ПОДПИСКА Новости Политика В мире Общество Экономика Безопасность История Фото

Совершенно секретно

Международный ежемесячник – одна из самых авторитетных российских газет конца XX - начала XXI века.

добавить на Яндекс
В других СМИ
Новости СМИ2
Загрузка...

Охотник за маньяками

Опубликовано: 6 Марта 2017 07:00
0
11007
"Совершенно секретно", No.3/392, март 2017
Амурхан Яндиев
Амурхан Яндиев

Амурхан Яндиев: «С Чикатило мы пожимали руки при встрече, а серийный убийца Муханкин попросил прокурора, чтобы я присутствовал при его расстреле»

Газета «Совершенно секретно» продолжает цикл интервью с бывшими следователями по особо важным делам – «Важняки» СССР и России». (См. интервью журналиста Игоря Королькова с бывшим следователем Генпрокуратуры РФ по особо важным делам Валерием Костаревым «Легендарный Евграфыч», №2/391, февраль 2017).

 

Амурхан Яндиев прославился ещё в советские годы, когда расследовал десятки громких уголовных дел, связанных с серийными убийствами, коррупцией и бандитизмом (которого, как и секса, официально в стране не было). Входил в следственную группу, которая в ходе уникальной операции «Лесополоса» задержала «советского Джека Потрошителя» Чикатило, а заодно попутно раскрыла более тысячи тяжких преступлений. Яндиев лично допрашивал маньяка, выстроил с ним доверительные отношения, что помогло довести дело до логического конца и вынести смертный приговор. Да и потом он вёл дела самых кошмарных ростовских «серийщиков» – «каменского убийцы» Бурцева, «чёрноколготочника» Цюмана, «батайского убийцы» Чермухина, «душегуба-поэта» Муханкина и других.

Сегодня к Амурхану Яндиеву применимо слово «бывший» – он вышел на пенсию. Работает в Ростовской областной коллегии адвокатов «Югправо», читает лекции в юридических вузах, консультирует коллег. Но, как известно, бывших следователей не бывает. Тем более что, по его словам, тема серийных убийц его интересует до сих пор. Ведь одним из главных своих достижений Амурхан Хадрисович считает то, что ему удалось проникнуть в их внутренний мир и документально ответить на вопрос: «Почему они становятся такими?» Специально для газеты «Совершенно секретно» знаменитый сыщик впервые откровенно рассказал о своих «неформальных» отношениях с подследственными, наводившими ужас на всю страну.

Следственный эксперимент: маньяк-поэт Муханкин показывает, где он закопал очередную жертву (справа от Муханкина – Яндиев)

 36 ЭПИЗОДОВ

Видимо на роду было написано стать Амурхану Яндиеву следователем: первое своё «дело» он раскрыл ещё в школьные годы – в 14 лет.

– К нам домой прислали родственника – моего двоюродного брата, – вспоминает Амурхан Хадрисович. – Прислали против его воли. Дело в том, что он хотел жениться на девушке, но его отец был категорически против. Тогда, чтобы возвратиться к возлюбленной и не обидеть при этом нашу семью, брат придумал такой ход. Однажды пришёл окровавленный, в сильно порезанной одежде, сказал, что на него напали кровники-осетины. Мол, едва спасся от смерти, поэтому здесь оставаться ему никак нельзя. Все родственники в это сразу же поверили, очень переживали! А мне стало интересно: что было на самом деле. Когда все легли спать, я взял его костюм, рубашку и майку, сложил. То есть провёл «следственный эксперимент». Оказалось, что порезы не совпали. Стало ясно, что никто не нападал, он сам себя порезал, чтобы его отправили домой. С того момента я и решил стать сыщиком.

После окончания юрфака университета в Орджоникидзе начинающего следователя направили в прокуратуру Цимлянского района Ростовской области. Рядом – Волгодонск, где бывшие уголовники и нынешние зэки строили завод «Атоммаш». В районе было аж 6 спецкомендатур для расконвоированных осуждённых – днём и ночью криминал на криминале. Прокурор его напутствовал так: «Выкарабкаешься, будешь следователем, нет, ищи себя в другом деле».

Первым преступлением, которое расследовал будущий специалист по маньякам, было… изнасилование. Когда Яндиев приехал в больницу и увидел потерпевшую, обомлел: ей было далеко за 70. Ещё больше он был поражён, когда выяснилось, что её изнасиловал собственный сын, уже дважды судимый геронтофил.

– Старушка, плача, рассказывала, как он ночью пришёл пьяный, развалился на постели в чём… мать, то есть она, родила, и кричит: «Ма, посмотри, похож я на отца?!» Она испугалась, спряталась. Нашёл! Когда приехал наряд милиции, забаррикадировался, гад, в доме, орёт: «Кончу себя, если кто войдет!» Вошли штурмом, а у него в руках малюсенький ножичек, он чуть-чуть кожу на животе царапнул и лежит, хрипит – якобы «помирает». Начал было отпираться, но я предъявил ему акт экспертизы – мазки подтвердили наличие спермы, принадлежащей ему. В итоге – 10 лет особого режима, неудачная попытка вскрыть себе вены. Позже я узнал, что он ушёл-таки из жизни. Скорее всего, помогли… Таких на зоне не жалуют.

По словам Яндиева, именно с этого дела в его следственной практике началась вереница разнокалиберных преступлений на сексуальной почве, которая не отпугнула, а наоборот, окрылила успешным раскрытием и впервые заставила всерьёз задуматься над вопросом: почему люди становятся такими монстрами?

Следующий повод поразмышлять на эту тему представился почти сразу. В доме престарелых одной из станиц какой-то подонок зверски изнасиловал двух восьмидесятилетних старушек. Опознать насильника они в силу своего физического состояния не могли (одна слепая, другая страдала маразмом). Оперативные мероприятия результатов не дали. Вскоре там же ещё одно преступление – все один к одному. И так продолжалось полгода, эпизодов – 36 (!). Вся станица и опергруппа стояли на ушах.

– Сажали засаду – безрезультатно… Тогда мы придумали посыпать коврик в комнате у бабушек родамином. Дело в том, что обувь, испачканная этим специальным порошком, при соприкосновении с влагой оставляла светящиеся следы. Наконец сообщают: насильник оставил след. Оперативная группа примчалась за 40 км и прошла по его пятам полстаницы. Но пригрело солнце, снег растаял и, как выяснилось позже, мы не дошли до его убежища всего два дома.

Поймали насильника, как это часто бывает, случайно. Опекунша что-то забыла у старушек и послала мужа принести. В коридоре он услышал подозрительные звуки и позвал подмогу. Станичники с вилами, топорами наперевес быстро окружили дом… Насильником оказался симпатичный двадцатисемилетний местный житель, по которому местные девки, ну просто сохли.

– Я его потом спрашиваю: «Почему на бабок-то полез?» «А я боюсь с девицами разговаривать…» – отвечает. Ага, отметил я для себя, и этот трус, некоммуникабельный.

Следующее дело молодого следователя попало во все центральные газеты. Яндиеву удалось отправить в тюрьму садиста-мужа, несколько лет изощрённо измывавшегося над супругой. Мужчина работал ветеринаром и ставил на своей жене медицинские опыты – колол ей неизвестные лекарства, сильно избивал, истязал. Терпению бедной женщины пришёл конец, когда в ноябре на шестом месяце беременности он взял её с собой на охоту. Сам стрелял уток, а жену загонял в покрытый ледяной коркой пруд и заставлял, как собаку, доставать дичь.

– Я его арестовал тогда, подлеца. Выкручивался, какие-то алиби придумывал, медицинские справки показывал, медиков каких-то подсовывал. Но я доказательств набрал слишком много.

По словам Амурхана Хадрисовича, только после раскрытия целого ряда сложнейших дел он окончательно понял, что в выборе профессии не ошибся. Одно из них было «хозяйственное», статья 93 («Хищение в особо крупных размерах»). Потолок – «вышка». А уникальность в том, что по одной-единственной улике-записочке и только с помощью логического мышления Яндиеву удалось распутать огромный клубок хитрых махинаций. И при этом остаться в живых, в одиночку доставив в райотдел главаря бандитов и трёх его дружков.

– Помню, приказал одному из них вести машину, сам сижу сзади и думаю: кто-нибудь из них шевельнётся – нож всажу, мне терять нечего. А тесак у меня был «страшный» – обыкновенный перочинный ножичек «лисичка». Ведь табельное оружие личному составу в те годы не выдавали… И они тоже понимали, что лучше меня придушить и выбросить на свалке. Но, видимо, моя решительность их парализовала. Так и не дёрнулись!

А вот ещё одно необычное дело, больше похожее на детективную байку. Сам бы ни за что не поверил, если бы не держал в руках материалы следствия. Судите сами. В Новочеркасске бесследно исчез молодой парень. Подозреваемые утверждали, что якобы накануне вечером они с ним пообщались, и тот отправился домой. Прямых улик против них не было, но чутьё подсказывало сыщикам, что именно они его убили, а труп закопали в лесополосе за городом. Оперативники с собаками, прочесав всю лесополосу, ничего не нашли. Поиски было решено прекратить. Яндиев задумался: а где бы он спрятал тело на месте убийц? Рядом должны расти кусты, загораживающие дорогу, и должно быть мало деревьев, корни которых мешают выкопать яму. Он нашёл в лесополосе полянку, идеально отвечающую этим условиям, взял в руки лопату и начал копать. «Скоро наши собаки останутся без работы, – шутили коллеги, извлекая из земли труп. – У Яндиева нюх гораздо лучше!»

– Были реальные угрозы вашей жизни, связанные с работой?

– Были. Когда мы работали по банде в Волгодонске, пришла оперативная информация, что меня «хотят завалить». Помню, тогда я собрал всех этих лидеров преступных и прочитал им лекцию о том, что «когда Бог создавал человека, он определил его жизненный путь от начала и до конца». А в заключение добавил: «Если это не в вашей власти и вы не боги, пошли вы все на…! Вон отсюда!» Они пулями вылетели. Вскоре прошла информация: мол, «этот Яндиев – сдвинутый, не будем его трогать, а то всем нам сразу хана». (Смеется.)

 У Чикатило в голодные годы односельчане съели брата, он это потом всю жизнь вспоминал. Может, это объясняет его подсознательную страсть к расчленению детей…

Фото: Владимир Вяткин/«риа новости»

ИЗУЧАЯ ЧИКАТИЛО

К началу восьмидесятых в «копилке» следователя по особо важным делам ростовской прокуратуры Амурхана Яндиева было немало раскрытых громких дел. Успешно расследовал резонансное убийство следователя МВД СССР Буянова в Грозном, крупные дела, связанные бандитизмом, с коррупцией среди работников правоохранительных органов. Но уже тогда своей «коронкой» считал «серийные убийства». Поэтому, когда к 1985 году окончательно стало ясно, что затяжная серия убийств на сексуальной почве в Ростовской области и за её пределами – дело рук одного человека и стали формировать объёдиненную следственную группу, Яндиева пригласили одним из первых. Возглавил эту группу заместитель начальника отдела Прокуратуры РСФСР Исса Костоев. Область разбили на зоны – Шахтинскую и Ростовскую. Яндиев возглавил Ростовскую.

Что интересно, пока ловили Чикатило, работа этой следственной бригадой была проделана колоссальная, не имеющая аналогов. 150 тысяч человек проверяли по группе крови, в том числе около 13 тысяч психически больных, сотни гомосексуалистов, огромное количество ранее судимых за преступления на сексуальной почве. Завели картотеку на 50 тысяч людей с разными сексуальными отклонениями. Выловили десятки извращенцев, не имевших отношения к данному делу. Причём среди них оказались очень солидные люди – крупные руководители предприятий, работники райкомов.

– Я проработал в этой группе по печально известному делу «Лесополоса» с декабря 1985-го вплоть до судебного процесса над Чикатило, даже в зале суда присутствовал в качестве консультанта гособвинителя… – говорит Амурхан Яндиев. – На эту тему столько писано-переписано и статей, и книг, снято фильмов, а всё равно интерес не утихает. Однажды читал статью, где автор на полном серьёзе «доказывал» версию, что все эти убийства дело рук не Чикатило, а… инопланетян. Недавно ко мне английские журналисты приезжали – снимали кино про маньяков для арабских шейхов… Но Чикатило действительно «кровавый феномен» – 55 трупов. Целый букет патологий – садист, гомосексуалист, душитель, потрошитель, некрофил, педофил, геронтофил и каннибал в одном лице. Поначалу мне было непонятно: что это за монстр такой – получает удовольствие от того, что так зверски убивает? Однако потом заметили: у некоторых его жертв входное отверстие от удара ножом одно, а раневых каналов – десятки. То есть наносится сильный удар, а дальше, не вынимая лезвия, как бы совершаются характерные движения – «мастурбация» колющим или режущим предметом. Позже в разговоре со мной Чикатило подтвердил эту догадку: только после такого «полового акта» у него наступал оргазм, а сперму он запихивал в жертву пальцем.

Оказалось, что по похожему сценарию действовали и другие маньяки-сексуалисты, проходившие по нашему отделу параллельно с Чикатило. «Батайский убийца» Черемухин тоже бил ножом, душил, отрезал половые органы, садист и извращенец Криштопа отгрызал носы, груди, влагалища, «таганрогский чёрноколготочник» Цюман душил девушек колготками, от этого кайфовал. Бурцев, Гаражко, Черноусов, Водолазов, Больбат – все они убивали, и уже не могли остановиться.

Сыщику, к тому времени возглавившему отдел по расследованию преступлений, связанных с оргпреступностью и бандитизмом, прокуратуры Ростовской области, стало интересно: существуют ли причины, по которым люди такими становятся? В чем феномен серийного убийцы? Он уцепился за эту тему и начал ее исследовать.

 – Маньяки – довольно интересная тема для исследований, – говорит Амурхан Яндиев. – Они все довольно серые, неприметные личности – и в жизни, и в семье. Никогда не выпячиваются. Обязательно – все трусы по жизни. Любят себя и не любят, когда их обижают, хотя сами – звери. Убивают потому, что боятся ответственности. Тот же Чикатило в быту был такой зачуханный. Топни какой-нибудь коротышка ногой, он испугается, хотя сам верзила. Сутулый, полусогнутые колени… А уж на жертве отыгрывался, отводил душу. Там он был король маньяков! Почему он своим жертвам глаза выкалывал? Боялся, что они всё видят. Обычный убийца ударил и ушёл, а эти истязают до тех пор, пока жертва трижды не умрёт… И что ещё я понял наверняка: «серийщик» сам никогда не остановится. Остановить его может только смертная казнь, которую у нас, к сожалению, отменили.

Парадоксально, но факт: Яндиев годами изобличал их, а они сами охотно (и только ему!) в деталях рассказывали о своих кровавых похождениях, прекрасно осознавая, что он не священник и тайны исповеди не будет. Более того, многие из них потом признавались, что человека более сопереживающего, ближе и добрее они не видели. Всемирно известный «уникум» Андрей Чикатило ему плакался в жилетку, порциями выдавал откровения, от которых позже содрогнётся вся страна, и надолго замолкал, если присылали другого следователя.

– У нас с Чикатило были очень добрые, тёплые отношения. Крепко пожимали друг другу руки при встрече, ворковали по душам. Я его звал «Романыч», он меня – «Хадрисыч». Кушать, правда, из его кастрюли, когда зашёл навестить жену Феню, я отказался. Чёрт его знает, – говорит Яндиев, поморщившись, – не в ней ли Романыч варил отрезанные половые органы убитых. Мы же их так и не нашли…

Легко ли психологически мне было общаться с такими монстрами, разыгрывать этот «спектакль»? Конечно, нет. А что делать? «Врач не может умирать с каждым больным» – есть мудрая поговорка такая. Приходилось как-то ломать себя, переступать через свои чувства, чтоб в конце концов раскрыть преступление. Помню, мы дело закончили, вся бригада осталась в Ростове, а Чикатило этапировали в Москву на судмедэкспертизу. Когда его признали вменяемым, московские начальники боялись сообщать ему об этом. Начали знакомить с материалами дела, так он один том чуть ли не два месяца читал. А их 220! Представьте, сколько бы лет на них ушло! Как раз до моратория…

Звонят мне: срочно приезжай. Когда он меня увидел, заплакал. Я ему колбасу привёз – он страстно любил колбасу и, не сдирая шкурки, зубами её рвал. Начал мне рассказывать, как во время экспертизы плохо ему стало, упал в обморок. Расплакался, растрогался, как дитя малое. Спрашиваю: «Как тебе здесь, не обижают?» «Да, – сразу оживился, – здесь какой-то татарин корчит из себя супермена. Ходит по камере и бубнит: «Я пятерых завалил, я пятерых завалил…» Сижу и думаю: знал бы ты, дорогой, скольких я завалил…» – «Что ж не сказал?» Посмеялись. Потом говорю: «Романыч! Что ты возишься, долго дело читаешь?» – «Прочитаю». И за две недели все тома одолел… Когда я показал медицинское заключение, он занервничал: разве я здоров? Последний раз виделись в суде. Он уже понял, что ему «вышка», и начал под дурака косить – штаны снял в зале суда, член показывал… Я ему кричу: «Романыч, что ты делаешь?!» Но он уже изображал невменяемого…

А вот с Вовкой Муханкиным виделись и после суда. Вовка-Ленин – очень интересный парень.

Коллаж – «кровавый феномен» Андрей Чикатило и свидетельство о рождении его сына Юрия Андреевича, который стал рецидивистом

– Чем интересный?

– Стихи мне посвятил, одно даже подписал: «Яндиеву от убийцы, вора Муханкина Владимира». Там строки такие:

«Амирхан, я не поэт, // Но пишу я с малых лет. //…А о чём пишу в натуре, // Всем прочти в прокуратуре…»

А вот ещё: «Да, я не Пушкин, не Есенин, // Таких вершин я не достиг. // Я вечный зэк по кличке Ленин, // Который многое постиг».

Очень сладости любил – «марсы», «сникерсы». Когда приговорили к высшей мере, расстрелу, поблагодарил суд за справедливость. И написал письмо прокурору области: «Прошу пригласить на мою казнь Амурхана Яндиева для поддержания морального духа». Тоже плакал, когда мы расставались… Вот он попал под мораторий – получил пожизненное.

Для того, чтобы подследственные были предельно откровенными, Яндиев открыл для себя несколько «железных» правил, которые нельзя нарушать. Например, нельзя называть их «маньяками», они этого слова терпеть не могут, считая себя исключительно больными людьми. Больше всего любят ласку и ценят собеседника, способного сопереживать их трагическую судьбу. Каждому надо дать выговориться, внимательно выслушать, понять его горе и попытаться так расположить к себе, чтобы он сам рассказал, как стал таким. Ещё нельзя зацикливаться на их зверствах, показывать свою брезгливость. Зашёл в камеру, нужно поздороваться за руку, поинтересоваться жалобами, есть ли пожелания, и постараться их выполнить. Нельзя, например, спрашивать, зачем он трубой с отточенным наконечником пробил жертве через влагалище сердце и выколол глаза. А надо поинтересоваться, какой кайф он от этого получает. Убийца и раскрывается. И самое главное табу – никогда нельзя унижать их человеческое достоинство.

– Просили свидание, я заводил прямо в следственный кабинет (не через стекло, как положено) – общайтесь с глазу на глаз. И все они знали, что я своё обещание всегда выполню. Мы противники, но мы честные противники. Поэтому все ко мне хорошо относились. По крайней мере, всю жизнь на улицу выхожу без охраны. (Смеется.)

На вопрос, какими качествами должен обладать следователь, чтобы решать «ребусы-головоломки», Яндиев отвечает не раздумывая.

– Следователь должен быть величайшим актёром. Когда перед тобой свидетель или потерпевший, а тем более обвиняемый, подозреваемый, ты должен подстроиться и быть с ним на его «волне». Но «играть» – на голову лучше. Второе. Следователь должен быть отменным психологом, иметь профессиональное чутье, аналитический ум, уметь анализировать каждый поступок, нюанс, каждую сказанную фразу. И выбрать, выхватить из этого самое главное. Третье – терпение, настойчивость. Меня один раз неотложка увезла из-за истощения, но я своего добился.

Маньяк Владимир Муханкин с дочерью от второго брака

18 ТЕТРАДЕЙ ИСПОВЕДИ «ДУШЕГУБА-ПОЭТА»

 – Как ни странно это прозвучит, – продолжает Амурхан Хадрисович, – но, изучив психологию таких людей, мне всех маньяков в каком-то смысле жалко. И злости у меня к ним нет. Когда начинаешь выяснять причины, почему они стали зверьми практически, – понимаешь: ведь в большей степени не они же виноваты.

По словам бывшего следователя, главное, что объединяет всех до единого, – неблагоприятная социальная среда, неустроенность семьи. В мировой практике не было случая, чтобы серийный убийца был выходец из благополучной ячейки общества. Перед глазами у всех с самого детства – постоянные домашние пьянки, скандалы, оскорбления, унижения. И со временем начинается обратная реакция… Все маньяки, убивая, как бы мстили своим родителям – прежде всего матерям. У Чикатило в голодные годы односельчане съели брата, он это потом всю жизнь вспоминал. Может, это объясняет его подсознательную страсть к расчленению детей… Черемухин, который оставил за собой пять трупов, в 18 лет узнал, что мать его нагуляла на стороне, и её возненавидел. У Цюмана мать трижды выходила замуж, сыном не занималась – отсюда его патологическая ненависть к женщинам.

Другое, что непременно объединяет всех серийщиков-сексуалистов, – слабая потенция или полное отсутствие её. Чикатило как мужчина был никакой. По словам его жены, их соития можно было пересчитать по пальцам – ей пришлось прилагать немалые усилия, чтобы зачать от него двух детей. У других картина та же самая. Они и убивают из-за того, что немощны в половом плане. И возбуждаются либо при виде крови, либо агонии жертвы.

– О Муханкине вообще разговор особый – он личность неординарная. Из маньяков мне его жаль больше всех. Нежеланный ребёнок в семье. Когда родился, мать носила его к отцу и швыряла на крыльцо с воплем: «Забери! Этот недоносок мне не нужен!» В дальнейшем пасынка возненавидел отчим. Чуть подрос, мать выгоняла его из дома, била. Жил на деревьях, на кладбище. Потом его отправили в спецшколу для малолетних правонарушителей в посёлок Маньково «на перевоспитание». Я сперва думал – врёт, а потом разыскал его одноклассников. Оказалось, из 25 человек двадцать потом отсидели за тяжкие преступления. Вот такое «перевоспитание»! После спецшколы – кражи, тюрьма. Вышел – напал на женщину… Вторая ходка! В колонии, поскольку был хилым и безвольным, над ним измывались, «опустили». А какая-то ответная реакция должна быть? Вот он, вновь оказавшись на воле, и запил, загулял. Поставил цель «переплюнуть Чикатило» и начал молотить всех подряд, установив по жестокости и скорострельности убийств абсолютный рекорд России, а может, и мира. Помню, на допросе я сказал, что на его счету 8 убийств и 16 нападений за четыре месяца. «Не за четыре, – обиженно поправил он, – а за два! Тоже мне знаменитость – по убийству в месяц… Я – круче! Чикатило до меня ещё е… и е…!» И добавил: «Я расскажу такое, что он покажется вам цыплёнком». И рассказал. Муханкин планировал в сжатые сроки уничтожить около сорока сотрудников правоохранительных органов (охоту на женщин он не учитывал, но прекращать её не собирался), которых считал «виновными» в своих бедах. И он, безусловно, переплюнул бы Романыча, если бы его довольно быстро не взяли.

Вовка и писать-то дневники начал по моей просьбе. Я ему предложил «встать» на место Чикатило и попытаться разгадать: что того толкало на зверства. И он, забывшись, что речь шла о Чикатило, написал аж 18 тетрадей откровений о себе! С подробностями, детально. И тем самым во многом раскрыл природу серийных убийц, почему, как они становятся такими. Всё написал о своём видении, как их ловить. Между прочим, там много любопытных нюансов, которых раньше сыщики не знали. Например, Муханкин утверждал, что в процессе выслеживания жертвы зрение и слух убийцы обостряются, учащается сердцебиение. Температура тела подскакивает до 38 градусов и выше. Если же серийного убийцу кто-то спугнул, то он обязательно вернётся на то же место через какое-то время. У иных маньяков есть с десяток таких мест-засад. Если его застать в засаде врасплох, то он выдаст себя «несвязным поведением, трусливой речью, внутренней дрожью». Идя «на дело», «серийщик» одевается не так, как обычно – а в самую ненужную одежду, которую можно будет уничтожить, если запачкаешь кровью. И так далее.

Практика показывает, что действительно у всех серийных убийц много общего. Тем не менее ловить их с каждым годом становится все труднее – ведь маньяки смотрят и читают все, что о них снято и написано, они постоянно учатся. Прежде всего учатся, как не попадаться, как не оставить на месте преступления никаких улик, в том числе биологических, как запутать следствие.

Москва – Ростов-на-Дону – Москва.

Фото из архива Амурхана Яндиева

Читайте также: Как обезвредили «Вирус»

Ссылки по теме

поделиться:
comments powered by HyperComments