнистия – «давайте вы, предприниматели, все сначала погасите ущерб» – это не милосердие. Слова о том, что надо сначала признать свою вину и лишь тогда претендовать на амнистию, как было сказано Ходорковскому, тоже не то. Похоже, до Олимпиады ребят, обвиняемых в рамках «Болотного дела», осудят и дадут им большой реальный срок. А потом объявят ту самую ненастоящую амнистию – при условии признания вины и только после их осуждения. То, о чем говорит Крашенинников, тоже понятно: ему еще избираться и он просто поднимает популярную тему. Серьезных же разговоров об амнистии не ведется вовсе. Что все-таки может подтолкнуть президента? Я постоянно вижу, что творится в российских судах – все это ужасно и отвратительно. В то же время я читала недавнюю статью в «Российской газете»: в ней говорится о том, что только кадровая судебная реформа может остановить бегство россиян за рубеж. Ее главная мысль: всех судей до одного надо менять. Авторы этой статьи – судья Конституционного суда в отставке Тамара Морщакова и полномочный представитель правительства России в высших судебных инстанциях Михаил Барщевский. Это сочетание авторов нереально. Надо полагать, эта статья появилась неспроста и вполне может сулить чудо – то самое, которое способно привести к истинной амнистии

Алексей Полихович, отец обвиняемого по «Болотному делу»:

– Я каждый день хожу на заседания суда по «Болотному делу» и понимаю, что ни по этому делу, ни по многим другим амнистия сейчас фактически невозможна. Так устроена система. Владимир Путин, например, и ранее, еще в декабре 2012 года, высказывался о том, что амнистия по «Болотному делу» возможна. Но что значит – возможна? Моему сыну еще одну статью спустя восемь месяцев добавили – вдруг омоновец вспомнил, что его все-таки по руке задели. С помощью следователя он это, разумеется, вспомнил. Я не особенно оптимистично отношусь к словам Владимира Путина. Конечно, он вроде бы дал надежду, а конкретики все-таки нет. Амнистия по каким-либо политическим делам возможна только в крайнем случае, если люди снова соберутся на большие митинги. Но в ближайшей перспективе я этого не вижу. Люди запуганы, каждый понимает, что в любой момент может оказаться в тюрьме

Анатолий Локоть, депутат Госдумы от КПРФ:

– Владимир Путин сказал, что было бы неплохо, если бы участники событий 6 мая на Болотной площади попали сейчас под амнистию. На мой взгляд, это просто необходимо сделать. Поэтому я инициировал постановление или закон об амнистии всем этим людям. Полагаю, что это был бы правильный шаг со стороны власти в целом и со стороны президента как гаранта Конституции. Так Владимир Путин сможет показать, что диалог между властью и обществом существует, что пропасти нет. У меня есть ощущение, что Владимир Владимирович готов сделать этот шаг. Насчет возможной амнистии для других людей мне сложно делать прогнозы. Я полагаю, что Путин в целом сторонник жесткой политики.

Дмитрий ГудковДмитрий Гудков, депутат Госдумы от «Справедливой России», член Координационного
совета оппозиции:

– Если вдруг Владимир Путин решил вернуть выборы, политическую конкуренцию, общаться с оппозицией, тогда амнистия возможна. Сейчас заметно, что власть может пойти на диалог, а затем и на какие-то реформы. Понятно, что это будет компромиссный вариант. И даже в этом случае Путин однозначно должен пойти на амнистию. Я считаю, что как минимум это должна быть широкая амнистия для так называемых политических заключенных. И это не только «узники Болотной». Вторая идея – это амнистия для представителей бизнеса. Мы также предлагаем амнистировать инвалидов, беременных женщин, ветеранов и впервые осужденных на срок до 2 лет.

Наши адвокаты и юристы подготовили проект амнистии именно по тем статьям Уголовного кодекса, которые наиболее часто применяются для фабрикации дел. Со стороны Путина объявление амнистии – это был бы хороший шаг для начала диалога с обществом. Потому что, пока в стране есть политические заключенные, никакого диалога быть не может. Я не собираюсь политизировать тему амнистии. Я считаю, что все партии должны объединиться и внести такой проект на рассмотрение Госдумы. Я воспринимаю всерьез заявление Павла Крашенинникова об амнистии. И я очень надеюсь, что единороссы тоже присоединятся, пусть они даже возглавят этот процесс.
 

Фото: «Коммерсант», РИА «Новости», ИТАР-ТАСС, «Совершенно секретно»


Авторы:  Елена ВЛАСЕНКО

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку