НОВОСТИ
Начали «хамить пациентам». Визит антиваксеров в больницу превратился в балаган (ВИДЕО)
sovsekretnoru

...И сладкий аромат кальяна

Автор: Иван ДЫМОВ
01.05.2009
   
Все разнообразие кальянов – в магазине компании «Росэкопродукт» в Анадырском проезде. На фото: консультант Татьяна
 
   

Хотите расслабиться и окунуться в атмосферу Востока? Есть в Москве по крайней мере два местечка, где вам дадут такую возможность

Есть на свете вещи, которые уходят корнями в такую глубокую древность, что уже и происхождение их выяснить трудно, и сами они давно превратились в поэтический образ, хотя имеют вполне конкретный и материальный облик. Вот, скажем, кальян, с недавних пор превратившийся в модный аксессуар многих российских ресторанов и кафе. Что мы знаем об этом древнейшем восточном приспособлении для курения?
Слово кальян персидского происхождения и некогда обозначало небольшой горшок, где восточные женщины хранили свои драгоценности и благовония. Прибор для курения, унаследовавший это наименование, был изобретен в средневековом Иране и быстро распространился по всему мусульманскому миру. Суть кальяна, выгодно отличающая его от трубки или сигареты (папиросы, сигары), состоит в том, что вдыхаемый дым здесь фильтруется и охлаждается. Роль фильтра играет сосуд с водой, вином или иной жидкостью. В сосуд вставлена курительная чашка, соединенная с трубкой, конец которой уходит под воду. Выше уровня воды из сосуда отходит еще одна трубка, к которой прикреплен чубук. При курении в сосуде кальяна создается отрицательное давление, благодаря чему дым поднимается сквозь жидкость и через трубку с чубуком попадает, так сказать, к потребителю.
Несть числа художественным произведениям, в которых мы встречаем кальян или его разновидность, наргиле (персидск., от наргил – кокосовый орех, из которого первоначально делали наргиле) – курительный прибор, сходный с кальяном, но имеющий в отличие от него длинный рукав вместо трубки. Впрочем, и сигары, и трубки, и сигареты – все это «благовоние» до такой степени широко циркулировало и до сих пор циркулирует в сфере художественного отображения жизни, что не одну сотню библиотек, не один десяток музеев можно набить произведениями, герои которых предаются сему приятному пороку. Но, конечно, только сладкой кальянной дымке удалось «окутать» столько эпох, народов, географических широт…

Этот дым глаза не ест

Восток – дело не только тонкое, но еще и, как говорил один мой друг, топкое. Стоит к нему прикоснуться – утопаешь в его обаянии, неге, чувственности, завораживающих ритмах. Наверное, поэтому все, что связано с Востоком, так легко становится модой. Кальян – тому яркий пример. Ну кто еще несколько лет назад мог себе представить, что такая суперэкзотика, к тому же несколько старомодная, архаичная, как кальян, станет востребованной принадлежностью современных российских ресторанов и кафе, в том числе – молодежных? Помню, как, сидя лет пять назад в модном заведении на Новом Арбате, я удивился, услышав, как одна молодая пара заказала себе кальян, потом еще одна, потом еще… Вскоре мне стало казаться, что «неокальяненными» остались только я со своей спутницей. При этом, что, конечно, особенно приятно, такое количество курящих вокруг совершенно не смущало и не мешало нам, принципиально некурящим. Кальянный дым, перефразируя русскую пословицу, глаза не ест. Его попросту не существует – ни в форме облака, ни в виде запаха. Большое, конечно, преимущество кальяна для не курящих его, но оказавшихся в компании курильщиков. Да и для курильщиков, говорят, это преимущество: охлаждаясь в воде, кальянный дым не обжигает слизистую рта и не раздражает обоняния.
Но популярность кальян приобрел все-таки, видимо, благодаря не только тому, что это наименее вредный из всех видов курения. Хотя, конечно, этот фактор в огромной степени, я думаю, способствовал его популяризации.
Кальян органично совместил в себе две модные тенденции – гламур и винтаж. Ведь кальян – сама стильность: сел возле него, взял в руки чубук – и сразу почувствовал себя, в зависимости от половой принадлежности, либо немного Гарун аль-Рашидом, либо чуть-чуть Шахерезадой. И даже не нужно никакого дополнительного декора вокруг, никаких шаровар, чалмы, арабесок и одалисок: немного воображения – и весь антураж, все декорации сами собой соткутся из невидимого кальянного дыма. Но воображение, конечно, необходимо. Впрочем, человек без воображения, без полета фантазии, без потребности жить не одними лишь утилитарными бытовыми нуждами, мне кажется, за кальян и не сядет.
Мне кажется, кальян органично пришел в нашу жизнь вместе с появившейся в ней после окончания «эры светлых годов» – советского нашего казарменного социализма – возможностью жить красиво и празднично. Я вовсе не хочу сказать, что жизнь наша по мановению волшебной палочки стала красивой и праздничной,
до этого пока еще далеко. Но это возникло как идеал, как цель, к которой стоит стремиться.
Ну, стремиться, конечно, хорошо. А как создать этот праздник? В частности, раз речь зашла о кальяне: где взять эту диковинку и, так сказать, исходящий реквизит к ней – специальный ароматизированный табак, специальные же уголья? Долгое время потребности любителей кальяна удовлетворял черный рынок. Из стран арабского Востока, из Китая челноки в своих знаменитых клетчатых клеенчатых безразмерных сумках везли и сами аппараты, и все необходимые к ним приспособления. Закупались, естественно, числом поболее – ценою подешевле. Отсюда и качество.

Перфекционисты


Сам кальянный прибор, конечно, не относится к высоким технологиям, но, тем не менее, и здесь важно, сделан он на цивилизованной современной фабрике или же где-то в сарае, что называется, на коленках. А уж табак, как известно, почти что живое существо, и здесь соблюдение всех условий при его изготовлении, хранении и перевозке имеет первостепенное значение.
К слову, кальянный табак отличается от сигаретного или любого другого табака. Его можно разделить на два вида: tobamel или mu’ essel (араб.) (такой табак содержит до 70 процентов меда, патоки, различных фруктовых эссенций и глицерина в качестве увлажнителя) и jurak (это переходный вариант между простым табаком и подготовленным). Кальянный табак должен быть влажный. Зачастую плитка кальянного табака бывает не просто влажной, а мокрой — настолько, что из нее выступает сок. Внешне хороший кальянный табак похож на варенье — крупные листья табака, полупрозрачные и липкие, склеены между собой в сплошную массу.
Ну как такое «лакомство» доставишь из страны-производителя к потребителю без соблюдения множества условий и без специально оборудованной транспортировки?
Черные дилеры, к примеру, ввозят его под видом сухофруктов, чтобы не платить пошлины, и торгуют из-под полы в какой-нибудь заштатной московской гостинице.
Обо всех этих тонкостях мне поведал мой друг, Рашид Николаевич Бейлин, историк-востоковед, путешественник, увлеченный «собиратель традиций» Востока. От него я узнал, что и в России уже появились компании, занимающиеся не черным, а вполне легальным импортом кальянов и их продажей, платят пошлины, соблюдают все правила сертификации. Да и покупают товар только на «нормальных», по-современному оборудованных фабриках.
И тем не менее, как рассказал мне Рашид Николаевич, в Москве есть два специализированных магазина, один на Таганке, другой в Анадырском проезде.
В один из них я из любопытства заглянул и почувствовал себя просто в царстве Шехерезады. Оказывается, для кальяна здесь можно купить все – и сам прибор в десятках его разновидностей, и табак, и уголь, и мундштуки. Помимо кальянных табаков – огромный выбор трубок, табаков трубочных и сигар. Хьюмидорные комнаты (помещения, специально оборудованные для хранения сигар) – из ливанского кедра, оснащены сложной современной системой охлаждения и кондиционирования.
Спрашиваю у своего спутника: зачем такой перфекционизм?
Он улыбается: в условиях, когда твои конкуренты – в основном, черный рынок, мелкие предприниматели, торгующие своей продукцией где-то в подземных переходах, если не вовсе из-под полы, компания «Росэкопродукт», к примеру, хозяйка этого волшебного царства, действует так, словно рядом с ними – ведущие мировые бренды, которые нужно непременно догнать и перегнать. Конечно, и без комнаты из ливанского кедра можно было бы обойтись, рассуждает мой собеседник, но тогда это был бы просто еще один магазин для гурманов. Люди же, всерьез занимающиеся своим делом, любят его, по-настоящему прониклись древней культурой. Сюда ведь приходят как в музей Востока: менеджеры здесь работают такие, что экскурсию с рассказом об истории кальяна, или сигар, или трубки проведут такую, заслушаешься. В общем, поставили дело так, чтобы соответствовать товару, которым торгуют. Товару – будь то кальян или сигары, – который окружен не просто десятками, если не сотнями легенд и преданий, но целой мифологией, целой культурой. 


 Иван Дымов

Авторы:  Иван ДЫМОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку