НОВОСТИ
Литвинович рассказала, как избивают женщин в российских тюрьмах
sovsekretnoru

Абульфас Караев: «Конфликт старого и нового вполне разрешим»

Абульфас Караев: «Конфликт старого и нового вполне разрешим»
Автор: Юрий ВАСИЛЬЕВ
28.04.2014

Министр культуры и туризма Азербайджана – о своей республике 

На фото: Мечеть Биби-Эйбат

 

«Мы не можем потерять старое. Это наша основа – основа менталитета народа, общества. Поэтому надзору за нашими памятниками архитектуры уделяется и будет уделяться самое пристальное внимание. При этом мы сталкиваемся с серьезными проблемами: город развивается, дороги расширяются, никуда мы от этого не денемся. И дороги должны быть широкими, и люди должны жить в новых, современных условиях». Парадокс, изложенный в начале беседы министра культуры и туризма Республики Азербайджан Абульфаса Караева с корреспондентом «Совершенно секретно», оказывается не настолько удивительным – когда речь заходит о конкретных примерах решения конфликта правил сбережения памятников архитектуры и культуры с необходимостью развития инфраструктуры сел и городов страны.
– К примеру, село Хыналыг в горном Кубинском районе. Где-то четыреста домов, две тысячи двести метров над уровнем моря, одно из самых дальних сел в стране. Там люди живут в соответствии с укладом XIV века. Крыши нижнего дома являются дворами для верхнего дома. Никаких условий, ничего. Провели дорогу, народ стал ездить в это село – и жители села тоже стали ездить за пределы Хыналыга! Захотели спутниковые антенны, водопровод, отопление – а как это все провести, учитывая старину? Вот тут и начинается поиск решений. Определили черту, за которой построена современная школа, медицинское учреждение, хозяйственные постройки. А старый уклад законсервировали. Помогли местным жителям, чтобы не было протечек в крышах, – заодно в большинстве и крыши поменяли. Реставрируем дома, подтягиваем их к достойному уровню жизни, мечеть отремонтировали, музей-заповедник обновили…
– Всем нравится?
– Кто-то уезжает, кто-то не соглашается даже на минимальные перемены. Процесс сложный, не скрою. Но вот такими методами – когда основное новое строится чуть в стороне, не нарушая облик старины, – можно добиться многого. Дети села Хыналыг ходят учиться в современную школу. Там тепло, там свет хороший.
Или, например, мы строим дорогу…

На фото: Новое бакинское такси

– Где именно?
– Это сплошь и рядом, в Азербайджане сейчас вовсю идет строительство, в том числе и дорожное. Строим какую-нибудь дорогу, натыкаемся на раскоп. Бывает, что даем археологам поработать, вытащить все, что необходимо, и перенести в музей. На это время строительство дороги тормозится. Но бывает и совсем по-другому – мы говорим дорожникам: обогни. Конечно, за счет этого происходит удорожание дорог, но поселение или курган остается нетронутым – для ученых, для музеев и впоследствии для туристов.
– В городе, понятно, все сложнее. Особенно в Баку.
– И намного. Но здесь тоже есть решения, способствующие сосуществованию памятников и новизны, – и они есть всегда. Старый Город был под угрозой исключения из списков всемирного наследия ЮНЕСКО в 2006 году. Государство взяло обязательство перед ЮНЕСКО, что меры будут приняты. Сегодня Старый Город – образцово-показательный элемент этих списков. Люди приезжают и видят, что город зажил самостоятельной жизнью – туризм, торговля.
– Силами одного Министерства культуры и туризма? Поверить сложно.
– Правильно, не верьте. Потому что Старым Городом – специальной, уникальной структурой – занимается кабинет министров целиком. Во избежание ситуаций, где какое-то ведомство может доминировать. Однако политика сохранения памятников относится к ведению Министерства культуры; весь опыт решения вопросов жизни старины в нынешнем мире аккумулирован в нашем ведомстве, и положительный опыт мы всячески стимулируем. У нас есть прекрасные памятники культуры и вокруг Баку. Ведь культурная среда города – это не обязательно дом, который сохранен в первозданном виде, это еще и форма жизни этого дома. Пройдитесь по центру Баку, посмотрите на дома конца XIX – начала ХХ века. Большинство из них приобрело, если можно так сказать, новое звучание. Нижние этажи – с большими проемами, огромные стекла, бутики, магазины. А сама структура дома сохранена. И никакого противоречия в этом нет – во всяком случае, мы идем на это, чтобы старина жила. Кое-где надстроили мансарды, кое-где законсервировали в нынешнем виде, кое-где не дали перестраивать, кое-где привели в вид первоначальный, каким дом был при постройке, – чтобы сохранить среду в целом, ту среду, где можно и чуть-чуть править другие дома, строить большие проемы и мансарды. Но – повторяю – невозможно развитие дорог, инфраструктуры, города и страны в целом без конфликта с памятниками архитектуры и памятниками старины. У нас везде, где копнешь, обязательно что-нибудь найдешь

На фото: Панорама Баку


– Либо нефть, либо древнюю редкость?
– А иногда и то, и другое. Нефть, слава богу, не так близко к поверхности земли. В отличие от памятников, которые тут везде. И в земле, и под водой – когда море немножечко отходит и мы видим, что проступает на дне. Но и современный архитектурный облик Баку – в сочетании старого и ультрасовременного – очень привлекателен для приезжающих. Тут и Центр Гейдара Алиева, и Музей ковра и народно-прикладного искусства, и гостиница Fairmont – три языка пламени, возвышающиеся над Баку… А есть масса строений, формирующих облик нового Баку. И что самое важное – многие из новых зданий представляют интерес именно с культурной точки зрения.
– Насколько новых?
– И архитектурное решение того же Центра Гейдара Алиева, и строения советского периода – должным образом реконструированные. Есть в Баку театры и кинотеатры, построенные в шестидесятых годах и ранее. В то время это был социалистический модерн, а сегодня это выглядит немножко наивно и даже смешно. Поэтому мы чуть-чуть изменили дизайн. И если вы посмотрите на бакинский ТЮЗ, на кинотеатр «Низами», на Русский драматический театр и многие другие здания Баку, то увидите все ту же стилистику сороковых – шестидесятых, когда они появились на свет. Но сейчас эти здания «звучат» по-новому. Формы те же, а материалы – современные, выгодно выделяющие сильные стороны изначальной архитектуры. Русский драмтеатр изначально был кинотеатром, потом – казино, потом уж не упомню чем. Не реставрировался с 1967 года до 2006-го: краску лепили – и больше ничего. Мы поменяли материалы – здание ожило, совсем другой театр стал. Даже перечислить не могу, сколько наших друзей из России приезжают, дают гастроли на его площадке. И не только знаменитости из Москвы: театры из Казани, Астрахани, других городов. В оперном театре работают художники и постановщики из Новосибирска, Челябинска… Очень хорошо налажены связи с российской театральной средой. А обновленный театр сам по себе вызывает желание приехать к нам, дать спектакль, показать публике свое искусство.
Немыслимо разъединить то, что уже соединено. Люди в наших странах давно имеют контакты – личные, творческие, делают совместные проекты; это прекрасно. Конечно, мы не ограничены контактами лишь с Россией, с теми, с кем мы жили в Советском Союзе, – да это было бы и неправильно ни для одной из сторон. Россия – огромная культурная среда, и те процессы, которые там происходят, нам очень и очень интересны. Вот у нас в выставочном центре функционирует виртуальная экспозиция Пушкинского музея – идите, смотрите, пожалуйста. А в главной молодежной библиотеке страны есть филиал Российской юридической библиотеки. Все консультации по юридическим вопросам для молодежи происходят там. Но параллельно у нас есть английский центр, немецкий, арабский, персидский… Азербайджан – открытое пространство, мы не ограничиваем взаимные влияния. Дни культуры Азербайджана мы проводили и в Мексике, и на Кубе. Год Азербайджана прошел в Германии, сезоны – в Швейцарии, в Корее. Мы стараемся показать возможности азербайджанской культуры как можно шире. Но это не значит, что, выходя на какой-то новый виток, мы должны забывать о традиционных связях с теми, с кем мы провели вместе, в одной культурной среде, – века!

На фото: На улочках Баку

– Если вернуться к необходимости сосуществования старого и нового – насколько здесь может помочь, к примеру, механизм частно-государственного партнерства? Вот памятник культуры – в состоянии, далеком от идеального. Вот приходит инвестор, говорит: хочу вложить деньги на таких-то условиях. Что ему надо сделать?

– Заключать договор, надо полагать. Договор на сохранность данного памятника. Он обязуется согласовывать все реконструкции с соответствующими государственными ведомствами.
– В объеме – сколько процентов первоначального сохранить, сколько можно переделать?
– Нет у нас такого. Есть обязательство не вредить общему виду и сохранению основной, несущей функции памятника архитектуры. Вот пример: дом – целое архитектурное строение – включен в список памятников республиканского значения. Почему он включен? Потому что там фантастический по красоте портал. Вот этот портал сам по себе и послужил включению дома в список памятников. Колонны резные, прекрасный центральный вход – произведение искусства. А сам дом – обычный, дом и дом. Что же теперь, нельзя разрешать людям что-то делать в этом доме, поскольку он памятник архитектуры? Нет. Портал – очистить, сохранить и беречь дальше. При реконструкции дома исключить дисгармонию, чтобы новый облик дома не затмил собою уникальность портала какими-то другими элементами. Если все вместе вышло нормально, красиво и функционально – тогда можно принять решение позволить реконструкцию. И мы идем на это.
Или вот стоят пять домов в ряд. Все, к примеру, трехэтажные. А один между ними – двухэтажный. Все – памятники архитектуры. Но ведь дисгармония, правда? Приходит человек, говорит: мы хотим этот двухэтажный дом надстроить. Как именно надстроить? Покажите, пожалуйста. Если проект попадает в структуру, если все дома в одну линию становятся, стиль общий сохранен – пожалуйста, делайте.
Или старая полуразрушенная баня. Приходит человек, говорит: хочу восстановить, буду использовать – в качестве бани. Пожалуйста, предоставьте архитектурный проект и обязательство сохранить историческую функцию строения – собственно чтобы оно работало баней, а не чем-либо еще. И еще одно обязательство: сохранять как памятник архитектуры. Не лепить на эту баню рекламу, не производить другие манипуляции с внешним обликом. Это – нормы

На фото: Гобустанские мотивы


– И они исполняются?
– Не всегда. Но мы с этим боремся. Само государство реставрирует культовые сооружения – синагоги, мечети, церкви. Почему? Потому что мы считаем, что все это – составная часть азербайджанской культуры. Азербайджан – толерантное государство. Здесь есть все возможности для исповедания любой религии. Для нас это норма поведения, норма уважения к людям, друг к другу. Азербайджан всегда славился своей мультикультурной средой. Мы считаем, что мультикультурность – одно из приоритетных направлений развития государственного сознания. На мой взгляд, государство должно нести на себе определенный груз ответственности перед историческими памятниками, связанными с религиозными культами, но – всех конфессий. При этом опять же не забываем о развитии города.
Ломались целые кварталы, чтобы сделать Зимний бульвар. Задыхался город, не мог без такого бульвара. Вот за Центром Гейдара Алиева исчезла целая улица – там разбит парк. Под парком – двухэтажная стоянка: разгрузили транспортную часть.
– И получили вагон проклятий от защитников архитектуры?
– Проклинали, убивались. Сейчас все гуляют там, в том числе и защитники. Но в этом квартале была синагога, и ее надо было перенести. Государство взяло на себя эту миссию. Построили новую синагогу по согласованию с еврейской общиной. Сейчас все ходят туда, общаются с Богом, благодарят.
Конфликт старого и нового всегда есть, но его надо решать с государственной точки зрения. Что означает, помимо прочего, – убедить граждан, которых затрагивают перемены, в необходимости той или иной реконструкции. Наш президент очень четко видит подобные коллизии и своевременно обращает внимание чиновников на подобные ситуации. Конечно, бывают коллизии, бывают суды – ну и проклинают, как вы говорите… Но результат полезен для всех. Нет пробок, есть зеленая зона, функционирует новенькая синагога – выиграл каждый. Это и есть государственный подход. Выступая в судах, представители Министерства культуры и туризма отстаивают разные интересы. Где надо – инновации, где надо – старину. Очень много просьб из сел и городов Азербайджана поступает к нам: восстановите памятники архитектуры – те, которые износились. Народ хочет сохранить аутентичность села, поселка, старой мечети либо церкви, архитектурной композиции… Мы рассматриваем все просьбы, многие решаем положительно.
– На какие деньги?
– Все, что связано с памятниками архитектуры – их консервация, развитие, реставрация и так далее, – идет либо из бюджета Республики Азербайджан, либо из Президентского резервного фонда, открытого в том числе и по этим статьям, либо – конечно же – при большой помощи со стороны Фонда Гейдара Алиева. Это основа, база, она составляет более 95 процентов. Появляются и подвижники, видя пример деятельности этих фондов, – но пока это в основном малые формы: кто-то хочет сделать что-то в том или ином селе, например…

На фото: Храм огнепоклонников Атешгях


– Что сможет увидеть российский турист в этом и в будущем году?
— Очищенные от налета времени кварталы, как мы его называем, капиталистического Баку рубежа ХІХ–ХХ веков. Отреставрированы Театр драмы, Азербайджанский театр Юного зрителя, Киноцентр «Низами». А об Опере — мы подготовили реставрационный проект и продолжили  работы совместно с итальянскими специалистами, включая, безусловно, акустику. Очень много работ проводится по районам Азербайджана. За последние несколько лет мы построили Дом культуры в г. Габала, Историко-краеведческий музей в г. Губа, Детскую школу искусств №1 в г. Барда. Провели капитальный ремонт и реконструкцию в Шекинском государственном драматическом театре имени Сабита Рахмана. Сделали капитальный ремонт в Доме культуры в г. Тертер, в Агдамском государственном театре в п. Гузанлы. Также провели капитальный ремонт и реставрацию Дома Шекихановых в г. Шеки. Отреставрировали мечеть Абу Муслима в селе Хыналыг  в Губинском районе, Мавзолей Шейх Баби Иа'куба в Физулинском районе.


Планируется строительство «Музея Ашугов» имени ашуга Бозалганлы в г. Товуз, Детской музыкальной школы в с. Хындырыстан Агдамского района, реставрация Мавзолея Аллах-Аллах в Барде, «Караван-сарая Шах Аббаса» в Гяндже, капитальный ремонт Дома культуры в Барде, Дома  культуры в г. Сабирабад,  Историко-краеведческого  музея в г. Ленкорань, Дома  культуры в Товузе.
Будет работать новый Музей ковра, действовать спортивные сооружения, связанные с проведением в Азербайджане Европейских Олимпийских игр. Новые гостиницы и инфраструтурные  объекты, дороги. Каждый год мы готовы показать что-то новое, интересное.  А Гобустан, Старый город и особенно обновленная изнутри Девичья башня — это обязательно!

Фото Сергея ТЕТЕРИНА


Авторы:  Юрий ВАСИЛЬЕВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку