НОВОСТИ
Бывший начальник ангарской колонии арестован за взятку в 1 млн рублей
sovsekretnoru

234 ПУНКТА – НЕ ПО ДНЯМ, А ПО ЧАСАМ

Автор: Сергей МАКЕЕВ
01.10.2006

Покупка акций «Роснефти» в одном из офисов Сбербанка. Сейчас мелкие инвесторы владеют акциями компании на сумму более 750 миллионов долларов
ИТАР-ТАСС

– Подготовка к IPO дело хлопотное и многотрудное. Что вам пришлось преодолеть и как вы сегодня оцениваете пройденный путь?

– Очень положительно оцениваю. И сотрудники нашей компании, и банки-организаторы успешно выполнили свою работу. IPO «Роснефти» стало крупнейшим размещением акций в истории России и пятым в мире. Инвесторы оценили нашу компанию в 80 миллиардов долларов, а между тем еще год назад аналитики как о чем-то мало реальном говорили о ее стоимости в районе $50 миллиардов. Меры, предпринятые нами в ходе подготовки IPO, и прежде всего работа по консолидации компании, которую мы рассматриваем как значимую часть размещения, помогли показать инвесторам истинный масштаб «Роснефти». Что касается «многотрудности», для примера скажу: в графике работ по IPO насчитывалось порядка 234 пунктов, и их выполнение было расписано буквально не по дням, а по часам.

– Сколько россиян благодаря IPO стали акционерами компании? Помогут ли вложения в акции уберечь деньги граждан от инфляции?

– Всего от розничных инвесторов было получено более 115 тысяч заявок. Средний размер каждой заявки составил примерно 160 тысяч рублей. Все они были удовлетворены, и на данный момент мелкие частные инвесторы владеют акциями на сумму более 750 миллионов долларов.

Что касается вопроса об инфляции, уверен: вложения в акции нашей компании – выгодное дело. Цена любой нефтяной компании, прежде всего, зависит от того, сколько у нее в распоряжении нефти и как рационально она этой нефтью может воспользоваться. «Роснефть» обладает огромной, хорошо диверсифицированной сырьевой базой. И перспективы наращивания добычи у нее намного лучше, чем у любой другой крупной российской, да и большинства международных компаний. Оценка независимой западной компании – DeGolyer & MacNaughton – подтвердила: во-первых, «Роснефть» – мировой лидер по обеспеченности запасами и ресурсами и, во-вторых, – демонстрирует высокие темпы восполнения и роста ресурсной базы.

При этом у нас есть многообещающие проекты на начальной стадии. К примеру, «Сахалин-1» из уже действующих или Ванкор, который мы планируем запустить в 2008 году. После вывода этих месторождений на промышленное освоение стоимость компании, естественно, возрастет. Представители нашего основного акционера – государства – рассчитывают, что в обозримом будущем цена «Роснефти» составит порядка 100 миллиардов. Таковы ближайшие планы. Реализовать их мы будем стремиться как за счет органического роста, так и за счет интенсификации бизнес- и производственных процессов.

Это что касается рыночной стоимости. Но мы, естественно, собираемся и выплачивать дивиденды своим акционерам. Дивиденды ОАО «НК «Роснефть» до 2009 года составят не менее 10 процентов чистой прибыли, а позднее ее доля, направляемая на их выплату, может быть увеличена.

В выгодности покупки акций компании уверены и топ-менеджеры. Лично я приобрел акции на один миллион долларов. А все члены правления совокупно купили порядка 0,0179 процента акций «Роснефти», примерно на 14 миллионов. Многие наши рядовые сотрудники тоже, насколько мне известно, стали владельцами пакетов акций в ходе IPO.

– Как компания планирует распорядиться вырученными за акции средствами?

В 2004 году «Роснефть» запустила новую систему транспортировки нефти на экспорт
PHOTOXPRESS

– В рамках IPO «Роснефти» привлечено около 10,4 миллиарда долларов. Но надо понимать: выручка самой компании «Роснефть» значительно меньше – порядка 1,892 миллиарда. Большую часть этой суммы получил наш основной акционер – государственное ОАО «Роснефтегаз». Привлеченные «Роснефтегазом» средства направлены на погашение синдицированного кредита в размере около 7,5 миллиарда долларов, полученных в сентябре 2005 года для приобретения 10,74 процента акций «Газпрома», – последнее было сделано, чтобы контрольный пакет этой корпорации остался у российского государства; а также на уплату налога на прибыль от продажи акций и банковских комиссий по сделке. Что касается средств, привлеченных самой «Роснефтью», они пойдут на погашение финансовой задолженности компании, финансирование программы капиталовложений и общекорпоративные цели

– Ставит ли «Роснефть» своей целью самостоятельно доводить до потребителя добываемое сырье?

– В тех случаях, когда это экономически оправданно, мы стараемся использовать такую возможность. Так, на северо-западе запущена уникальная для России технологическая схема экспорта нефти с помощью гигантского танкера-накопителя «Белокаменка», установленного в незамерзающей бухте Мурманского порта. Малотоннажные танкеры-челноки поставляют сырье на это плавучее нефтехранилище, откуда покупатели забирают его своими большегрузными танкерами. Данная схема обеспечивает возможность поставок нефти по замкнутому циклу «от скважины до танкера» непосредственно потребителям. Помимо магистральных трубопроводов «Транснефти», мы сейчас экспортируем порядка 2,8 миллиона тонн нефти в год, а с 2007 года собираемся увеличить эти объемы до 4,2 миллиона тонн.

– Планируется ли увеличение нефтепереработки, розничной сети АЗС?

– Безусловно. Как вы прекрасно понимаете, продавать продукты переработки нефти гораздо выгоднее, нежели просто сырье. В связи с этим в 2007–2010 годах мы намерены инвестировать в так называемый downstream (сектор переработки и сбыта) порядка 3 – 3,5 миллиарда долларов. В результате – к 2010 году увеличатся мощности наших перерабатывающих предприятий – Туапсинского и Комсомольского НПЗ. Мы намерены в три раза повысить мощность переработки Туапсинского завода – до 12 миллионов тонн, а Комсомольского завода – до 7 миллионов тонн, то есть на 15 процентов. Глубина переработки составит порядка 95 процентов, и наши НПЗ станут одними из самых современных в России.

Одновременно мы разработали агрессивную стратегию в розничном бизнесе. Собираемся увеличить число АЗС с 655 в 2005-м до 1025 – к 2010 году. При этом имеется в виду четырехкратный рост продаж, что должно утроить долю компании на розничном рынке. Ожидается, что только в 2006 – 2008 годах инвестиции в розницу достигнут 600 миллионов долларов.

Кроме того, рассматриваем возможность строительства НПЗ мощностью переработки в 20 миллионов тонн нефти с запуском первой очереди в 10 миллионов тонн – в точке окончания нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан.

– Освоение восточно-сибирских месторождений требует огромных вложений. Намерены ли вы привлекать к участию в нем иностранных инвесторов, в частности из Китая? Как развиваются совместные проекты?

– Что касается Восточной Сибири, на данном этапе мы, прежде всего, говорим о разработке Ванкорской группы месторождений. Проект очень перспективный: за 30 лет их эксплуатации «Роснефть» планирует добыть порядка 420 миллионов тонн нефти. Начало промышленной разработки Ванкора намечено на 2008 год. А к 2014 году на месторождении прогнозируется добыча уже 33 миллионов тонн нефти. Кроме того, доразведка прилегающих к Ванкору лицензионных участков несет в себе значительный потенциал роста ресурсов и запасов. Потенциальные ресурсы этих участков по российской классификации оцениваются более чем в 600 миллионов тонн. В настоящее время «Роснефть» считает возможной самостоятельную разработку данного проекта без привлечения зарубежных партнеров. Мы думали о партнере, когда планировался вариант северной транспортировки нефти (через Диксон и далее по Северному морскому пути). Технологическая сложность транспортировки нас озадачивала. И мы рассматривали варианты с привлечением партнера. Когда было принято решение вести трубопровод на юг, чтобы месторождение стало основным ресурсом для нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан, мы поняли, что сможем разрабатывать месторождение сами. Инвестиции в Ванкорский проект составят в этом году около одного миллиарда, а до 2008 года – 3,5 миллиарда долларов. Это значительные, но вполне посильные для компании инвестиции.

Однако я не стал бы категорично заявлять об отказе от возможности привлечь иностранного партнера в Ванкорский проект. В принципе любой проект открыт для партнерства, особенно пока он не вышел на полную мощность. Кроме того, надо понять потенциал разработки участков, прилегающих к Ванкорскому месторождению.

плавучий нефтеперегрузочный терминал «Белокаменка» грузоподъемностью 360 тонн в Кольском заливе. Справа: нефтегазодобывающее предприятие «Краснодарнефтегаз»
ИТАР-ТАСС

Теперь о китайских партнерах. Конкретных договоренностей об их участии в освоении ресурсов пока не достигнуто. Однако мы рассматриваем месторождения Восточной Сибири, в том числе еще нераспределенные, как предмет для возможной совместной деятельности как с CNPC, так и с Sinopec.

На данном этапе мы находимся с китайской стороной на стадии переговоров о параметрах и аспектах сотрудничества. Пока с CNPC принято решение о совместном предприятии по сбыту нефтепродуктов на территории Китайской Народной Республики; прорабатывается проект сбытового предприятия в России; в прошлом году между «Роснефтью» и Sinopec подписан протокол о создании СП для геологоразведки и изучения района Венинского блока на сахалинском шельфе (проект «Сахалин-3»). В частности, в конце октября 2006 года оператор проекта планирует завершить бурение первой поисковой скважины на Венинской структуре. Кроме того, с Sinopec мы уже практически приступили к совместной деятельности в рамках ОАО «Удмуртнефть», которое китайская компания недавно приобрела у ТНК-BP.

– Как «Роснефть» относится к перспективам соглашений о разделе продукции?

– СРП, безусловно, – эффективный и по-прежнему актуальный инструмент для ввода в разработку капиталоемких, многомиллиардных проектов. К ним относятся, прежде всего, месторождения с трудноизвлекаемыми запасами, находящиеся в абсолютно неосвоенных местах с полным отсутствием инфраструктуры и с крайне суровыми климатическими условиями. Это – арктический шельф, шельф российских восточных морей, нераспределенные месторождения Восточной Сибири.

Чтобы окупить такие проекты, порой требуются десятилетия, и российские нефтяные компании, к сожалению, пока еще не в состоянии самостоятельно их разрабатывать.

– Можно ли сегодня назвать «Роснефть» одним из инструментов внешней политики государства? Как вы ощущаете себя в новом качестве?

– «Инструментом» в утилитарном смысле слова – нет. Рынок, на котором мы представлены, очень конкурентный, и доминирование одной компании, а значит, и диктат условий на нем – по определению неправильно, да и мало реально. С другой стороны, государство наш основной акционер, и, естественно, мы действуем в его интересах. В этом смысле – да, мы являемся проводником и, если хотите, инструментом для соблюдения интересов государства в топливно-энергетическом комплексе.

Беседовал Александр ПОТАПОВ


Авторы:  Сергей МАКЕЕВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку