«АЛЬФА» И ОМЕГА НАЦВОПРОСА

«АЛЬФА» И ОМЕГА НАЦВОПРОСА
Автор: Игорь ДМИТРИЕВ
05.05.2015
 
«ТРАДИЦИИ ПЛЮС ПОГОНЫ» — НОВАЯ ФОРМУЛА ВНУТРИРОССИЙСКОГО МЕЖНАЦИОНАЛЬНОГО СОГЛАСИЯ
 
Российская власть признала национальный вопрос особой проблемой, требующей своего отдельного органа управления. В правительстве создано новое Федеральное агентство по делам национальностей. А возглавил его бывший командир спецназа группы «Альфа», зампред Комитета Госдумы по обороне, выпускник Академии ФСБ Игорь Баринов, воевавший много лет в Чеченской Республике. В целях этой аппаратной реформы разбирался корреспондент «Совершенно секретно».
 
Как официально заявлено, новое ведомство призвано «укреплять единство многонационального народа России, межнациональное согласие, этнокультурное развитие народов страны, защиту прав национальных меньшинств и коренных малочисленных народов РФ». Сейчас, когда власть постоянно жалуется на нехватку денег в казне, да и в бюджете впервые за многие годы наблюдается дефицит, создавать новое ведомство логично только при острой необходимости.
 
Отдельно среди функций агентства выделены «профилактика любых форм дискриминации по признакам расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности; предупреждение попыток разжигания вражды» на этой почве. Значит, именно сейчас возникла столь острая потребность в укреплении, защите, профилактике и предупреждении, что понадобилось реанимировать федеральное ведомство, ликвидированное еще четырнадцать лет назад?
 
На фото: ИГОРЬ БАРИНОВ
Фото: Екатерина Штукина/Пресс-служба правительства РФ/ТАСС
 
ДЕСЯТЬ ЛЕТ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКОЙ ЗАНИМАЛСЯ МИНРЕГИОН
 
В «нулевых» национальная политика влачила периферийное существование. Функции ведомства были разделены между МВД, МИД и Минэкономразвития, а последнего главу министерства Александра Блохина отправили послом в Азербайджан. Еще три года национальную политику курировал министр без портфеля Владимир Зорин, но спустя три года и он исчез из аппаратной ведомости правительства. Нацполитика перешла в ведение Министерства регионального развития РФ.
 
Благополучие ведомства в итоге подкосили его непомерные аппетиты. На счету ВИП-чиновников министерства было немало скандалов с бюджетными дотациями. Чего стоит одна только криминальная история с бесследно исчезнувшими миллиардами, выделенными на дальневосточный форум АТЭС!
 
Чиновникам министерства было мало того, что они распоряжались огромными казенными деньгами, распределяя их между регионами по своему усмотрению. Экс-министр Виктор Басаргин вообще предлагал ввести внешнее управление дотационными субъектами РФ. В таком случае контроль над расходованием казенных средств перешел бы от региональных чиновников к временной администрации, составленной из представителей Минрегиона и Минфина.
 
И это при том, что благодаря чудовищно перекошенной налоговой системе подавляющее большинство субъектов РФ стали дотационными. В общем, прошло десять лет, и опальным стал уже Минрегион, после чего последовал его бесславный конец. Министр Игорь Слюняев был низведен до скромной должности вице-губернатора Санкт-Петербурга по ЖКХ.
 
МИНКУЛЬТ РАССЧИТЫВАЛ НА 900 МЛН КАЗЕННЫХ РУБЛЕЙ НА НАЦПОЛИТИКУ
 
Функции государственной национальной политики вначале были переданы Министерству культуры. Оно уже успело принять заявки от субъектов РФ на софинансирование региональных проектов в рамках ФЦП «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов РФ до 2020 года». В бюджете 2015 года на эти цели запланировано около 900 млн рублей. Однако счастье минкультовских чиновников оказалось весьма недолгим. В Кремле внезапно осознали, что России срочно потребна планомерная национальная политика, и последовала очередная реинкарнация уже основательно позабытой структуры.
 
Представители республик, например, Татарстана, национально-культурные автономии и системная думская оппозиция активно ратовали за воссоздание министерства. Однако экс-министры по делам национальностей, уже вкусившие на этом посту прелестей работы с Кремлем, предлагали ограничиться созданием федерального агентства – гораздо более компактной структуры. Бывший министр Зорин объяснял это тем, что «социально-экономические трудности и напряженная ситуация на российско-украинской границе могут спровоцировать межнациональные конфликты, а это требует ручного управления». 
 
В том же ключе высказался и экс-министр Валерий Тишков. По его мнению, агентство «не так громоздко, как министерство», оно «должно существовать для формирования единого российского народа, чтобы гасить в зародыше национальные и межконфессиональные конфликты». Первый зампред думского Комитета по делам национальностей Михаил Старшинов считает, что агентство должно сосредоточиться на анализе, мониторинге и регулировании миграционных процессов, в первую очередь из стран – бывших республик Советского Союза.
 
Так все же почему именно сейчас возникла такая потребность в срочной реанимации национального ведомства? Для того чтобы это понять, надо всмотреться в личность главы нового агентства. Тишков считал, что «лучше всего на эту должность подошел бы замминистра культуры Александр Журавский, который занимается межнациональными проблемами не первый год». Руководитель аналитического агентства Alteet Certe, политолог Андрей Епифанцев называл целый ряд фамилий: «Кандидатур было немало. И Старшинов, представляющий в Госдуме Карачаево-Черкесскую Республику, и Журавский, и глава Дагестана Рамазан Абдулатипов».
 
Однако окончательное решение стало весьма неожиданным. Вместо Журавского совершенно неожиданно прозвучала фамилия Баринова. Епифанцев отметил: «Баринов никогда не занимался межнациональными отношениями. В этом я вижу сигнал того, что статус агентства будет подниматься, ему хотят придать новые функции, сделать главой публичного человека, имеющего поддержку в регионах. Это то, чего не было у других претендентов. Данное направление, однозначно, будут усиливать. Имевшее место в прошлом назначение на данный пост академиков вроде Тишкова было признано неудачным. Возможно, теперь решили назначить человека с незамыленным взглядом, без привязанностей».
 
По информации из анонимных думских кабинетов, дело – в битве «кремлевских башен», как обычно называют подковерную возню кремлевских кланов. Знающие эксперты говорят, что единства нет даже среди «питерских чекистов», которые уже раскололись на группы Игоря Сечина с Александром Бортниковым, Виктором Ивановым, Николаем Патрушевым… В этой борьбе одной из козырных карт является глава Чечни Рамзан Кадыров, чье влияние все увеличивается.
 
Биография Баринова наводит на мысль, что основное внимание нового главы агентства будет сконцентрировано отнюдь не на зарубежье, а на внутрироссийских, проблемах. Судите сами. Выпускник Новосибирского высшего военно-политического общевойскового училища и Академии ФСБ, служивший в ВДВ, а затем – командиром регионального подразделения группы «Альфа», участвовал в контртеррористической операции в Чечне. В 2003 году он избирается в Госдуму – по списку «Единой России» от Свердловской области.
 
ТРАДИЦИИ ПЛЮС ПОГОНЫ РАВНО ДРУЖБА НАРОДОВ
 
Получается, что Баринов, с одной стороны, представитель ФСБ, то есть свой человек для кремлевской элиты. А с другой стороны, много работал в Чечне, а, значит, имеет неплохие контакты с представителями ее руководства. Сам Баринов заявил: «Россия имеет свою историю и многовековой успешный опыт в качестве многонациональной страны. Надо взять лучшее и использовать это в современных реалиях».
 
По словам Баринова, наибольшее число проблем возникает на Северном Кавказе. При этом в качестве региона, добившегося там наибольшего прогресса, он назвал Чечню: «По сравнению с тем, что там было пять-семь лет назад, это небо и земля. Это касается и межнациональных проблем, и патриотизма».
 
Директор Института истории и археологии Республики Северная Осетия-Алания Руслан Бзаров убежден: «Россия была, есть и будет в том числе кавказским государством. Она не может уйти с Кавказа, не потеряв себя. Это – историческая данность, которой нет никакой альтернативы».
 
Заместитель руководителя главы Центра политических технологий Алексей Макаркин сказал: «В 1990-е годы на этих постах работали интеллектуалы, от теории и практики которых решили отказаться». По его мнению, Баринову будет легче найти общий язык с силовиками на местах. Похожее мнение высказал политолог Павел Данилин: «Задача Баринова – реализация общефедеральной политической линии по созданию системы мониторинга и предупреждения кризисов вроде произошедшего на Манежной площади и в Кондопоге. Он человек системы и военный одновременно. Баринову придется иметь дело с людьми в погонах, лидерами национальных диаспор, представителями регионов».
 
Президент фонда «Петербургская политика», политолог Михаил Виноградов считает: «В риторике нового ведомства должен быть найден компромисс между идеями русского национализма и проявлением лояльности федеральных властей к Северному Кавказу. Эксперименты с темой русского мира будут проводиться, но вряд ли они будут масштабными, потому что до конца нет понимания, что делать – продвигать или, наоборот, давить ее, не допуская концентрации активных граждан. Баринов – это фигура, которая олицетворяет коммуникацию политических и силовых ведомств».
 
Впрочем, некоторые эксперты настроены более скептически по отношению к агентству и его главе. Так, заместитель руководителя Региональной национально-культурной автономии аварцев Дагестана Марко Шахбанов вообще не видит смысла в создании такого агентства. В его понимании это министерство будет заниматься дублированием тех задач, которые до него решали другие учреждения по делам национальной политики. А руководитель Информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский полагает: «Свежий взгляд выходца      из спецслужб обычно сфокусирован на проблемах безопасности в первую очередь. И то, что поставили именно его, значит, что проблемы безопасности здесь стоят на первом месте для президента. Если именно ими в первую очередь заниматься, то безопасности от этого больше не становится».
 
«Традиции плюс погоны равно дружба народов» – такова отныне формула внутрироссийского межнационального согласия. Сработает ли она?
 
СПРАВКА
 
Судьба госнацполитики в нашей стране весьма драматична. В царской России эта тема находилась в ведении Министерства внутренних дел, и специальное ведомство, которое занималось именно национальными вопросами, появилось лишь в ноябре 1917 года.
 
Возглавил Наркомат по делам национальностей Иосиф Сталин, считавший, к примеру, обретение Финляндией независимости «трагедией финского пролетариата». Ничего удивительного, что стоило Сталину взять власть в стране в свои руки, ставший для него трамплином Наркомнац немедленно был упразднен – еще в 1923 году. И надолго…
 
Вторая жизнь национального ведомства началась лишь почти семьдесят лет спустя – в перестроечную пору. Тогда были учреждены Госкомитеты РСФСР и СССР по национальным вопросам. Впрочем, уже вскоре к этой теме добавился гарнир в виде региональной политики, вскоре ставший основным блюдом.
 
Уже в 1993 году Госкомнац России был переименован в Госкомитет по делам Федерации и национальностей, затем – в Министерство РФ по делам национальностей и региональной политике, потом – в Министерство по делам национальностей и федеративным отношениям, вновь – в Министерство региональной и национальной политики. Лишь в 1998 году было воссоздано Министерство национальной политики, но лишь на полгода.
 
В 1999 году в Белый дом вернулось Министерство по делам федерации и национальностей, вскоре ставшее Министерством по делам федерации, национальной и миграционной политики. А в 2001 году министерство ликвидировали. По слухам, финальной каплей, переполнившей чашу кремлевского недовольства, стал Конгресс соотечественников, прошедший в московском Колонном зале Дома союзов. В Кремле, по слухам, не простили неудачного подбора ораторов.
 

Авторы:  Игорь ДМИТРИЕВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку