ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Налёт на асфальтовый завод

Опубликовано: 7 Апреля 2017 07:00
0
21715
"Совершенно секретно", No.4/393, апрель 2017
Иранские «Фантомы» атакуют советские вертолёты
Иранские «Фантомы» атакуют советские вертолёты
kandagar.su

Как советские войска по ошибке вторглись в Иран

5 апреля 1982 года подразделения воюющей в Афганистане Советской 40-й армии вторглись в Иран. Считается, что это произошло случайно и неумышленно, из-за нелепой навигационной ошибки. Согласно данным разведки, в некоем заброшенном населённом пункте Рабати-Джали, что на стыке границ Афганистана, Ирана и Пакистана, находились крупная база моджахедов и большая партия наркотиков – чуть не 10 тонн то ли опиума-сырца, то ли даже героина. По оперативным данным, на базе также был склад переносных зенитных ракетных комплексов (ПЗРК) «Стрела-2» египетского производства.

Советские вертолётчики возле неразорвавшейся иранской ракеты

Фото: kandagar.su

В середине марта 1982 года в Москве приняли решение об уничтожении этой базы, и командование 40-й армии приступило к подготовке операции под кодовым названием «Юг». Дабы не допустить любой утечки информации, операцию готовили в полной тайне от афганских союзников. Решено было выбросить вертолётный десант, которому должен был предшествовать удар эскадрильи истребителей-бомбардировщиков Су-17 в составе 12 самолётов с авиабазы в Кандагаре. Эти же Су-17 должны были обозначить место высадки светящимися авиабомбами (САБ). Воздушное прикрытие посменно осуществляли восемь истребителей МиГ-23МЛ – их решили задействовать с советских, а не афганских аэродромов – для сохранения секретности. Силы для проведения операции выделили огромные: 61 вертолёт семейства Ми-8, в том числе 2 воздушных командных пункта Ми-9; 18 вертолётов Ми-6, из которых 12 – топливозаправщики, 2 – для десантного снаряжения, 1 использовался для развёртывания полевого госпиталя, 3 – для доставки аппаратуры связи и авиаремонтных бригад. Всего 79 вертолётов. Для обеспечения дозаправки в 47 км от объекта атаки создали площадку, на которую топливозаправщики Ми-6 заранее доставили запасы керосина в специальных ёмкостях. Звёзды и бортовые номера приказано было закрасить. Этой вертолётной армаде ассистировали 38 самолётов. Непосредственное командование операцией осуществлял заместитель командующего ВВС 40-й армии полковник Владимир Апрелкин, а все действия группировки с борта Ан-30 координировал генерал-майор авиации Анатолий Табунщиков. Сам он утверждал, что вертолётов задействовали много больше – 110 и из Кандагара работала не эскадрилья, а целый полк истребителей-бомбардировщиков, истребительное прикрытие осуществлял тоже полк МиГ-23… Собственно же высадиться должны были два батальона, из тяжёлого вооружения – 120-миллиметровые миномёты.

Спланировали всё красиво, а вышло, как всегда. По одной из версий, Су-17 промахнулись и сбросили САБы, которые должны были служить ориентирами, на 400 м дальше цели, затем их ветром отнесло ещё и в глубь иранской территории. Штурман экипажа Ми-9, служившего командным пунктом полковника Апрелкина, хотя и не сразу, но понял, что группа пересекла границу и они уже в Иране, тем не менее полковник приказал операцию продолжить. Хотя уже и другие вертолётчики стали понимать, что здесь что-то не так: неожиданно обнаружилась хорошая асфальтовая дорога, которой не было на карте и по которой спокойно катил явно мирный автобус с пассажирами. Ясно была видна линия деревянных телеграфных столбов, хотя в Афганистане таких столбов быть просто не могло – древесина в том районе ценилась чуть ли не на вес золота. Но сомнения отмели прочь, когда обнаружили строение, по описанию похожее на пресловутую базу, да ещё и с вышкой охраны. При этом никого почему-то не удивило отсутствие хоть каких-то следов запланированного авиаудара. В 07.03 приступили к высадке десантников, которые, как и было предусмотрено, блокировали объект и подвергли его миномётному обстрелу, потом выдвинулась ударная группа, которая стала крушить всё подряд.

Как вспоминал генерал Табунщиков, «запрашиваю «Алмаз», это позывной полковника – не отвечает. Связи нет. Рядом с тем местом, где они сели – Захедан, а наша цель во-о-он где… Они уже к этому времени иранца какого-то в плен взяли. Я смотрю: населённый пункт, и там разрывы снарядов…» – это вела огонь миномётная батарея десантников, которые, как выяснилось, подвергли разгрому иранский …асфальтовый завод. К счастью, в столь ранний час рабочих там не было, но охранявшие его два полицейских были убиты, да ещё миномётным огнём разрушено несколько жилых домов в посёлке. Оказалось, десант «промахнулся» то ли на 12 км, то ли на все 20, так что с борта Ан-30 последовал приказ немедленно выходить с территории Ирана.

Надо сказать, что скорость, с какой иранцы отреагировали на вторжение, достойна уважения: МИД Ирана направило ноту протеста Советскому Союзу, когда десант ещё оперировал на иранской территории. Столь же стремительно среагировали и иранские военные: с аэродрома Бендер-Аббас пришли пара иранских истребителей PhantomF-4, которые обстреляли стоявшие на земле вертолёты ракетами, правда, безуспешно, но затем появилась вторая пара «Фантомов», которые огнём уже своих шестиствольных пушек «Вулкан» успешно разнесли вдребезги один Ми-8 и повредили второй – его пришлось уничтожить. Затем к району вторжения подтянулся целый иранский мотопехотный батальон с танками и бронетранспортёрами, но до боя не дошло – вертолётчикам удалось своевременно эвакуироваться с территории Ирана. А вот части десантников пришлось уходить самостоятельно, в пешем порядке и под огнём, но и они без потерь сумели перейти границу. МиГ-23 прикрытия могли сбить иранские «Фантомы», но из Москвы последовал категорический приказ: огня не открывать. «Не хватало только, – резонно говорил позже генерал Табунщиков, – чтобы мы ещё иранский самолёт в Иране сбили».

…А базу всё же накрыли в тот же день, но время было потеряно: моджахеды ушли, унеся всё ценное с собой. Да ещё и во время уже этой фазы операции потеряли два вертолёта: пришлось уничтожить потерпевший аварию Ми-8, и был сбит топливозаправщик Ми-6. Зато обошлось без потерь – только несколько легкораненых. Конфликт с Ираном замяли: Москва принесла официальные извинения Тегерану, семьям погибших полицейских советское правительство назначило пенсии, за разрушенное заплатили. А карьера полковника Апрелкина на этом и завершилась – его сделали единственным козлом отпущения.


поделиться: