\«Поле боя\» — могилы героев

\«Поле боя\» — могилы героев
Автор: Сергей НЕКРАСОВ
07.05.2019

Справка

Иван ЧЕРНЯХОВСКИЙ – генерал армии, в апреле 1944 года был назначен командующим войсками 3-го Белорусского фронта. 18 февраля 1945 года был смертельно ранен осколками артиллерийского снаряда. Похоронен в Вильнюсе.

В канун 75-летия со Дня Победы в странах Европы продолжают переписывать историю, сбрасывая с пьедесталов памятники советским воинам, погибшим в боях с гитлеризмом.

Год назад Совет Федерации РФ обратился к парламентам стран мира, в ООН, ЮНЕСКО, другие авторитетные международные организации с предложением считать Победу над нацизмом во Второй мировой войне всемирным наследием человечества. Одной из целей этой инициативы могло бы стать признание памятников советским воинам частью всемирного мемориала. Однако судя по тому, что происходит в бывших странах Восточного блока, обращение России так и останется без внимания…

ЭПИДЕМИЯ БЕСПАМЯТСТВА

В Европе сохранилось около 4 тыс. памятников, установленных в честь советских воинов-освободителей. В Германии, Австрии, Чехии, других цивилизованных странах за ними ухаживают, поддерживают в образцовом порядке, однако есть государства, где снос памятников сродни геройству. Глумление над исторической памятью воплощается в оскорбительные законы, в которых преступления гитлеровцев, их пособников преподносятся как борьба за независимость. В этом смысле показательна военно-спортивная игра «Поход «Эрны», которая проводится в Эстонии с 1994 года с приглашением команд из других стран Европы. Участники этого «товарищеского мероприятия» должны повторить «доблестный путь» диверсионной группы «Эрна», цели и задачи которой были далеки от «туристических». Вот что говорится в справке, которая в свое время была подготовлена сотрудниками Государственного архива Эстонии (Таллин) (1972 год) и хранится в уголовном деле, где собраны свидетельства о злодеяниях фашистских пособников из отрядов националистов организации «Омакайтсе»:

«Батальон «Эрна» начал свою деятельность в Финляндии, где по инициативе немецких властей был организован отряд из эстонцев, которые там проживали. Его руководителем был назначен немецкий капитан 2-го ранга Целлариус. Непосредственно отрядом командовал полковник Ханс-Энн Кург, который ранее возглавлял эстонскую военную миссию в Париже… 14 июля 1941 года отряд в составе 40 человек высадился на берег в Кабернееме (Эстония), а на следующий день, выдвинувшись в направлении деревни Вискла, дозор «Эрны» наткнулся на советскую автоколонну, которая была уничтожена. По свидетельству очевидцев, наряду с разведывательной деятельностью диверсанты совместно с отрядами «лесных братьев» совершали… налеты на отступающие колонны тыловых служб Красной Армии и гражданской администрации».

Таков один из «подвигов» диверсантов, многие из которых впоследствии принимали участие в репрессиях против мирных жителей на сопредельных с Эстонией территориях. Впрочем, о таких «подробностях», видимо, не догадываются нынешние организаторы миссии «Эрны», а точнее – не интересуются во избежание неудобных вопросов. Неудивительно, что время от времени из Эстонии приходят сообщения об открытии очередного памятника очередному герою-эсэсовцу. Как это произошло, например, в городке Лихула, где обелиск в честь легионеров 20-й гренадерской дивизии СС (1-я эстонская) простоял всего две недели. Как сообщают СМИ, граждане республики выступили решительно против его установки. Как следствие, власти отдали распоряжение его демонтировать из тех соображений, что нельзя воздвигать памятники, смысл которых может быть истолкован как попытка возродить ассоциации с тоталитарными режимами. Подобное случается, но, увы, не везде и не всегда. По словам Сергея Андреева, Чрезвычайного и Полномочного Посла России в Польше, начиная с 2014 года по настоящее время в республике было снесено порядка 100 памятников советским воинам. Остается еще около сотни, однако у российской стороны есть опасения, что после принятия закона о запрете пропаганды коммунизма таковых в стране скоро не останется вовсе. Под предлогом  того, что «внешний вид монумента портит парковый ландшафт» летом 2014 года в городе Лиманове, что на юге Польши, был снесен памятник советским воинам. Вскоре их примеру последовали в городе Нова-Суль, где демонтировали памятник советско-польскому братству. Как сообщили тогда СМИ со ссылкой на персональный аккаунт мэра в Facebook, снесенный памятник представлялся ему как «огромный, отвратительный, постоянно грязный, с вытекающей ржавой водой». Относительно недавно в городе Пенежно «пал смертью храбрых» монумент, установленный на месте гибели генерала Ивана Черняховского.

Впрочем, Польша не первая и, увы, не последняя страна, где развернута самая настоящая война с историей. По данным Украинского института национальной памяти, по состоянию на декабрь 2016 года в стране было снесено более 1,3 тыс. монументов. При этом больше всего их было демонтировано в Полтавской, Харьковской и Запорожской областях. От этой дурной болезни не убереглись даже в республиках Средней Азии. Так, казалось бы, в нейтральном Узбекистане в марте 2015 года, в городе Ангрене Ташкентской области, несмотря на протесты общественности, был снесен обелиск, установленный в память о местных жителях, погибших на фронтах Великой Отечественной войны: якобы по причине его ветхости. На этот прискорбный инцидент, может быть, не стоило обращать внимания, если бы не один показательный случай. Примерно в то же время неподалеку от знаменитого сельца Михайловское ребята из отряда «Безымянный» подняли на поверхность останки гвардии сержанта Турдиназара Тагаева – имя героя удалось установить по номерам двух медалей «За отвагу». Летом 2016 года в присутствии сестры Норгул Каюмовой, ее сыновей, военного атташе Республики Таджикистан, исламского духовенства останки гвардейца были с воинскими почестями перезахоронены в братском мемориале «Чартова гора».

Активно включились в эту необъявленную войну и в сопредельной Латвии, где в августе 2016 года националисты из организации «Ястребы Даугавы» добились сноса памятника советским морякам в городе Лимбажи. Увы, но список мемориалов, когда намеренно уничтожается память о Великой Победе, можно продолжать и продолжать. Как пояснил ситуацию специально для «Совершенно секретно» Владимир Симиндей, научный руководитель исследовательских программ Фонда «Историческая память», причину варварского отношения к монументам воинам-освободителям объяснить просто:

«В странах бывшего Восточного блока, где, кажется, ежесекундно готовы доказывать себе и «старшим товарищам» по НАТО, что они самые что ни есть западные-прозападные, до сих пор пытаются довоевать с Советским Союзом. Наиболее доступное для них «поле боя» – могилы наших героических предков и памятники им. Там и отыгрываются. Гнусно, но это факт», – с горечью констатирует наш эксперт.

ЛАГЕРЬ ТРУДА И ОТДЫХА

Однако у этой «болезни» есть и другие, не менее опасные проявления, а именно – попытки переписать и даже фальсифицировать историю в целом и Великой Отечественной войны в частности. Примером сказанному служит ситуация, которая складывается в той же самой Латвии вокруг местечка Саласпилс, где ежегодно в Международный день освобождения узников фашистских концлагерей, который отмечается 11 апреля, проходят траурные мероприятия. Так было и нынче, однако официальные власти республики, кажется, намеренно их не «заметили». Чтобы почтить память невинно погибших, на этот раз там собрались ветераны, бывшие узники, просто неравнодушные люди. Приняли участие в церемонии возложения венков и представители российского посольства, однако (повторимся) его категорически проигнорировали официальные власти. Откуда такая нерешительность? По словам историка Влада Богова, сопредседателя оргкомитета Дней русской культуры в Латвии, официальная Рига не устает повторять, что в этом месте располагался некий воспитательный лагерь, куда люди попадали за незначительные провинности.

ДЕТИ-УЗНИКИ ЛАГЕРЯ САЛАСПИЛС. ФОТО: WIKIPEDIA.ORG

«При этом старательно умалчивается о количестве жертв и о тех нечеловеческих условиях, в которых содержались узники. В том числе и дети», – уточняет эксперт «Совершенно секретно». Добавим, что эта «красивая» легенда пошла гулять по страницам ура-патриотической латвийской прессы с легкой руки экс-президента республики Вайры Вике-Фрейберги, которая утверждала, что «Саласпилс в годы войны был ничем иным, как лагерем труда и отдыха». Между тем на Нюрнбергском процессе, очевидность которого в республике тоже пытаются оспорить, с пугающей педантичностью было установлено, что всего в Латвии (помимо истребленных фашистами 6700 детей в тюрьмах и застенках гестапо и 7 тысяч – в лагере Саласпилс) в ходе массовых репрессий было умерщвлено 17 765 детей. О том, что на самом деле там происходило, рассказывают подлинные документы, а именно – «Акт об истреблении немецко-фашистскими захватчиками на территории Латвийской ССР 35 тысяч советских детей». Вот лишь некоторые выдержки из этого обвинительного заключения фашизму:

«Самым крупным… концентрационным лагерем… был Саласпилс, расположенный в 18 км от города Риги. Когда изможденные люди с больными, замученными детьми загонялись за тройную проволочную ограду… лагеря, то для взрослых и в особенности для детей начиналось мучительное существование, насыщенное до предела тяжкими психическими и физическими истязаниями со стороны немцев и их прислужников… Судебно-медицинской и химической экспертизами, исследовавшей останки детских трупов, эксгумированных из массовых могил у лагеря Саласпилс, было установлено, что в препаратах, которые немцы давали детям, находился мышьяк, отчего они и умирали. Однако самым мерзким злодеянием… было выкачивание детской крови. При питании, состоящем из 100 граммов хлеба и ½ литра жидкости наподобие супа в день, худые и болезненные дети каннибальским образом использовались, как источник крови для нужд немецких госпиталей».

Наташа Лемешонок, 10 лет, свидетель:

«Через несколько дней солдаты группами выводили всех из барака и вели в больницу. Там нас выстроили в очередь. Аню я держала на руках. Мы не знали, что с нами будут делать. Потом пришел немецкий доктор и другой немец… Когда я подошла ближе, то увидела, как он втыкает в руку около локтя девочкам и мальчика длинную иголку и по трубочке в поставленную стеклянную толстую трубку набирается кровь. От каждого из нас он набирал полную трубку нашей крови. Увидев это, я тоже стала плакать. Мне было очень страшно, когда подошла моя очередь, доктор вырвал Аню из рук и положил на стол. При этом он воткнул мне в руку иглу и когда набрал полную стеклянную трубку, отпустил меня и стал брать кровь у моей сестры Ани. Я стала кричать и плакать. Немец посмотрел на нас и что-то сказал. Мы не поняли, а солдат, стоявший рядом, засмеялся и сказал по-русски: «Господин врач говорит, чтобы вы не плакали, девочка все равно умрет, а так от нее хоть какая-нибудь польза». Потом через день нас снова повели к врачу и опять брали кровь. Скоро Аня умерла в бараке. У нас все руки были в уколах. Мы все болели, кружилась голова, каждый день умирали мальчики и девочки».

Исходя из заключения судебно-медицинской экспертизы, от одного ребенка забирали до 500 г крови. Всего же «немцами было выкачано из кровеносных сосудов не менее 3500 литров крови». В ходе следствия выяснилось, что детей отправляли на работы, и вот еще одно страшное свидетельство. По словам девятилетней Гали Кухарёнок, ее, «брата Жоржика и Верочку немцы увезли в волость Огре к одному хозяину».

«У него я работала в поле, убирала рожь, сено, бороновала, на работу вставала – еще темно было, а кончала работу, когда темно становилось. Сестра моя у этого хозяина пасла двух коров, трех телят и 14 овец. Верочке тогда было 4 года».

Было установлено, что по кулацким хозяйствам для подневольного труда фашистскими властями было распределено не менее двух тысяч детей 4-летнего возраста, а всего, по данным комиссии, за 1943–1944 годы немцами было роздано в рабство до 5000 детей, из которых впоследствии угнали в немецкую каторгу около 4 тыс. В ходе обследования старого гарнизонного кладбища, расположенного вблизи Саласпилса, было установлено, что часть его площади была сплошь покрыта земляными холмиками с промежутками от 0,2 до 0,5 м. В ходе частичных раскопок было выявлено 54 могилы, в которых обнаружили 632 детских трупа в возрасте от 5 до 9 лет. В большинстве могил трупы располагались в два-три слоя (сборник архивных документов «Латвия под игом нацизма», изд. «Европа», Москва, 2006 год). Неудивительно, почему нынешние власти Латвии старательно «не замечают» злодеяния гитлеровцев, а также их пособников, которых сегодня причисляют к лику подлинных патриотов. Может быть, поэтому, начиная с 2012 года, в Генассамблею ООН регулярно вносится проект резолюции, разработанной Россией и еще 50-ю странами мира, которая направлена против героизации нацизма. Ее главная цель – осудить «постыдную практику возведения в ранг национальных героев тех, кто сотрудничал с нацистами». В 2016 году ее поддержали 131 государство и 48 никак не выразили своего отношения к героизации нацизма. В 2017 году «за» высказалось 125 государств, а воздержалось уже 51. Небольшое уточнение: против всегда голосовали США, а с 2014 года к ней присоединилась и Украина. Без комментариев…

На этом можно было бы поставить точку, но об одном факте все-таки следует упомянуть особо. Этим летом продолжит свою миссию «Лига молодежи Псковской области», которая последние три года по собственной инициативе и порой на свои средства организует выезд отряда волонтеров-студентов Псковского государственного университета в республики Балтии, чтобы привести в порядок воинские захоронения. Как пояснил «Совершенно секретно» лидер движения, в недавнем прошлом военный летчик Константин Белов, нынче запланированы работы в Вильнюсе, Зарасае и Рокишкисе, а также в латвийском Даугавпилсе.

«Между Россией и некоторыми странами Европы действуют соглашения, согласно которым стороны обязуются поддерживать в надлежащем порядке воинские захоронения. К сожалению, пока их не подписали бывшие республики Прибалтики, которые постоянно выдвигают какие-то дополнительные условия, – поясняет собеседник «Совершенно секретно». – Сейчас мы завершаем оформление Устава новой общественной организации «Собор попечителей Великой Победы», которая продолжит дело, начатое «Лигой молодежи». К сожалению, пока мы не можем повлиять на ситуацию, когда разрушаются памятники советским воинам. Но и мириться с подобным вандализмом нельзя, поэтому мы выбрали для себя единственно доступный способ – действовать методами народной дипломатии. Остается еще надежда, что признание памятников павшим советским воинам частью всемирного наследия Второй мировой войны спасет их от осквернения неонацистами, а надежда, как известно, всегда умирает последней».


Авторы:  Сергей НЕКРАСОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку