Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История PRO&CONTRA Фото
Рамблер Новости

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс

Архив номеров

Материалы номера

Ситуация в России развивается так, что у власти и у оппозиции все меньше возможности для маневра. Приговор, вынесенный кандидату в мэры Москвы Алексею Навальному, в сочетании с его освобождением под подписку о невыезде означает одно: страна верно идет к опасному повороту – примерно такому же, какой пережили постсоветские и некоторые другие страны в конце прошлого – начале наступившего века. Его масштабы, исход, издержки – пока вопрос. Но вектор задан. И задан отнюдь не слабой (еще недавно) оппозицией – а сильной (еще недавно) властью. Кремль как будто сознательно поворачивает политический сюжет так, чтобы в стране появились все канонические предпосылки для того, что принято называть «цветной революцией». Когда-то их систематизировал и описал блестящий политолог Дмитрий Фурман.

Условие первое. Политический режим должен представлять собой имитационную демократию, где на бумаге существуют свободы и альтернативные выборы, но реально власть находится у президента и его команды. Условие второе. Власть настолько уверена в себе, что проводит формально свободные выборы, однако пытается контролировать их результат. При этом контроль (под напором оппозиции) становится неэффективным, а разрыв между победителем и побежденным оказывается для избирателя неубедительным. Условие третье. В стране появляется оппозиционный лидер, который реально претендует на власть.

Предстоящие выборы мэра Москвы – событие, которое будет иметь далекоидущие последствия. Чего ждать?

После освобождения кандидата в мэры Москвы Алексея Навального из-под стражи писатель Григорий Чхартишвили (Борис Акунин) представил публике четыре варианта развития событий. Два из них ведут к «бунту в Москве»: если Навального «сажают перед выборами» и если на выборах произойдут массовые фальсификации. Другие два варианта ведут к «перестройке-2»: Навального «приходится пустить в мэры» или исполняющий обязанности мэра Москвы Сергей Собянин «побеждает в упорной, но честной борьбе». Редакция «Совершенно секретно» предложила другим экспертам дать свой прогноз.

Политолог Андрей Пионтковский полагает, что московские выборы – часть плана по свержению Владимира Путина, но принадлежит он не оппозиции, а самой власти.

Экономист, бывший советник Владимира Путина Андрей Илларионов не согласен ни с Григорием Чхартишвили, ни с Андреем Пионтковским.

Директор Центра новой социологии и изучения практической политики «Феникс» Александр Тарасов сравнивает настроения накануне московских выборов с настроениями времен перестройки.

Главный научный сотрудник отдела анализа социально-политических процессов Института социологии РАН Ольга Крыштановская полагает, что эти московские выборы и то, что будет после них, – это демократизация России, проводимая президентом Путиным.

 

23 июля исполнился ровно месяц, как Эдвард Сноуден прилетел в Москву и исчез в транзитной зоне аэропорта Шереметьево

Биография Эдварда Сноудена – довольно типичный случай романтика, разочаровавшегося в идеалах своей юности. 19 лет отроду, не окончив среднюю школу (аттестат он получил позднее), он записался добровольцем в спецназ Сухопутных войск США и мечтал воевать в Ираке: «Я считал, что у меня как у человека есть долг помочь этому народу освободиться от гнета». Но иллюзии развеялись уже во время обучения солдатскому ремеслу: «Нас натаскивали убивать арабов, а не кому-то там помогать». Ни в какой Ирак он не попал: произошел несчастный случай, Сноуден сломал обе ноги и был комиссован спустя пять месяцев после зачисления.

Когда кости срослись, он устроился охранником на секретный объект – комплекс зданий Агентства национальной безопасности США. Когда выяснилось, что Сноуден виртуозно обращается с компьютером и владеет технологиями кибербезопасности, он получил работу в ЦРУ. В этом качестве его направили в Швейцарию. Наблюдая за приемами профессиональных шпионов, он испытал еще большее разочарование: «Я осознал, что был частью силы, приносящей больше вреда, чем пользы».

Мурси свергли быстро, но что будет дальше, кажется, не знает никто

В2011 году взбунтовавшимся египтянам понадобилось три недели, чтобы свергнуть президента Мубарака.

В 2013-м достаточно было трех дней, чтобы свергнуть президента Мурси.

Логика в этом есть. Ведь режим, который возглавлял Мубарак – формально гражданский, фактически военный, – существовал 60 лет, а власть Мурси, представителя «Братьев-мусульман», – всего один год. Корни у первого были неизмеримо глубже и прочнее, и он мог, даже должен был удержаться, если бы не одно решающее обстоятельство: на площадь Тахрир вышел миллион человек. Что можно сделать с миллионом? Ничего. Не подавишь танками, не расстреляешь с воздуха. «Пусть себе топчутся и орут на площади хоть месяц»? Не выйдет, ведь вся жизнь остановилась, ни работы, ни зарплат, ни торговли. И генералы пришли к престарелому президенту: «Прости, но страна гибнет. Тебе надо уйти». И он ушел. Пожертвовали главной фигурой, чтобы спасти систему.

Эдвард Сноуден как знак глобального политического кризиса

Редакторы сайта Agentura.ru, ведущие российские эксперты по деятельности спецслужб Андрей Солдатов и Ирина Бороган согласились обсудить с корреспондентом «Совершенно секретно» казус Эдварда Сноудена.

— Правильно ли называть Эдварда Сноудена агентом ЦРУ?

— В российском понимании агент ЦРУ – это человек, работающий под прикрытием. В Америке агентом ЦРУ называют любого, кто имеет трудовые отношения с этим ведомством. Сноуден работал на ЦРУ напрямую, потом как сотрудник компании, выполняющей подрядные работы для Агентства национальной безопасности. Это довольно типичная карьера: в последние годы американские спецслужбы все больший объем работ передают на контрактной основе коммерческим структурам. При этом Сноуден давал все требуемые подписки о неразглашении, которые теперь делают его уязвимым для судебного преследования.

Первый исламист во главе Египта: зачем приходил, почему ушел?

Революции будто насмехаются над своими героями – еще недавно Мухаммед Мурси словно поменялся местами с предыдущим главой государства Хосни Мубараком. Тот был свергнут в ходе первой фазы египетской революции, длившейся с 25 января по 11 февраля 2011 года, и вскоре отправился из того же самого президентского дворца в тюремный госпиталь. А Мурси проделал обратный путь – из тюрьмы, куда он угодил за участие в антиправительственных демонстрациях, – на пост лидера одной из ведущих исламистских партий, а потом и в президентское кресло. Теперь и Мурси арестован. Однако после всех прежних невероятных метаморфоз, произошедших в его жизни, язык все же не поворачивается назвать эту карьеру оконченной. А чем революция не шутит? Вдруг у Мухаммеда Мурси появится шанс вернуться?

Доктор политических наук, руководитель Центра анализа ближневосточных конфликтов при Институте США и Канады Александр Шумилин – о том, почему Россия не Египет.

– Почему египтяне так быстро разочаровались в политике Мухаммеда Мурси?

– Очевидно, что египетское общество расколото на две части, так же как и российское. То есть в Египте тоже есть своя Болотная и своя Поклонная. Светское население Египта в основном всегда было против Мурси. А теперь к этим людям примкнули и те, кто разочаровался в его политике. Он нередко проявлял авторитарные замашки. Мурси шел к власти в рамках демократического избирательного процесса. Он обещал, что в случае победы в состав правительства войдут и его оппоненты. Но придя к власти, он действовал весьма авторитарно, навязывая доктринальные положения «Братьев-мусульман», содействовал исламизации Египта. В конечном счете он начал навязывать своих людей из этой организации на всех уровнях.

Какие аппараты стояли на столе царей, генсеков и президентов

Для государственных лидеров нашей страны и чиновников высшего уровня специальная связь всегда была весьма важным, а со временем и престижным атрибутом власти. Возможность беспрепятственно и тайно общаться с коллегами в Кремле ценили всегда. И с развитием телефонной отрасли в целом менялись и стандарты обеспечения связью избранных. Сегодня мы рассказываем нашим читателям о некогда секретных (в том числе  действующих и сегодня) системах правительственной связи.

Точная дата появления телефонов у российских государственных лидеров известна. В 1881 году первые аппараты были установлены в Гатчинском дворце, а на следующий год началась телефонизация Зимнего. Аппараты хотя и были с иностранными брендами «Эриксон», «Сименс и Гальске», но производились в Петербурге на заводах упомянутых фирм. В дальнейшем использовались аппараты и других производителей.

Новая законодательная инициатива может коснуться буквально каждого жителя России. Это опубликованный недавно проект Концепции государственной семейной политики РФ на период до 2025 года, среди главных идеологов документа – депутат Госдумы Елена Мизулина.

– полными, т.е. включающими мужа и жену с детьми, причем детей должно быть не меньше трех;

– многопоколенными, т.е. вместе с молодой семьей должны жить еще бабушки и дедушки;

– религиозными, приверженными православию или какой-либо другой «традиционной» религии, т.е. живущими в соответствии с религиозными постулатами;

– родители должны иметь власть над детьми, как это было принято в русских семьях образца позапрошлого века.

Разумеется, предполагается борьба с таким очевидным злом, как разводы, аборты, рождение детей вне брака, добрачные и внебрачные сексуальные отношения.

Накануне юбилея известный драматург дает урок выживания в условиях, заданных российской властью, – урок для тех, кто готов его усвоить

— … Ничего отвратительнее цензуры нет. По существу, если разобраться, запреты уничтожили советскую власть. Из-за цензуры мы сегодня отстаем, например, в медицине – потому что у нас были под полным запретом генетика и кибернетика, а именно эти науки привели к сегодняшней передовой медицине на Западе. Простым людям кажется, что цензура касается только журналистов, писателей – так сказать, творцов. Это глубокое заблуждение: сегодня в России умирают тысячи людей из-за болезней, которые на Западе полностью или в значительной мере излечимы. Цензура –  общенародная беда. К сожалению, рядовые граждане не осознают тесной связи одного с другим. На преодоление цензуры уходило время, творческие силы десятков, сотен одаренных людей…

Учебник истории, о котором мечтает Кремль: единый, и не только

Осенью, как ожидается, в России будет объявлен тендер на создание единого учебника истории для школьников. Сейчас завершается работа над так называемой единой концепцией преподавания истории. По оптимистическим оценкам, это кульминация борьбы между Кремлем и независимыми историками. По пессимистическим – победа Кремля: существуют все предпосылки к тому, что и концепция, и учебник, предложенные им, будут приняты.
Какой хочет видеть отечественную историю вообще и период президентства Владимира Путина в частности нынешняя власть?

Ответ корреспондент «Совершенно секретно» искал вместе с лидером протеста против нового учебника Никитой Соколовым – соавтором книги «Выбирая свою историю. «Развилки» на пути России: от Рюриковичей до олигархов» и шеф-редактором журнала «Отечественные записки».

Обозреватель «Совершенно секретно» первым из журналистов изучил «персональное дело» историка Александра Некрича – автора книги «1941, 22 июня»

До 1965 года (ему тогда стукнуло 45) его биография вполне соответствовала понятию «советский историк». Пока в 1965 году он, наконец, не выпустил свой бестселлер «1941, 22 июня». Книга была буквально сметена с прилавков книжных магазинов, ее бессовестно крали из библиотек, а у спекулянтов купить Некрича можно было только за пять – десять «номиналов». А через два года эту книжку включили в перечень литературы, запрещенной к распространению в книготорговой сети, и изъяли из тех библиотек, где не было спецхранов. Причина такого ажиотажа понятна: автор впервые в отечественной истории поднял вопрос о неготовности нашей страны и армии к войне, об истреблении командных кадров Красной Армии с ведома политбюро, о том, что Сталин не верил предупреждениям разведчиков и противников Гитлера…

Чем напугала военная верхушка Иосифа Сталина в 1950 году

 В1950 году в расстрельных подвалах Москвы вовсю гремели выстрелы. Хотя смертную казнь в СССР отменили в мае 1947 года, но 12 января 1950 года, «идя навстречу», как водится, «многочисленным просьбам трудящихся», Президиум Верховного Совета СССР решил допустить применение смертной казни «к изменникам родины, шпионам, подрывникам-диверсантам». 24 августа 1950 года были расстреляны Герой Советского Союза маршал Советского Союза Григорий Кулик (формально этих званий Кулик был лишен еще в 1942 году, но в 1957-м он посмертно восстановлен в маршальском и геройском званиях) и Герой Советского Союза генерал-полковник Василий Гордов. На следующий день, 25 августа, расстреляны генерал-майоры Филипп Рыбальченко, Николай Кириллов и Павел Понеделин. 26 августа 1950 года чекистские пули приняла очередная генеральская тройка – генерал-майор авиации Михаил Белешев, генерал-майор Михаил Белянчик и комбриг Николай Лазутин. 28 августа в подвал повели генерал-майоров Ивана Крупенникова, Максима Сиваева и Владимира Кирпичникова. Еще один высокопоставленный военный, бригврач (соответствовало званию «комбриг») Иван Наумов, чуть-чуть не дотянул до «положенной» ему чекистской пули – умер 23 августа 1950 года от пыток в Бутырке. Всего же, по данным Вячеслава Звягинцева, работавшего с материалами Военной коллегии Верховного суда СССР, только с 18 по 30 августа 1950 года к расстрелу было приговорено 20 генералов и маршал.