ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс

Новости

Прыжок на огонь

Опубликовано: 31 Января 2018 14:12

«Совершенно секретно»: Как работают парашютисты-десантники «Авиалесоохраны»

Представителям этой рисковой профессии вполне подходит название  небесный спецназ. У них даже экипировка напоминает ту, в которую облачаются сотрудники подразделений  силовых ведомств. Каждую минуту они, что называется, по  тревожному звонку готовы спуститься с небес в любую точку необъятной России, туда, где, увы, не устают воспламенятся леса. Те самые, что считаются нашим  национальным богатством – общая его площадь составляет 1 миллиард 200 миллионов гектаров. А это без малого пятая часть всего  зелёного покрытия Земли, которое совсем не случайно называют её лёгкими.

Олег Зверев, начальник отдела средств десантирования "Авиалесоохраны". (Фото Игоря Капустина)

БОЙТЕСЬ "КРАСНОГО ПЕТУХА"

Ежегодно эти лёгкие терзают атмосферные катаклизмы (не зря ведь существует в народе поверье, будто во время грозы "красные петухи" вместе с молнией соскакивают с тучи и приносят пожар), а ещё и люди, а точнее нередко мы с вами. ФБУ "Авиалесоохрана" располагает  статистикой: причина подавляющего большинства пожаров в лесу – человеческий фактор, весной более трети случаев возгорания лесов страны случаются из-за перехода туда огня несанкционированных выжиганий сухой травы на сопредельных землях сельхозназначения, муниципальных образований и т.д.  В ушедшем году лесопожарные силы ликвидировали на территории РФ свыше девяти тысяч пожаров. Общая их площадь  составила около 1,3 млн. гектаров. Горели леса в Красноярском, Забайкальском, Приморском краях, в Сибири, на Дальнем востоке, Иркутской области, Якутии, Бурятии. Режим ЧС вводился в 17 субъектах РФ, причем целых 66 раз.

"Крепко помните, друзья, что с огнём шутить нельзя!" — учат малолеток. Родители не зря  бьют их по рукам, когда замечают в них спички. Взрослых не устаёт предупреждать МЧС: "пожар легче предотвратить, чем потушить". Ох, как с этим согласны парашютисты-десантники авиалесоохраны! Специфику их работы двумя словами  не опишешь. А если так: "Весь день металось рядом с селом пламя, весь день гудели вертолёты, ухали взрывы, грохотали команды, грохотали водовозки. Были минуты, когда просочившийся огонь вышел к самим домам, но его вдавили в землю. К вечеру огонь отбили от села, и он, ярясь и негодуя, как вырвавшийся на свободу лесной конь, вдруг кинулся вдоль Авлакана, подминая под себя тайгу, разметал над ней свою рыжую гриву…." Столь красочно описал происходящее при лесном пожаре писатель Юрий Сбитнев, многие годы проживший в Сибири и  на Дальнем Востоке.

 — Особенность этого года, — рассказывает начальник отдела средств десантирования "Авиалесоохраны" Олег Зверев, — тушение пожаров взрывным методом и искусственным вызыванием осадков. Взрывной метод применялся в Иркутской области, в Бурятии, в Забайкальском крае. Как это выглядит на практике? При помощи детонирующего шнура прокладываются для организации встречного  отжига минерализованные полосы.

Зверев, в отличие от мастеров пера, описывает всё без экзальтации,  словно дело это простое и обычное. На самом деле любая работа спускающегося с небес авиапожарного всегда связана с риском для жизни. Пару лет назад в связке с читинскими коллегами он и его коллеги тушили пожар, который после сильного ночного ветра нежданно полыхнул так, что ситуация стремительно стала уходить из-под контроля. Опасность, что верховой огонь вот-вот перекинется через лесную просеку на следующий лесной массив, становилась зловещей реальностью. Олегу пришлось бежать, не чувствуя ног и тяжести зажигательного аппарата, расширяя полосу отжига метрах в 30 от дороги. Надо было срочно перехватить у верхового огня его бешеную инициативу. При этом, преодолевая обжигающую атаку пламени – время поджимало. Вместе с напарником они-таки победили огонь, который им всё-таки отомстил, не пощадив их защитной экипировки, а местами даже прожёг столь обязательную в тайге для пожарных "энцефалитку". Это потом обнаружили даже не они, а их коллеги, когда стена огня отступила, и все удивлялись, как им удалось выстоять…

КОРТИК "СОВА И ЛЕБЕДЬ"

Зверев — потомственный  работник лесного хозяйства — лесничим был ещё его прапрадед, лесничим отработал и отец. Правда, то были иные времена. По традиции, восходящей ещё к царской России, охрана лесов от пожаров у нас всегда поддерживалась на высоком уровне. Огонь, как правило, ликвидировался ещё на начальной стадии. А всё потому, что лесники и лесотехники досконально знали в своих участках каждый квартал, выдел, просеку и тропу. Лесничествами руководили лесничие — их должность считалась престижной, государственной, к тому же, они обязательно имели высшее или среднее лесохозяйственное образование. Да и чином убеждали — титулярного, коллежского, тайного и даже статского советника, соответствовавшего воинскому званию генерал-майора! Все они состояли в специальном Корпусе лесничих, учреждённом в 1839 году. За длительную и безупречную службу лесничие награждались орденами св. Анны или св. Станислава наравне с другими гражданскими служащими. А какую  красивую форму носили — с соответствующими регалиями, к парадному мундиру был положен кортик лесничего, украшенный головами совы и лебедя. Что символизировало мудрость и верность избранной профессии. Средний стаж службы лесничего на севере составлял 14 лет, но хватало и ветеранов со стажем работы по 30-40 лет. Подчинялись лесничие лесным ревизорам. После 1917 года, по сути, в лесничестве ничего не менялось, пока в 1931 году в связи с форсированным развитием лесозаготовок все леса в районах страны были переданы крупным лесозаготовительным предприятиям, а существовавшие до этого лесничества во главе с лесничими были упразднены. Восстановились они лишь в 1947 году  после проведения реорганизации лесного хозяйства. Но это были уже не те, что  в царское время. Теперь их функции и права передали вновь образованным лесхозам, а лесничества, лишённые самостоятельности, вошли в состав лесхозов в качестве их подразделений.

И все же… Выход огня на большую площадь, казалось, ещё совсем недавно оперативно пресекался лесниками ещё на земле. Конечно, и в те времена им, вооружённым собственными средствами пожаротушения, в случаях форс-мажоров помогали пожарно-химические станции и команды из наёмных рабочих. А в самых труднодоступных местах вовремя оказывались созданные ещё в начале 30-х годах прошлого столетия подразделения авиалесоохраны. Совсем не случайно ввели почётное звание "Заслуженный лесовод Российской Федерации" и нагрудные знаки: Х, ХХ, ХХХ и ХХХХ лет безупречной и долголетней службы в государственной лесной охране. За заслуги в лесовосстановлении награждали знаком "За сбережение и приумножение лесных богатств России". А чего стоили классные звания: лесничий 1-го и 2-го класса с выплатой надбавок к заработной плате.

Широкое распространение получило движение школьных лесничеств. Всю стройную систему сломала реформа 2007 года, когда правительством был введён новый Лесной кодекс, переложивший все лесохозяйственные и противопожарные функции на регионы и на арендаторов. В результате  разрушили существовавшую стройную систему органов лесного хозяйства и государственной лесной охраны. Может быть, именно поэтому оставшиеся без хозяев  леса даже Подмосковья, не говоря уже о немереных гектарах тайги,  представляют сегодня собой жалкое зрелище – несанкционированные вырубки, непроходимые из-за поваленных стихией никем не убираемых деревьев чащи — все это гарантирует огнеборцам работу на долгие времена.

Группа десантников-пожарных во время взрывных работ в Баргузинском районе республики Бурятия. (Фото Игоря Капустина)

ЗЕМЛЯ И НЕБО ВСПЫХИВАЮТ ВДРУГ… 

Олег Зверев с 1990 года трудился сначала в Западно-Уральской авиабазе, затем во Владимирской авиабазе лётчиком-наблюдателем. Дальше была Чукотка, где он служил сначала директором лесхоза, затем экспертом в области лесных отношений. Семь лет назад перешёл в парашютно-десантную службу Федеральной авиалесоохраны, где сегодня  возглавляет отдел средств десантирования. География  его участия в тушении пожаров — от Волгограда до Чукотки, да и  практически  вся Сибирь.

Девиз лесных авиапожарных  — надо постоянно готовиться к тому, что будет завтра. А завтра труба позовёт их за сотни тысячи километров от родного дома, и  там снова надо доказывать своё умение оценить, спрогнозировать в кратчайшие сроки лесопожарную обстановку, не забывая о постоянной радиосвязи, ориентироваться на местности, а главное –  работать и жить в глухой тайге. Одна из особенностей труда парашютистов-пожарных – приземление на так называемые неподготовленные площадки. А когда лес стоит сплошной стеной, не исключены и прыжки непосредственно на деревья. Все это отличает их от обычных парашютистов, поскольку требует не простой, а специальной подготовки. Не проста  работа и у десантников- пожарных, приземляющихся  в район бедствия на спусковых тросах, а это тоже опасный и сложный процесс.

Вообще, риска в профессии хоть отбавляй, признается Зверев. Вспоминает Бурятию –  там сплошь гористая местность, практически отвесные скалы, по которым после того, как на верхотуру тебя доставил вертолёт, попробуй ещё безопасно спуститься вниз. Сверху снег сыплет, внизу — дождь. Ступаешь осторожно, отслеживаешь, чтобы ненароком не наступить на скользкий камень — горы в любую минуту готовы ответить камнепадом, а под тобой ещё человек полста спускаются. Камни-то бывают размером с футбольный мяч — упадёт на голову, мало не покажется, каска здесь не поможет. Ещё одна опасность – встретиться с медведями, коих в тайге хватает, особенно на Чукотке. "Топтыгины", шутит Зверев, наверное, из любопытства то и дело под ногами путаются. Хотя порой бывает не до шуток.  Подобная встреча с бурым хозяином тайги у Олега едва не случилась в прошлом году. Тогда, возвращаясь к рюкзаку за бензином и маслом для бензопилы, он едва не попал в лапы бурого. Тот на этот раз решил обойти человека стороной. Впрочем, успокаивает Олег, наиболее нежелательна встреча с медведицей, когда рядом с ней её малыши. Тут уж держи ухо востро, поскольку те страсть как любопытствуют, провоцируя встречу, и такие тропинки лучше по возможности обходить. Конечно, никуда не денешься – то и дело приходится мириться с тем, что они мастера разворовывать съестные припасы пожарных.

"МЁРТВАЯ ЗОНА" БЮРОКРАТИИ

… С улицы зайти и устроиться в авиалесоохрану, конечно, может попытаться каждый. Но надо знать, что здесь не пройдёт работа спустя рукава – всё по максимуму. Отказывают сразу тем, кто не проходит тесты по физподготовке. "Если человек лопату в руках не удерживает, какой же он пожарный?" – шутит Олег. Приживаются в коллективах лишь сильные духом, стойкие к длительным физическим нагрузкам, способные неделями, а то и месяцами жить в глухой тайге, в замкнутых коллективах, при этом, не реагируя на бытовой многодневный дискомфорт. Бывает, что человек не рассчитал свои силы, либо не ужился характером с другими, и сам уходит. В своё время, вспоминает Олег, работая начальником отделения в Западно-Уральской авиабазе, он сам установил жёсткий  отбор кадров. Конкурс тогда был – 15 человек на место. Брали одного, внимательно наблюдая за его работой десантником-пожарным, и если убеждались в том, что это у него не здорово получается, предлагали тому уйти. Подходящий же работник либо становился десантником, либо переучивался на парашютиста-пожарного. Два тех "чукотских" воспитанника Зверева, кстати, сегодня трудятся начальниками отделений в Ханты-Мансийском округе и Пермском крае.

Вообще в "Авиалесоохране" чётко прослеживается продуманная система подготовки кадров. Собственной авиации, к примеру, у неё нет, в отличие от того же МЧС, зато здесь готовят лётчиков-наблюдателей, тех, без которых вылет на лесной пожар становится бессмысленным. В Авиационном учебном центре ФБУ "Авиалесоохрана" оборудован свой уникальный  тренажёр вертолёта Ми-8 МТВ, где набираются опыта будущие летнабы. Кстати, эта уникальная профессия существует только у нас в России. Казалось бы, у "Авиалесоохраны" и МЧС задачи схожи, но и здесь, похоже, реформа 2007 года перестаралась. Неопределённости в распределении функций налицо. Первые занимаются только тушением лесных пожаров. Вторые – природными пожарами на землях населённых пунктов. А ещё существует мёртвая зона, ведомственную ответственность за которую вот уже несколько лет никак не может определить правительство. Это земли сельхозназначения.

…Новый год для Олега Зверева двойной праздник. 31 декабря они вместе с отцом  Павлом Михайловичем одновременно отмечают дни рождения. В этот день за праздничный стол усаживается вся большая семья Олега – у них с супругой аж пятеро наследников – двое мальчишек и три девочки. Старший из мальчишек – восьмилетний Лев уже твёрдо выбрал профессию: как и отец,  хочет непременно стать пожарным. Для начала, правда, просит отца взять с собой для прыжка в тандеме на парашюте. Не исключено, что о том же станет мечтать, когда подрастёт четырёхлетний Антон. Такая уж эта хоть и нелёгкая, но не отпускающая от себя людей профессия!

МНЕНИЯ

Алексей Яблоков, членкор РАН, доктор биологических наук, профессор:  

"Где это видано, чтобы за сохранность леса отвечали арендаторы, а не государство!? А ведь как только государство "ушло" из лесов, сразу все беды и начались!

Владимир Кашин, председатель комитета Госдумы РФ по природным ресурсам, природопользованию и экологии, доктор сельскохозяйственных наук:

"К огромному сожалению, можно констатировать: служба лесного хозяйства в нашей стране полностью уничтожена! А что касается, скажем, Подмосковья, то оно вообще отстранено от охраны, управления и использования лесов. Причина ясна: в Московской области земля просто "золотая", а у нас сегодня, всем правит золотой телец".

Анатолий Журин


поделиться: