Александр Коржаков: Президент впадает в детство

Автор: Таисия БЕЛОУСОВА
01.06.1998

 
Беседовала Лариса КИСЛИНСКАЯ

Бывший начальник Службы безопасности президента депутат Госдумы России Александр Коржаков, окрыленный успехом своей документальной книги «Борис Ельцин: от рассвета до заката», приступил к работе над политическим детективом, где главными действующими лицами станут президент и его окружение. С вопроса, на какой стадии эта работа, и началась наша беседа с Александром Васильевичем.

Если бы я занимался только книгой, то закончил бы ее к Новому году. Но совмещать писательский труд и добросовестное исполнение депутатских обязанностей невозможно. Вся надежда на каникулы. Пока сюжет только в голове, а на бумаге – план, который постоянно меняется.

– Фамилии героев будут подлинные?

– Безусловно, правда, оговорюсь, как сейчас модно, что неминуемые совпадения – чистая случайность. Задумка, как в «Семнадцати мгновениях весны»: в сюжет войдут вкрапления подлинных фактов.

Публиковать отрывки в печати Коржаков на данной стадии отказался. Но для нашей газеты готов представить то, что не вошло в первую книгу.

– Когда мои консультанты прочитали рукопись «Бориса Ельцина...», то посоветовали значительно сократить, чтобы книга стала читабельнее. Пришлось пожертвовать некоторыми деталями, второстепенными персонажами. Так, в книгу не вошел рассказ о Завидове. Хотел я рассказать и о бывшем секретаре Совбеза Олеге Лобове. Этот человек способствовал проникновению в Россию такой кровавой секты, как «Аум Синрике». Нельзя на таком посту быть столь простодушным. Значит, я уже могу подозревать, что сделал это Олег Иванович не бескорыстно.

Был эпизод по Борису Громову. Он хорошо иллюстрировал, как в нашем государстве проводится кадровая политика. Журналисты бедные, чего только не выдумывают по этому поводу. А на самом деле все так просто...

Березовский – тоже исторический персонаж. Настоящий злой гений современности. Не так богат, как хочет показаться. Никогда своими капиталами не жертвует, любит стравливать людей, талантливый сводник. За копейку удавится.

– А есть ли у вас главы о самом президенте, которые не вошли в первую книгу?

– Что еще можно рассказать? Бориса Николаевича и так показывают каждый день. Уже просто стыдно смотреть на экран. Мне все это напоминает конец семидесятых годов. Но тот маразм был какой-то добрый, простодушный: ну, награждал себя Леонид Ильич орденами – да ради Бога, если нравилось. Сейчас же маразм злобно-агрессивный, непредсказуемый, идет настоящая кадровая чехарда: то спецслужбы разгоняют, то выходцев оттуда вновь назначают на руководящие должности. Откуда это? Все так же просто. Нынешний руководитель администрации, этот шибздик, как я его называю, всю жизнь находился под влиянием мифа, что в КГБ работают супермены. Окружая сейчас себя ими, считает, что сам становится значительнее.

Еще за месяц до событий 23 марта я предсказал разгон правительства, называл имя Сергея Кириенко. Знал, что он понравился сначала мужу Татьяны Борисовны Дьяченко, потом ей самой. А уж потом была разработана комбинация, как подвести никому не известного молодого провинциала к президенту. Он беседовал более часа с ним, обычным министром, в то время как напрямую подчиненные президенту министры к нему попасть не могут. Есть руководители спецпрограмм администрации президента, непосредственно ему подчиненные, которых он вообще никогда в глаза не видел.

– В одном из интервью ваш соратник сказал, что мечта большевиков о том, чтобы кухарка управляла государством, воплотилась сейчас – страной правит дочка, бывшая домохозяйка...

– Сейчас, я считаю, государством у нас никто не управляет. Если раньше я связывал надежды на перемены с приходом на место президента какой-нибудь светлой личности, то теперь понимаю: не важно, кто это будет, лишь бы власть сменилась. Нам не нужно пугаться ни Лебедя, ни Лужкова, ни Зюганова, ни Жириновского. Лишь бы этот человек не царствовал, как герой из сказки, лежа на боку. А у нас сейчас именно такая ситуация. Что творится со страной, Бориса Николаевича давно не интересует. Вспомните, какой подъем был, когда пришел Андропов, Горбачев. У людей появились надежды на перемены. Президент давно ничего хорошего для страны не делает, разве что регулярно общается с народом по радио.

– Как вы расцениваете заявление, что по закону Борис Николаевич Ельцин вполне может баллотироваться на третий срок?

– Пусть говорят что хотят, если получают удовольствие от своего толкования того или иного шага президента, на которого – еще раз повторю – смотреть просто стыдно. Эти ужимки, жесты, напоминающие ветряную мельницу. Вам любой психолог объяснит, что когда слов не хватает, то помогают себе руками. А лет десять назад у Бориса Николаевича был большой словарный запас.

– Если президент будет баллотироваться на третий срок, вы составите ему конкуренцию?

– Да. Мои помощники уже готовятся к сбору подписей по регионам. Я это делаю, чтобы рассказать правду об этом человеке, – он уже станет моим соперником. В собственную победу особенно не верю, но хотя бы отберу у него часть голосов. Уверен, что он наберет не больше, чем Горбачев. Если тогда многие губернаторы положили в «копилку» президента сотни тысяч голосов, то сейчас этого не случится.

– Может, был бы смысл написать вторую книгу не в жанре политического детектива, а на основе фактов и документов?

– Достаточно уже написал – мазками, штрихами. Что еще нового сказать? Об окружении прекрасно рассказал Валерий Стрелецкий в своей книге «Мракобесие». Я рад, что судьба свела нас вместе. Надеюсь, что мы еще поработаем – не такие уж старые. К тому же его книга опять стала подогревать интерес к моей. Пошли заказы на новые дополнительные тиражи.

Документы должны быть в прокуратуре. Они там и так есть. Но команда «фас» последует лишь тогда, когда уйдет нынешний президент. К сожалению, наша прокуратура не стала независимой и подчиняется отнюдь не только закону. Возьмем, к примеру, историю с коробкой, которую Лисовский и Евстафьев выносили из Белого дома. Там десяток дел можно было возбудить. Но последовала команда: замять!

Идею политического детектива подсказали зарубежные издатели – им это очень интересно, а мне уже надоело говорить об окружении президента, о влиянии Танечки. И так всем все понятно. Какой имиджмейкер и советник, таков и результат – ужимки, танцы с королевами, кадровая чехарда.

Что нового можно рассказать о президенте, который за две недели до пенсии убирает премьер-министра? Мог бы действовать по закону – а так, наплевал на Черномырдина, всю его команду, а Виктор Степанович шесть лет горбатился на Ельцина, иногда в ущерб своему имиджу, и избиратели ему это могут припомнить.

Последней каплей, толкнувшей Ельцина на этот странный шаг, стал очень теплый прием Черномырдина в Америке. Этого Борис Николаевич пережить не смог, наверное, приревновал. Никто не ожидал от президента новой серии глупостей. Сначала целовался с Черномырдиным, потом заявил, что шесть лет ему не доверял. Испортил ему проводы, испортил песню.

Убрал Анатолия Куликова, с моей точки зрения, как человека из команды Черномырдина. Когда ушел Виктор Ерин, который, как я считаю, честно служил президенту, каждая группировка мечтала о своем министре внутренних дел. Виктор Степанович и Илюшин победили: назначили Куликова, а потом Борис Николаевич убрал его даже более бесцеремонно, чем премьера.

Чубайса же президент по-прежнему не сдал: РАО ЕС, Америка, объятия, поцелуи, знаки внимания. Они с ним по гроб жизни повязаны – вместе страну гробили. Ельцин и Чубайс – просто подельники.

– А говорят, Чубайса подвело то, что он поссорился с дочерью президента...

– Что с ней ссориться? Идет обычная придворная борьба за близость к телу президента. А к нему ближе тот, кто ближе к Татьяне. Так что кадровая политика крайне проста. В какой еще стране решение государственных вопросов зависит от настроения президента, от того, с какой ноги он встал, понос у него или запор. А у нас все зависит от этого.

Мне всегда было жалко Илюшина. Когда я приезжал в Кремль вместе с президентом, он спрашивал: «Саша, ну какое там настроение? Что ждать сегодня: какие документы давать или вообще отложить все на следующий день?»

Фото из книги А. Коржакова «Борис Ельцин: от рассвета до заката»

Сейчас все это усиливается в геометрической прогрессии. К тому же раньше у него мог быть своеобразный выход эмоций: попариться в бане с приятными ему людьми, потом в этой же компании выпить по рюмочке, поиграть в теннис. А сейчас? Одни и те же рожи... Врачей только меняют. Он просто впадает в детство. Сейчас его даже лечит детский врач. Старший среди его врачей – Фесенко – педиатр, рекомендован семьей, так как хорошо лечил внуков.

– Да, с такими сюжетами у вас получится хороший роман...

– Конечно, мой главный герой – именно наш президент, других я так хорошо не знаю. Но автор будет иметь и право на вымысел, иначе книга будет не интересна, хотя могут быть названы и конкретные взяточники, казнокрады, мздоимцы.

Вот, например, кадровой политикой в администрации президента занимается Евгений Савостьянов. Живет сейчас в дачном поселке Гусинского, взял у него 500 тысяч долларов в кредит. Из каких доходов чиновник может такой кредит вернуть? Значит, это просто оплата. Неужели безвозмездно Савостьянов в 94-м году, будучи главой УФСБ по Москве и области, мчался на выручку Гусинскому, чтобы выяснить, кто же уложил его охранников мордой в снег? А мало ли еще других? Чубайс, Кох, Мостовой и другие члены «Союза писателей имени Приватизации».

Когда я говорил о взяточнике Чубайсе, он тоже в суд на меня не подавал.

– Изменилось что-либо в вашей жизни после публикации книги?

– Мне приятно, что книгу читают, что сотни людей просят автографы. Меня даже московские писатели пригласили на встречу. Безусловно, считать себя писателем-профессионалом я не могу. С той книгой было проще – наговорил на пленку, расшифровал, почистил, еще десяток раз отредактировал, и книга готова, хотя автор все равно не удовлетворен на все сто процентов. В отличие от кабинетных писателей у меня очень много фактуры. Горький тоже начинал с фактуры в первых книгах...

– Но он начинал со дна общества, а вы с верхов...

– Оказалось, что это одно и то же. Если первая книга получилась удачной, вторая должна быть хотя бы не хуже. В этом главная трудность.

Кстати, моя первая книга привела к тому, что по указанию Ельцина хотели внести поправки к Закону об охране высших государственных чиновников, чтобы люди не могли распространять сведения, полученные ими в результате исполнения служебных обязанностей.

А что считать такими сведениями? Если охранник дачного правительственного поселка видит, как дочь бывшего главы администрации президента Сергея Филатова каждый день возит на дачу краденое, он что, должен молчать? Я не оговорился – это реальный факт, описанный к тому же в книге Валерия Стрелецкого. Если о таком факте умолчать, то это сокрытие преступления. Другое дело – кто возьмется расследовать уголовное дело о воровской «малине» на даче столь высокопоставленного лица? Так что это еще хуже, чем у Горького «На дне».

Поэтому дополнение к закону было принято лишь в первом чтении. А после того как Борис Николаевич поиздевался над Думой при утверждении Кириенко, уверен, что столь ценное для президента дополнение так и не будет принято. ЕБН еще раз показал свою сущность, объявив о поощрении думцев, если они утвердят нового премьера. В итоге – в Думе грядет 30-процентное сокращение аппарата, помощникам зарплату не платят. Мои «апартаменты» вы видели, служебной машиной я никогда не пользовался.

Когда я вел прием избирателей в Туле, то тоже снимал сначала скромное помещение. Но людям просто негде было сидеть. Потом плюнул и на свои деньги снял приличный офис. У меня в очереди никто не стоит, все могут сесть, отдохнуть. И потом, если в тебе видят большого начальника, то и кабинет должен быть соответствующий.

Менталитет наших граждан таков, что им приятней видеть в качестве начальника такого внушительного человека, как Виктор Степанович Черномырдин, хорошо одетого, солидного, а не Юмашева в рваных джинсах и свитере. Он хоть и носит сейчас костюм, но ходит в нем, как в скафандре. Демократия – это еще не значит, что избранники народа должны ходить небритые, немытые и непричесанные.

Мои избиратели в Туле не видят никакого нарушения депутатской этики ни в большом кабинете, ни в машине «вольво». Главное, что я им помогаю. Отработал с помощниками более двух тысяч обращений. Ко мне приходят с просьбой написать заявление, отксерить документ.

Я депутат Госдумы, но себя считаю, как это раньше называлось, народным депутатом. Вот решил купить всем тульским детдомовцам настоящие тульские пряники. Заказал самые большие – по шестнадцать килограммов. Пусть попробуют.

Если бы не работа, поездки, то и вторую книгу уже, может быть, сейчас закончил. А так по полторы-две недели каждый месяц провожу в Туле. Езжу много по приглашениям – Батуми, Рязань, Самара, Новгород, Санкт-Петербург, Ярославль. Бываю за рубежом, например в Германии. Поехал на Кипр, чтобы заняться своими легкими, ну, думаю, поработаю, но жена попросила внимания к себе. Поэтому книгу пришлось отложить на потом

Дома уже ждала семья дочери – она с мужем и внучкой вернулась из Швейцарии, где зять работал зубным техником в нашем представительстве. Кстати, оставил о себе самую добрую память. Никто меня не упрекнет за поведение моих детей.

– Но многие упрекали вас в нарушении профессиональной этики после выхода книги.

– Никакого нарушения профессиональной этики я не вижу. В фильме «Телохранитель» было больше раскрыто профессиональных секретов, чем в моей книге. Человеческая этика... В этом плане мне понравилось интервью профессионала, который меня никогда не знал, – председателя, не помню, как у них это называется, но говоря по-старому, КГБ Латвии. Он рассуждал о наших отношениях с Борисом Николаевичем, мол, тот должен был меня оберегать и отправить в отставку с почетом. В США, кстати, так и делается: бывшие высшие чины спецслужб имеют все, поэтому по закону они около двадцати лет и обязаны молчать о своей бывшей работе.

Но я же не первый и не последний. Президент обидел многих. Только такие холуи, как Филатов, готовы после этого лизать его ботинки, хотя при его словоблудии он мог бы говорить часами о своей роли в демократии. Лучше бы следил за своей неуправляемой администрацией, где погоду уже начали делать люди с нетрадиционной сексуальной ориентацией.

– Видимо, это очень актуальная тема для Кремля?

– Сначала я не придавал этому значения, как и любой человек с нормальной ориентацией. Сейчас же могу отличить «голубых» по походке, по жестам, по манерам, по взглядам, сигналам, которые они подают друг другу.

Это стало проблемой не только Кремля, но и журналистики. Кого может пригласить на свою передачу «Час быка», которую я называю «Час петуха», Андрей Черкизов? Только своих сексуальных партнеров. А журналисты формируют общественное мнение.

Это страшно. Сексуальные партнеры на ТВ, в администрации, в Кремле, в Думе. Они просто создали свою партию. И эти люди, которых запросто могут шантажировать, у которых явно не все в порядке с психикой, делают погоду в нашей стране.

СБП занялась этой проблемой, только когда из окна выбросили сотрудника пресс-службы, руководимой Костиковым. Один его сотрудник был изгнан за продажу информации японцам, другой за «голубой» скандал. Остается только догадываться, почему бывший руководитель пресс-службы президента окружил себя такими людьми, почему нынешний «вернул» с повышением изгнанного после падения из окна. Причем на высокую должность зама пресс-службы президента. Это просто персонажи «Кукол». Очень талантливая передача.

– А как вы относитесь к своему образу?

– Его «лепили» те, кто меня не знает. Тапочки Ельцину я не подавал, это делал Костиков. Я не персонаж типа Костикова, я сам по себе. И всегда был таким.


Авторы:  Таисия БЕЛОУСОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку