ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Фантом ДНК

Опубликовано: 1 Мая 2001 00:00
0
5430
"Совершенно секретно", No.5/144

 
Ирина МАСТЫКИНА,
обозреватель «Совершенно секретно»

Выводы, которые напрашивались после серии экспериментов над аппаратом наследственности, то есть ДНК, потрясли даже самих ученых-биохимиков. Оказалось, что после насильственной смерти гены не разрушаются полностью, а оставляют фантом, несущий некую информацию.

И существует этот фантом – сгусток выбрасываемой из клеток информации – около сорока дней! Потом исчезает. Но не совсем. Информация, заложенная в генетическом аппарате человека, никогда не уходит бесследно...

Это была сенсация. Потому что никому еще из ученых-биохимиков и генетиков не удавалось так глубоко заглянуть в святая святых природы человека.

Тайна жизни

Еще в середине восьмидесятых годов, работая в Институте физико-технических проблем АН СССР над изучением свойств ДНК, старший научный сотрудник Петр Гаряев с коллегами получил удивительные результаты. В которые поначалу никто из экспериментаторов не поверил. Настолько невероятные вещи происходили во время опытов. Казалось бы, самых простых. Ученые брали ДНК зобной железы теленка – целые, не разрушенные, помещали их в кювету спектрометра «Малверн» и облучали пучком красного лазерного света. При этом фотоны лазера, взаимодействуя с ДНК, рассеивались их молекулами и как бы отображали свойства препарата. Например, если молекула ДНК обладала определенной способностью к движению, то это движение сказывалось на поведении фотонов. Далее ученые строили графики, из которых по формулам получали различные параметры молекул. Они пытались разгадать тайну программирования жизни: как два микроскопических набора хромосом из мужской и женской половых клеток «руководят» возведением грандиозного «здания» биологической системы, которое строится из «кирпичиков жизни» – белков.

Работали, можно сказать, на износ. И однажды, после бесконечной череды исследований, измученные, случайно измерили спектр пустого места, на котором несколькими минутами ранее находился препарат ДНК, а теперь стояла чистая кювета. Нетрудно представить их удивление, когда луч лазера рассеялся, как и в предыдущем опыте, будто бы на его пути встретилась невидимая преграда. Спектр получился таким, словно в пустом пространстве по-прежнему находилась ДНК!

«Такого не может быть! – в один голос заговорили ученые. – Наверное, прибор сломался!» И только почти через десятилетие, продолжая эксперименты с клеточными ядрами уже в другом академическом институте, Гаряев понял, что именно обнаружил луч лазера в «пустоте». Это была научная сенсация!

– Тогда я с коллегами расплавил в кювете клеточные ядра и записал на спектрометр, что с ними происходит, – рассказывает доктор биологических наук, академик Российской Академии медико-технических наук, руководитель группы экспериментаторов Петр Петрович Гаряев. – Потом кювету убрали, но лазерный луч снова на что-то наткнулся. Как нам удалось установить позднее, это были фантомы умерших ДНК. Во время плавления ядер произошла некая «запись» информации с ДНК расплавленных ядерных клеток. Вероятнее всего, фотоны, рассеянные молекулами ДНК, локализуются (задерживаются) в металлических стенках кюветного отделения прибора, образуя своеобразный фантом, в котором зафиксировалась определенная информация. После нашего опыта спектрометр «Малверн», который мы сочли неисправным, регистрировал фантом около сорока дней. Не исключено, что после этого срока еще остался какой-то «волновой каркас» из сверхлегких частиц, но для его регистрации требовались уже более чувствительные приборы, которых у нас, к сожалению, не было...

Принципиальное устройство генетического аппарата всех живых существ приблизительно одинаково, утверждает Гаряев. Поэтому процессы, происходящие при разрушении наследственных программ, мало чем отличаются у теленка, цыпленка или человека. Не исключено, что такой же фантом остается и после смерти каждого из нас. Возможно, на годы, десятилетия, только в более тонкой форме. Для определения ее требуется очень сложная и точная аппаратура, которой пока ни в России, ни за границей нет...

Не секрет, что в некоторых закрытых лабораториях мира ведутся чудовищные эксперименты и над генетическим аппаратом человека: перемешивают его хромосомы, скажем, со свиными и получают нечто. Это, понятно, нарушение всяких научных этических норм. Но попробуй схвати за руку таких «ученых» и останови... Большинство генетиков знают, к чему могут привести подобные опыты, поэтому не рискуют проделывать их даже на животных. Страшно представить, какие монстры получились бы при смешивании хромосом... Хотя фактически трансгенная инженерия уже с начала девяностых делает это...

Что и говорить, соблазн, конечно, велик. Добровольцев пострадать за науку у нас в России всегда хватало. Будь то генетики, биологи или биохимики. Себя не пожалеют. Особенно если речь идет о генетическом аппарате человека. Одним из таких «камикадзе» оказался коллега Петра Гаряева. Он обследовал лазерным лучом хромосомы собственной спермы. Затем завернул луч в резонатор лазера, расширил пучок лазерного излучения и сам попал в пространство его действия. Фотоны, превратившиеся в радиоволны (это новейший научный факт, обнаруженный группой Гаряева совершенно недавно), считали информацию с хромосом ученого в кювете и мгновенно обрушились на экспериментатора. Он тотчас же почувствовал страшное недомогание и чуть не погиб. Даже оказавшийся в это время рядом Гаряев ощутил на себе пагубное воздействие радиоволн. У него также резко ухудшилось самочувствие. Но к концу вечера боли и дурнота прекратились.

Коллега же Гаряева, отдавший на эксперимент свои хромосомы, погибал в течение еще десяти дней. Температура у него поднялась до сорока одного градуса. Не было сил даже рукой шевельнуть – настолько ослаб. Ни есть, ни пить не мог. Сам не знает, как выкарабкался... Объяснить этот феномен тоже не может пока никто – слишком много еще непознанного в нашей науке. Почему, например, биоинформация даже собственного наследственного материала производит на человека такой эффект? Но у Гаряева есть на этот счет кое-какие соображения. Правда, пока гипотетические.

– Когда я начал анализировать случившееся, то предположил, что наш друг волнами от своей ДНК в кювете получил некую непонятную «команду», с которой организму было трудно справиться. Слава Богу, все обошлось. Правда, некоторое время спустя мы повторили тот же эксперимент. Но столь тяжелых последствий уже не было. Неужели мы приобрели волновой иммунитет?

СПИД и грипп

Представляете себе – волновой иммунитет! Какое широкое поле для новых идей и открытий! Как, например, сегодня пытаются предупредить одно из самых страшных вирусных заболеваний – грипп? Сыворотками. А вирус гриппа, как и вирус СПИДа, обладает способностью видоизменяться. И организм не узнает «новые» вирусы. Обычно болезнь поражает человека, если вирус попал в строго определенные места клеток и хромосом – так называемые «сайты-посадки». У вирусов, по мнению Гаряева, есть система «радарной наводки», те самые волновые излучения и радиоволны, благодаря которым они легко распознают район внедрения в хромосомы.

Но если исказить сканирующее поле вируса, то он и его хромосома не узнают свое место посадки и «приземлятся» на другое, безопасное для человека. Никакого заражения не произойдет. Можно еще с помощью волновой генетики создать ложные места посадки, чем Гаряев со своими коллегами сейчас и занимается.

– Вместо того чтобы вбухивать сотни миллионов и миллиардов долларов в создание вакцин, которые не работают, и антиСПИДные программы, давайте займемся волновыми свойствами генетического аппарата вируса. Искусственно введем в него, зная спектральные характеристики, «зашумление» и таким образом испортим его систему наводки. А можно еще изменить в организме человека сайты-посадки или создать ложные, и вирус будет ошибаться. И все это сделать полями, которые мы сейчас изучаем с помощью нашей лазерной аппаратуры. Дайте только мне вирус гриппа. Я сниму с него спектр, узнаю, какие волны он излучает, а потом создам искусственное излучение, которое его будет сбивать с толку. И в самый разгар гриппа вскоре можно будет положить в карман компактный включенный излучатель, и все: вирус к вам не пристанет – ни СПИДа, ни гриппа, ни герпеса...

Фантомные боли

Вряд ли кто не знает об этих явлениях. Нет, скажем, у человека руки, а она болит, как будто бы по-прежнему на месте. Удалили кому-то много лет назад зуб, а боль – особенно к перемене погоды – просто доканывает. По аналогии с фантомными болями, да и фантомами смерти, нечто подобное может происходить после изъятия зародыша из чрева матери (аборта). Известны случаи: такие женщины, когда приходило время родов уже несуществующего ребенка, чувствовали схватки. Можно полагать, это было не что иное, как проявление действия фантома плода, аналогично фантомам ДНК, полученным в опытах группы Гаряева. Ведь после распада «волнового каркаса» фантома, напомню, остаются его тонкие оболочки. А на что они способны, наука пока не знает.

Отсюда напрашивается вывод: мысль Творца, заключенная в ДНК, неуничтожима. И именно фантомы подтверждают, что человек не умирает до конца. Ничто живое не исчезает бесследно. Остается нечто в виде информации, и, возможно, оно бессмертно.

«Крики» ДНК

В один из обычных дней Петр Гаряев привычно работал с препаратами, полученными из эритроцитов цыплят. Разрушая ядра, он извлекал из них носителей наследственности – молекулы ДНК. Некоторое время экран спектрометра оставался невозмутимым. Как вдруг на нем, против ожидания, показались совершенно отличные от классических графики – более сложные, с бесконечными бурными «всплесками». Через определенные промежутки времени фрагменты повторялись, хотя и в слегка видоизмененном виде. «Что бы это значило? – ломал голову Гаряев. – Совершенно ничего не понимаю».

После многомесячного и детального изучения феномена оказалось: колебания графика отображают звуковые, или акустические, процессы, происходящие в молекулах ДНК! Они умеют подавать голос! Акустические колебания ДНК обладают частотой до ста герц, что сравнимо с частотой человеческого голоса.

Газоразрядный образ листа бальзамина и фантом его отрезанного кончика

– Но самое интересное, что эти звуковые волны, которые «слушаются» фотонами, в отличие от обыкновенных волн обладали очень малой затухаемостью, – рассказывает Петр Петрович. – Раствор, в который мы помещали ДНК, очень вязкий, а колебания не затухают! Откуда в них берется энергия? Этот процесс некогда был теоретически предсказан нашими зарубежными коллегами, но никто экспериментально его не подтверждал. А у нас получилось. Более того, разгадали мы и периодичность появления волн на спектрометре. Объяснили свое открытие так: генетический аппарат, обучая нас и задавая векторы нашего развития, постоянно дает возможность организму возвращаться в определенные периоды жизни и «перечитывать» тексты программы генома. Чтоб лучше запомнились...

Но вернемся к «крику» молекул ДНК. Естественно, он не может быть услышан ухом, он лишь фиксируется на осциллографе или компьютере всевозможными всплесками графика. Причем зависят эти всплески исключительно от «самочувствия» молекул дезоксирибонуклеиновой кислоты: акустические колебания ДНК резко меняются при нагреве.

Когда группа ученых под руководством Петра Гаряева пыталась узнать, что же происходит с физическими полями клеточных ядер во время их разрушения, и нагревала ДНК до сорока трех градусов по Цельсию, на осциллографе появились высокие всплески кривых графика, словно это были сигналы «SOS». Молекулам ДНК было «больно», и они как бы «жаловались» на свою «боль». Но самое страшное началось при дальнейшем повышении температуры. Плавились жидкие кристаллы, на которых записывается наследственная информация в ДНК, стирались высокие генетические программы развития организма и «слышался» такой хаос «звуков»! Осциллограф чуть ли не зашкаливало. Жидкие кристаллы молекул ДНК умирали... И эту смерть подтверждали «крики».

Кстати, «пение» ДНК или их «крики» с недавних пор можно услышать. В лаборатории одного из московских институтов РАН группа Гаряева умудрилась записать радиоволновые «голоса» молекул ДНК. Трудно поверить? Тем не менее это воспроизводимый факт. Еще в лаборатории Петра Петровича можно услышать радиоволновое «пение» различных минералов. Причем поддельный бриллиант дает один звук, настоящий – «поет» совершенно другим голосом...

Они умеют мстить

Как-то Петр Петрович Гаряев в очередной раз «плавил» ДНК. Надо ли говорить, что на ее акустическое поле на осциллографе больно было смотреть, так ДНК «страдала», умирая. После того как все необходимые «замеры» были произведены, ученый поместил в уже охлажденное и очищенное кюветное отделение прибора нормальную, не нагретую ДНК. И, представьте, она вела себя точно так же, как предыдущая, расплавленная! Те же «крики», те же всплески графика, хотя ей не делали «больно». Отсюда и появились предположения о том, что фантом убитого человека обладает высокой биологической активностью и может влиять на рядом находящихся людей самыми различными способами.

Это слово Творца

– Я всегда говорил: вот, пожалуйста, наша речь – это акустика, биологическое поле. ДНК на своем молекулярном уровне тоже излучает акустические и электромагнитные поля. Есть косвенные подтверждения и тому, что на ДНК записана «речь», условно говоря, Творца. Наши последние результаты: мы научились обрабатывать радиоволновые спектры ДНК и радиоволновые спектры человеческой речи. И оказалось, что они имеют очень много общих характеристик. То есть акустика ДНК действительно похожа на речь. Однако отождествлять ее с человеческой нельзя. Она просто построена по тем же законам. Поэтому мы и говорим: это речь Творца, но не человека...

После следующей серии опытов Гаряев с коллегами убедились: «звук», который излучает ДНК, зависит от ее происхождения. ДНК кузнечика, или дерева, или человека будет излучать разные звуки, «слова» и «фразы». Грубо говоря, на всех их записан интеллект Творца, который когда-то заложил первичную информацию в виде слов, а «организм» эту информацию считал и в соответствии с ней, как с генетической программой, развился.

Спрашивается: кто «включил» эти программы развития? Почему идет формообразовательный процесс? Из одной группы клеток вырастают мышцы, из другой – кожа, из третьей – желудок и так далее. Нарушена программа – рождаются уроды. Петр Петрович помнит трагический случай из шестидесятых годов. У всех женщин, принимавших снотворное талидамид, обладающее мутагенным действием, рождались дети с пальчиками вместо рук и ног. Куда, спрашивается, делась информация обо всей руке или ноге?

Голограмма

Многие годы прошли, прежде чем группа наших биологов и генетиков утвердилась во мнении: набор всех хромосом есть не что иное, как динамичная совокупность голограмм. В процессе развития плода в утробе матери в его крохотном тельце образуется множество волновых объемных «картинок». Они и обеспечивают волновые схемы «строительства» органов будущего человечка. То есть задаются маленькие послойные планы построения организма. Говорим мы о человеке, животном или растении, то есть о многоклеточной структуре, в которой информация хранится в пространственном и временном измерении. Для одноклеточных организмов такой тип генетической памяти не свойствен.

– Простейший пример голографической памяти – те же фантомные боли, – продолжает Петр Гаряев. – Не говоря уже о коре головного мозга. Возьмите хотя бы нашу память. Ассоциативную. Вот вы увидели фрагмент местности и следом вспоминаете ее всю. Или случайный запах, голос возвращает вас в прошлое, где жил человек, образ которого навеял аромат духов и голос. Это и есть восстановление целого из части – величайшая способность генетических структур помнить целое. Вы берете яйцеклетку, помещаете ее в матку, и, пожалуйста, – рождается человек. Или берете веточку растения, сажаете, и из нее вырастает дерево. Можете взять даже клетку морковки – и вот вам целый овощ. Наконец, берете клеточное ядро той же морковки, сажаете в другую клетку, где ядро удалено, и получается точно такой же плод...

Листовой эффект

Два года потратил Гаряев на известный фантомный листовой эффект. Срывал-срывал листья деревьев, частично обрезал их и помещал в определенное электромагнитное поле. Искрение тут начиналось, как и у его зарубежных предшественников, а вот фантомов не получалось... Много воды утекло, прежде чем ученый подобрал нужный режим высокочастотных и высоковольтных магнитных полей. В них полностью очерчивались вырезанные до этого в нескольких местах листья любых растений.

– Вообще это редчайшее явление. Вот у индийских ученых каждый второй лист давал фантом. Может, там растения какие-то особые. Я же израсходовал тысячи листьев, и процент фантомов у меня долгое время был невысокий...

То же самое Гаряев проделывал с листьями комнатного растения герани. Лицевой стороной лист вверх положит – фантом есть, перевернет – фантом исчезает. Стало быть, лист «вспоминает» утраченные фрагменты только при определенной пространственной ориентации. Опять загадка... Хотя и подтверждает способ хранения информации по типу голограммы, что очень важно для науки.

– Все эти мои опыты вызвали большой спор между представителями официальной генетики и биологии, который длится до сих пор. Ну отвергают мои оппоненты возможность такого восстановления фрагментов! Потому для этого надо пересматривать основы механизма функционирования хромосом...

На двух стульях

Вообще группу ученых-биохимиков и генетиков, которую возглавляет Петр Гаряев, можно назвать уникальной. Столько открытий сделали и сколько бы еще могли, если б не отсутствие финансирования. Немало направлений собирались разработать. Говорили-говорили об этом руководству Института физико-технических проблем, в котором начинали. В ответ, как обычно: нет средств. А с такими-то мозгами успех стопроцентно был бы гарантирован. Раньше или позже. В 1988 году ученым совсем перекрыли кислород, и они всей группой ушли в другой институт. Тем временем их разработками заинтересовались канадцы. Организовали «под них» лабораторию в Торонто и дали полный карт-бланш. Но ученые из России уезжать не собираются. Так и работают сейчас в двух местах – одном московском институте РАН и канадской фирме, состоящей исключительно из российских специалистов.

Недавно приступили к новой теме исследований – идентификации болезней по анализу крови с помощью уникальной лазерной установки, дающей широчайший спектр редчайших радиоизлучений «подопытных» генетических структур. Разные спектральные составы и «рассказывают» о тех болезнях, которые «сидят» в пациентах и могут со временем проявиться. Также болезни можно определять с помощью снятия спектра электромагнитных излучений с человеческого голоса.

– Сначала мы оцифровываем запись голоса, а потом обрабатываем по нашему фоновому принципу и выделяем определенные частоты, которые характерны, скажем, для предгриппа или предрака. В голосе все это есть, надо только провести дифференцирование... Спрашивается: где? В последнее время часть наших экспериментов мы проводим на базе канадской фирмы, которая предоставила нам необходимую аппаратуру. Но все равно – даже там мы работаем для России. Как бы к нашим изысканиям здесь ни относились...

Р.S. Не стоит оперировать представлениями о чем-либо, что интуитивно не понятно или не проверено опытным путем. Скорее всего, мы сегодня с нашим героем нарушили этот принцип, провозглашенный английским философом XIII – XIV веков сэром Уильямом Оккамом. Но наука не стоит на месте, и то, что было сложным и непонятным вчера, станет обыденным и привычным завтра.


поделиться: