НОВОСТИ
Бывший начальник ангарской колонии арестован за взятку в 1 млн рублей
sovsekretnoru

27 тысяч резидентов Ежова

27 тысяч резидентов Ежова
Автор: Владимир ВОРОНОВ
01.01.2013

 23 января 1935 года Николай Ежов направил Сталину памятную записку, в которой представил вождю «ряд своих соображений о недостатках работы ЧК».
(Документ впервые опубликован исследователем «Мемориала» Никитой Петровым)


Предыстория записки такова. После убийства 1 декабря 1934 года руководителя ленинградской парторганизации Сергея Кирова именно Ежову Сталин поручил наблюдать за расследованием этого дела. По сути, назначив своим представителем в НКВД. Именно тогда, по словам наркома внутренних дел Генриха Ягоды, «начинается систематическое и настойчивое вползание в дела НКВД Ежова». «Вмешиваясь во все детали расследования, – писал в своей работе историк Никита Петров, – Ежов придал ему именно то направление, которое хотел Сталин». Ягода, попытавшийся, было, чинить препятствия, нарвался на грозный рык вождя: «Смотрите, морду набьем…»

Стукач третьего разряда

Записка от 23 января 1935 года стала своего рода отчетом Ежова Хозяину по итогам «внедрения» в «Ленинградскую ЧК». Документ интересен прежде всего тем, что изнутри, глазами сталинского эмиссара, позволяет увидеть портрет типового чекиста того времени. Еще из этого письма можно почерпнуть уникальные сведения о том, как в НКВД была поставлена работа с осведомителями.

С них и начнем. По словам Ежова, было три круга агентурных сетей: агентура общего осведомления («осведомители»), агентура специального осведомления («спецосведомители») и «основная агентура» («агенты»). «Сеть осведомителей очень велика, – докладывал Ежов. – Она по каждой области в отдельности насчитывает десятки тысяч человек. Никакого централизованного регулирования размерами осведомительной сети нет». На тот момент по всей стране НКВД имел 270 777 стукачей «общего осведомления». В это число не входили осведомители «по неорганизованному населению, так называемое дворовое осведомление; затем специальная сеть осведомителей по Армии и транспорту». Поскольку централизованного учета осведомителей этой категории также не велось, оценить их количество оказалось затруднительно. Примерное количество осведомителей Ежов оценил в 500 тысяч человек – это лишь те, кто работал на подразделения Главного управления государственной безопасности (ГУГБ) НКВД. Но, помимо ГУГБ, своими сетями располагал и ряд иных подразделений НКВД. До их подсчета у Ежова руки не дошли, да и заботило его больше, что «в этом деле господствует самотек»: почему в Саратовском крае 1200 осведомителей, а в Северном крае – 11 942?

Осведомители, как сообщает Ежов, «никакого заработка от Наркомвнудела не имеют, работают бесплатно», и задачи их предельно просты: «осведомление обо всем, что он заметит ненормального». Проще говоря, стучать всегда, везде, на всех и обо всем.

Сотрудники НКВД непосредственно с этими стукачами не работали: «Из числа наиболее активных осведомителей выделяются так называемые резиденты. Резиденту подчиняют в среднем 10 чел. осведомителей. Резиденты тоже работают бесплатно, совмещая работу в ЧК со своей основной работой <…> Всего, по учтенным данным, по Союзу имеется 27 650 чел. резидентов», в число стукачей общего и «дворового» осведомления не входящих.

Следующий агентурный круг заметно качественнее, поскольку «в задачу специального осведомителя входит освещение только специальных вопросов». Одни специализируются на «освещении» изнутри духовенства, другие работают в «среде писателей, художников, инженеров и т.п.». Так что осведомитель должен быть «более квалифицированным человеком, ориентирующимся в специальных вопросах». Эта категория также работает бесплатно, но уже без прокладок в виде «резидентов».

Сколько таких «спецосведомителей», Ежов дознаться не смог, поскольку «в деле установления количества спецосведомителей господствует такой же самотек» и централизованного учета опять же нет. Единственное, что сумел установить Ежов, – стукачей этой категории тоже очень много, в одном лишь Ленинграде их было не менее 2000 человек.

И наконец, высший уровень стукачества – «сеть основной агентуры ЧК»: «Это так называемые агенты. Эта сеть агентуры оплачивается. Помимо оплаты за работу они получают и специальные суммы, необходимые по ходу разработок (организация пьянки и т.п.). Сеть этой активной агентуры, работающей по определенным заданиям, значительно меньшая, однако и она по отдельным областям насчитывает иногда сотни людей».

Помимо отсутствия «учета и контроля», сталинского ревизора возмутил еще и порядок вербовки: в общей сети сотрудники НКВД свою агентуру вообще не знают, а как через «резидентов» давать стукачам «повседневное направление»?

В кругу третьем, самом элитном, тоже «сплошной самотек», вербовка «передоверена второстепенным людям», да еще и липы полно. Порой, например, устанавливают контрольные цифры вербовки, спуская план по вербовке каждому работнику. В одном отделе начальник обязал своих подчиненных вербовать ежедневно не менее 10 агентов. И ничего, справлялись, а иные умудрялись и перевыполнять, «давая в день по 15 и 20 агентов»!

Все события января. Календарь


Авторы:  Владимир ВОРОНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку