ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Как это было в мае 1917-го

Опубликовано: 10 Мая 2017 07:00
0
8378
"Совершенно секретно", No.5/394, май 2017
Рабочие и служащие Монетного двора на демонстрации. Петроград, 1 мая 1917
Рабочие и служащие Монетного двора на демонстрации. Петроград, 1 мая 1917

ИЗ ДНЕВНИКА НИКОЛАЯ II:

18-го апреля [1 мая]. Вторник. За границей сегодня 1-е мая, поэтому наши болваны решили отпраздновать этот день шествиями по улицам с хорами музыки и красными флагами. Очевидно, они вошли к нам в парк и принесли венки на могилу.

 

ИЗ ДНЕВНИКА КОРПУСНОГО ВРАЧА ВАСИЛИЯ КРАВКОВА (VII СИБИРСКИЙ АРМЕЙСКИЙ КОРПУС, ЮГО-ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ):

18 апреля [1 мая]. […] Бездельничающее гарнизонное солдатьё с гармониками и навешанными красными бантами, как с писанными торбами некие умники, бродят по городу и празднуют 1 мая по новому стилю; бешено несутся с красными флагами автомобили и грузовики, переполненные нашими оголтелыми воинами, исполненными храбрости, да только не против тевтонов… В «республиканских клубах», на митингах – трескучая болтовня на политические темы с заезженной трафаретной фразеологией… Для смельчаков, умеющих говорить, открывается теперь на Руси богатая карьера! Узкие эгоистические интересишки прикрываются высокими, пышными принципами и двусмысленностями…

 

ИЗ ДНЕВНИКА МОСКВИЧА НИКОЛАЯ ОКУНЕВА:

19 апреля [2 мая]. Вчера войне исполнилось 33 месяца, и вчера российский пролетариат праздновал повсеместно 1-е мая. […] Везде тучи народа – демонстрирующего и созерцающего. […] Участвовали в демонстрации и войска со своими оркестрами, но не скажу, чтобы они радовали своим видом. Как-то шли нестройно, подчёркивающе демократично – не было строевого порядка, офицеры тушевались и, смешиваясь с солдатами, не давали нужного военного тона, одним словом, это уже было не войско, а толпа. Впрочем, такое явление теперь уже повседневно. И мы, «буржуи», уже как-то мало верим в мощь такого воинства – воинства, не по форме одетого, расстёгнутого, неподтянутого, не признающего в своём укладе чинов и старших, всекурящего, бредущего гражданской косолапой походкой и готового, в случае чего, «дать в морду» своему начальнику, якобы раньше тоже дававшего им, солдатам. […] Вообще, в этих в сущности скучных шествиях (хотя и величественных) не было никакой поэзии и даже той, которая чувствовалась в послепасхальных крестных ходах и в народных хороводах. […]

 

ИЗ ДНЕВНИКА ВАСИЛИЯ КРАВКОВА:

19 апреля [2 мая]. В городе много убийств и грабежей. Царство охлократии! К этому, очевидно, призывают вожаки и представители анархического синдикализма, проповедующие дикарям «перманентную социальную революцию», в переводе на удобопонятный российский язык в условиях российской действительности – не больше [и] не меньше, как к беспрерывным погромам! Не по носу ещё пока табачок – эта прекрасная свобода для нашей готтентотской толщи народной, пропитанной до мозга костей началами провалившегося к дьяволу погромного деспотического строя с его распутством, блудодейством и христопродавством…

 

ИЗ ДНЕВНИКА НИКОЛАЯ ОКУНЕВА:

20 апреля [3 мая]. […] Кажется, что правительство намеревается воевать до решительной победы над противником. Разве это в соответствии с народным и солдатским настроением? Да и время ли об этом твердить, когда у нас нет твёрдой власти? Кто, как не само правительство, распустило так Совет рабочих? Отчего так быстро наступила полоса аграрных беспорядков? Отчего часть украинцев явочным порядком создаёт в Киеве особые «Украинские полки», не подчиняющиеся Военному Министерству? Отчего Кронштадт прогнал правительственных комиссаров и даже следственную комиссию, назначенную самим Керенским? Отчего солдаты бесчинствуют в своих нужных и ненужных передвижениях по железным дорогам и водным путям […]

 

ИЗ ЗАПИСЕЙ ФРАНЦУЗСКОГО ПОСЛА В РОССИИ МОРИСА ПАЛЕОЛОГА:

Четверг, 3 мая 1917 года. Из казарм выходят полки; они проходят по городу, крича «Долой Милюкова!», «Долой войну!» […]

Правительство беспрерывно заседает в Мариинском дворце, твёрдо решившись на этот раз не склоняться больше перед тиранией крайних. […]

Вечером волнение усиливается. У Мариинского дворца двадцать пять тысяч вооружённых людей и огромная толпа рабочих. […]

Пятница, 4 мая 1917 года. […] В полдень манифестации снова начинаются. В то время как я около пяти часов пью чай у г-жи П. на Мойке, мы слышим большой шум со стороны Невского, затем треск выстрелов. У Казанского собора бой. Возвращаясь в посольство, я встречаю вооружённые толпы, завывающие: «Да здравствует Интернационал! Долой Милюкова! Долой войну!» Кровавые столкновения продолжаются вечером. Но, как и вчера, Совет пугается. Он боится, что Ленин его превзойдёт и заменит. […]

 

ИЗ ДНЕВНИКА НИКОЛАЯ ОКУНЕВА:

21 апреля [4 мая]. […] Вчера в Петрограде два полка подошли к Мариинскому дворцу (где заседает правительство) и потребовали объяснения министров по поводу ноты о войне до решительной победы.

 

ИЗ ЗАПИСЕЙ МОРИСА ПАЛЕОЛОГА:

Воскресенье, 6 мая 1917 года. […] Никогда я не понимал так хорошо пожелания Пушкина, которое внушила ему авантюра Пугачёва: «Да избавит нас Бог от того, чтобы мы снова увидели русскую революцию, дикую и бессмысленную».

 

ИЗ ДНЕВНИКА ВАСИЛИЯ КРАВКОВА:

23 апреля [6 мая]. Армии теперь в России – нет и нет! Снабжение, продовольствие людей и лошадей, транспорт дошли до крайнего предела, паралича и упадка! Нет командной спайки, нет дисциплины ни внешней, ни внутренней. Полный развал! Воевать нам нечем […]

24 апреля [7 мая]. Удручает меня буйствующая ленинская клика, вносящая разврат в революцию; в Петрограде, Кронштадте и нек[ото]рых городах уже, кажется, начались гражданские войны. В Киеве самочинно, явочным порядком формируются свои сепаратные украинские полки. Какой ужас предстоит впереди, если в таком направлении поведут своё «самоопределение» и прочие национальности и народности в России!

 

ИЗ ДНЕВНИКА НИКОЛАЯ ОКУНЕВА:

27 апреля [10 мая]. […] Экспроприации с каждым днём учащаются, и чаще всего всё происходит безнаказанно: грабители подстреливают или режут сопротивляющихся и разбегаются непойманными. За отсутствием полиции и за несовершенством милиции ничего не разыскивается – будь то деньги, вещи или какой товар, даже целыми возами. Грабят не только ночью, но и днём. […] Всё это вопиющее безобразие происходит и в захолустьях, и на центральных улицах.

 

ИЗ ДНЕВНИКА ПИСАТЕЛЯ МИХАИЛА ПРИШВИНА:

27 апреля [10 мая]. Нищие – странно – показались вновь на улице в большом количестве, почти как до войны: куда они девались раньше! Эти нищие и анархисты – это злые тени его высокотоварищества господина пролетария, тени, которые в оный день именем бога нового низвергнут господина пролетария и назовут его Аваддоном.

11 [24] мая. По ту сторону черты моих человеческих наблюдений преступные действия: вчера на улице зарезали купца, сегодня в деревне вырезали семью мельника.

 

ИЗ ДНЕВНИКА ВАСИЛИЯ КРАВКОВА:

15 [28] мая. […] Шквал революционных волн разорвал всякую дисциплину ума и воли людей. […] По газетным сообщениям, г. Царицын – во власти буйствующего гарнизона солдат, наложивших на беззащитных жителей 1-миллионную контрибуцию и овладевших пароходным движением по Волге. Это, выходит, нечто почище пресловутых немецких зверств!

 

ИЗ ДНЕВНИКА НИКОЛАЯ ОКУНЕВА:

16 [29] мая. […] Действительно, сейчас самое страшное время для матери нашей – России. Её раздирают на части её же дети. С каждым днём всё ухудшается, дорожает и разваливается. Грабят и убивают не только ночью, но и среди бела дня. Если бы прочитать за какой-нибудь один день все русские газеты и суммировать все деяния солдат и граждан, то получилась бы не революция, а рёвоэволюция. Едва ли было что-нибудь более разнузданное в истории минувших революций.

 

ИЗ ДНЕВНИКА МИХАИЛА ПРИШВИНА:

15 [28] мая. «Товарищи, – продолжал оратор, – земной шар создан для борьбы!» – «Конечно, для борьбы». «Помните, что не Германия нам враг, а первый нам враг Англия». Тогда я на минутку схватил голос и говорю в этом духе, что если уж так хочется мириться с немцами всем, то пусть, но зачем же нам создавать ещё нового врага Англию?

«Зачем? А вот зачем, товарищи, в подчинении у Англии есть страна Индия, которая ещё больше России, и вот если мы против Англии будем, то с нами будет Индия».

Опять удивительное наблюдение: эта Индия, о которой здесь никто никогда не слыхал, понятна всем. Скажи я: «Индия!» – никто не поверит в неё.

А вот говорит солдат – и все верят в Индию.

 

ИСТОЧНИКИ:

Кравков В.П. Великая война без ретуши. Записки корпусного врача. М., Издательство «Вече», 2014.

Николай II. Дневники императора Николая II (1894 – 1918). М., РОССПЭН, 2011.

Окунев Н.П. Дневник москвича. 1917 – 1920. Кн. 1. М., Воениздат, 1997.

Палеолог М. Дневник посла. М., Захаров, 2003.

Пришвин М.М. Дневники, 1914 – 1917. М., «Московский рабочий», 1991.


поделиться: