НОВОСТИ
На Урале прошли акции протеста против QR-кодов
sovsekretnoru

Адыгея: Нынче «крышуют» и «заказывают» чекисты

Автор: Лариса КИСЛИНСКАЯ
01.07.1999

 
Андрей ЖДАНКИН,
обозреватель «Совершенно секретно»

Начало темы в материале:
№04 1999 Отморозки под крышей ФСБ

ЧЕШЕМ ВСЕХ!

У нас есть редчайшая возможность познакомиться с технологией «заказа», оптового, сразу на четверых.

Место действия – Республика Адыгея. Время – середина мая нынешнего года. В машине двое. Судя по разговору, знакомы давно, имели совместные дела. Общение не на равных: заказчик «тыкает», исполнитель только на «вы».

Сначала заказчик собеседника «разогревает». Есть, мол, люди, которые сильно мешают жить, угрожают. И тебе, и мне. Упоминает известные в республике и стране имена – политиков и бизнесменов. Дескать, и мы знаем тайные пружины современной жизни. К делу подводит минут через пятнадцать после начала разговора.

Заказчик. Только что вернулся с Тахтамукайского района (один из районов Адыгеи. – А.Ж.). Я так понял, что, по-моему, там речь шла за вас (называет несколько имен из окружения киллера. – А.Ж.). Я за тебя боюсь, я о-очень за тебя боюсь. Пока я у них, б... вроде как обо мне там много говорят-говорят, может, они там... что-то не решается (что в переводе: пока я здесь, вас не тронут, слишком я большая величина. – А.Ж.). Но я, Мурат, я не зря это говорю, понимаешь? Я знаю, когда я что-то говорю. Когда это серьезно, я говорю: Мурат, это серьезно. Когда это – х..ня, я говорю: Мурик, это х..ня, б...! Что делать будем?

Исполнитель. Чё скажете, то и будем делать.

Заказчик. У меня к тебе совет, Мурат, нужно с тобой посоветоваться. Я могу посоветоваться только с тобой. У меня нет на сегодняшний день более близких ребят, чем ты и твои ребята. Нету, Мурат!

Дальше определяется круг «гадов», которые мешают жить, от которых, по мнению заказчика, исходит угроза.

Заказчик. Это вот Голова, Волоскевич, Мазай, Панеш – четыре человека. Значит, Мурик, вот четыре человека, но самое главное – Панеш, Голова, Волоскевич – три человека. Я уверен, что Панеш не остановится, б...! И всю картину, всю погоду там сделал Панеш. Значит, Мурат, что бы в жизни ни случилось, б... пока я живой, б... эта гнида все равно должна быть убита, б...

Исполнитель. Мы его...

Заказчик. Я думаю сделать такой план, не знаю, получится это у меня или не получится. Я хочу сейчас вместе с шефом вылететь в Москву, нам есть с кем там встречаться. Мурат, просто так мы не сдадимся. Даже если я останусь один вообще, мы все равно будем драться. Мы не для того проходили через всю эту х..ню, б... чтобы перед кем-то встать на колени. Если даже меня не будет, будет двадцать рыл, которые им никогда этого не простят, они будут воевать. И мы хотим сделать так: на полгода меня отправят в командировку. Все будут знать, что меня якобы отсюда перевели. И как только я уеду в командировку...

Исполнитель. Можно начинать?

Заказчик. Я сведу тебя с людьми, я единственного человека оставлю, у тебя будут мои телефоны, мои координаты. И там под криминальные разборки их всех чешем.

Исполнитель. Леонид, мы занимаемся, все!

Заказчик. Спокойно, нормально занимаемся. Я отдаю глушители (к автомату. – А.Ж.), сейчас встречаюсь с человеком...

Исполнитель. Если вы уезжаете, пускай слух распустит шеф, что, мол, вас отправили в Чечню или куда-то там к черту. Они в расслабленном состоянии будут кататься.

Заказчик. Они здесь повылазят, б... Первый, конечно, это – ... (неразборчиво), Голову, кстати, лучше в Москве, конечно.

Исполнитель. Голову мы сделаем в Москве.

Заказчик. Делать его, гада, делать. Панешку – здесь, Голову – там. Вот я у тебя хотел расспросить: сможем это или не сможем?

Исполнитель. Сможем.

Заказчик. Ну если мы где-то подкачаемся, нам п...ец!

Исполнитель. Мы молчим – рот на замке.

Заказчик. А мы вернемся, Мурат, по-любому, б... Если их не будет, будем жить спокойно, наши люди придут к власти. Все равно к власти придут те, на кого мы поставим на президентских выборах. Нам не по семьдесят лет.

Исполнитель. Короче, мы готовим это...

Заказчик. Завтра встречаемся, я все передаю тебе.

Исполнитель. Я их убираю, и – пошел Хасан! (Местный аналог поговорки «Вперед и с песней!» – А.Ж.)

Вот такой разговор. Чисто конкретный. О цене речь не заходила.

Расшифруем для читателей.

«Заказанные»: Голова – генеральный директор одного из московских заводов Шамиль Туркав; Волоскевич – предприниматель Гиса Бастэ; Мазай – депутат парламента Адыгеи Адам Богус; Панеш – предприниматель Аслан Панеш. Люди, к криминальной сфере отношения не имеющие. Пусть не вводят в заблуждение клички, это школьные прозвища. Мазай, например, – последствие изучения творчества поэта Некрасова. К слову, я сам из-за сходства с актером Демьяненко в школе был известен как Шурик.

Заказчик – подполковник ФСБ Леонид Михайлюк, заместитель начальника Управления ФСБ по Республике Адыгее, начальник отдела по борьбе с терроризмом! Шеф – начальник управления полковник Анатолий Петренко. Исполнитель – бандит местного масштаба по имени Мурат.

К лавине грабежей, изнасилований, убийств, катастроф, похищений мы привыкли. Но попытайтесь, будто впервые, осознать чудовищность ситуации: человек, наделенный огромной властью, вооруженный не только табельным оружием, но и всей мощью госбезопасности, обязанный охранять граждан и закон, заказывает убийство четверых!

Пленка с «заказом» «гуляла» где-то два месяца, затем попала в нашу редакцию, в Генеральную прокуратуру России, Главную военную прокуратуру, ФСБ и МУР. Триста ее экземпляров попали и по месту происхождения, в Адыгею: все высшее руководство республики, депутаты получили возможность на слух познакомиться с методами работы ФСБ. Слушали с живым интересом.

А убийца тем временем уже вылетел в Москву, где живут двое из четверки заказанных.

ПО КОМ ЗВОНИЛ КОЛОКОЛ

Еженедельник «Совершенно секретно – Версия» первым ударил в колокол. Затем тему расширила газета «Совершенно секретно» (№ 4/99). Приведенные факты буквально кричали: реагируйте!

В Адыгее за последние несколько лет совершено более полусотни убийств. Для маленькой республики это цифра жуткая. Около половины из них – заказные, нераскрытые, выполненные высокопрофессионально. Часто используются автоматы с приспособлением для бесшумной, беспламенной стрельбы. Такими вооружены только спецподразделения.

Два местных бандита – Кент (Вячеслав Берзегов) и Америка (Тхатель Нурбий) – поделили между собой республику и, попросту говоря, бесчинствуют. Солидная часть убийств – на их совести. А в республиканском УФСБ в должности начальника отдела по борьбе с терроризмом трудится Леонид Михайлюк, который с бандитами связан впрямую. «Крышует» им (чекистское выражение): используя служебное положение, разваливает уголовные дела, в которых они фигурируют. Когда надо, выделяет бандитам охрану, летает с ними в Москву – и дела решать, и полечить подопечных у столичных светил медицины.

В действиях подполковника Михайлюка просматривается и обычная корысть. При зарплате в две тысячи рублей чекист старую иномарку меняет на новый «фольксваген-пассат» (это около 15 тысяч долларов), за 120 тысяч новых рублей покупает квартиру.

Дальше – больше: есть очень серьезные основания полагать, что борец с терроризмом к убийствам причастен лично.

К моменту наших публикаций Кент был убит, но Америка, субъект более отмороженный, продолжал активную деятельность на просторах Адыгеи и Краснодарского края. За один «рейд» по Черноморскому побережью через Краснодар до Майкопа он собирал в пересчете на доллары от 100 до 150 тысяч. Бандитским оброком обложили всех, кого можно. Тех, кто пытался сопротивляться, убивали.

Что самое страшное, родные убитых, не надеясь на государственное правосудие, готовы были взяться за оружие. Спасибо им, что понимали: раскручивать кровавый маховик средневековых традиций опасно. А власть – не видела проблемы.

ПО МЕСТАМ ПОБОИЩ

Читателям, не знакомым с первой публикацией, напомню только один сюжет.

В ноябре 1997 года к Кенту в небольшой – на двести дворов – аул приехала бригада бандитов забрать долг – около 30 тысяч долларов. Кент к «стрелке» подготовился... Приехавших встретили ураганным огнем из автоматов, пистолетов ПМ и ТТ, пистолета-иномарки калибра 9 мм, рвались гранаты Ф-1 и РГД-5. Побоище длилось не менее получаса. В свидетелях – весь аул. Двое из приехавших были убиты (тела не найдены до сих пор), один ранен.

В ауле в момент бойни или чуть позже находились сотрудники отдела Михайлюка и он сам. Чекисты умудрились «не заметить» расстрелянную «БМВ», лужи крови, трупы, россыпи гильз, воронки от гранат. Зато говорят, «ФСБ и омоны» с фонариками по огородам искали раненых, чтобы добить. Одного нашли и отмордовали так, что на бедолаге живого места не осталось: убеждали молчать про перестрелку

Назавтра грейдер заровнял воронки от гранат, лужи крови. Кент веником подмел гильзы. Очевидца «уборки» через десять дней зарубят топором. И тишина!

Местный участковый, подневольный подлец, не моргнув глазом поведал родным убитых сказку про детишек, которые баловались петардами.

Адыгея – республика маленькая, примерно как московские Чертаново или Бибирево. На карте России среднего масштаба территорию субъекта федерации № 1 (по нумерации ГИБДД) можно закрыть торцом карандаша. Когда говорят, что здесь все друг друга знают, это не преувеличение. Про бойню в ауле знали ВСЕ!

А правоохранительные структуры республики четыре месяца делали вид, что ничего не произошло.

Но республика не без порядочных прокуроров. Преодолев недовольство прокурора республики Прихленко, районный прокурор Кадыр Чале все-таки возбудил уголовное дело. Подполковник Михайлюк тут же внедрился в следственную группу и принялся разваливать дело.

Один из подследственных готов был рассказать, где спрятаны трупы, но Михайлюк, ворвавшись в изолятор (разрешил прокурор республики), так запугал, что тот замолчал, как молодогвардеец. Зато к бандитам утекала ценнейшая оперативная информация. На планерках в присутствии милицейского замминистра Кубова (теперь он возглавляет ведомство) следователь докладывал: «Михайлюк – лицо, заинтересованное в том, чтобы преступление осталось нераскрытым, а те, кто его совершил, остались на свободе». И – ничего.

Про одного из следователей МВД республики Михайлюк запускал слухи, приписывая такое, за что в криминальном мире убивают без разговора. За следователями следили работники «дружественного» ведомства, собирали компромат. Больше того, четверых «заказали». И даже выплатили аванс! Им пришлось срочно искать бронежилеты и прятать семьи.

Короче, бандиты во главе с Кентом вышли на свободу, а дело безнадежно зависло.

Интересно, что во время следствия каждому члену группы со стороны ФСБ Кент обещал хорошую иномарку (при желании – деньгами). Познакомиться с личным транспортом сотрудников отдела БТ – вот непаханое поле для работы Управлению собственной безопасности ФСБ. Если только проверяющие пожелают действительно установить истину, а не пожить в роскошных апартаментах за чужой счет и не водить проституток, опять же не за свои деньги. Такое бывало, причем деньги собирал подполковник Михайлюк лично, приговаривая, что проверяющий из Москвы – барыга, денег требует.

Эпизодов дружбы и сотрудничества бандитов и чекиста предостаточно – не перескажешь. И ни прокурор Андрей Фатин, надзирающий за соблюдением законности в УФСБ, ни заместитель прокурора республики Егор Горяинов, курирующий в республиканской прокуратуре следствие, ни сам прокурор Адыгеи Михаил Прихленко ничего ненормального в том не усмотрели. Ну не видели!

НАГРАДА НАШЛА ГЕРОЯ

Публикации «Совершенно секретно» взорвали ситуацию в республике. Население о проблеме заговорило в открытую, а события стали развиваться с ускорением.

Оперативно был убит Америка. (Убийцы, разумеется, не найдены. Об обстоятельствах чуть ниже.) Начальник УФСБ по Республике Адыгее полковник Петренко и сочувствующие подтянули ручную прессу. На чистку заляпанных мундиров полковник бросился, как на амбразуру, буквально рванув на груди тельняшку. Наговорил столько и столько раз подставился, что замарал себя от сапог до фуражки.

Оказалось, что за мной, журналистом, следили, так как, по данным УФСБ, ездил я «в сопровождении представителей преступного мира». А это – депутат парламента республики, ответственные работники МВД и прокуратуры Адыгеи, родные убитых. В факсе, присланном в редакцию «Совершенно секретно», товарищ Петренко отрапортовал, что, мол, статьи «носят клеветнический и провокационный характер», что позиция УФСБ «изложена...» – перечислил газеты, а закончил надеждой на плодотворное сотрудничество со СМИ «в целях обеспечения территориальной целостности и безопасности Российской Федерации».

В то же время именно по телефону УФСБ, по которому был послан факс, меня стращал милый женский голос: «Вы еще об этом очень сильно пожалеете и будете долго жалеть».

В чекистских публикациях (вляпались и столичные газеты) ни единый факт опровергнут не был, зато пафоса – через край. Тут и «геополитические пространства», и описания «конструкций традиционных криминальных «сооружений», и «масштабные интересы крупных мафиозных структур», и «ярая ненависть представителей рвущегося к власти большого криминалитета»

Договорились до того, что «гибель Тхателя (Америки) неизбежно повлечет за собой нарушение политического равновесия в регионе». В республике есть дееспособный президент, правительство, МВД, прокуратура и ФСБ, а политическое равновесие зависит от одного бандита!

В УФСБ «признались», что бандит Кент «являлся сотрудником контрразведки глубокого прикрытия» и предотвратил десяток терактов «в отношении первых лиц республики». Якобы посмертно представлен к награде. Вот масштаб! Но даже спустя полгода после гибели никакого представления на Кента в бумажном виде не отыскалось. И семья «героя» пенсию по случаю гибели кормильца не получает. Липа!

Если байка о «глубоком прикрытии» – правда, то как Михайлюк посмел многократно и в грубейшей форме нарушить закон «Об оперативно-розыскной деятельности» и «расшифровать» сексота?! Начальник отдела БТ вызывающе разъезжал и с Кентом, и с Америкой на глазах у всего Майкопа, на самолете катался в Москву! Почему не уберегли ценнейшего сотрудника?!

Статьи и заметки, организованные УФСБ, довели общественное мнение, и так бурлившее, почти до точки кипения.

В Майкопе 19 мая собрался Всероссийский съезд адыгейского народа. На повестке дня вопрос один – о ситуации с общественной безопасностью в республике и причастности к заказным убийствам некоторых сотрудников УФСБ. Приглашены все заинтересованные лица и ведомства, пресса, в том числе – «Совершенно секретно».

Из «заинтересованных» ведомств официально никто не присутствовал, но зал был нашпигован сотрудниками в штатском – выдавали уставные прически и заломы от фуражек. Подполковник Михайлюк высокое собрание своим присутствием не почтил: снова улетел в Москву – договариваться о переводе на другое место службы.

Констатировав, что на уровне республики болезнь не вылечить – слишком запущена, съезд решил обратиться в Генеральную прокуратуру России, ФСБ, МВД с просьбой «направить в Республику Адыгею квалифицированную, принципиальную комиссию для проведения проверки о причастности и законности действий сотрудников УФСБ и МВД Адыгеи, их роли в криминальных разборках, описанных в российских средствах массовой информации, оказания практической помощи в раскрытии этих тяжких преступлений и привлечении виновных к ответственности».

Бумаги в федеральные ведомства пошли со скоростью инвалидной коляски, а жизнь полетела почти со скоростью пули.

Моя вторая командировка в Адыгею принесла ошеломляющие результаты. Собеседников теперь стало гораздо больше – люди перестали бояться. В новом свете представилась работа УФСБ и подполковника Михайлюка в частности, с нескольких смертей спала пелена тайны.

Сначала о главном бандите. Америка выехал на майкопский инсулиновый завод забрать очередную порцию денег – 50 тысяч долларов. Михайлюк попросил его приехать не на роскошной иномарке, а на менее заметном авто. Получив деньги, на белых «Жигулях» 99-й модели Америка отправился в обратный путь. Сопровождавшая его серая «девятка» выехала чуть позже и по дороге отстала. «Неизвестная» машина догнала авто Америки, подрезала, лихие люди расстреляли из автоматов бандита и двух его соратников. Операция заняла не больше минуты. Деньги забрали, расстрелянный «жигуль» подожгли, автоматы бросили.

Здесь надо вздохнуть поглубже. У одного из брошенных автоматов оказалась богатая история. В середине прошлого лета Михайлюк изымал два автомата у директора инсулинового завода Анистратенко. Факт изъятия скрыл, автоматы не были зарегистрированы. Номера стволов переписали сотрудники другого ведомства, присутствовавшие на изъятии. Вот один из тех автоматов и был задействован в убийстве Америки.

Стоит добавить, что автоматы УФСБ так и не прошли экспертизу, несмотря на неоднократные требования работников прокуратуры.

УФСБ Адыгеи любит через прессу широко информировать население республики об изъятиях оружия. Но странная закономерность: оружие изымается, а к ответственности не привлекается никто. Зато открываются отличные возможности пугать руководство республики заговорами, предотвращенными терактами.

Опять же прошлым летом Михайлюк изымал оружие в одном из гаражей города. Стоял подполковник перед рядом гаражных дверей в раздумье, как Наполеон на Бородинском поле. Местный житель, случайно оказавшийся свидетелем, возьми и брякни: «Пару дней назад вы вон тот гараж открывали». Ключи доблестный чекист вытащил из собственного кармана.

Отлично освоил Михайлюк и профессию вымогателя. Родственник Аслана Панеша (одного из «заказанных») попал в криминальную историю и оказался в изоляторе города Туапсе. Михайлюк пришел к Панешу – мол, могу перевести родственника поближе, в Краснодар. У адыгейцев не помочь родственнику – величайший грех. Панеш помог. Для этого, разумеется, нужны деньги, хорошие деньги. И началось

В первый период знакомства Михайлюк стал «плакаться», как чекисту трудно без личного автомобиля. Люди скинулись и подарили ему голубую «девятку». Жалованье задерживают – собрали миллион-полтора (старыми). Не брезговал и вещами брать. Поскольку Панеш – владелец торгового центра в Майкопе, в распоряжении чекиста весь его товар – костюмы, рубашки... И для себя, и для жены.

Приодевшись, Михайлюк затеял ремонт квартиры, полученной на службе, купил великолепную кухонную белую мебель, сверхсовременную газовую плиту.

Навязанная Панешу «дружба» не могла не закончиться трагедией – слишком много узнал он про чекиста. Подконтрольные Михайлюку бандиты получили «добро» на его убийство. Но Панеша предупредили. Он бросился к прокурору Фатину, тот ситуацию вышутил (считает, что успокоил). Кто же знал, что они с Михайлюком приятели!

В расстрелянном автомобиле с тремя трупами Панеша не оказалось случайно. Убийцы не разглядели лиц через темные стекла. Вот история одного «заказа». А Михайлюк «заказал» четверых. Они могли бы такое рассказать начальнику управления полковнику Петренко о подробностях трудовой деятельности его заместителя!

УБИЙЦА ПО ВАШУ ДУШУ

Известно было только его имя. По списку пассажиров рейса удалось «вычислить» фамилию. Представьте ужас «заказанных»: знать, что убийца прилетел по вашу душу! Кто защитит?! Пришлось с помощью нашей редакции ломиться в самые высокие московские кабинеты.

Только в МУРе прочувствовали серьезность ситуации. Низкий им поклон! Сотрудники предприняли первые действия по пресечению преступления. Прокуратура Западного административного округа Москвы возбудила уголовное дело сразу по двум статьям. Но киллер успел улететь в Краснодар, так как санкции прокурора на арест еще не было. Через несколько дней, когда он вернулся в Москву, его арестовали.

А в Адыгее пленку с записью «заказа» получили все высшие должностные лица. Движение к разрядке началось. Районный прокурор Кадыр Чале возбуждает уголовное дело и наконец-то выдает ордер на арест Михайлюка. На задержание в Майкоп выезжают два десятка автоматчиков. Михайлюк успевает скрыться. Начальник УФСБ Петренко стремительно заболевает. А прокурор республики Прихленко пытается затребовать дело к себе, отменяет ордер на арест и намеревается уйти в отпуск!

ГРОЗДЬЯ ГНЕВА

Прокурорский произвол остановил народ. Это не метафора. Начались митинги. Вопрос стоял бескомпромиссно: если не будут предприняты законные действия, перекроем железную дорогу. На языке протокола это называется «массовые манифестации». Требовали ареста Михайлюка, беспристрастного расследования всех «художеств» местной госбезопасности.

Накал напряженности не передать. Люди стояли на жаре у местного «Белого дома», где сосредоточена власть республики: президент, парламент, правительство. Стояли часами. В конце концов «заказанные» получили аудиенцию у власти. Круг участников невелик: начальник УФСБ А.Петренко, глава МВД Р.Кубов, прокурор республики Прихленко и президент Адыгеи А.Джаримов. Именно президент не позволил разговору сойти с принципиальной позиции. Говорили больше трех часов. Правоохранители получили наконец-то мотивацию.

За арестованным киллером, сидящим в Москве, из Адыгеи прибыли работники прокуратуры. У власти денег нет, билеты на всех купил один из «заказанных»! Из Москвы киллер летел первым классом.

Отдельные сотрудники УФСБ так занервничали, что перестали контролировать даже собственные действия. Митинг перед зданием УФСБ проходил без какого-либо экстремизма, с плакатиками. Молодой парень Алексей Баранец, работник городских электросетей, к митингу не имея никакого отношения, занимался своим прямым делом: что-то чинил на стене здания управления. Чекисты затащили его в здание и зверски избили. Врачи совершили чудо: после двух операций на селезенке парень выжил. Прокуратура Майкопского гарнизона возбудила уголовное дело.

В Майкоп прибыла комиссия из ФСБ во главе с генералом – результат многочисленных заявлений в высокие столичные инстанции. Познакомились проверяющие с положением дел в управлении. Не знаю, пришли ли они в ужас, но после встречи с ними президент Джаримов, выступая по местному телевидению, сказал, что позиции проверяющих и его в оценке деятельности местных чекистов совпадают. Самое мягкое определение – «неблагополучно», предстоит очень серьезно разбираться, невзирая на руководящие лица.

Подполковник Михайлюк подался в бега, объявлен во всероссийский розыск.


Авторы:  Лариса КИСЛИНСКАЯ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку