НОВОСТИ
Раковой и Зуеву продлены сроки ареста на полгода
sovsekretnoru

...Нам любые дороги дороги

Автор: Надежда КОСТИНА
01.01.2010
   
Евгения Чирикова (на фото) встала на защиту Химкинского леса. В местной газете о ситуации со строительством автомагистрали писал журналист Михаил Бекетов, на которого не раз покушались  
   
 
Эколог Константин Захаров на том месте, где по одному из вариантов собирались прокладывать скоростную автомагистраль. Раньше на деревьях были красные метки, теперь местные жители их закрасили  
   

Химкинский лес прорежет скоростная автомагистраль. Распоряжение об этом, подписанное Владимиром Путиным, стало итогом операции, виртуозно обстряпанной представителями политической элиты. Для жителей и заинтересованных лиц последствия будут прямо противоположными

«Синичка!» – «Где?» – «Вон!» – Евгения Чирикова по-
казывает куда-то влево. Поворачиваем головы, разглядываем ветки дуба. Костя Захаров из Московской социально-экологической федерации смеется:
– Как будто бронтозавра увидели…
Горожане выбрались в лес. Белке почти аплодируем. Фотографируем севшего на соседнее дерево черного ворона. Останавливаемся рядом с 200-летней дубравой. Эти деревья видели многое…
Как утверждают летописи, царь Алексей Михайлович в семнадцатом веке охотился в этих краях на кабанов, а купцы Мамонтовы завозили для дубравы элитные саженцы из-за границы. Лес берегли всегда. В голодные годы Великой Отечественной для жителей подмосковных Химок он стал кормильцем. Спасались ягодами, орехами, грибами. Даже в лютые морозы жильцы неотапливаемых домов деревья не рубили.
Сегодня Химкинский лес – единственный нетронутый уголок природы на севере Москвы. Здесь обитают лоси, совы, дятлы. Цветут ландыши и первоцветы. Растут клюква, малина, черника. Удивительно, как вообще все это сохранилось. Рядом – тлеющая городская свалка – полигон твердых и бытовых отходов, аэропорт Шереметьево и Московская кольцевая автодорога. Химкинский лес, словно доктор, заботливо лечит раны мегаполиса.

Минус пять процентов
Евгения Чирикова – предприниматель и мама двоих детей. Ее личный крестовый поход в защиту Химкинского леса начался три года назад, когда она узнала, что часть его хотят вырубить под строительство скоростной автомобильной магистрали Москва-Санкт-Петербург.
– Здесь были красные метки, – Женя стучит по дереву. – Будем биться за каждый дуб.
Под трассу отводилась полоса леса шириной 500 метров. Местные жители забили тревогу: с одной стороны дорогу собираются проложить под окнами домов, уничтожая защитную лесополосу перед мусорным полигоном, с другой – по 200-летней дубраве. Еще по три километра в каждую сторону планировалось отдать под объекты транспортной инфраструктуры. В Минтрансе уверили: на участке магистрали, проходящей по территории Химкинского лесопарка, строительства автостанций, кемпингов, гостиниц не предусмотрено. Речь якобы идет только о двух площадках отдыха для водителей.
– Они хотят строить «хай-вей», – Евгения Чирикова бодро шагает по раскисшей лесной тропе. – Но скоростная магистраль не может идти по земле и не должна быть окружена инфраструктурой, иначе трасса просто встанет. Больше «точек прокола», – меньше скорость движения. Мы получим еще одно загруженное Ленинградское шоссе, потеряв лесопарк.
По образованию Женя инженер. Участвовала в разработке проекта тоннеля под Серебряным Бором. В верхнем тоннеле прошла автомобильная трасса, внизу проложили участок метрополитена.
– Гораздо проще вырубить лес, чем продумать и воплотить в жизнь высокотехнологичный проект, – рассуждает моя собеседница. – Так строили дороги еще при царе батюшке. На дворе двадцать первый век. Мы предлагали Минтрансу рассмотреть другие пути для магистрали. Тоннель под лесом, эстакада: в них не построишь инфраструктуры, значит «точек прокола» удастся избежать. Это была бы действительно скоростная дорога...
Я обратилась за разъяснением в пресс-службу Росавтодора. Стоило упомянуть об альтернативных вариантах прохождения автомагистрали Москва–Санкт-Петербург, как на другом конце провода отрезали: «Таких нет!» Позже на запрос газеты из ведомства прислали официальный ответ. Три страницы убористого текста – о преимуществах строительства трассы и о «беспрецедентных» мерах, призванных защитить экологию. Предусматривается, к примеру, пересадка деревьев ценных пород. Но экологи утверждают: пересадка одного тридцатилетнего дерева оценивается в 10-15 тысяч долларов. Можно предположить, во сколько обойдется инвесторам пересадить несколько 200-летних дубов. Да и будет ли это сделано?
Говорится в письме и о намерении «огораживать» места обитания редких и охраняемых растений, находящихся в непосредственной близости от землеотвода. Но эколог Андрей Моргулев смотрит на эти меры скептически:
– Рядом с предполагаемой дорогой два болота. Что значит «рядом»? Магистраль должна пройти через квартал номер 10, и одно из этих болот тоже расположено в квартале номер 10. Квартал – километр на километр. На этом участке планируется и особо охраняемая территория, и прохождение магистрали. Вот что такое «беспрецедентные» защитные меры.
По утверждению чиновников, они рассматривали пять вариантов трассы, но все так или иначе затрагивают территорию лесных участков в Химкинском жилом округе. Однако вот что любопытно. В своем ответе жителям Подмосковья и Москвы о влиянии строительства магистрали на окружающую среду заместитель министра транспорта Олег Белозеров признал: «Предлагаемое решение с пересечением Химкинского леса тоннелем, по экспертной оценке, на полтора порядка дороже запроектированной открытой трассы». Значит, альтернативный вариант существует – просто вырубить лес дешевле, чем разработать высокотехнологичный проект. Как тут не вспомнить благие пожелания президента Медведева «уйти от ресурсной и индустриальной экономики к экономике знаний и ежедневной технологической революции».
Стремление прорубить трассу через лес выглядит еще более странным, если взглянуть на карту строительства. Сначала шоссе идет по Москве в одном коридоре с Октябрьской железной дорогой. Затем, вместо того чтобы продолжиться через Химки вдоль железнодорожного полотна, резко сворачивает в сторону Химкинского леса. Дорога до Санкт-Петербурга искривляется и удлиняется. Цель платной скоростной дороги – сократить время в пути. Тогда зачем пускать ее в обход?
Защитники Химкинского леса считают: земля, расположенная вдоль шоссе, связывающего столицу с одним из аэропортов, может стать «золотой жилой». А значит, скорее всего, территорию Химкинского лесопарка отдадут под коммерческую застройку. Появятся бензозаправки, автостоянки, торговые центры. Миллионные доходы потекут в карманы бизнесменов и отстоявших проект чиновников.
В Минтрансе гнут свою линию: при строительстве трассы Москва–Санкт-Петербург права граждан на благоприятную экологическую среду будут соблюдены, ведь затронет она лишь пять процентов от общей площади леса. В числе мер, которые, по замыслу чиновников, должны спасти уникальную флору и фауну – использование водопропускных труб для перехода через дорогу мелких позвоночных и лягушек, а для крупных животных – установка специальных мостов. Местным жителям поставят на окна стеклопакеты, рядом с дорогой – шумозащитные экраны.
В департаменте природопользования и охраны окружающей среды к «беспрецедентным мерам» транспортников относятся скептически. Там уверены, что вырубка просеки не только нанесет ущерб лесу, но и повлечет деградацию всего живого по обе стороны магистрали. Прежде всего гибель грозит лесным участкам, прилегающим к дороге.
Переходящие через скоростную магистраль по водопропускным трубам лягушки как компенсация за уничтоженный лес жителей Химок не устроила. Они начали бороться. Почти три года массовых митингов, обращений в официальные инстанции, судов. Наш коллега Михаил Бекетов, писавший в местной газете о ситуации вокруг Химкинского леса и о коррупции местных и федеральных чиновников, неоднократно подвергался нападению. В последний раз его нашли изувеченным во дворе собственного дома. Журналист выжил, но, судя по его физическому состоянию, к нормальной жизни вряд ли вернется. Это цена, которую пришлось заплатить за то, чтобы заставить чиновников задуматься. В декабре 2008 года были отменены все распоряжения, согласовывающие строительство трассы Москва–Санкт-Петербург. В Химках вздохнули почти свободно. Закон был на стороне граждан: Лесной кодекс запрещал строить на территории лесопарков любые сооружения, кроме гидротехнических. Но российские чиновники не привыкли проигрывать, особенно когда на кону такие деньги.

Иные категории
– Вы заметили, что лес ярусный? – экологи смотрят на нас как на школьников на уроке природоведения.
Задираем головы.
– Под дубами растут орешник и ель. Некоторые чиновники пытаются вырубить все, что растет под пологом. Навести красоту, как в парке. Чуть ли не дорожки выложить. Что случится, когда большие деревья «выпадут», никто не задумывается. Замены-то не растет…
О лесах действительно думают все меньше. Гораздо больше о земле под ними – «никем не занятые» территории, которые тянутся на тысячи километров. Еще недавно земли лесного фонда с защитными лесами, лесопарками и зелеными зонами обладали «иммунитетом». На них нельзя было вырубать деревья и строить. В марте этого года президент Медведев утвердил новые по-
правки к Лесному кодексу РФ. Они сняли запрет с перевода земель лесного фонда в земли «иных категорий», предназначенных для промышленности и строительства. Теперь на них можно рубить деревья, прокладывать дороги и строить дома.
– Те, кто планировал уничтожить леса и освоить бесхозные территории, давно провели эти дороги в Лесном плане Московской области, – замечает эколог Андрей Моргулев. – Незаконно. Потому что знали: законодательство подкорректируют. Ждали, когда земли можно будет из лесного фонда изъять. Дождались.
Однако, следуя закону, использовать земли лесного фонда можно только после того, как будут выделены равноценные участки леса взамен тех, что планируется вырубить. На этом акцентировала внимание инициатор поправок председатель Комитета Государственной думы по природным ресурсам, природопользованию и экологии Наталья Комарова. Она все время подчеркивает: «Чтобы не допустить ситуации, когда «строительные аппетиты» начнут перекрывать кислород жителям мегаполисов, в новой редакции Лесного кодекса мы предусмотрели норму, не допускающую изменение границ лесопарковых зон и зеленых зон, которое может привести к уменьшению их площади».
Однако есть одно важное «но».
– Поправки сделаны по аналогии с тем, как можно менять границы особо охраняемых территорий, – объясняет Андрей Моргулев. – В Москве это выглядит так: у нас есть озелененный сквер. На его месте строят торгово-развлекательный комплекс. В пяти километрах пустырь. Местным жителям говорят: вот там будет ваша «зеленая зона». Можете гулять там. С лесами так поступать было нельзя. Один росчерк пера Комаровой сделал это возможным.
– Что будет с Химкинским лесопарком? – рассуждает Андрей Моргулев. – Чиновники обводят кусок территории, где должна пройти дорога. Говорят: это не лесопарк, а защитный лес для автотрассы. А вот там, в пятидесяти километрах будет ваша лесопарковая зона. Езжайте туда и дышите свежим воздухом сколько влезет. С точки зрения закона идеально. Жители Химок как бы получают равноценный участок леса. На самом деле они его лишаются…

Запад нам поможет…
– К Путину обратились пятнадцать тысяч жителей России, – продолжает Женя Чирикова. – Реакции не последовало. И вот в ноябре премьер внезапно вспомнил о Химках после встречи с руководителем Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР). Банк, как известно, инвестирует в строительство трассы Москва–Санкт-Петербург. Представитель банка посетовал: дорого в России строить дороги – нетрудно представить, что он имел в виду. Премьер не возразил. А вскоре подписал распоряжение 1642 р. Согласно документу, земли Химкинского лесопарка изымаются из лесного фонда. Отныне на его территории якобы можно рубить и строить.
Защитники Химкинского леса и экологи считают распоряжение премьера незаконным. Согласно 11-й статье Федерального закона №172, на землях лесного фонда могут быть размещены объекты государственного или муниципального значения только тогда, когда других вариантов их размещения нет. Но, как мы помним, альтернативные пути существуют: это тоннель, эстакада и прямая магистраль в одном коридоре с Октябрьской железной дорогой без непонятного загиба в Химкинский лес.
– Вы обратили внимание, что представляет собой это распоряжение? – Андрей Моргулев внимательно смотрит на меня из-под очков. – Из документа невозможно понять, какие именно 144 гектара отводятся под строительство дороги. Трасса не названа. Непонятно, о каких землях идет речь. Есть только кадастровые номера. Я должен умудриться связать эти номера с лесными кварталами. Додуматься, что они относятся к категории лесопарковой зоны. Догадаться: это та самая дорога – Москва-Санкт-Петербург. Чиновники заметают следы даже в мелочах, чтобы как можно больше затруднить понимание правовых актов...
Защитники Химкинского леса сегодня уповают на западного инвестора, который дорожит своей репутацией. Ведь финансируемые ЕБРР проекты всегда предусматривают заботу об окружающей среде.
– Парадокс, – говорит Женя Чирикова, – мы просим западных инвесторов сохранить наш лес, в то время как российские чиновники его губят. Рассчитываем, что на Западе к соблюдению экологических норм отнесутся более серьезно, чем в России.
…В конце ноября на совете по развитию гражданского общества президенту Дмитрию Медведеву представители «Гринпис» передали 3500 детских открыток. Участники всероссийского движения «Возродим наш лес» нарисовали их специально для президента. Может, проще не вырубать? 


 Надежда КОСТИНА



Авторы:  Надежда КОСТИНА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку