Если вы столкнулись с несправедливостью или хотите сообщить важну информацию или сняли видео, которое требует общего внимания :

\«Добит штыком в шею…\»

\«Добит штыком в шею…\» 19.03.2019

\«Добит штыком в шею…\»

2 марта 1969 года китайские войска вторглись в СССР, расстреляв советских пограничников на уссурийском острове Даманский. 15 марта китайцы повторили нападение… Впервые после 1941 года войска чужого государства вторглись на нашу землю. Но эту агрессию обычно величают «событиями на острове Даманском», «пограничным инцидентом» или «конфликтом», хотя то была самая настоящая война, хотя короткая и локальная. Неформально ее даже называли «Первой социалистической»: впервые в истории одно социалистическое государство напало на другое.

В ночь на 2 марта 1969 года на остров скрытно выдвинулось около 300 китайских спецназовцев, оборудовавших замаскированные «лежки» прямо в снегу. А уже утром с китайского погранпоста Гунсы на Даманский демонстративно-открыто двинулась вооруженная группа численностью до 30 человек. Первые выстрелы прозвучали в 11:17 по местному времени, в 9:17 – по пекинскому: китайские военные вели точный хронометраж. Примерно за 30–40 минут до этого два пограничника, засекшие перемещение «малой» группы, доложили о ней на заставу. Начальник заставы «Нижне-Михайловка» старший лейтенант Иван Стрельников скомандовал: «Застава, в ружье!» 32 пограничника, погрузившись в четыре автомашины и один БТР-60ПБ, выдвинулись к острову. Спешились и двумя группами направились к китайцам, полагая, что это обычная провокация, коих уже было немало, и нарушителей вытеснят, как обычно, «методом выпихивания». Автоматы закинуты за спину, магазины к ним не пристегнуты – во избежание случайного выстрела. Но на сей раз – впервые за всю историю пограничных стычек на советско-китайской границе – китайцы неожиданно открыли огонь в упор по советским пограничникам. Из засады атаковала пограничников и основная группа. С китайского берега огонь по советским пограничникам открыли крупнокалиберные пулемёты, минометы и безоткатные орудия… Вскоре в бой вступила подоспевшая группа соседней заставы. Между 12 и 13 часами местного времени китайцы отошли, забрав с собой раненых и убитых… А утром 15 марта 1969 года китайцы предприняли новое наступление на Даманский, уже более масштабное…

ДОБИТЬ ШТЫКОМ

Всего во время боёв за остров Даманский советские потери составили 152 человека: убитыми – 58 человек (49 из них – пограничники, 9 – военнослужащие Советской армии), ранеными – 94 человека (61 пограничник и 33 армейца). Наибольшие жертвы пограничники понесли именно 2 марта, когда группу Стрельникова в упор расстреляли из засады. Цифры потерь того дня впервые были оглашены 7 марта 1969 года на пресс-конференция в МИД СССР: погиб 31 пограничник и 14 были ранены. Позже выяснили, что один пограничник скрыл свое ранение. Также в числе убитых еще не значился и ефрейтор Павел Акулов: о его судьбе тогда ничего не знали. Спустя полтора месяца китайцы вернули тело пограничника: как установила медэкспертиза, ефрейтор Акулов попал в плен раненым и умер уже от жесточайших пыток.

На той же пресс-конференции было сказано: освидетельствовавшая тела убитых пограничников медкомиссия «установила, что китайцы расстреливали раненых в упор, нанося удары штыками. Лица некоторых убитых советских пограничников были изуродованы до неузнаваемости». Длительное время документы этой экспертизы были недоступны, впервые их обнародовал уже в наши дни исследователь Дмитрий Рябушкин – автор наиболее объективных публикаций о боях на Даманском. Как гласит документ, почти на всех телах имеются следы смертельных и тяжелых повреждений, нанесенных режущими и тупыми тяжелыми предметами. Из 31 пограничника 19 погибли из-за ранений, нанесенных штыками (ножами), ударами прикладов, выстрелами в упор – уже после полученных ими пулевых или осколочных ранений, когда раненые находились в беспомощном состоянии: рядовой Алексей Змеев был ранен осколками в левую голень, «в затылочной области имеется входное пу- левое отверстие от выстрела в упор»; рядовой Владимир Изотов ранен пулей в грудь и уже затем добит ударами прикладов в живот и левое бедро; рядовой Александр Ионин получил две пули в грудь и после ранения добит выстрелом в упор в голову; рядовой Иван Ветрич получил осколочное ранение левого плеча и затем убит множественными ударами режущим предметом (штык, нож) в область позвоночника и шеи; сержант Владимир Рабович был ранен в левое плечо, а затем убит – ударом штыка (ножа) в лоб и контрольным выстрелом в затылок; рядовой Александр Пасюта после ранения в левую голень добит ударами штыка (ножа) в грудь; рядовой Валентин Золотарёв, получивший пулевые ранения в живот, добит ударами штыка (ножа) в шею и приклада по голове; младший сержант Михаил Лобода, получивший пулевые ранения в шею, затем добит множественными ударами штыка (ножа) в лицо и шею; рядовой Вячеслав Исаков получил в бою множественные осколочные ранения в верхние конечности и пулевое ранение в живот, после ранения убит ударами приклада по затылку; рядовой Анатолий Денисенко – пулевое ранение в грудь, после убит выстрелом в лицо в упор, также у него имелись колотые и резаные раны черепа от ударов штыками (ножами); рядовой Александр Шестаков – множественные осколочные ранения в ноги, грудь и левое плечо, добит ударом штыка (ножа) в затылок; младший сержант Николай Колодкин получил пулевые ранения в живот и ноги, после ему сломали левое плечо и добили ударом штыка (ножа) в шею; сержант Николай Дергач ранен пулей в грудь, после ранения убит выстрелом в затылок; рядовой Виктор Егупов – пулевые ранения в левое плечо и левое бедро, затем добит ударами штыка (ножа) в висок; рядовой Гавриил Киселёв, получивший нескольких пулевых ранений в грудь и правую руку, добит ударом штыка (ножа) в голову; ефрейтор Геннадий Давиденко получил тяжелое пулевое ранение в правое плечо, затем его ударили штыком (ножом) в горло и добили выстрелом в затылок; рядовой Николай Петров получил в бою осколочные ранения в правую ногу, пах, и пулевые – в правое плечо и бедро, у него зафиксирована колото-резаная рана в области черепа, но добит он уже ударом приклада по голове; старший лейтенант Иван Стрельников получил несколько пулевых ранений в ноги, уже раненый убит выстрелом в упор в лицо; старший лейтенант Николай Буйневич получил огнестрельные ранения в грудь и ноги, после ранения убит выстрелами в грудь и голову. Также военные врачи зафиксировали множественные ножевые (или штыковые) ранения в грудь и живот у рядового Григория Каменчука: возможно, его схватили и уже затем закололи штыками. Заметим, раненых пограничников убивали не в бою, а уже после первой схватки, обходя и проверяя лежащих, хладнокровно и методично приканчивая еще живых. Подавляющее большинство раненых китайцы добили штыками и прикладами, видимо, хозяйственно экономя патроны. Но нескольких добили выстрелами в затылок, не поленившись «для удобства» перевернуть раненых… Ефрейтора Акулова, тоже раненого, не добили на месте, а забрали – единственного из всех: у китайских солдат был недвусмысленный приказ убить всех, но одного – взять как «языка» и для наглядности отчета перед командованием…

В сражении 15 марта 1969 года пали 26 советских военнослужащих (из них пять скончались от ран), еще 79 пограничников и армейцев было ранено. Китай цифры своих потерь скрывает и поныне. Потому в различных публикациях гуляют совершенно фантастические цифры китайских потерь – от 500 до 800 только убитыми, а японские СМИ сразу после тех событий и вовсе утверждали, что на Даманском Народно-освободительная армия Китая (НОАК) потеряла убитыми аж около трех тысяч! Ни одна из цифр ничем не подтверждена, но ведь и Пекин эти утверждения никогда официально не опровергал. С уверенностью можно лишь предположить, что львиная доля китайских потерь пришлась именно на 15 марта 1969 года, когда советская сторона вынуждена была применить системы залпового огня «Град» и ствольную артиллерию – 122-мм гаубицы М-30.

Но вот какие потери понесла китайская сторона именно 2 марта 1969 года, судить трудно. Встречается утверждение, что только убитыми в тот день китайцы потеряли 248 человек – столько тел, мол, было собрано после боя. Но из документов пограничного командования следует, что когда после сражения 2 марта китайцы отошли с Даманского, на поле боя был обнаружен лишь один труп китайского солдата. Как пишет Дмитрий Рябушкин, у китайцев «была прекрасно отлажена система выноса убитых и раненых с поля боя». В беседе с ним полковник Александр Константинов, бывший начальник политотдела Иманского погранотряда, поведал, что командование, анализируя итоги боя 2 марта 1969 года, оценило потери китайцев примерно в 100 человек убитыми и ранеными. Учитывая обычное соотношение раненых и убитых, пишет Рябушкин, можно предположить, что 2 марта китайцы потеряли 20–40 человек убитыми. Схожей оказалась оценка китайских потерь того дня и у комиссии КГБ под председательством генерал-полковника Николая Захарова: 39 человек убитыми…

ЯВКА С ПОВИННОЙ: ПЕКИНСКИЙ ВАРИАНТ

В Пекине эти сражения именуют «контрударами самообороны против советской агрессии». При этом пекинские историки даже особо и не отрицают, что именно китайские военные напали на советских пограничников, первыми открыв огонь. Но их это не смущает: «основной вопрос… не в том, кто первым начал подготовку к удару, и не в том, с чьей стороны прозвучал первый выстрел», поскольку, как пишет профессор Пекинского университета Ли Даньхуэй, «контрудар был неизбежен, вопрос состоял только в выборе времени и места». Красноречивое признание! Ли Даньхуэй сообщает, что до начала 1969 года пограничники КНР строго следовали «соответствующим указаниям ЦК КПК и Центрального военного совета» (речь идет о многочисленных провокациях против советских пограничников) и «только к 25 января 1969 г. пограничники получили возможность спланировать ответные военные действия в районе о. Чжэньбаодао (так в Китае именуют о. Даманский. – Прим. ред.) силами около трех рот». «Часть этих сил, – сообщает Ли Даньхуэй, – должна была скрытно занять позицию на острове, а остальные – сосредоточиться на близлежащем пограничном посту Гунсы в полной боевой готовности. Руководство Шэньянского военного округа в целом согласилось с таким планом. 19 февраля свое согласие с планом высказали Генеральный штаб и МИД. Генштаб вновь напомнил руководству… военных округов о важности правильного выбора направления удара и тщательной подготовки контратаки». И уже затем «ЦК КПК (Комунистическая партия Китая. – Прим. ред.) одобрил выбор о. Чжэньбаодао в качестве точки нанесения контрудара. До конца февраля 1969 г. китайские войска вели в районе о. Чжэньбаодао скрытую подготовку контратаки. 2 марта началась вооруженная схватка за остров…» Откровеннее и не скажешь!

Не менее ценную фактуру привел и китайский историк Ян Куйсин. По его данным, еще в январе 1968 года Мао Цзэдун дал указание готовить операцию против СССР – как средство укрепления дипломатических позиций Китая на переговорах с советским руководством. Согласно указаниям, командование Шэньянским военным округом подготовило отряд из отборных военнослужащих для нападения на советских пограничников. Первоначально планировалось атаковать советских пограничников на острове Киркинский, тремя километрами севернее Даманского, но затем концепция поменялась. Историк приводит слова генерала Чэнь Силяня, бывшего командующего Шэньянским военным округом: «К первой битве 2 марта мы готовились от двух до трех месяцев. Из частей трех армий мы отобрали три разведывательные роты, каждая из которых состояла из 200–300 солдат, а командирами были штабные офицеры с боевым опытом. Мы обеспечили их специальным снаряжением и провели спецподготовку. После этого они были тайно переброшены на остров».

НЕПОГАШЕННЫЕ СЧЕТА

Нередко полагают, что в основе того конфликта лежали территориальные претензии КНР: Пекин официально претендовал на 1,5 млн кв. км территории СССР, а неофициально – на все 3 млн кв. км. Комплекс этих претензий 10 июля 1964 года на встрече с председателем Социалистической партии Японии Кодзо Сасаки озвучил Мао Цзэдун: «Советский Союз захватил слишком много земель… Они отрезали все, что можно отрезать… Более 100 лет назад они отрезали земли к востоку от Байкала, включая и Боли (Хабаровск. – Прим. ред.), и Хайшэньвэй (Владивосток. – Прим. ред.), и полуостров Камчатка [и другие пункты]. Этот счет не погашен, мы еще не рассчитались с ними по этому счету». Или, согласно чуть иной версии перевода, «мы еще не предъявляли счета по этому реестру». Вот в марте 1969 года и предъявили…

ПОХОРОНЫ ПОГРАНИЧНИКОВ, ПОГИБШИХ ВО ВРЕМЯ БОЕВ НА О. ДАМАНСКИЙ. ФОТО: Г. БИБИК/«РИА НОВОСТИ»

Но на тот момент у Мао были несколько иные и более конкретные мотивы для учинения кровавой акции. Затеянная им «культурная революция» пришла к краху, страна захлебывалась от массовых репрессий, чистки сотрясали партийный, государственный и военный аппараты. Да еще и почти полный коллапс экономики. Позиции Мао в партийной верхушке пошатнулись, но в апреле 1969 года предстоял IX съезд КПК – там могли быть подняты «нехорошие» вопросы. Как пишет о той эпохе Ли Даньхуэй: «…Мао Цзэдун также много размышлял над обстановкой внутри партии и государства. Он чувствовал, что в партии уже появились люди Хрущёва (!), которые только и ждут случая, планируя реставрацию. А в целом по стране количество буржуазно-помещичьих элементов, мечтающих о реставрации прежних порядков, приближалось к 35 миллионам. Одновременно с углублением борьбы против мирового ревизионизма, Мао Цзэдун развернул острие классовой борьбы против внутрипартийных [группировок], поставив вопрос о проникновении ревизионизма в ЦК…» Пограничный конфликт удачно пришелся ко двору, укрепив Мао «во мнении, что данную ситуацию можно использовать: во внутренней политике – для обуздания беспорядков и решения проблем, вызванных «Великой культурной революцией»; во внешней политике – для формирования у народа четкого понимания советской угрозы… Ситуация позволяла также сплотить все разнородные классовые элементы китайского общества в условиях международной напряженности для отпора советскому гегемонизму».

Так что столкновение на Даманском «представляло собой элемент исторической обстановки», отменно поспособствовавший «мощному подъему антисоветского боевого духа по всему Китаю»: с 4 марта 1969 года по всему Китаю неделю шли массовые акции протеста «против агрессии СССР», в которых приняло участие 400 миллионов человек! Страна погрузилась в атмосферу подготовки войны с СССР – какие уж тут могли быть вопросы к Великому Кормчему?!

Были и иные мотивы. Получив отчет о боях на Даманском, Мао довольно произнес: «Отношения между Китаем и СССР дали США богатую тему, сколько статей теперь появится!». Локальное столкновение Китая и СССР означало, цитирую Ли Даньхуэй, «что у США и КНР появились общие интересы в сфере государственной безопасности». Это и «сыграло решающую роль в нормализации американо-китайских отношений и формировании их единой позиции в отношении СССР». Проще говоря, сражение на границе учинили, чтобы наглядно дать знать Вашингтону: мы теперь с вами вместе – против Москвы, мы готовы радикально сменить внешнеполитический курс…

Спустя 22 года остров Даманский де-юре отошел к Китаю, фактически это случилось в ночь на 11 сентября 1969 года, когда пограничники получили приказ Москвы: огонь не открывать. И китайцы вновь высадились на остров. Нужен был нам Даманский или нет, тема особая, но трудно не согласиться с мнением Дмитрия Рябушкина, что «после событий 2 марта 1969 г. передавать остров Китаю было нельзя ни при каких условиях и обстоятельствах». 



Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку