ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс

Архив номеров

Материалы номера

Подпольную кличку ей придумал Зорге; у нее был реальный шанс уничтожить Гитлера; она «курировала» легендарного физика Клауса Фукса

Теплое весеннее утро. По дороге в рощу, уже покрытую листвой, неторопливо катит коляску молодая женщина. В коляске посапывает малыш, рядом семенит мальчуган. Семейка углубляется в рощу. Мама роется в груде пакетов с распашонками, бутербродами, игрушками. Наконец извлекает не очень привлекательный ящичек. Скоро радиопередатчик готов к работе…
Через несколько минут в Москве уже расшифровывают принятое сообщение. На стол начальнику Главного разведывательного управления ложатся листки бумаги: «Центр, Директору. Ниже следует протокол состоявшегося вчера секретного совещания…» Директор читает последнюю страницу. Подпись – Соня. Он снимает трубку аппарата правительственной связи: прошу принять меня незамедлительно. Голос с акцентом отвечает: жду через сорок минут…
 

С 1940 года ее готовили для нелегальной работы. Во время войны она перебрасывала разведчиков через линию фронта, участвовала в восстановлении агентурной сети в Европе. Вспоминает ветеран военной разведки Тамара Романовна КЛИМЕНКО

Ни о какой разведке Тамара Трембач не помышляла. На дворе был 1936 год, за плечами школа и рабфак. Нашей героине 16 лет, и грезила девчушка со станции Путепровод, как и многие, авиацией.
– Авиация тогда в большой моде была. А ближайший город, где были институты, – Харьков, вот я и поехала поступать в Харьковский авиационный. Выдержала экзамены, но меня не приняли – выдали справку, что по возрасту не прошла. С этой справкой я могла поступать куда угодно. Иду по улице, вижу вывеску: «Iнститут лінгвістичной освiти» – Институт лингвистического просвещения. Зашла. А уж как увидели мою справку из авиационного, уговорили остаться. На французском отделении у них как раз был недобор. Рядом аэроклуб – как же я могла пройти мимо! Но… не приняли по росту: двух сантиметров не хватило. Поступила в парашютную школу. Всю зиму занимались, а весной уже прыгали. Так в 17 лет стала парашютисткой – параллельно с учебой в институте. Но и с мечтой об авиации расставаться не собиралась. В том же аэроклубе пошла на штурманское отделение. Вдобавок на Украине тогда очень голодно было, а в аэроклубе давали поесть.

Анатолий Гуревич, второй человек в «Красной капелле»: великий разведчик, так и не признанный ГРУ

Фирма «Симекско» процветала. Чистая прибыль составила за год свыше миллиона шестисот тысяч франков. Интенданты вермахта любили иметь с ней дело: ни одна встреча не обходилась без шикарных обедов и дорогих подарков. Со стороны фирмы, разумеется. Да и глава компании, уругвайский подданный Винсенте Сьерра, пользовался расположением властей: часто и беспрепятственно совершал деловые поездки в Голландию, Францию, Люксембург, Германию.

Когда в конце 1930-х годов он только приехал в Брюссель, поселился на улице Беко, в одном доме с семьей Барча – молодой вдовой Маргарет и ее родителями. Уругваец был предупредителен, неназойлив, с ним было легко и спокойно. Вскоре родители Маргарет покинули страну, и Винсенте перебрался с молодой женщиной на виллу. Впрочем, комнаты их располагались на разных этажах. Зато на этой вилле Сьерра устраивал роскошные приемы для брюссельского света.
 

Только в 1990-е годы в публикациях о работе советской военной разведки накануне Второй мировой войны стало появляться это имя, вернее, псевдоним. «АВС сообщил…» – так начинались многие радиограммы, поступавшие в Разведуправление рабоче-крестьянской Красной Армии. И сообщения его докладывались высшему руководству страны, а бывало – лично Сталину. Около шести лет сотрудничал этот агент с ГРУ, но, кроме очень узкого круга лиц,
никто не знал о нем ничего. И до сих пор не знает

Вночь с 23 на 24 декабря 1942 года в берлинской тюрьме Плетцензее была казнена немецкая журналистка Ильзе Штебе. Имперский военный суд приговорил ее к смертной казни «путем отсечения головы». Адольф Гитлер лично утвердил приговор.

Ильзе арестовали в августе 1942-го. Схватили ее из-за провала резидентуры советской военной разведки в Брюсселе в декабре 1941 года. К тому времени немцы уже записали многие радиограммы каких-то агентов, работающих на территории Бельгии, но расшифровать их не могли. И вот однажды на тихой улочке бельгийской столицы запеленговали одну из радиостанций, но определить, в каком доме конкретно она работает, не сумели. Тогда в ночь на 13 декабря немцы стали отключать электричество во всех домах поочередно. И рация наконец замолчала.

Был арестован радист, советский разведчик Михаил Макаров. В резидентуре Анатолия Гуревича – в историю советской разведки он вошел под псевдонимом Кент как один из руководителей «Красной капеллы» – Макарова знали под именем Хемниц.
 

Исповедь бывшего офицера советской разведки

На обложке книги «Шпионы: взлет и падение КГБ в Америке», которая вышла в США в мае 2009 года и произвела сенсацию, в числе трех авторов значится имя Александра Васильева. Саша – мой друг, связь с которым прервалась, и, конечно, собираясь писать о книге, я искал контакта с ним. Но один из двух его соавторов-американцев, Харви Клер, передал мне от него привет и дал понять, что на большее рассчитывать не стоит. Однако, после того как в августовском номере «Совершенно секретно» за 2009 год было опубликовано интервью Клера с моими комментариями и документами из досье Васильева, Саша сам вышел на связь. Оказалось, он не мог давать интервью по условиям контракта с Би-би-си, где он работал, но вот теперь он оттуда ушел и готов говорить. Я позвонил ему в Лондон. Мы говорили два дня  – в общей сложности около трех часов – уже не о книге, а о нем самом и его неординарной судьбе.