ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Битва под Кифангондо

Опубликовано: 16 Октября 2017 16:08
0
7322
"Совершенно секретно", No.10/399, октябрь 2017
В ходе своего визита в Анголу кубинский лидер посетил Кифангондо. 1977
В ходе своего визита в Анголу кубинский лидер посетил Кифангондо. 1977

Почему ангольские политики и историки напрочь забыли об интернациональной помощи СССР и Кубы во время гражданской войны 70-х годов ХХ века

…В сентябре 1975 года Ангола, бывшая колония Португалии, распалась на три территории, находящиеся под контролем разных сил. ФНЛА (Национальный фронт освобождения Анголы – ангольская военно-политическая организация, с 1992 года – правая политическая партия) контролировал северные провинции, границу с Заиром и области на северо-востоке, где велась добыча алмазов. Просоветское МПЛА (Народное движение за освобождение Анголы, а ФАПЛА – это армия МПЛА) удерживало Луанду и сохраняло контроль над большой областью в центре страны, а также Атлантическое побережье до границы с Намибией. УНИТА (Национальный союз за полную независимость Анголы – ангольская политическая партия, имевшая собственные вооружённые силы) контролировала малозаселённые южные районы до границ с Замбией и Намибией.

Кифангондо – местность, расположенная на возвышенности в нескольких километрах к северу от Луанды рядом с рекой Бенго. В книге военного переводчика, заместителя председателя Союза ветеранов Анголы, полковника ВВС в отставке Сергея Коломнина «Русский след под Кифангондо. Неизвестные страницы истории Чёрной Африки», вышедшей в 2014 году тиражом 1000 экземпляров (Студия «Этника»), рассказывается о событиях октября и ноября 1975 года. Тогда без всякого преувеличения решалась судьба независимой Анголы. Битва под Кифангондо стала исторической. Разгромив с помощью Кубы и СССР группировку ангольских оппозиционеров и заирских интервентов, МПЛА сохранило контроль над Луандой. Такой исход сражения позволил ангольским коммунистам укрепиться у власти. Бразильский пилот вертолёта, участник битвы под Кифангондо, воевавший на стороне ФНЛА, Педро Марангони в интервью Сергею Коломнину, которое можно найти в книге, вспоминает: «Вне всякого сомнения, эти установки (реактивные системы залпового огня (РСЗО) БМ-21 «Град». – Ред.) сыграли решающую роль под Кифангондо… Это оружие сыграло решающую роль в ходе не только этой битвы, но и войны в целом. Я думаю, что, если бы недисциплинированная заирская армия вошла в Луанду, всё было бы разрушено и разграблено мародёрами…» Их, небольшую группу белых коммандос, служивших ударной силой ФНЛА, по мнению Марангони, в лучшем случае просто бы изгнали, ведь они были помехой такому варварству.

Боевые действия под Кифангондо не были такими масштабными, как «ангольский Сталинград», битва за Куито-Куанавале (1987 – 1988 годы). Но для ангольцев в тот период это было невиданное ими до той поры на их территории скопление военной силы и техники. В военных действиях участвовали представители разных стран, а потому в Анголе считают то сражение именно битвой.

Автор книги Сергей Коломнин в беседе с журналистом «Совершенно секретно» отметил, что своевременно поставить тогда в Африку наше оружие было очень сложно, ведь РСЗО БМ-21 «Град» была ещё секретным вооружением. «Лётчики Мгинской дивизии, доставившие БМ-21 в Конго – в Браззавиль и Пуэнт-Нуар, – асы и настоящие герои, – считает Сергей Анатольевич. – К сожалению, данных о том, были ли они за это награждены, не имею. Отдельная тема – принятие в Москве решения о поставке БМ-21 под ответственность резидента ГРУ в Браззавиле».

Характерно, что современная ангольская историография – оказывается! – по какой-то причине замалчивает не только участие и роль РСЗО БМ-21 «Град» в битве при Кифангондо. Почему-то в Анголе сегодня при создании памятников, фильмов стараются не упоминать, например, о, по сути, решающем вкладе кубинских войск в победе за Куито-Куанавале, а также об участии в боях советских военных советников, специалистов и о советской военной помощи. Между тем «камарадас советикус» не только помогали, но и погибали. Барельефы мемориала в районе Кифангондо никак не отражают участие в этой судьбоносной для Анголы и её народа битвы кубинского контингента и советских военных советников, специалистов, роль советского оружия…

Газета «Совершенно секретно» публикует одну из глав книги Сергея Коломнина «Русский след под Кифангондо» с незначительными сокращениями и с пояснениями, которые по нашей просьбе дополнительно сделал автор. Не забудем, что Сергей Коломнин – военный переводчик и полковник ВВС в отставке, поэтому он так подробно, в деталях разбирает один из главных эпизодов гражданской войны в Анголе: почему ангольцы «забыли» о ключевом участии советских «Градов» в битве при Кифангондо? Любители переписывать официальную историю есть везде, в том числе и в Африке.

Владислав Николаев

Группа белых коммандос и членов ФНЛА после битвы за Кифангондо. В центре в красном берете – Педро Марангони

Фото: Фото из архива Педро Марангони

ЗАБЫТЫЕ ЗАЛПЫ 40-СТВОЛЬНЫХ «МОНОКАШИТО»

«Действительно, ни один ангольский гид (а в их качестве часто выступают участники битвы), который проводит экскурсии по мемориалу, возведённому в районе Кифангондо, а он ныне считается главным национальным памятником героям Анголы в борьбе за независимость, не упоминает о залпах 40-ствольных «Монокашито» советского производства, решивших исход сражения в пользу МПЛА. На стенах мемориала, богато украшенных барельефами ангольских героев (кубинцев среди них нет), не нашлось места для изображения БМ-21, хотя эта установка была очень популярна у ангольцев в ходе войны 1975–1976 годов и последующих боевых действий против ЮАР и УНИТА. А южноафриканцы просто гонялись за ней с задачей захватить хоть одну исправную РСЗО БМ-21 «Град»!

Обстановку мог бы прояснить командующий ангольской группировкой под Кифангондо команданте Ндози, но он, к сожалению, умер, не оставив воспоминаний. Ангольские ветераны также не говорят о залпах БМ-21, как будто бы их и вовсе не было! Вот, например, капитан Алваро Антонио справедливо утверждает, что после стычки у моста, где были уничтожены бронированные AML «португальских наёмников», «бой продолжался ещё четыре часа». Но далее он продолжает: «После чего противник обратился в бегство, оставляя множество трупов и разбитую технику на дороге».

После чего именно противник бежал? Что заставило его отступить? По какой причине на дороге образовались «множество трупов и разбитая техника»? Не инопланетяне же их уничтожили!

Участник сражения генерал К. Мело Шавиер полностью оставляет за рамками своих опубликованных воспоминаний участие БМ-21 в тех боях и утверждает, что «решающим моментом боя под Кифангондо был тот, когда войска противника приблизились к мосту через Бенго и начали нас обстреливать из броневиков типа Panhard». Он подчёркивает: «С нашей стороны последовал ответ, и выстрелы из трёх 76-мм пушек воспрепятствовали продвижению противника в составе трёх пехотных батальонов Заира, поддержанных ротой наёмников». Оставим на совести ангольского генерала отсутствие упоминания в данном тексте его основного противника в тот момент – вооружённых сторонников ФНЛА, как-никак в сегодняшней Анголе это легитимное политическое движение, и депутаты от него входят в парламент страны.

Но генерал, возглавлявший Военную академию, должен по крайней мере предположить, что три пушки (не дальнобойные гаубицы!) ЗИС-3 калибра 76-мм с сектором обстрела, ограниченным только мостом через реку Бенго, вряд ли были способны обратить в беспорядочное бегство всю атакующую группировку противника, состоящую из полутора, а то и 2 – 3 тысяч вооружённых солдат, среди которых имелись и опытные португальские «наёмники» и которых поддерживала бронетехника (AMLPanhard). И заметим: опять ни слова о залпах БМ-21, которые решили исход столь важного для МПЛА сражения в его пользу.

Среди воспоминаний ангольских участников событий со стороны МПЛА-ФАПЛА я обнаружил лишь одно свидетельство, которое косвенно может послужить признанию роли БМ-21, сыгранной в сражении. В сборнике «AbatalhadeKifangondo. 1975. Factosedocumentos» ангольский генерал, участник битвы Салвиано де Жезус Секейра «Кианда» вспоминает: «Предыдущей ночью, с 9 на 10 ноября 1975 года, в наши боевые порядки была доставлена новая система оружия, громко заявившая о себе в годы Второй мировой войны и получившая название «оргáны Сталина» – БМ-21». Но как они применялись в битве? К сожалению, ангольский генерал этого не уточняет.

Логично предположить, что о боевом применении «Градов», доставленных, как вспоминает генерал Кианда накануне решающего сражения на позиции под Кифангондо, должен помнить командующий артиллерией 9-й бригады ФАПЛА Роберто Леал Монтейро «Нгонго». Его воспоминания опубликованы в исследовании доктора исторических наук Владимира Шубина «Горячая «холодная война»: Юг Африки (1960 – 1990 годы)» Но и там нет оценки использования БМ-21 в битве. Более того, Нгонго отрицает применение таких установок и их решающую роль 10 ноября 1975 года.

Приведём слова участника баталии Нгонго. «Предыдущим вечером, 9 ноября 1975 года, наступавшие войска Заира и ФНЛА и действовавшие с ними наёмники начали обстреливать нефтеперегонный завод и район Графанил в Луанде, где находились военные склады, используя тяжёлые орудия, находившиеся на северной стороне возвышенности Моро да Кал. Затем утром сделанные во Франции бронетранспортёры (бронеавтомобили PanhardAML – Ред.), экипажи которых состояли из белых наёмников, начали движение в сторону Кифангондо, в то время как пехота лидера ФНЛА Холдена Алваро Роберто и президента Заира Сесе Секо Мобуту сосредоточилась в пальмовой роще немного севернее. Мост через реку Бенго был взорван защитниками Кифангондо, а когда БТР подошли к нему, их встретил огонь 76-мм советских орудий со смешанными кубинско-ангольскими расчётами». Однако далее Владимир Шубин цитирует генерала Нгонго: «Затем сосредоточение пехоты в роще было накрыто ракетами из шести переносных «Град-П», которые в своём распоряжении имел Нгонго как начальник артиллерии 9-й пехотной бригады ФАПЛА… А что касается ракетных установок БМ-21 с кубинскими расчётами, то, по словам Нгонго, они использовались для обстрела более отдалённых целей, а также позднее, под Кашито в ходе контрнаступления».

Интересно, что это за «более отдалённые цели»? Никаких «более отдалённых целей», кроме выдвигавшейся колонной войск ФНЛА и Заира по дороге к Кифангондо и позиций гаубичной и миномётной артиллерии Холдена Роберто, расположенных на возвышенности Моро да Кал, 10 ноября у ФАПЛА и кубинцев не имелось. И именно эти цели, по воспоминаниям кубинцев, и были «накрыты»

БМ-21. Их дальность выстрела (максимум 20 км) позволяла с занимаемых позиций к востоку от холма Кифангондо держать под прицелом большую часть дороги, включая оба моста, а выдвинувшись вперёд к мосту через Бенго, и достать до Моро да Кал.

По воспоминаниям Нгонго, войска противника, «оставившего множество трупов и разбитую технику на дороге к Кифангондо, уничтожили залпы шести переносных «Град-П». Возможно ли это с точки зрения военного профессионала? Ведь эффективность применения «Град-П» не может идти ни в какое сравнение с 40-ствольной реактивной системой залпового огня БМ-21 «Град».

Ангола, город Намиб, аэропорт им. Юрия Гагарина. Справа – автор. 1977

МИФ О ПЕРЕНОСНЫХ «ПАРТИЗАНАХ»

Давайте разберёмся. Пусковая установка 9П132 «Град-П» (индекс «П» означает «Партизан») для стрельбы неуправляемыми 122-мм двухсекционными снарядами 9М22М «Малыш» общей массой 46 кг была разработана в СССР в 1965 году по просьбе правительства Демократической Республики Вьетнам. Она предназначалась для вооружения мобильных партизанских отрядов, ведущих борьбу с американскими войсками на юге Вьетнама. Переносная установка 9П132 состоит из трубчатой гладкоствольной направляющей весом 55 кг и лёгкого треножного станка с механизмами наведения и прицельными приспособлениями. Конструкция трубчатой направляющей аналогична конструкции направляющей штатной системы БМ-21 «Град». По тактико-техническим характеристикам максимальная заявленная дальность пуска ракеты составляет 10 800 метров (эффективная – не более 6 – 8 км), а скорострельность – один пуск за 1 – 3 минуты.

Изготовление пусковых установок 9П132 велось в СССР на Ковровском механическом заводе. В 1970 году было изготовлено 406 пусковых установок «Град-П», из них 400 пошло на экспорт (все во Вьетнам). Данных за 1971 год автору не удалось найти, но известно, что в 1972 году было изготовлено 155 штук, и в дальнейшем такой уровень сохранился (150 – 155 штук ежегодно). Все они шли на экспорт, в том числе и в Анголу для МПЛА. На вооружении Советской армии установка 9П132 «Град-П» никогда не состояла.

Кубинский ветеран Гарсия Мартинес вспоминал, что бойцы ФАПЛА под командованием начальника артиллерии 9-й бригады Нгонго в боях под Кифангондо уверенно и умело обращались с советскими одноствольными ракетными установками «Град-П». «Два-три бойца легко переносили эту советскую установку, в течение нескольких минут приводили её в готовность к нормальному бою, делали несколько пусков и отступали невредимыми. При необходимости установки быстро перевозились на джипах или небольших грузовиках. Эту тактику ангольские партизаны МПЛА хорошо усвоили в боях против португальцев в лесах Анголы и с успехом применяли её под Кифангондо и в дальнейших боях на севере и юге». По данным автора, перед началом событий под Кифангондо в 1975 году ФАПЛА могли иметь (на всех участках фронта, как на севере, так и на юге) до нескольких десятков установок «Град-П». Но в боях под Кифангондо в октябре-ноябре 1975 года использовалось только шесть таких установок.

Однако кубинский ветеран «ангольской войны» Гарсия Мартинес в беседе со мной справедливо отметил, что пуск ракет из направляющей «Град-П» имеет «очень существенное рассеивание, которое увеличивается с повышением дальности выстрела». Об этом мне рассказывал и бывший военный советник командира пехотной бригады ФАПЛА Вадим Сагачко. (См. «Боевые будни «камарадас советикус», «Совершенно секретно», №7/396, июль 2017.)

На практике это означает, что ракеты, выпущенные из нескольких установок 9П132, стоящих рядом, могут разорваться с разбросом в несколько сотен метров! Именно поэтому, например, вьетнамские партизаны применяли «Град-П» только по площадным целям: по аэродромам, населённым пунктам, военным базам.

Однако все свидетели боя 10 ноября 1975 года со стороны ФНЛА и Заира, в том числе и Педро Марангони, указывают на внезапный массированный обстрел колонн, выдвигавшихся со стороны Моро да Кал к Кифангондо, который вызвал большие потери со стороны атаковавших. Такой эффект не мог быть достигнут применением только шести установок «Град-П». И любой военный профессионал способен отличить массированный залп 40-ствольных РСЗО от пуска единичных ракет «Град-П». Бразильский военный лётчик Педро Марангони в интервью прямо заявил: «Количество БМ-21 (четыре) я вычислил по последовательности пусков ракет, когда залпы происходили с наибольшей интенсивностью. А также по району падения реактивных снарядов (их концентрации)».

К тому же беседы автора с кубинскими ветеранами, участвовавшими в битве, изучение воспоминаний кубинских военнослужащих, которые находились в боевых порядках под Кифангондо в ноябре 1975 года, дают чёткое представление о том, что такой эффект мог быть достигнут только применением днём 10 ноября 1975 года под Кифангондо 40-ствольных «Градов», а не шести одноствольных установок «Град-П». И у автора нет оснований им не доверять.

Ангольские военнослужащие ФАПЛА позируют на БМ-21 «Град» во время парада. В боевых действиях 1975 – 1976 годов в Анголе советские БМ-21 применялись исключительно кубинскими войсками, поскольку у ангольцев в тот период не было подготовленных кадров. 1976

Фото: Фото из архива Союза ветеранов Анголы

МОЛЧАНИЕ АНГОЛЬСКИХ ВЕТЕРАНОВ

Теперь шире разверну мой тезис, ради которого эта книга и была, собственно, написана. Почему я утверждаю, что задачу по полному разгрому войск Национального фронта освобождения Анголы (ФНЛА), Заира и португальских «наёмников» 10 ноября 1975 года под Кифангондо ФАПЛА решили именно с помощью залпов батареи БМ-21? Ни коей мере не хочу принизить героизм защитников Луанды – бойцов 9-й бригады ФАПЛА, значение и эффективность уже имевшихся в их распоряжении до 10 ноября огневых средств. Но как военный профессионал считаю, что без БМ-21 силы и средства ФАПЛА не способны были бы решить задачу по полному разгрому противника в этом сражении.

Ведь была ещё мощная атака войск ФНЛА и Заира на втором этапе сражения – 7 ноября. Она была отбита с применением уже имевшихся у подразделений ФАПЛА огневых средств. Противник в панике отступил. Но и контрнаступления ФАПЛА вслед за этим не последовало. Это дало лидеру ФНЛА Холдену Роберто и командованию заирского контингента возможность собрать отступавших бойцов, поднять их моральный дух, отремонтировать повреждённую бронетехнику, полностью восстановить положение и хорошо подготовиться к новому наступлению, которое и последовало утром 10 ноября. Без вступивших в бой 10 ноября 1975 года БМ-21 ситуация, я уверен, повторилась бы. У подразделений ФАПЛА и кубинцев не было численного превосходства в силах и средствах, чтобы после отражения с помощью 76-мм пушек атаки перейти в наступление. А Холден Роберто, даже после отступления португальских коммандос, несомненно, продолжил бы в последующие несколько дней «давление на Луанду», как ему и советовали южноафриканские генералы. Средства у него имелись в достатке: и войска, и иностранные советники, и батарея мощных южноафриканских гаубиц G-2 с большим количеством снарядов. Южноафриканцы могли оказать ему в ближайшие дни и другую помощь, в том числе бомбардировочной авиацией и обстрелом Луанды со своих боевых кораблей – такие возможности у них были. И только внезапный массированный удар четырёх установок БМ-21, который нанёс поражение выдвигавшимся войскам, оказал существенный психологический эффект и резко развернул ситуацию в пользу ФАПЛА и кубинцев.

Далее на Кифангондо просто некому было наступать! Все войска бежали. 11 ноября, даже в отсутствие признаков контрнаступления ФАПЛА, господствующие позиции на Моро да Кал были полностью оставлены ФНЛА и войсками Заира, и там оставалось всего 25 португальских коммандос. Дорога на Кашито и далее для ФАПЛА была открыта! Без удара БМ-21 битва при Кифангондо могла бы продолжиться и после 10 ноября и даже превратиться в некое «стояние при Кифангондо», которое неизвестно когда бы закончилось.

Но почему о применении БМ-21 10 ноября 1975 года молчат ангольские ветераны со стороны ФАПЛА? Хотя с противоборствующей стороны, как видно в том числе и из высказываний Педро Марангони, Холдена Роберто и командира Армии национального освобождения Анголы (ЭЛНА) Афонсо де Каштро «Тонто», решающее значение применения БМ-21 признаётся. Здесь мы подходим к весьма деликатному моменту, мимо которого нельзя пройти.

Центральный монумент Мемориала участникам битвы за Кифангондо

ЛАВРЫ ПОБЕДИТЕЛЕЙ

К сожалению, сегодня в Анголе многие участники событий 1975 – 1991 годов часто «забывают» об экономической и военно-политической помощи со стороны СССР и Кубы, которая им оказывалась в самые ответственные периоды борьбы за независимость и отстаивание суверенитета Анголы. Показателен такой пример. Владимир Шубин в своём фундаментальном исследовании «Горячая «холодная война» отмечает, что в докладе ангольского генерала Армандо Матеуша «Битва за Куито-Куанавале», сделанном на симпозиуме по истории МПЛА в Луанде в декабре 2011 года, почему-то вообще не упоминалось об участии кубинцев в тех событиях! Хотя именно кубинские войска сыграли решающую роль в обороне города и в последующем своими решительными действиями заставили южноафриканцев уйти из Анголы.

Член совета российского Союза ветеранов Анголы Юрий Андрианов, который по решению руководства Союза был включён в состав российской делегации, приглашённой в Анголу на празднование 20-летия битвы за Куито-Куанавале в марте 2008 года, по возвращении рассказывал удивительные вещи. Например, официальный документальный фильм о событиях под Куито-Куанавале в 1987 – 1988 годах, подготовленный ангольцами к годовщине и продемонстрированный иностранным гостям, не содержал ни одного упоминания об участии в боях советских военных советников, специалистов, о советской военной помощи.

«Забывчивость» ангольцев – это первая причина, почему в их воспоминаниях отсутствуют упоминания об эффективном применении советских БМ-21 «Град» в битве при Кифангондо. Но не единственная. Дело в том, что БМ-21 «Град» изначально предназначались для использования кубинцами. У них был обученный личный состав, прибывший из Гаваны ещё 4 ноября 1975 года, а у Нгонго не имелось ни одного специалиста по РСЗО БМ-21 «Град».

Доставка БМ-21 в Пуэнт-Нуар

Именно кубинцы принимали у советских экспертов установки БМ-21, доставленные на Ан-22 в конголезский Пуэнт-Нуар, и перевезли их 7 ноября на своём судне в порт Луанды. При доставке РСЗО под Кифангондо они приняли строгие меры безопасности, исключающие утечку информации. При транспортировке РСЗО «не привлекались ангольские солдаты ФАПЛА, которые ненароком могли проболтаться, и слух о прибытии столь мощного оружия мог дойти до противника». На позициях в Кифангондо четыре машины БМ-21 появились неожиданно для всех ночью накануне решающего боя 10 ноября. По воспоминаниям кубинцев, по прибытии «БМ-21 скрытно заняли позиции в глубине обороны на фланге… с тем чтобы держать под прицелом большую часть дороги от Моро да Кал до Кифангондо».

Хорошо зная своеобразие отношений между ангольцами и кубинцами, которые сложились в ходе их взаимодействия в Анголе в 1970 – 1980 годах, могу предположить, что командующий кубинским контингентом под Кифангондо команданте Карлос Фернандес Гондин мог проявить осторожность и не поставить в известность ангольское командование 9-й бригады ФАПЛА о прибытии на позиции БМ-21 «Град». Кубинцы могли не координировать с руководством ФАПЛА и время нанесения удара по выдвигавшимся войскам ФНЛА и Заира, а определить его самостоятельно. Сейчас в это трудно поверить, но для российских ветеранов, тех, кто работал в Анголе с кубинцами и ангольцами и видел их отношения на практике, это предположение вполне допустимо.

Отсюда могу предположить, что залпы БМ-21 «Град» под Кифангондо стали для ангольцев неким «кубинским фактором», о котором сегодня можно и промолчать, поскольку это якобы бросает тень на официальную версию, в частности озвученную генералом Нгонго, и может умалить их собственные достижения. Между тем, по моему глубокому убеждению, битва при Кифангондо – это первая совместная победа МПЛА (ФАПЛА) и кубинских интернационалистов в Анголе над интервентами и проявление интернационализма и боевого братства в действии. Такой она и должна остаться в истории! Именно так оценил её значение в 1977 году участник сражения, видный военный и политический деятель Анголы, ставший впоследствии начальником генерального штаба ФАПЛА, Антонио душ Сантуш Франса «Ндалу». Когда лидер Кубы Фидель Кастро находился со своим первым визитом в Анголе, он первым делом захотел посетить место исторической битвы. 14 марта 1977 года Фидель совершил поездку в Кифангондо, где Антонио душ Сантуш Франса «Ндалу» подробно рассказал ему о сражении. В завершение своего рассказа он произнёс слова, которые стоит помнить всем: «Битва при Кифангондо означает для нас не только первую совместную операцию кубинцев и ангольцев против общего врага, которая закончилась быстрым разгромом противника, деморализовала его и позволила нам перебросить силы, в том числе и кубинских интернационалистов, на угрожающие участки южного фронта. Эта битва показала, что народ, верящий в своё освобождение, всегда добивается победы. В этом сражении наглядно проявился интернационализм в самой чистой его форме».

А о роли советских военных советников в Анголе сейчас вспоминают лишь сами наши ветераны этой «неизвестной войны»…

Фото из архива автора


поделиться: